На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа История экологического законодательство

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 04.06.2012. Сдан: 2010. Страниц: 22. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание

Введение

     Экологическое право – самостоятельная комплексная  отрасль права, регулирующая отношения в области взаимодействия общества и человека с окружающей средой. Данная отрасль молода, в отличие от иных фундаментальных отраслей например таких как гражданское право, и от большинства производных отраслей например банковского права.
     Экологическое право начало формироваться как  отрасль во второй половине 20 века. Это произошло в связи с  обострившейся социально-экономической обстановкой в мире, в первую очередь в послевоенной Европе, усилением воздействия антропогенных факторов, особенно промышленного производства, сменой технологий, ростом потребления и т.д. В 50-е годы человечество столкнулось с проявлением региональных и глобальных кризисов и начало осознавать необходимость разработки новых концепций, более того, нового экологического мировоззрения, частью которого является право1.
     Конечно, отдельные нормы, правовые общности и даже институты существовали издавна, регулировались разные стороны некоторых опасных видов деятельности. Но в целом экологические правовые идеи и отражающие их предписания были разрозненными. Более того, отсутствовала постановка самой задачи охраны окружающей среды. Формирование экологического права и на международном и национальном уровнях было в основном завершено в 80-е годы прошлого века.
     В отечественной литературе отмечается, что нормы об охране природы можно  анализировать по трем периодам: дореволюционному, советскому и современному – российскому. Нормы   об   охране   природы   можно   найти   уже   в   первых   нормативных   актах   российского   государства. Поскольку в современной России экологическое право проходить только период своего становления, в данной курсовой работе будут рассмотрены лишь основные тенденции его развития.   
  Объектом  данной курсовой работы является история российского природоохранного законадательства.
  Предметом исследования являются нормативно-правовые документы, отражающие этапы развития экологического законодательства.
  Целью курсовой работы является изучение истории экологического законодательства.
  Для реализации данной цели необходимо выполнить  следующие задачи:
  -изучить  историю природоохранного законодательства  в дореволюционный период
  -изучить  историю природоохранного законодательства в советский период
  - изучить тенденции развития современного экологического права 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Глава1  Развитие природоохранного законодательства до 1917

1.1 Законодательство  допетровской Руси

 
     Подобно другим   древним  или   средневековым  государствам,   охрана   природных   ресурсов   осуществлялась   в основном   через   защиту   прав   собственности,   экономических,   военных   и   налоговых   интересов   государства.   В  «Русской   правде»   (1016  г.)   предусматривалась   охрана   общинной   собственности,   объектом   которой,   в частности,   был   лес,   или   собственности   князя.    «Русской   правдой»   устанавливался   штраф   за   кражу   дров.   Здесь   же   предусматривался   штраф   за   уничтожение   или   повреждение   борти,   т.е.   дупла,   наполненного   сотами   с   медом.   Статья   69   «Пространной   правды»   за   покражу   бобра   предусматривала   штраф   в   12   гривен,   т.е.   такое   же   наказание,   как   и   за   убийство   холопа2.
  По  мере развития феодальных отношений природоохранительное законодательство продолжало развиваться в рамках права частной собственности на природные объекты, затрагивая в основном те же сферы - охоту, бортничество, рыболовство и лесопользование.
  В период феодальной раздробленности князья имели право предоставлять свои владения в пользование крупным собственникам и монастырям.
  В середине XV в., например, белоозерский князь Михаил Андреевич пожаловал  Кириллову монастырю монопольное  право рыбной ловли в Уломском озере. Такого рода сделки закрепляли специальными грамотами, где определялись владельческие права, гарантированные властными запретами на использование природных объектов другими лицами помимо их владельцев.
  Московские  великие князья также предоставляли  иммунитетные права на владение угодьями духовным феодалам. Так, подтверждая уставную грамоту митрополита Киприяна Константиновскому монастырю от 1391 г., великий князь Василий Дмитриевич запретил своим рыболовам ловить рыбу в монастырских озерах. Это были так называемые жалованные грамоты. Но природоохранные положения содержались и в других грамотах. В заповедной грамоте середины XV в. великого князя Василия Васильевича митрополиту Гвоне подтверждалось право митрополичьего дома - Белоозерского Воскресенского Череповецкого монастыря -владеть Свято-озерцом в Луховце Владимирском.
