На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Концепция понимающей социологии М. Вебера

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 03.06.2012. Сдан: 2010. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание 
 

 

Введение 

       Проблема  взаимоотношений политических лидеров, бюрократии, народных масс представляет не только теоретический, но и практический интерес, особенно в условиях кризисов или ломки политических институтов и большей индивидуализации политики. Эти проблемы приобретают особую актуальность в настоящее время для нашей политической системы, так как стоит задача ее радикальной, перестройки с целью создания правового государства. Решение этой задачи, в частности, требует серьезного осмысления достижений мировой социально-философской и политологической мысли по данным вопросам. Этим обусловлен интерес к веберовской теории, которая находится и сейчас в центре внимания политологической мысли, так как с ее помощью вскрываются некоторые сущностные связи между основными действующими субъектами политического процесса.
       Целью работы является изучение жизни и  научного творчества М. Вебера.
       Для достижения указанной цели ставятся следующие задачи:
       1.Изучить  жизненный путь;
       2.Изучить  понимающую социологию;
       3.Изучить  основные понятия социологии; 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

1. Жизненный путь М.Вебера 

       Максимилиа?н  Карл Эми?ль Ве?бер (Макс Вебер 21 апреля 1864, Эрфурт 14 июня 1920, Мюнхен) — немецкий социолог, социальный философ и историк, основоположник понимающей социологии и теории социального действия. Один из крупнейших социологов конца 19 — начала 20 века.
       Макс  Вебер прожил со своей семьей целых 29 лет с момента рождения 21 апреля 1864 года. Родительский дом он покидает только в 1893 г., после женитьбы на Марианне Шнитгер. Однако всю оставшуюся жизнь он продолжает разрываться между отцом и матерью, олицетворявшими диаметрально противоположные жизненные устремления. Он бесконечно любил обоих, так и не сумев довериться ни одному. Его отец, тоже Макс – Макс Вебер старший, был младшим сыном в семье весьма богатого торговца текстилем. Его мать была – Элен Вебер, в девичестве Валленштейн, хорошо образованная женщина, истовая кальвинистка. Ее род восходит к знаменитому имперскому полководцу фон Валленштейну.
       По  одним источникам, в 2 года, по другим – в 4 маленький Вебер заболевает менингитом. Вынужденное затворничество развивает в мальчике созерцательность, которая с годами переходит в страсть к чтению и литературным опытам. В 13 лет Вебер пишет исторические очерки Германии и Рима, чуть позже – философские опусы.
       В 1882 г. Он оканчивает школу в Берлине и поступает в один из ведущих университетов – Гейдельбергский. Затем Макс Вебер отслужил год в армии в Страсбурге в 19 лет. В 27 лет он уже состоявшийся ученый. В 29 все без исключения прочат ему блестящую университетскую карьеру. В 1886 г. Он сдает экзамен по юриспруденции, а 1889-м защищает диссертацию «К истории торговых обществ в средние века». В 1890-х годах он активно изучает аграрную историю Германии. В 1891 г. Вебер получает звание приват-доцента в Берлинском университете с правом чтения лекций.
       Макс  Вебер заболевает в 33 года – в  том мистическом возрасте, когда  люди всерьез начинают задумываться о смысле собственной жизни. Именно в это время ему приходит идея написать капитальный труд « хозяйственная этика мировых религий», немного раньше – «Протестантская этика и дух капитализма», ««Объективность» социально-научного социально-политического познания» (1904), «Критические исследования в области логики наук о культуре» (1906), и «Смысл «свободы от оценки» в социологической и экономической науке» (1913). Они – credo Макса Вебера. В них ученый и человек, отстаивающий свои убеждения, воистину нераздельны.
       Вебер активно включается в научную  деятельность уже в 1901 г. Наукой он жертвует лишь на время Первой мировой войны. 1903-1904 гг. вместе с Вернером Зомбартом  создает журнал «Архив социальной науки  и социальной политики».
       В 1907 г., как только Макс Вебер получает наследство, он принадлежит только самому себе, выступая в роли частнопрактикующего  исследователя.
       Лишь  незадолго до смерти Вебер вновь  возвращается к активной лекционной деятельности. В 1918 г. Он преподает в  Венском университете, а в 1919-м принимает приглашение Мюнхенского университета.
       Макс  Вебер умирает 14 июня 1920 г. В возрасте 56 лет от пневмонии. В Европе это  было страшное время пандемии гриппа.
       «Макса Вебера справедливо относят к числу ученых-энциклопедистов, столь редко встречающихся в наши дни. Ряд биографов полагают, что по объему знаний (юриспруденция, экономика, политика, религия, социология, социальная философия, теория музыки и т.д.) его можно поставить в один ряд с мыслителями эпохи Возрождения» 1.  
 
