На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Особенности журналистского расследования в творчестве Юрия Щекочихина

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 03.06.2012. Сдан: 2010. Страниц: 48. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


МИНИСТЕРСТВО  ОБРАЗОВАНИЯ
Самарский ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ 
 
 
 
 

Особенности журналистского расследования в творчестве Юрия Щекочихина 

Курсовая  работа 
 
 
 
 
 
 

Выполнил:
Научный руководитель: 
 
 
 
 
 
 
 
 

Самара 2008
Содержание
Введение…………………………………………………………………………...3
Глава 1. Рассследовательская  журналистика как особый вид деятельности….6
Глава 2. Расследование экономических преступлений и расследование коррупции как вид журналистских расследований в творчестве Юрия Щекочихина……………………………………………………………………...15
Глава 3. Юрий Щекочихин – родоначальник расследовательской журналистики в новой России………………………………………………….23
Заключение……………………………………………………………………….28
Библиографический список……………………………………………………..30
Приложения……………………………………………………………………...32 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение
    В конце 80-х – начале 90-х годов  минувшего века, наша страна переживала трудный период. Старые идеалы ушли, а наше общество перестраивалось в нечто новое, в некую формацию, члены которой отдавали предпочтение совершенно иным ценностям, нежели те, которые имели место в советский период.
    Именно  в это трудное время появляется, порожденный общественной несправедливостью, новый жанр журналистского творчества – журналистское расследование. Проведя историческое сравнение, можно понять, что журналистское расследование – наиболее молодое направление деятельности журналиста (по крайней мере в России). Главным образом это связано с тем, что деятельность журналиста-расследователя просто не вписывалась в рамки советского государства, не существовала того простора для возможных действий, который появился после распада СССР.
    Целью исследования является изучение критериев определения журналистского расследования, примеров, способов построения материала на примере конкретных произведений Ю. Щекочихина.
     Задачи  исследования:
     1. Изучение теоретических основ  проведения журналистского расследования.
     2. Характеристика жанра журналистского  расследования.
     3. Описание методики проведения  журналистского расследования.
     4. Проведение анализа расследований Ю. Щекочихина, выявление сильных и слабых сторон в деятельности журналиста.
    Актуальность  темы исследования. В современном мире именно журналистские расследования открывают глаза обществу на негативные явления в нашей жизни. Журналисты, работающие в этом направлении, нацелены на разоблачение коррупции в чиновничьих кругах, набирающей силу организованной преступности.
     Немногочисленные  зарубежные переводы по этой тематике, которые издавались в России, не могли восполнить пробел в знаниях  и недостаток опыта. Условия, в которые  были поставлены журналисты тех лет, разительно отличались от практики и образа жизни зарубежных коллег, чей опыт работы в условиях свободы слова исчислялся к тому времени уже не одним десятилетием. Многочисленные журналистские кодексы и хартии, принятые в большинстве цивилизованных стран, у нас заменяли собственные, неписанные представления о чести и совести, о добре и зле.
    В результате, едва появившись, расследовательская журналистика сразу же укоренилась в нашей журналистской школе. Она, прежде всего, связано с именем очень известного труженика пера – Юрия Щекочихина.
    Такие люди привержены всю жизнь какой-то одной великой идее. Всю свою жизнь он боролся. С коррупцией и беззаконием. Одним из первых, еще в 1980-х годах, он открыто заговорил об организованной преступности. Его знаменитая статья под заголовком «Лев прыгнул» о становлении тогда еще советской мафии, опубликованная в «Литературной газете» в 1988 году, вызвала в стране громкий резонанс. Его статьи читали как откровение: немногие тогда могли себе позволить такую смелость – писать правду. Юрий Щекочихин позволял.
    В 1990 году начинается активная политическая деятельность журналиста. Он избран народным депутатом СССР, с 1990 по январь 1992 года – член комитета Верховного совета СССР по борьбе с преступностью и комиссии по борьбе с привилегиями. В декабре 1999 года стал депутатом Госдумы третьего созыва по списку партии «Яблоко». Благодаря своей политической деятельности Юрий Щекочихин получил возможность пользоваться депутатскими запросами, которые направлял в прокуратуру, в МВД и другие структуры. И если голос журналиста силовые ведомства иной раз могли проигнорировать, то к голосу депутата они были обязаны прислушаться.  К примеру, в 1998 году он опубликовал в «Новой газете» статью «Братва плаща и кинжала-3. Может ли проиграть в казино $120 000 начальник одного из самых секретных управлений ФСБ?», в которой содержался депутатский запрос на имя руководителя администрации Президента, секретаря Совета безопасности и обороны, директора ФСБ и генерального прокурора РФ.  Такое сочетание депутатского мандата и острого пера и заработало Юрию Щекочихину тот высокий авторитет, как в обществе, так и среди коллег, которым он заслуженно пользовался. 
    Нельзя  не упомянуть и о том, что Юрий Щекочихин одним из первых в Советском Союзе обратил внимание общественности на существование организованной преступности в стране. Его активная борьба с этим злом не осталась незамеченной на международном уровне – он являлся экспертом ООН по вопросам организованной преступности. Здесь он проявил столько же таланта и принципиальности, как и при разоблачении преступников «в погонах.
    Столь яркая общественная деятельность наложила свой отпечаток и на манеру изложения  материала, на его журналистский  стиль. Точные, иной раз жесткие эпитеты, никаких туманных фраз и недомолвок. Критика в адрес самых влиятельных персон. Четкое и грамотное построение репортажей и статей, умение не только донести свою мысль до читателя, но и запомниться ему. Эти качества позволил Юрию Щекочихину снискать уважение и признание коллег.
    Но  достаточно ли их, чтобы заниматься таким специфическим родом деятельности, как расследовательская журналистика? Какие требования предъявляет этот жанр? В своей работе мы постараемся ответить на эти вопросы. Для этого мы подвергнем анализу статью Ю. Щекочихина «Страх» как одно из значимых произведений автора, в котором наиболее полно проявились его профессиональные качества журналиста.  
 