  В Уставной грамоте Василия III от 1530 г. слабожанам - усольцам предоставлялось  право для выварки соли сечь лес  в любых владениях в радиусе 20 верст от слободы. В данном случае из-за нужды в соли великим князем был снят запрет на вырубку леса сторонними людьми в частных владениях. В этой же грамоте предусматривалось наказание за порчу бортных деревьев в виде выплаты 4 гривен владельцу.Следует отметить, что законодательство того периода действовало преимущественно в рамках существующих промыслов и регламентировало порядок их использования.
  Охотничьи права владельцев защищали некоторые  сложные по составу царские грамоты. Например, жалованная обельнонесудимая и заповедная грамота Ивана IV от 1551 г. архимандриту Чудова монастыря Феогносту на село Дубки в Зубцовском уезде подтверждала раннюю грамоту Василия III на это село и содержало запрещение посторонним людям «ходить на лоси и на медведи и на лисицы» в монастырских владениях.
  Владельческие права черносошных деревень русского Севера защищаются в Судебнике 1589 г. В нем речь идет о запрещении без особого соглашения жителям других деревень использовать охотничьи угодья, принадлежащие определенной деревне. Право на владение этими угодьями должно подтверждаться старожильцами или сотной выписью.
  Статья  о разделе территориально-охотничьих сфер между общинами возникала непосредственно  из норм обычного права, которое регулировало взаимоотношения коллективных собственников. Приведенные примеры свидетельствуют  о том, что законодательство XV-XVI вв. стояло на защите природных объектов великокняжеских, монастырских и общинных владений от посягательства на них сторонних лиц. Сами владельцы природных объектов в тот период не проявляли особой заботы о сохранении своих природных богатств. Они использовали принадлежащие им природные ресурсы по мере надобности. В те времена антропогенное давление на природу еще не ощущалось.
  В XVII в. правительство продолжало осуществлять природоохранную деятельность, как  на общегосударственном, так и на местном уровнях. Это положение наглядно можно проиллюстрировать на примере защиты пчел. По царскому наказу 1622 г. за поджог или другое уничтожение бортных деревьев взимался с виновных штраф в пользу казны. В качестве примера защиты бортничества на местном уровне можно привести царскую грамоту г. Вольного, по которой полковым казакам и всяким жилецким людям разрешалось «в угодья входить», но с условием, «чтоб они в тех угодьях деревья пчелиного никакого не секли и ничем не порочили». Такого рода грамоты давали почти всем старинным русским городам3.
  В XVII в. специальную государственную  защиту получили бортничество и охота. Такое положение было обусловлено  тем, что эти промыслы играли определенную роль в экономической жизни страны. Ряд статей по защите бортничества и пчеловодства содержит Соборное Уложение 1649 г., которое штрафную санкцию дополняет битьем кнутом.
  В последующие годы правительство  также старалось оберегать лес  и пчел от сплошного уничтожения. Так, на Слобожанщине в 1659 г. жжение поташа и смолы производилось по специальному отводу участков, который производил воевода, потому что «... от жжения тово лесу ... и от дыму пчелы повылетали и мед стал дорог».
  Особенно  заметно природоохранная роль государства  проявлялась в отношении лесных ресурсов. Лес всегда составлял основу экономической и военной мощи русского феодального государства. Заповедный характер оборонительных лесных засек был установлен уже в XVI в., когда строго запрещалась вырубка деревьев в засечной черте, искусственно образованной на южных рубежах Русского государства для защиты от набегов татар. Суть засечного завала заключалась в том, что сваленные своими вершинами на юг, но не отделенные от пней деревья, оставшиеся живыми, представляли собой непреодолимую преграду для татарской конницы и обозов. Засечные леса охранялись специальными сторожами и время от времени «подновлялись». В некоторых заповедных засечных лесах разрешалось держать борти, но так, чтобы в них не делать проезжих просек, а также запрещалось в их границах передвигаться на лошадях и телегах.