 
 

2. Концепция понимающей социологии 

       Свою  концепцию Вебер называл «понимающей  социологией». Социология анализирует социальное действие и пытается объяснить его причину. Понимание означает познание социального действия через его субъективно подразумеваемый смысл, т. е. смысл, который вкладывает в данное действие сам его субъект. Поэтому в социологии находят своё отражение всё многообразие идей и мировоззрений, регулирующих человеческую деятельность, т. е. всё многообразие человеческой культуры. В отличие от своих современников Вебер не стремился строить социологию по образцу естественных наук, относя её к гуманитарным наукам или, в его терминах, к наукам о культуре, которые как по методологии, так и по предмету составляют автономную область знания. Основные категории понимающей социологии — это поведение, действие и социальное действие. Поведение — наиболее общая категория деятельности, которая становится действием, если действующий связывает с ним субъективный смысл. О социальном действии можно говорить тогда, когда действие соотносится с действиями других людей и ориентируется на них. Сочетания социальных действий образуют «смысловые связи», на основе которых формируются социальные отношения и институты. Результат понимания по Веберу — гипотеза высокой степени вероятности, которая затем должна быть подтверждена объективными научными методами2.
       В качестве необходимой предпосылки  социологии Вебер ставит не «целое» (общество), а отдельного осмысленно действующего индивида. Согласно Веберу, общественные институты — право, государство, религия и т. д. — должны изучаться социологией в той форме, в какой они становятся значимыми для отдельных индивидов, в какой последние реально ориентированы на них в своих действиях. Он отрицал идею, что общество первичнее составляющих его индивидов, и «требовал» исходить в социологии из действий отдельных людей. В этой связи можно говорить о методологическом индивидуализме Вебера.
       Но  Вебер не остановился на крайнем  индивидуализме. Неотъемлемым моментом социального действия он считает «ориентацию действующего лица на другого индивида или окружающих его других индивидов». Без этого введения, т. е. ориентации на другое действующего лицо или социальные институты общества, его бы теория осталась классической «моделью робинзонады», где в действиях индивида нет никакой «ориентации на другого». В этой «ориентации на другого» получает свое «признание» и «социально общее», в частности «государство», «право», «союз» и т. д. Отсюда «признание» — «ориентация на другого» — становится одним из центральных методологических принципов социологии Вебера.
       Социология, по Веберу, является «понимающей», поскольку изучает поведение личности, вкладывающей в свои действия определенный смысл. Действия человека обретают характер социального действия, если в нем присутствуют два момента: субъективная мотивация индивида и ориентация на другого (других). Понимание мотивации, «субъективно подразумеваемого смысла» и отнесение его к поведению других людей — необходимые моменты собственно социологического исследования, отмечал Вебер3.
       Предметом социологии должно, по мнению Вебера, стать  не столько непосредственное поведение, сколько его смысловой результат. Ибо характер массового движения в значительной мере определяется смысловыми установками, которыми руководствуются составляющие массу индивиды.