 
 
 
 
 
 

    Глава 1. Рассследовательская журналистика как особый вид деятельности 

    Когда же появилось в нашей стране такое понятие как журналистское расследование? Фактически во времена Советского Союза его не существовало, оно начало появляться лишь в «перестроечный» период, когда жесткие рамки, существовавшие в СССР, несколько ослабли, а чуть позднее и вовсе приказали долго жить.
    Российская  журналистика несколько сужает и  заостряет понятие журналистского расследования. Оно еще не приобрело  своей академической формы, но уже  сейчас многие понимают под ним исследование темы, связанной со злоупотреблениями  властью и коррупцией. Цель такого расследования — предать огласке скрытые связи между властью и организованной преступностью. На самом же деле расследование как жанр не может быть связано рамками какой-то определенной проблемы.1
    Нельзя  обойти вниманием такое явление как «инвестигейторство». Это термин, пришедший к нам из западных СМИ, которым называются журналисты, занимающиеся сбором материала для различных жанров статей, будь то аналитическая статья, сатирическая заметка, проблемный очерк и т. п. Само это явление очень близко к расследовательской журналистике.
    Основное  отличие журналистского расследования  как жанра заключается, пожалуй, в том, что автор не ограничивается постановкой проблемы и ее самостоятельным исследованием. Инвестигейтор, как правило, предлагает какие-то варианты ответов на возникшие вопросы, выводы, которые вытекают из проделанной им работы. Иной раз он может даже не делать этого открытым текстом, но собранные факты и комментарии к ним сами подтолкнут читателя или зрителя к правильному заключению.
    Журналистское расследование — задача чрезвычайно  сложная и, случается, опасная для  человека неподготовленного. Даже корифею  от криминальной журналистики она не всегда по плечу, если действовать приходится в одиночку. Зато результаты могут  превзойти все ожидания, если за дело берется целый коллектив. Именно тогда становится возможным полномасштабный сбор информации, ее грамотная обработка и проверка.2
    В настоящее время расследовательская журналистика, в силу прежде всего  специфики ее целей (результатов), предмета отображения, средств, методов, условий осуществления, все больше заявляет о себе как о самостоятельном явлении. Она имеет свой «набор» целей, средств, методов деятельности; существуют и «субъекты», специализирующиеся на ее осуществлении, что и позволяет рассматривать это направление как самостоятельный вид журналистской деятельности.
    Цели  расследовательской журналистики:
    необходимость установления истинных причин определенных событий, процессов, ситуаций (для российского журналиста-расследователя это в первую очередь негативные феномены)
    обнаружения тайных пружин расследуемых явлений или раскрытия порочного механизма совершения преступления, разоблачения преступников
    привлечение внимания аудитории.
    достижения какого-то политического или экономического результата, например разоблачения деятельности экстремистской политической организации, выявления фактов злоупотребления должностным положением, смещения коррупционера с министерской должности, лишения махинатора депутатского иммунитета и предания его суду, возвращения в страну награбленных капиталов и пр.
    нравственное воспитание аудитории, поскольку любое расследование заключает в себе моральное обобщение, вытекающее из примеров разоблачения каких-либо преступлений.
 