  По  Указу от 1678 г. за порубку леса в  заповедных засечных лесах с виновного  взимали штраф до 10 рублей. Кроме  того, виновного подвергали битью  кнутом. За повторную порубку деревьев виновный мог быть приговорен к смертной казни. Отметим, что засеки в XVII в. устраивали не только в военных целях, но и для борьбы с эпидемиями.
  В Сибири защита леса диктовалась интересами казны. Такая забота о лесах была связана с пушным промыслом, который  обеспечивал значительные поступления  в доход государства. При столкновении интересов пришлых русских земледельцев и коренного охотничьего населения Сибири правительство поддерживало последних, так как государство получало большую выгоду от пушного промысла в отличие от земледелия4.
  Наряду  с государственными заповедными лесами правовая защита распространялась и на частновладельческие леса на основе принципа недопущения сторонних лиц для рубки деревьев.
  Государственные указы об ограничении и регламентации  охоты известны со второй половины XVII в. Все они преимущественно были связаны с царской охотой и должны были обеспечивать ей полную свободу. Изобилие животных и птиц под Москвой способствовало распространению охоты как псовой, так и соколиной, особенно среди дворянского сословия. Однако царь Алексей Михайлович, заядлый охотник и любитель соколиной охоты, издал ряд указов, запрещающих людям всех чинов псовую и соколиную охоту в Подмосковье. Это запрещение было подтверждено и царем Федором Алексеевичем, и великими государями Иоаном и Петром I в 1682 г.
  Страсть царя Алексея Михайловича к соколиной  охоте с кречетами (самыми крупными соколами) выразилась в том, что семь островов у Мурманского побережья, где водились добываемые для царской  охоты лучшие кречеты, были объявлены  заповедными. Места царской охоты также объявляли заповедными, никому, кроме царя, не разрешалось охотиться в этих местах. Кроме личного царского интереса, запретительные царские указы об охоте принимали и в интересах казны. Так, казенные интересы заставили московское правительство с середины XVII в. объявить заповедными целые районы Сибири. В пушном промысле при добыче свыше трети осенней численности соболей прекращался их естественный прирост, а промысел становился хищническим. Судя по историческим данным, таким он и был в Сибири с середины 30-х годов XVII в., что привело к исчезновению данной пушной природы. Поэтому правительство было вынуждено запретить русским промышленникам соболиный промысел в 1650 г. в Кетском уезде, а в 1656 г. - по притокам Ангары. Эти районы были объявлены заповедными.
  По  мнению М.Б. Булгакова и А.А. Ялбулганова, сугубо экологическая защитная мера правительства в отношении охоты  на бобров и выдр была предпринята  в 1653 г., которой предписывалось ловить бобра и выдру без капканов5.
  Как видим, указ лишь ограничивал охоту на бобров и выдр, запрещая использовать капканы, но отнюдь не саму охоту, поскольку бобровый промысел был дополнительным доходным средством существования для многих категорий населения.
  Благодаря обилию водоемов и разнообразных  пород рыбы, в них долгое время не существовало потребности в специальных мерах правовой защиты рыбных богатств. Соборное Уложение 1649 г. уже предусматривает охрану рыбных богатств, находящихся в частном владении. Так, за лов рыбы в чужом пруду пойманный с поличным подвергался в первый раз битью батогами, во второй раз - кнутом, в третий раз - отрезанию уха. В 1669 г. за лов рыбы в чужом пруду наказание было ужесточено - виновному отсекали левую кисть руки.
  О первом специальном указе, возможно регламентирующем рыболовство, известно из местной ростовской летописи, где отмечено, что в 1632 г. вышел указ царя Михаила Федоровича, который определял порядок рыбной ловли в озере Неро. К сожалению, текст этого указа до нас не дошел.
  В царском указе 1676 г. о порядке  ловли рыбы в Плещееве озере в Переяславле-Залесском были использованы основные способы правовой регламентации рыбной ловли, направленные на сохранение породы: запрет ловли мелкой сельди, ловля сельди большими образцовыми неводами, временный запрет ловли сельдей. Нарушителей указа подвергали смертной казни. Это говорит о том внимании, какое уделяло дворцовое ведомство сохранению рыбного деликатеса для царского стола.