       Перечисляя  возможные виды социального действия, Вебер указывает четыре: целерациональное; ценностно-рациональное; аффективное; традиционное.
       1. Целерациональное действие характеризуется  ясным пониманием деятелем того, чего он хочет добиться, какие пути, средства для этого наиболее пригодны. Деятель рассчитывает возможные реакции окружающих, как и в какой мере их можно использовать для своей цели и т. д.
       2. Ценностно-рациональное действие  подчинено сознательной вере  в этическую, эстетическую, религиозную  или какую-либо другую, иначе понимаемую безусловно собственную ценность (самоценность) определенного поведения, взятого просто как таковое независимо от успеха.
       3. Аффективное действие обусловлено  чисто эмоциональным состоянием, осуществляется в состоянии аффекта.
       4. Традиционное действие диктуется  привычками, обычаями, верованиями. Оно осуществляется на основе глубоко усвоенных социальных образцов поведения.
       Как отмечал Вебер, описанные четыре идеальных типа не исчерпывают собой всего многообразия видов ориентации человеческого поведения. Однако их можно считать самыми характерными.
       Стержнем  веберовской «понимающей» социологии является идея рациональности, нашедшая свое конкретное и последовательное выражение в современном ему капиталистическом обществе с его рациональным хозяйствованием (рационализация труда, денежного обращения и т. д.), рациональной политической властью (рациональный тип господства и рациональная бюрократия), рациональной религией (протестантизм).
       "Господством"  называется возможность встречать  повиновение определенных групп людей cпецифическим (или всем) приказам. Господство ("авторитет") в этом смысле может основываться в конкретном случае на самых разных мотивах повиновения, начиная с неопределенного приучения до чисто целерациональных соображений. Каждое фактическое отношение господства характеризуется определенным минимумом желания подчиняться, а именно: внешними или внутренними интересами повиновения.
       Каждое  господство над большим количеством  людей нуждается, как правило (но не всегда), в штабе людей, т.е. в  надежной возможности обеспечивать определенные действия повинующихся людей для проведения в жизнь распоряжений и конкретных приказов. Штаб управления может повиноваться господину (или господам) в силу обычая, или чисто аффективно, или в силу материальной заинтересованности, или в силу идеальных мотивов (ценностнорационально). К ним, как правило, добавляется вера в легитимность господства.
       Каждое  господство старается возбудить  веру в свою "легитимность" и  позаботиться о ней. В зависимости  от вида легитимности различается и  тип повиновения, тип обеспечивающего его штаба управления, характер осуществления господства, его эффективность. Следовательно, виды господства целесообразно различать по типичной для них претензии на легитимность4.
       Существует  три чистых типа легитимного господства. Их легитимность может быть:
    рационального характера, т.е. основывается на вере в легальность установленного порядка и законность осуществления господства на основе этой легальности (легальное господство); или
    традиционного характера, т.е. основывается на обыденной вере в святость традиций и вере в легитимность авторитета, основанного на этих традициях; или, наконец,
    харизматического характера, т.е. основывается на незаурядных проявлениях святости или геройской силы, или образцовости личности и созданном этими проявлениями порядке (харизматическое господство)5.
 