    В качестве предмета журналистского расследования, по Тертычному, выступают, прежде всего, разного рода преступления, происшествия, конфликты, существование которых кто-то пытается скрыть от общества, исторические и иные (кроме государственной и военной) тайны. В этом как раз и заключается своеобразие предмета расследования, его отличие, например, от предмета выступления журналиста-аналитика, очеркиста, фельетониста и пр. Конечно же, и аналитик, и очеркист, и фельетонист могут тоже писать о преступлениях, происшествиях, тайнах, но уже открытых кем-то, известных. Если же они берутся открыть нечто скрытое, то в этом случае будут ставить и решать задачу журналиста-расследователя. Порой она выглядит грандиозно – например, когда журналист хочет открыть глаза обществу на тех, кто им правит.3
    Журналист редко ставит перед собой только одну из этих целей. Но даже если дело обстоит именно так (например, он хочет разоблачить лишь социально опасные действия некоего олигарха), это отнюдь не значит, что результат расследования, независимо от самого расследователя, не будет содействовать решению каких-то иных, «попутных» задач.
    По  мнению А. Тертычного журналистское расследование – прямая противоположность ежедневной рутинной работе в редакции. Получение первичной общественно значимой информации – главная цель. Потому что в его основе должна быть бесспорная фактическая информация, добровольно данная тем, кто имеет право предоставлять ее.
    Но  не следует думать, что журналистские  расследования появились в нашей  стране с чистого листа в перестроечный  период. В нашей стране имеется богатейший опыт публицистики, пришедший к нам из дореволюционной России.
    Возьмем такую фигуру, как Бурцев, известный  тем, что раскрыл дело Азефа. Так  он, фактически, был и журналистом, и сыщиком одновременно. Его знаменитые разоблачения провокаторов в революционной среде и материалы его журнала “Былое”, издававшегося в начале века, — что это как не зарождение журналистского расследования. Более того, даже в творчестве Пушкина можно найти какие-то корни и истоки этого жанра. Его “История пугачевского бунта” — это самое настоящее журналистское, историческое, публицистическое расследование.
    Знакомство  с «Историей Пугачева» наводит  прежде всего на мысль о том, что  ее автор проделал колоссальную работу по сбору документальных фактов. В  «Истории» фигурируют известные личности, видные полководцы, мыслители соответствующего времени. С точностью до минуты описывает автор многие события, произошедшие задолго до его рождения, уделяет большое внимание деталям, составлению исторических портретов, благодаря которым читатель может представить царившую во времена пугачевского бунта атмосферу в обществе.4
    Также ярким примером является Ф.М. Достоевский, описавший настоящее расследование  в «Преступлении и наказании», проведенное Порфирием Петровичем. Описывая действия этого профессионала, писатель проявил прекрасную осведомленность в следственных методах, очевидно, обретенную им в результате личного общения со следователями, устанавливавшими степень его участия в деле петрашевцев, которое послужило, как известно, поводом для осуждения писателя и отправки в Сибирь на каторгу.
    В современной российской прессе журналистское  расследование заняло заметное место: во многих крупных печатных органах  появились отделы расследований. Однако их социальная роль и практическая функциональная эффективность невысоки. История и практика журналистики расследований в России, к сожалению, изучена мало. На процесс формирования расследовательской журналистики влияет и (пока в меньшей степени) пример западных коллег, в частности, сложившаяся в англоязычной и немецкой журналистиках технология расследований, и (в большей степени) традиции русского советского проблемного очерка и репортажа. Большинство проблем, связанных с российской практикой, которая отличается в силу своей специфики от практики зарубежной, рассматривается в имеющейся научной, учебно-методической литературе лишь фрагментарно и односторонне.5
    В начале 90-х гг. отчетливо проявился  общественный интерес к правдивой информации. В то же время в стране начали формироваться социально-политические условия, при которых потребности аудитории в такой информации могли бы быть удовлетворены. Рамки традиционных рубрик и полос в общих изданиях оказались узкими для информационной, аналитической и расследовательской журналистики.
    Всякий ли журналист может заниматься расследованиями? Да, конечно же, всякий. Опытный репортер, умеющий разговорить нужного человека, войти в доверие к окружающим, имеющий интересные источники информации, не считающий пустой тратой времени поиск важных документов — вот отличное “сырье” для будущего расследователя. Все остальное, необходимое для исследовательской деятельности, приходит с практикой. К сожалению, у нас пока еще очень мало вспомогательной литературы, которая помогла бы сократить время проб и ошибок, неизбежных для начинающих журналистов-расследователей. Однако есть опыт западных коллег, систематизировавших свои знания и уже предоставивших их для пользования российским инвестигейторам.