  «Организованную»  рыбную ловлю можно было регламентировать и контролировать, но эти запретительно-охранные меры не работали в оброчных и откупных водных и других угодьях, где население бесконтрольно ловило рыбу «на себя и на продажу».
  Одной из интересных страниц истории российского  законодательства являются указы по защите окружающей среды в зоне проживания человека. Известно, что в Средневековье эпидемии различных болезней являлись величайшим бедствием для населения. В России, как уже отмечалось, борьбу с мировыми «поветриями» вели при помощи лесных засек, а также застав для воспрепятствования передвижения людей во время эпидемий.
  В обычные (неэпидемные) годы за санитарным, противопожарным, общественным порядком в городах, сельской местности следили  выборные десятские и сотские, а  в крупных городах (Москве) этим занимались специальные объезжие головы, курсирующие  по улицам и площадям с командой из стрельцов.
  В Петровском указе от 1699 г. наказание  за невыполнение санитарных норм в  Москве (за невывозку мусора со своих  дворов) ужесточалось: виновных подвергали битью кнутом и штрафу в Земском  приказе.
  Таким образом, изучение древнерусского и средневекового законодательства, связанного с использованием природной среды, позволяет сделать следующий вывод: о правовой охране природы как таковой на данном этапе говорить не приходится. Сложившейся ситуации способствовали следующие причины: во-первых, основным занятием населения являлось земледелие, поэтому за рамками правовой регламентации государства оставались такие промыслы, как бортничество, собирательство и т.п. Во-вторых, антропогенное воздействие на природу при этом было незначительным. В-третьих, право тех времен было ориентировано на хозяйственную деятельность с сезонными циклами и с местными природными условиями. В-четвертых, политические, социальные, военные и экологические потрясения, которыми была богата история России, отодвигали на задний план природоохранную деятельность государства. В-пятых, природоохранная практика государства сводилась к защите владельческих прав на природные объекты.
  Дифференциация  охранных мер в отношении различных  природных объектов более четко стала проявляться в конце XVI - начале XVII вв., что было обусловлено прагматическими соображениями. Особое внимание государство уделяет защите лесных массивов - основного природного богатства страны. Особенности законодательной регламентации охоты, рыбной ловли и лесопользования до середины XVII в. объяснялись исключительно экономическими и демографическими факторами (ростом народонаселения, успехами освоения окраин и др.). Основной массив природоохранного законодательства составляет локальные нормативные акты. Общероссийское природоохранное законодательство в наиболее полном виде оформилось в Соборном Уложении 1694 г. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

1.2 Законодательсво в период с начала XVIII века до 1917 года

 
Несомненной особенностью развития природоохранного законодательства в XVIII - XIX веках явилось принятие различных законодательных актов, скажем современным языком, региональной направленности.
Основными формами закона в XVIII в. становятся собственно законы, уставы (специальные узаконения), артикулы (военно-уголовные законы), регламенты и учреждения (учредительные акты), указы, манифесты.
Процесс развития капиталистических отношений  в России способствовал резкому  усилению эксплуатации растительных, минеральных и биологических  ресурсов государства. Рост производительных сил выражался прежде всего в строительстве и функционировании предприятий, связанных с топливной технологией (металлургическое, керамическое, стеклодувное, поташное, винокуренное, солеваренное и другие производства). Эти предприятия не только поглощали источники энергии (древесину, уголь, торф) в огромных количествах, но и засоряли отходами и вредными выбросами воздушное пространство, землю и водоемы, что приводило к постепенному обезлесиванию окружающей территории, изменению ландшафтов, уничтожению фауны.
В то же время налоговая политика государства  и интересы дворян-крепостников вынуждали  крестьян на сезонное отходничество  для заработков на выплату государственных  податей и помещичьих оброков.
Первым  законодательным актом XVIII века по защите леса, действовавшим, впрочем, на местном уровне, был указ от 30 марта 1701 года, запрещавшим в уездах около Москвы, где находились реки, удобные для сплава леса в столицу, расчищать (то есть сводить) лесные участки под пашни и покосы ближе 30-верстного расстояния от сплавных рек66. Последние тем самым предохранялись от обмеления, а ландшафты - от оскудения. Этим же указом для заготовки дров в Москву предписывалось, в целях сохранения леса пользоваться пилами, а не топорами, так как при пилке леса опилок получалось гораздо меньше, чем при рубке щепы6.