 
 
 
 
4.Основные  социологические  понятия
    Метод предлагаемого М. Вебером вводного определения понятий, без которого трудно обойтись социологам, но который  неизбежно должен восприниматься как абстрактный и далекий от реальной действительности, отнюдь не претендует на новизну. Напротив, его назначение — сформулировать несколько более целесообразно и корректно, как мы надеемся (что, впрочем, может показаться педантизмом), то, что фактически всегда имеет в виду эмпирическая социология, занимаясь данными проблемами. Это относится и к тем случаям, когда мы вводим как будто непривычные или новые выражения.
    По  М. Веберу, социология (в том смысле этого весьма многозначного слова, который здесь имеется в виду) есть наука, стремящаяся, истолковывая, понять социальное действие и тем самым каузально объяснить его процесс и воздействие.
    “Действием” мы называем действие человека (независимо от того, носит ли оно внешний  или внутренний характер, сводится к невмешательству или терпеливому принятию), если и поскольку действующий индивид или индивиды связывают с ним субъективный смысл. “Социальным” мы называем такое действие, которое по предполагаемому действующим лицом или действующими лицами смыслу соотносится с действием других людей и ориентируется на него6.  
 
 
 
 

    а. Методологические основы
    1. Слово “смысл” в работе М.  Вебера имеет  два занчения: а) смыслом, действительно субъективно предполагаемым действующим лицом в данной исторической ситуации, или приближенным, средним смыслом, субъективно предполагаемым действующими лицами в определенном числе ситуаций; б) теоретически конструированным чистым типом смысла, субъективно предполагаемым гипотетическим действующим лицом или действующими лицами в данной ситуации. Здесь вообще не идет речь о каком-либо объективно “правильном” или метафизически постигнутом “истинном” смысле. Этим эмпирические науки о действии — социология и история — отличаются от всех догматических наук — юриспруденции, логики, этики, — которые стремятся обнаружить в своих объектах “правильный”, “значимый” смысл.
    2. Граница между осмысленным действием  и поведением чисто реактивным (назовем его так), не связанным  с субъективно предполагаемым  смыслом, не может быть точно  проведена. Значительная часть социологически релевантного действия, особенно чисто традиционного по своему характеру (см. ниже), находится на границе того и другого. Осмысленное, т. е. доступное пониманию, действие в ряде психофизических случаев вообще отсутствует, в других — может быть обнаружено только специалистами. Мистические, т. е. адекватно не передаваемые словами, переживания не могут быть полностью поняты теми, кому они недоступны. Однако способность воспроизвести действие не есть обязательная предпосылка его понимания: “Чтобы понять Цезаря, не надо быть Цезарем”. Полное сопереживание — важное, но не абсолютно непреложное условие понимания смысла. Доступные и недоступные пониманию компоненты какого-либо процесса часто переплетаются и связываются.
    3. Всякая интерпретация, как и  наука вообще, стремится к “очевидности”.  Очевидность понимания может  быть по своему характеру либо  рациональной (т. е. логической  или математической), либо — в  качестве результата сопереживания  и вчувствования — эмоционально  и художественно рецептивной. Рациональная очевидность присуща тому действию, которое может быть полностью доступно интеллектуальному пониманию в своих преднамеренных смысловых связях. Посредством вчувствования очевидность постижения действия достигается в результате полного сопереживания того, что пережито субъектом в определенных эмоциональных связях. Наиболее рационально понятны, т. е. здесь непосредственно и однозначно интеллектуально постигаемы, прежде всего смысловые связи, которые выражены в математических или логических положениях. Мы совершенно отчетливо понимаем, что означает, когда кто-либо в ходе своих мыслей иди аргументации использует правило 2х2=4 или теорему Пифагора или строит цепь логических умозаключений в соответствии с “правильными”, по нашим представлениям, логическими законами. Столь же понятны нам действия того, кто, отправляясь от “известных” “опытных данных” и заданной цели, приходит к однозначным (по нашему опыту) выводам в вопросе о выборе необходимых “средств”.
     4. Во всех науках о поведении должны быть приняты во внимание такие чуждые смыслу явления, как повод к определенным действиям, результат каких-либо событий, стимулирование решений или препятствие их принятию. Поведение, чуждое осмыслению, не следует индентифицировать с “неодушевленным” или “нечеловеческим” поведением. Каждый артефакт, например, “машина”, может быть истолкован и понят только исходя из того смысла, который действующий человек (ориентированный на самые различные цели) связывает с его изготовлением и применением; без этого соотнесения назначение такого артефакта остается совершенно непонятным. Следовательно, пониманию в данном случае доступна только его соотнесенность с действиями человека, который видит в нем либо “средство”, либо цель и ориентирует на это свое поведение. Только в этих категориях возможно понимание такого рода объектов. Чуждыми смыслу остаются все процессы или явления (живой или мертвой природы, связанные с человеком или происходящие вне его), лишенные предполагаемого смыслового содержания, выступающие не в качестве “средства” или “цели” поведения, а являющие собой лишь его повод, стимул или помеху. Так, например, штормовой прилив, в результате которого образовался Долларт в начале XII в., имел (быть может) “историческое” значение в качестве повода к процессу переселения, оказавшего достаточно серьезное влияние на последующую историю названного региона. Процесс угасания и органический жизненный цикл вообще — от беспомощности ребенка до беспомощности старца — имеют, конечно, первостепенное социологическое значение ввиду различий в человеческом поведении, которое всегда ориентировалось и продолжает ориентироваться на это обстоятельство. Иную категорию образуют недоступные пониманию опытные данные о процессах, связанных с психическими и психофизиологическими явлениями (с утомлением, упражнениями памяти и т.п.), а также, например, такие процессы, как эйфории при различных аскетических самоистязаниях, расхождение индивидуальных реакций по темпу, виду, ясности и т.д. В конечном итоге положение дел здесь такое же, как и при других недоступных пониманию явлениях. В подобных случаях и в аспекте практической деятельности, и в аспекте понимающего рассмотрения они принимаются как “данность”, с которой надо считаться7.  