    О том, как проводить расследования, увлекательно рассказывает в своей книге “Универсальный журналист” Дэвид Рэндалл — директор компании “Индепендент Пресс” в Москве, в прошлом — ведущий сотрудник лондонской “Observer”. В частности, он советует собирать и хранить все документы, представляющие хоть какую-либо ценность. Материалы, которые сегодня кажутся безобидными, через месяц-другой могут “взорваться”. Кроме того, у вас ведь не шесть рук, вы не можете параллельно вести несколько расследований. Не пренебрегайте вдруг появляющимися и совсем “ненужными” вам в настоящую минуту материалами.
    Темы  для расследований поступают  в газеты всеми возможными путями: намеренная или случайная проговорка в разговоре, статья, кажущаяся ничем  не примечательной, но вдруг по-новому высвеченная событиями, личные наблюдения репортера, банальный сюжет, необычно раскручивающийся, или случайный вопрос, тянущий за собой вереницу все более важных.6
    Журналистское расследование можно раскрыть через  три основных вопроса:
    Где проводятся расследования?
    Везде. На самом верху и внизу. В правительстве, в коммерческих структурах, в таких учреждениях, как школы, полиция, суды, больницы и университеты, в столице и в провинции.
    Зачем нужно расследование?
    Служба  обществу и сильное желание журналистов  бороться за правду и справедливость являются основными мотивами журналистского расследования. Привлекательными сторонами в расследовании являются для журналиста возможность завоевать хорошую репутацию, получить повышение по службе, а также возможная финансовая выгода, например, от издания книги по результатам расследования. Для СМИ — это репутация защитника общественных ценностей, возможность завоевать доверие своих читателей.
    Как проводится расследование?
    Журналист никогда не должен высказывать в  материалах собственного мнения. Вместо того чтобы заявить, что кто-то берет  взятки, или является жертвой, или разбазаривает общественное добро, журналист должен построить солидную и, основанную на фактах структуру, чтобы ПОКАЗАТЬ читателю весь процесс нарушений и указать на источник проблем. Журналист, занимающийся расследованием должен действовать в рамках законности и соблюдать нормы этики — иначе он ничем не будет отличаться от тех, чью деятельность он расследует. Никаких краденых документов. Никаких взяток за информацию. Никаких незаконных проникновений на частную территорию, за исключением тех случаев, когда журналист готов нести за это судебную ответственность.
    А. Тертычный в своем учебном  пособии выводит группы занятий, которыми предстоит заниматься любому журналисту-расследователю:
    Нераскрытые дела, непонятные происшествия, громкие преступления, когда преступник не найден, а на вопросы почему? как? и подобные им никто не может дать четкого ответа. Например, убийство Артема Боровика или загадка Бермудского треугольника – здесь никто не может ответить на вопрос, кто убийца и что происходит в Бермудском треугольнике. Но в этом случае работать легче, потому что существует много лиц, заинтересованных в том, чтобы загадка была разгадана. Журналист может рассчитывать на помощь официальных структур, которые, зайдя в тупик, смогут предоставить журналисту необходимые материалы и содействовать в проведении расследования.
    Раскрытые дела, которые вызывают у журналиста некоторые сомнения. Ответы на вопросы: почему? как? кто? и так далее – уже есть, существует общепринятое мнение, а журналист подвергает сомнению это мнение и начинает собственное расследование. Например, по общепринятой, официальной точке зрения, останки семьи Николая II найдены и похоронены в Санкт-Петербурге. И вдруг журналист подвергает этот факт сомнению и пытается доказать, что на самом деле эта семья вообще не была убита или похоронена в другом месте, ибо останков не осталось. Еще пример: уже арестованы шестеро убийц Холодова, дело вот-вот закроют, а журналист вдруг ставит под сомнение этот факт и начинает свое расследование. Дела могут быть забыты временем: смерть Ленина, дворцовые перевороты и т.д. Работать в такой ситуации очень сложно, потому что рассчитывать на помощь официальных структур не приходится: ведь журналист, по сути, хочет доказать, что они не правы. Наоборот, часто журналист имеет некоторые проблемы с официальными структурами, что мешает расследованию. В таких условиях сложно получить необходимую информацию.
    Не начатые дела и скрытые преступления. В этом случае журналист должен не только выявить виновных, раскрыть преступление, но и доказать его суть. Если в двух первых случаях злодеяния были налицо, то здесь еще надо выявить сам факт преступления, а потом уже искать виновных. Конечно, заниматься такого рода расследованиями – дело ответственное, сложное. В упомянутых двух случаях есть факт – совершенное преступление, и этим можно оперировать в процессе поиска информации: у журналиста есть конкретная причина, на нее можно сослаться и получить необходимую информацию. Здесь же такого факта нет, а причину, по которой журналист начал расследование, часто приходится скрывать.
 