Практическая  организация охраны заповедных лесов  при Петре I осуществлялась выборными  надзирателями из дворян, а также  из обывателей и служилых людей. В  помещичьих угодьях, где находились заповедные леса, должность надзирателей возлагалась на приказчиков или старост. Надзиратели снабжались специальными штемпелями своих губерний для клеймления деревьев, разрешенных на вырубку для государственных нужд. Надзор за лесом возлагался также на городских воевод, которые обязаны были принимать меры к истреблению хищных лесных животных (волков, куниц, хорьков и т. д.)
До Петра I в России не существовало специального государственного учреждения, занимавшегося  охраной и использованием заповедного  леса. Император Петр I поручил вначале управление лесами морскому приказу (1700 - 1707 г.), а затем канцелярии военно-морского флота (1707 - 1722 г.). В 1722 году им был издан Указ о создании специального учреждения - вальдмейстерской канцелярии при Адмиралтействе.
Однако, величина заповедных лесов и неудобства вывоза леса из дальних мест для нужд Адмиралтейства склонили правительство Екатерины I в 1726 году упразднить институт вальдмейстерства, а охрана лесов передавалось воеводам. Заповедными пределами признавались 15 верст от основных рек центральной и северо-западной России и в большинстве мест допускалось свободная (без ограничений) рубка леса.
Вскоре, через 6 лет при императрице Анне Иоанновне, институт вальдмейстеров был  восстановлена, а в 1732 году разработана инструкция по образцу бывшей петровской, регламентирующая их деятельность76. В дальнейшем, с 1765 года заповедные леса, которые стали называться корабельными, были переданы в Экспедицию генерал-интен-данта при Адмиралтействе, затем, с 1782 года - в ведомство директоров экономии при Казенных палатах, далее, с 1798 года - в Лесной департамент при Министерстве финансов, затем, с 1811 года - в Департамент государствен-
ных имуществ и, наконец, с 1837 года - в Министерство государственных имуществ7.
На дальнейшую эволюцию лесоохранного законодательства положительно повлияло разработка проекта устава о лесах в 1786 году, которая велась с привлечением крупнейших ученых, в частности, академика П. С. Палласа. Но работа по его созданию была прервана и лишь отдельные фрагменты этого проекта вошли частично в два указа от 28 марта 1786 года. В них губернаторам северной и средней полосы России предписывалось описывать, обмежевывать и разделять на части государственные леса до издания лесного устава. Указы содержали отдельные части проекта лесного устава. Это касается, например, той части проекта устава о лесах, в которой предусматривалось правильное устройство государственных лесов, их эксплуатация, охрана и воспроизводство. Однако на частновладельческие леса его положение и правила не распространялись.
К лесозащитным мероприятиям, регламентируемым законодательством, относились также меры противопожарной  охраны, меры по восстановлению леса и  рациональному лесопользованию. В 1722 году Петр I издал указ о запрещении разводить огонь «около деревьев стоячих и лежачих ближе двух сажен». При выжигании леса или травы в степях под пашню лица, производившие выжигание, должны были иметь при себе «огнегасительные снаряды» и не допускать распространения огня сверх выжигаемого пространства. В случае пожара в лесу или в степи жители 10-верстной округи должны были этот пожар ликвидировать. Аналогичные положения воспроизводились и в последующих указах с теми или иными изменениями. Например, не разрешалось разводить огонь на лесных дорогах, при выжигании травы в степи предписывалось выжигаемые места «обводить» рвами и бороздами, пастухам не разрешалось разводить в лесу огонь, а скотопромышленникам (при перегоне скота) разрешалось это делать только днем. Надзор за выполнением противопожарных правил в лесах возлагался, как правило, на лиц, призванных осуществлять общий надзор и охрану лесов.