Понимание может  быть:
     1) непосредственным пониманием предполагаемого смысла действия (в том числе и высказывания). Мы непосредственно “понимаем”, например, смысл правила 2х2=4, когда мы слышим или читаем его (рациональное непосредственное понимание мыслей), или гневную вспышку, которая проявляется в выражении лица, междометиях, иррациональных жестах (иррациональное непосредственное понимание аффектов), действие дровосека, человека, протягивающего руку к двери, чтобы закрыть ее, охотника, прицеливающегося, чтобы выстрелить в зверя (рациональное непосредственное понимание действия).
Но пониманием он называет также:
    2) объясняющее понимание. Мы “понимаем” мотивационно, какой смысл вкладывал в правило 2х2=4 тот, кто его высказал или записал, почему он это сделал именно теперь и в этой связи, если видим, что он занят коммерческой калькуляцией, демонстрацией научного опыта, техническими расчетами или любой другой деятельностью, в рамки которой по своему понятному нам смыслу данное правило может быть включено, где оно обретает понятную нам смысловую связь (понимание рациональной мотивации)8. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    б. Понятие социального  действия
    Социальное  действие (включая невмешательство  или терпеливое приятие) может быть ориентировано на прошедшее, настоящее  или ожидаемое в будущем поведение  других. Оно может быть местью за прошлые обиды, защитой от опасности в настоящем или мерами защиты от грозящей опасности в будущем. “Другие” могут быть отдельными лицами, знакомыми или неопределенным множеством совершенно незнакомых людей. (Так, например, “деньги” служат средством обмена, которое действующее лицо принимает потому, что ориентирует свои действия на ожидание готовности со стороны многочисленных незнакомых и неопределенных “других”, в свою очередь, принять их впоследствии в процессе обмена.) Не все типы действия — в том числе и внешнего — являются “социальными” в принятом здесь смысле. Внешнее действие не может быть названо социальным в том случае, если оно ориентировано только на поведение внешних объектов. Внутреннее отношение носит социальный характер лишь в том случае, если оно ориентировано на поведение других. Не все типы взаимоотношения людей носят социальный характер; социально только то действие, которое по своему смыслу ориентировано на поведение других. Столкновение двух велосипедистов, например, не более чем происшествие, подобное явлению природы. Однако попытка кого-нибудь из них избежать этого столкновения — последовавшая за столкновением брань, потасовка или мирное урегулирование конфликта — является уже “социальным действием”9.  
 
 

    в. Социальное отношение
Социальным “отношением” М. Вебер называет поведение нескольких людей, соотнесенное по своему смыслу друг с другом и ориентирующееся на это. Следовательно, социальное отношение полностью и исключительно состоит в возможности того, что социальное поведение будет носить доступный (осмысленному) определению характер; на чем эта возможность основана, здесь значения не имеет. Тем самым признаком данного понятия служит — пусть даже минимальная — степень отношения одного индивида к другому. Содержание этого отношения может быть самым различным: борьба, вражда, любовь, дружба, уважение, рыночный обмен, “выполнение” соглашения, “уклонение” иди отказ от него, соперничество экономического, эротического или какого-либо иного характера; сословная, национальная или классовая общность (в последнем случае — если такие отношения выходят за рамки простых совместных действий и являются социальным поведением...) Таким образом, понятие “социальное отношение” как таковое ничего не говорит о том, идет ли речь о “солидарности” действующих лиц или о прямо противоположном. Социальное отношение может быть преходящим или длительным, т. е. основанным на возможности того, что повторяемость поведения, соответствующего смыслу этого отношения (т. е. считающегося таковым и ожидаемого) существует. Следовательно, только наличие такой возможности, т. е. вероятности повторения соответствующего данному смыслу поведения, и ничто иное, означает, что социальное отношение в данном случае “существует”; об этом всегда следует помнить во избежание неверных представлений10. 
 