    Важнейшими  предметами расследований в современной  российской журналистике чаще всего  выступают следующие феномены:  

    1)       случаи коррупции;
    2)       политические преступления;
    3)       экономические преступления;
    4)       экологические преступления;
    5)       исторические тайны и т.п.;
    6)       социально-бытовые преступления. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     Глава 2. Расследование экономических преступлений и расследование коррупции как вид журналистских расследований в творчестве Юрия Щекочихина (на примере статьи «Страх», опубликованной в 1992 г.) 

     В современной российской прессе можно  найти публикации, посвященные журналистским  расследованиям, на самые разнообразные  темы. Однако наиболее актуальными, как  и пятнадцать лет назад, остаются материалы на довольно узкий круг тем, интересующий журналиста-расследователя. В этот круг неизменно входят темы политических и экономических преступлений, проявлений коррупции, и современные журналисты постоянно возвращаются к ним на страницах своих изданий. У истоков расследования этих тем стоят статьи Юрия Щекочихина, которые сегодня вошли в учебники по расследовательской журналистике. Во многом под влиянием его работ сложились исходные представления об особенностях расследования явлений, относящихся к той или иной тематике, на своеобразие методов поиска и подачи информации.
     В ряду этих тем особое место занимает расследование проявлений коррупции, тесно связанная, как правило, с  экономическими преступлениями, поскольку  бизнес и коррумпированная власть тесно взаимодействуют и зачастую сложно даже понять, где заканчивается одно и начинается другое. Затрагивание этой темы не всегда безопасно для журналиста, поскольку фигуранты его статей располагают значительными административными ресурсами, влиянием в правоохранительных органах, солидной юридической базой, связями с криминальными структурами. Журналист, который берется за расследование подобного рода действий, должен обладать хорошей экономической подготовкой и опираться в расследовании на помощь юристов и экономистов – профессионалов высокого класса. Кроме этого, журналист должен быть достаточно корректен и не «сдавать» свои источники информации, тех людей, которые передали ему информацию – зачастую рискуя карьерой. Эти необходимые истины, которым обязан следовать любой журналист, занимающийся расследовательской журналистикой, мы находим в творчестве Юрия Щекочихина. Особенно показательна в этом плане цикл статей по общим названием «Страх», опубликованный в Литературной газете 10 июня 1992. №24 (5401)
     Прежде  всего для полного анализа  данного журналистского расследования  мы должны определить насколько произведение Ю. Щекочихина «Страх» соответствует тем признакам, которые отделяют журналистское расследование от журналистского исследования.
     Возьмем за основу данные из учебного пособия  А.А. Тертычного, согласно которым можно определить критерии выполнения целей любого журналистского расследования в этом конкретном произведении:
        Необходимость установления истинных причин определенных событий. На наш взгляд, в данном расследовании эта цель отражена в достаточной степени. Автор осмысляет сложившуюся в Москве ситуацию, дает ей негативную оценку и путем своих непосредственных действий пытается найти истинные причины, а не те, которые попадают в массы через преданные определенным структурам СМИ.
        Обнаружение тайных пружин расследуемых явлений. Этот пункт реализован полностью, Ю. Щекочихин лично встречался с множеством чиновников, которых также не устраивала сложившаяся ситуация. Именно они раскрывали ему истинные причины происходящего передела собственности в Москве, личности тех лиц, которые стояли за этими событиями.
        Привлечение внимания аудитории. Для достижения этой цели Ю. Щекочихин использовал весь арсенал имевшихся у него в распоряжении возможностей, таких, как уже созданное вокруг его имени репутация бескомпромиссного и честного журналиста. Кроме того, в достижении этой цели помогало его избрание народным депутатом, что выгодно привлекало внимание ко всем его публикациям. Ну и, безусловно, сама проблема, которую он рассматривал, имела огромный общественный интерес. Так что это расследование просто не могло пройти незамеченным.
        Достижение какого-то политического или экономического результата. Что же касается этого пункта, то сам Ю. Щекочихин в конце своего произведения делает вывод, что по сути это ничего не изменит, что «все роли уже расписаны» и никто за свои поступки ответственности нести не будет. Однако, по нашему мнению, эффект разоблачения все таки имел место. Главное, что он сумел донести до аудитории, это  факты, которые просто замалчивались, помог раскрыть глаза миллионам людей. Что же касается тех, кому была адресована эта статья, то есть чиновникам, то сейчас , по прошествии десятка лет, в Москве по коридорам власти ходят те же самые люди. Фактически это говорит лишь об одном – наше правительство тогда было неспособно (или не желало) разобраться с существующими проблемами.
        Нравственное воспитание аудитории. Автор показал все несовершенство властных структур, их коррумпированность, нежелание прислушиваться к нуждам народа. Все это было выложено на суд общества, и оно сделало свои выводы.
     Кроме того, это журналистское произведение является именно расследованием вследствие того, что автор использовал свои, только ему известные каналы получения информации (зачастую скрывая их источник), а не проходил по уже пройденным правоохранительными органами или же другими расследователями тропам. Одна из главных задач журналиста-расследователя – нахождение источников информации, и Ю. Щекочихин с этим справился.
     Эта статья характерна тем, что позволяет  четко и ясно провести черту –  почему именно расследование является наиболее действенным способом, выявляющим и разоблачающим коррупцию. Ведь методы и жанры, которые используют журналисты, освещая тему коррупции, могут быть различны – публикации о задержании правоохранительными органами взяточников, комментарии судебных процессов над коррупционерами, публикации отчетов и репортажей с заседаний парламента, посвященных вопросам борьбы с коррупцией и т.д. Но все же наиболее эффективным методом противодействия этому негативному явлению были и остаются журналистские расследования. Именно поэтому так ценно нам наследие Юрия Щекочихина, который никогда не боялся на страницах своих статей бичевать это зло.
     Значимость журналистского расследования как инструмента борьбы с коррупцией объясняется достаточно просто – это один из наиболее ярких примеров социального контроля, который призвана осуществлять журналистика, сопротивления многочисленным негативным факторам (в том числе и коррупции), мешающих развиваться обществу. Юрий Щекочихин создавал свою статью в очень непростое время. Эпоха перемен была в разгаре, из сознания людей еще не выветрился этот воздух свободы, который так ясно чувствовался в августе 1991 года. Автор и сам говорит об этом: «В том счастливом и светлом августе, когда мы думали, что жизнь, о которой так долго мечтали, — вот она, за углом, только протяни руку…» И не удивительно, что еще чувствуя этот воздух свободы, в предисловии автор адресует свою статью Президенту России: «Этим расследованием, которое заняло у меня последние несколько месяцев… я обращаюсь прежде всего к Борису Николаевичу Ельцину, своему бывшему коллеге по межрегиональной депутатской группе и человеку, за президентство которого в России я отдал свой голос».