    г. Понятие легитимного  порядка
    Поведение, особенно социальное поведение, а также  социальные отношения могут быть ориентированы индивидами на их представление о существовании легитимного порядка. Возможность такой ориентации мы будем называть “значимостью” данного порядка. Под “значимостью” порядка следует понимать нечто большее, чем простое единообразие социального поведения, обусловленное обычаем или констелляцией интересов. Если агентства по транспортировке мебели регулярно предлагают свои услуги ко времени предполагаемых переездов, то такая регулярность основана на их заинтересованности. Содержание социальных отношений мы будем называть “порядком” только в тех случаях, когда поведение (в среднем и приближенно) ориентируется на отчетливо определяемые максимы. Говорить о “значимости” порядка мы будем только в тех случаях, когда фактическая ориентация на эти максимы происходит хотя бы отчасти (т. е. в той степени, в какой она может играть практическую роль) потому, что они считаются значимыми для поведения индивида, т. е. обязательными для него, или служат ему образцом, достойным подражания.
    Типы  легитимного порядка: условность и право
    Легитимность  порядка может быть гарантирована только внутренне, а именно:
1) чисто аффективно: эмоциональной преданностью;
2) ценностно-рационально:  верой в абсолютную значимость  порядка в качестве выражения  высочайших, непреложных ценностей  (нравственных, эстетических или  каких-либо иных);
3) религиозно: верой  в зависимость блага и спасения  от сохранения данного порядка.
      Легитимность порядка может быть гарантирована также (или только) ожиданием специфических внешних последствий, следовательно, интересом, причем это ожидание особого рода.
Порядком М. Вебер  называет:
а) условность, если ее значимость внешне гарантирована возможностью того, что любое отклонение натолкнется внутри определенного круга людей на (относительно) общее и практически ощутимое порицание;
б) право, если порядок внешне гарантирован возможностью (морального или физического) принуждения, осуществляемого особой группой людей, в чьи непосредственные функции входит охранять порядок или предотвращать нарушение его действия посредством применения силы11.  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Заключение 

Вебер выделяет четыре типа социального действия:
    целерациональное — когда предметы или люди трактуются как средства для достижения собственных рациональных целей;
    ценностнорациональное — определяется осознанной верой в ценность определённого действия независимо от его успеха;
    аффективное — определяется эмоциями;
    традиционное — определяется традицией или привычкой
    Социальное  отношение по Веберу является системой социальных действий, к социальным отношениям относятся такие понятия как борьба, любовь, дружба, конкуренция, обмен и т. д. Социальное отношение, воспринимаемое индивидом как обязательное, обретает статус законного социального порядка. В соответствии с видами социальных действий выделяются четыре типа законного (легитимного) порядка: традиционный, аффективный, ценностно-рациональный и легальный.
    Метод социологии Вебера определяется, помимо концепции понимания, учением об идеальном типе, а также постулатом свободы от ценностных суждений. Идеальный тип по Веберу фиксирует «культурный смысл» того или иного явления, причём идеальный тип становится эвристической гипотезой, способной упорядочивать многообразие исторического материала без привязки к некоторой заранее заданной схеме. Относительно принципа свободы от ценностных суждений Вебер различает две проблемы: проблему свободы от ценностных суждений в строгом смысле и проблему соотношений познания и ценности. В первом случае следует строго отличать установленные факты и их оценку с мировоззренческих позиций исследователя. Во втором — речь идёт о теоретической проблеме анализа связанности любого познания с ценностями познающего, т. е. проблеме взаимозависимости науки и культурного контекста. Вебер выдвигает понятие «познавательного интереса», который определяет выбор и способ изучения эмпирического объекта в каждом конкретном случае, и понятие «ценностной идеи», которая определяется специфическим способом видения мира в данном культурном контексте. В «науках о культуре» эта проблема приобретает особую значимость, т. к. в данном случае ценности выступают как необходимое условие возможности существования таких наук: мы, существующие в некоторой культуре, не можем изучать мир, не оценивая его и не наделяя его смыслом. В данном случае, таким образом, речь идёт не о субъективных пристрастиях того или иного учёного, но прежде всего о «духе времени» той или иной культуры: именно он играет ключевую роль в формировании «ценностных идей».
    Данные  теоретические постулаты позволяют  Веберу интерпретировать социологию экономики  в «культурологическом» ключе. Вебер  выделяет две идеальнотипические организации экономического поведения: традиционную и целерациональную. Первая существует с древности, вторая развивается в Новое время. Преодоление традиционализма связано с развитием современной рациональной капиталистической экономики, которая предполагает наличие определённых типов социальных отношений и определённых форм социального порядка. Анализируя эти формы, Вебер приходит к двум выводам: идеальный тип капитализма описывается им как торжество рациональности во всех сферах хозяйственной жизни, причём подобное развитие не может быть объяснено исключительно экономическими причинами.  

 

Список литературы
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.