     И уже тогда, в июне 1992-го – еще  и года не прошло после августовских событий, а журналист уже чувствовал, как неотвратимо и стремительно надвигаются, наступают все те негативные явления, которые так явно проявились в 90-е годы – коррупция, передел собственности, криминал… Он пишет: «Я очень боюсь, что на плечах нашей молодой демократии к власти пришли мафиозные структуры, которые уже поделили между собой сферу влияния в Москве, которые уже распродали друг другу лакомые куски столицы, которые наелись настолько, что та дымка демократии и августовской победы, которой они прикрывали свои подпольные операции, стала для них уже ненужной, лишней, уже мешающей им в своем поступательном движении. Они готовы обернуться и против демократии, и против тех, кто олицетворял ее на митингах на Манежной, на баррикадах вокруг Белого дома».
     За  этими смелыми, эмоциональными выводами – десятки встреч с экспертами и чиновниками, милиционерами и  депутатами. Именно описание этих встреч, разговоров, цитаты из документов и финансовых отчетов и позволяют автору делать такие выводы – и с ними сложно спорить. Даже если очень горько читать: «Ощущение, что бороться бесполезно. Уже бесполезно. И это самый грустный вывод, который я сумел вынести из расследования. Даже если у прокуратуры появляются материалы, которым надо дать ход, — никакого хода не получится».
     Само  название статьи – «Страх» -  продиктовано той атмосферой, в которую окунулся автор, расследуя тему. Его герои  бояться. И автор пытается выяснить причины этого страха.
     Уже в начале статьи мы можем прочувствовать эту атмосферу: «Он отрывает узкий  клочок бумаги, пишет на нем название фирмы, показывает мне. Потом чиркает  зажигалкой. Листок тлеет в пепельница, оставляя в ней горстку пепла  — все, что осталось от тайны этой информации. «Угу», — киваю я. – А кто же стоит во главе фирмы?»
     Музыка  поставлена на полную громкость, телефон  перенесен в соседнюю комнату, но все равно, подчиняясь правилам игры, предложенным моим собеседником, задаю  вопрос шепотом. Снова отрывается листок бумаги... Зажигалка, пламя, горстка пепла». А потом: «Прошу о встрече еще одного человека, занимающего не последнее место на московской иерархической лестнице. Прошу по одной причине, совсем маленькой, но очень существенной для меня: мне сказали, что он – честный. «Ну, подъезжайте...» - слышу в телефонной трубке... Конец рабочего дня. В приемной — никого... Открываю дверь его кабинета. Он начинает говорить сразу же, как будто только и ждал, когда же наконец появится журналист и спросит его, почему же так происходит. Мне захватывающе интересно: даты, факты, фамилии. Вся та невидимая постороннему глазу жизнь, которая формирует видимую, чувствуемую, осязаемую жизнь Москвы. «Мне необходимо записать вас на диктофон. Вы бесценный свидетель». Он резко отказывается: «Ничего я вам говорить не буду». — «Боитесь?» «Не хочу... Бесполезно... Безнадежно...» — и он встает, показывая мне, что наша беседа окончена». И так раз за разом, человек за человеком. Боятся все. Кто-то больше, кто-то меньше. Кто-то согласен говорить: «Чужая квартира, где ждали и меня, и моего собеседника. Меня интересует, кто же сильнее сегодня в реальном раскладе реальной московской власти — Лужков или Быстров? Слышу: «Быстров может подписать любую бумагу на передачу земли или зданий...» Спрашиваю -  в работе скольких же фирм участвует сам Быстров? Слышу то, что и, предполагал сам: «Этого никто не знает... Одна фирма создает десять филиалов, те филиалы — еще филиалы, и так далее, и так далее. Однажды я услышал от (называется одна известная фамилия): «Боюсь, мы однажды проснемся, а пол-Москвы уже его...» Но и этот разговор — тоже с условием не называть имени моего собеседника».
     Страх. Постоянный страх. И автор делает вывод: «Даже только эти картинки, основанные на действительных, а не на киношных событиях, которым я стал свидетелем на протяжении последних месяцев, позволили бы мне поставить точку и сказать Вам, нашему президенту: нет, не все ладно в нашем королевстве. Если присутствует страх в беседе, состоявшейся шепотом, во взгляде (подернутом дымкой неуверенности в завтрашнем дне), в нервном сжигании записок с информацией, то уже только это должно заставить вас немедленно начать проверку деятельности московских властей. При помощи депутатов России, при помощи независимых от московских властей экспертов, при помощи специально назначенной вами следственной группы».
     Поднимая  проблему, говоря о ней, автор ищет выход – и не находит: «Но, думая о том, кто же может сегодня провести реальное расследование фактов, вскрытых московскими депутатами, все больше и больше прихожу к выводу: да никто, в Москве — никто.
     Сегодня советник Ю.М. Лужкова — бывший зам. начальника московского КГБ Е.П. Карабанов (как говорили мне его  подчиненные, когда-то один из лучших борцов с коррупцией) и бывший зам. начальника ГУВД Москвы, курировавший оперативные службы, А. П. Бугаев. Советники на то и советники, чтобы вовремя оградить своего шефа от неприятностей. Московская милиция? Боюсь, ее руководству не до этого: самим бы разобраться со своими, зарубежными поездками... Госбезопасность? Один из ее сотрудников сообщил мне, что в «эти сферы» им лезть заказано. Кто же тогда, Борис Николаевич? В том счастливом и светлом августе, когда мы думали, что жизнь, о которой так долго мечтали, — вот она, за углом, только протяни руку?—не знаю уж кто дал вам подмахнуть Ваш, президентский указ, аналога которому в цивилизованном мире, наверное нет. Цитирую, чтобы напомнить: «Установить, что Государственная налоговая инспекция Министерства финансов РСФСР по городу Москве в своей деятельности подчиняется как Министерству финансов РСФСР, так и правительству Москвы».
     Последний рычаг государственного контроля был  передан в подчинение тому, кто  сам в этом контроле — xoтя бы теоретически — должен был нуждаться. Вот такие дела...
     Ну, а что будет дальше? Месяца три назад началась кампания против Г. Х. Попова: и в газетах,  на митингах, и в очередях. Чувствовалось, он вот-вот уйдет в отставку. Боюсь, что недолго ездить на «ВМW» - (а еще совсем недавно это была «Вольво», которая принадлежала... «Совкувейту») и руководителю московской милиции Аркадию Мурашеву, человеку, в чьей персональной честности я не сомневаюсь. Их роль сыграна. Теперь они уже больше не нужны людям, которые являются истинными хозяевами Москвы. Слов о демократии хватит. И оттого-то в опасности демократия: Нет, ей еще не нанесли поражение. Но ею просто воспользовались, чтобы сыграть в какие-то свои, еще не познанные нами игры».  

     Важнейшую, актуальнейшую тему коррупции в  российской обществе одним из первых отечественных журналистов затронул Юрий Щекочихин. Коррупция явилась фактором, способствующим самым разным социальным недугам. Поэтому борьба с коррупцией выходит на одно из первых мест в деятельности журналиста-расследователя. Даже если выводы расследования – неутешительны, как в статье Юрия Щекочихина «Страх»: «Роли распределены. Музыка написана. Осветители на месте. Остается лишь выбросить декорации, изображавшие романтический летний рассвет в центре города. Дирижер взмахнет палочкой. Ну, ну, начали... А может быть, уже начали...» 
 
 
 

    Глава 3. Юрий Щекочихин – один из известнейших мастеров журналистского расследования. 

    Юрий  Щекочихин поднял расследовательскую журналистику из небытия истории, благодаря  огромному проделанному труду, и  вознес ее на совершенно новый уровень.
    Юрий Петрович Щекочихин родился 9 июня 1950 года в г. Кировабад Азербайджанской ССР. Он вырос на окраине Москвы - в Очакове, рабочем районе. В журналистику, как вспоминал сам, попал случайно, благодаря дикому везению. «К тому времени мои одноклассники отсидели уже по нескольку раз, - писал он. - Когда мне было 15 лет, одна девочка отвела меня в Дом пионеров в кружок журналистики. И случилось чудо: я напечатался в газете. А потом я не поступил на дневное отделение журфака МГУ: не хватило балла. Поступил на вечернее, пришел грустный в «Московский комсомолец». Тогда там работали Гладилин и Амлинский, заходили молодые Евтушенко, Вознесенский, Николай Глазков, Слуцкий. Я окунулся в эту атмосферу. Вот это и было везение: что я не стал учиться на дневном". Свою первую заметку, написанную еще школьником, он назвал "Я леплю!". Писал он тогда о себе - о том, как ходит в Исторический музей, срисовывает мундиры старинных полков и лепит по этим рисункам гренадеров, уланов и кавалергардов. Учился Щекочихин у лучших отечественных журналистов: Юрия Роста, Ярослава Голованова, Валерия Аграновского.
    Окончив факультет журналистики МГУ им. Ломоносова, Щекочихин возглавил клуб старшеклассников «Алый парус» в «Комсомольской правде». Это была целая полоса для тинэйджеров, еженедельная, многомиллионная. Юрию тогда был 21 год. В редакцию приходила огромная почта. Он ввел рубрику – «Адрес: подворотня», где публиковались письма от тех, о ком никогда не писали в те годы, 70-е. Неудивительно, что вскоре эта затея была пресечена властью. Тяжельников, тогда первый секретарь ЦК ВЛКСМ, самолично все это закрыл. Проблемы были и позже. В разгар неформального движения, когда были панки, фанаты, хиппи, металлисты, нацисты, Юрий ввел телефонную рубрику: «Алло, мы вас слышим!». Вдруг этот телефон разнесся по всему Союзу, и все стали звонить. Когда Юрий Щекочихин сделал первую полосу, КГБ запретил ее публиковать. Потому что образ этих ребят никак не вязался с образом нормального советского человека.  
Параллельно с работой в «Комсомолке» Щекочихин возглавил отдел расследований в «Литературной газете» с названием: «коммунистического воспитания». Это было уникальное место. Заповедник, где собрались такие таланты, как Евгений Богат, Аркадий Ваксберг, Александр Борин. В 1988 году вышла публикация Щекочихина под названием «Лев прыгнул» о советской мафии. Статья вызвала огромный резонанс. С 1995 года Юрий Петрович стал автором и ведущим программы «Специальная бригада» на ОРТ. С 1996 года - заместителем главного редактора и куратором отдела расследований в «Новой газете».

    Щекочихин занимался проблемами подростковой преступности, коррупции и беззакония, одним из первых в стране начал  открыто говорить об организованной преступности. Он много раз был  в Чечне, вывозил пленных, вел  переговоры, помогал нашим солдатам и беженцам.
    С 1989 года неоднократно избирался депутатом  сначала СССР, а затем Депутатом  российской Государственной Думы от фракции «Яблоко». Благодаря Юрию Щекочихину Комиссия Госдумы по борьбе с коррупцией и Комитет Госдумы по безопасности часто задавали неприятные вопросы Генпрокуратуре. И она была вынуждена отвечать.
    В июне 1992 года в «Литературной газете» была опубликована статья Ю.Щекочихина «Страх», посвященная коррупции среди руководителей мэрии и Правительства Москвы.
    С 1995 года - автор и ведущий программы «журналистского расследования» «Специальная бригада» (ATV - ОРТВ). В октябре 1995 года программа была снята с эфира руководством ОРТВ, которое заявило, что фигура Ю.Щекочихина «дестабилизирует обстановку в стране».
      В сентябре 1995 года, на выборах в Государственную Думу РФ, возглавил Московский региональный список общественно-политического движения "Яблоко". 17 декабря 1995 года был избран депутатом Государственной Думы РФ по списку "Яблока"; член фракции "Яблоко". С февраля 1996 года - член Комитета по безопасности Государственной Думы РФ.
    С июля 1996 года - заместитель главного редактора, редактор отдела расследований  еженедельника "Новая газета. Понедельник" (бывшая "Новая ежедневная газета"). С января по март 1997 года - заместитель главного редактора - ведущий редактор, с марта 1997 года - заместитель главного редактора - исполнительный редактор, затем - заместитель главного редактора "Новой газеты". Курирует отдел расследований.
    В марте-апреле 1997 года участвовал в освобождении военнослужащих российской армии, насильственно удерживаемых на территории Чечни в период военных действий.
    В апреле 1997 года постановлением Государственной  Думы РФ был включен от фракции "Яблоко" в состав Комиссии по проверке фактов участия должностных лиц органов государственной власти РФ и органов государственной власти субъектов РФ в коррупционной деятельности. Председатель подкомитета комиссии.
    С июля 1988 года - член исполкома Оргкомитета  историко-просветительского общества "Мемориал". С 1993 года - президент Международного фонда в поддержку молодой творческой интеллигенции. Член общественно-политического объединения "Московская трибуна".
    В сентябре 1999 года был включен в  общефедеральный список избирательного объединения "Яблоко" (№1 по Московской области в Региональной части списка) для участия в выборах в Государственную Думу РФ третьего созыва. Также был выдвинут избирательным объединением "Яблоко" кандидатом в депутаты по Истринскому одномандатному избирательному округу №105 (Московская область).
    19 декабря 1999 был избран депутатом  Государственной Думы РФ третьего  созыва по списку "Яблоко".В  Государственной Думе в январе 2000 года вошел в депутатскую  фракцию "Яблоко".Экспрет ООН  по организованной преступности.  

    Юрий  Петрович был удивительным человеком, одним из наиболее талантливых и преданных своей профессии, мастером журналистских расследований в их подлинном смысле. Он один из немногих журналистов, кто отвергал цинизм и продажность профессии. Поиски истины были главной целью его работы. Щекочихин добивался этой цели как никто другой. Именно поэтому долгое время Юрий был опасен для преступников и коррупционеров, и в тоже время оставался величайшим авторитетом среди журналистов. Своей жизнью он доказал, что честная журналистика может быть эффективным оружием. Этим-то был уникален и неповторим Юрий Петрович.
    23 июня 2003 года у Юрия Щекочихина  случился инсульт. Через 10 дней  он умер. Многие до сих пор  считают, что Юрия отравили. Насколько  известно, "Новая газета" проводит  сейчас своё собственное расследование причин гибели Юрия Щекочихина. По неизвестным причинам у журналиста началась сильнейшая аллергия, в результате которой началось отслоение кожных покровов, что и привело к летальному исходу.
    А как заявили после случившегося медики, инсульт был вызван аллергической реакцией. Это явление довольно распространено, особенно при неправильном выборе лекарств. Если у Щекочихина была аллергия, она могла вызвать нарушение проницаемости стенок сосудов. В таком случае возможны два варианта течения болезни: возникновение тромба, приводящее к закупорке сосудов или кровотечению и кровоизлияние в мозг, в результате разрыва стенок сосуда. В любом случае десять дней считаются критическим сроком для обоих видов инсульта. Что и произошло. Если эта версия правдива, то отравить Юрия вполне могли люди, знавшие о его аллергии и других болезнях. Щекочихин занимался "…очень опасными расследованиями, постоянно получал угрозы, - сказал лидер фракции "Яблоко" Григорий Явлинский во время панихиды. - Он своей работой задел много низких, непристойных людей, находящихся на разных должностях - при этом он писал конкретные фамилии и всегда подписывался своим именем. Другого найти трудно. Утрата его невосполнима. Смерть трагична и странна".
    Однажды двое неизвестных напали на него у подъезда его дома и скрылись на светлой "Волге", что необычно для хулиганов. О том, что опасность реальна, его предупреждали друзья из спецслужб. Охраны Щекочихин не хотел, и ему выдали пистолет Макарова…
    Незадолго до болезни Юрий Петрович вернулся из командировки в Рязань. "Он занимался делом о контрабанде мебели, получал материалы от коллег из ФБР и немецкой разведки по многомиллионным долларовым уходам от таможенных пошлин, - рассказал главный редактор "Новой газеты" Дмитрий Муратов. - У него было 100 дел, материалы по которым он публиковал в "Новой газете".
    Накануне  свой гибели Юрий Щекочихин собирался  в США. Он считал необходимым запросить  ФБР о расследовании американской части дела "Трёх китов", связанного с отмыванием денег через "Бэнк оф Нью-Йорк". Редакция "Новой газеты" заявила, что располагает всеми документами на этот счёт с подписями, печатями и конкретными фамилиями.
    "Он  оставил нам ощущение счастья.  И - дела, которые не успел довести  до победы. Мы доведём. И пусть  в этом никто не сомневается" - написала "Новая газета" после гибели Юрия Щекочихина. 
 
 
 
 

    Заключение
    Юрий  Петрович Щекочихин стоял у истоков  становления отечественной расследовательской журналистики, одним из первых попытался  раскрыть волнующие читателей вопросы, провести расследования, которые порой шли в разрез с мнением власти или же были полностью противоположны ему.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.