При императрице  Анне Иоанновне из Германии были приглашены в Россию специалисты по разведению дубовых лесов - форстмейстеры. Сочетание охранных, противопожарных, лесовосстанови-тельных мер и правильного порядка лесопользования в государственных и некоторых частных лесных угодьях свидетельствовало об определенной направленности законодательной политики в отношении лесных богатств страны. Однако не все законы, были нацелены на защиту леса.
В последней  четверти XVIII века под влиянием развития экономической, философской и общественно-политической мысли, проповедующей защиту прав личности во всех сферах жизни, в центре внимания оказались проблемы собственности.
Указ  Екатерины II от 22 сентября 1782 года «О распространении права собственности владельцев на леса в дачах их растущих» отменил указы Петра I об охране заповедных лесов в частных владениях. В нем говорилась : «Все леса, растущие в дачах помещичьих... оставить в полную их волю, хотя бы оные до сего и заповедными признаваемы были. Позволяем каждому как внутри государства всякие деревья продавать, так и вне государства оные выпускать». Рыночный спрос на ценные породы деревьев стимулировал законную вырубку дуба на продажу в помещичьих имениях и самовольную - в государственных лесах. Уже через 8 лет после этого указа многие корабельные леса на территории Европейской части России были уничтожены. При отмене крепостного права по Положению 1861 г. лесные угодья из крестьянских наделов исключались и лишь в лесистых губерниях Центра в собственность крестьянам в счет их земельного надела предоставлялись участки дровяного леса. Государственные же крестьяне с 1886 г. по правилам о «владенных записях» также получали в собственность земли и леса. Все это вело к разрушению механизмов эксплуатации и сохранения лесов на российских просторах.
Такая ситуация приводила к ощутимому  урону для лесов, что привело  к ряду негативных экологических  последствий. В 1872 г. специальная правительственная  комиссия установила, что на большей части Европейской территории России произошло иссушение и обмеление источников и рек и как вследствие - изменение влажности климата из-за массовой вырубки лесов. Выводы комиссии подтолкнули издать закон от 31 марта 1888 г. «О взысканиях и наказаниях за похищение и самовольную порубку чужого леса, а также о преследовании виновных в сих проступках», который ужесточил наказания, применяемые к порубщикам леса по Уставу о наказаниях, налагаемых мировыми судьями (1864 г). Закон предусматривал большие штрафы с виновных и тюремное заключение до 6 месяцев. При этом была упрощена процедура оформления протокола задержания виновных он мог составляться членами лесной стражи без сельского старосты и даже без понятых. В том же 1888 г. 4 апреля был принят закон «О сбережении леса»8. По нему леса Российской империи делились на защитные и незащитные (водоохранные), причем охранные меры и ограничения для незащитных лесов не распространялись на частные леса в 31 губернии («впредь до времени»), что подрывало эффективность нового лесоохранного закона. Кроме того, в нем не было четко определено, что такое «опустошительная рубка». К положительным моментам закона относились требования о запрете росчисток лесной почвы без достаточных на то оснований и о составлении «упрощенных планов» лесных дач для владельцев. Законом предписывалось создание лесоохранных губернских комитетов из 10 должностных лиц местной администрации, в обязанность которых вменялось обеспечение охраны леса. Однако механизм выделения средств для практической работы этих комитетов закон не предусматривал. Все же, несмотря на отдельные недостатки закона, он внес кардинальные изменения в правовое регулирование лесоохраны. Отныне этим законом охранялись все леса, независимо от их принадлежности (государственные, частные, общественные)100. По Закону 1888 г. было осуществлено устройство защитных лесов на площади более 572 тыс. дес, водоохранных на площади более 733 тыс. дес. Прекращены опустошительные вырубки на пространстве 3,7 млн. дес.
Законодательные лесозащитные меры свидетельствовали о желании правительства остановить уничтожение лесов, по на практике его не удавалось осуществить.
Однако  на практике весь богатый более чем 200-летний опыт лесоохранного законодательства с его положительными моментами (строгостью наказания, учетом местной природно-географической специфики, научной обоснованностью охранных мер и т.д.) оказался бессильным перед «золотым тельцом» наживы. Несмотря на это, следует отметить, что лесное законодательство России в XVIII — XIX вв. развивалось динамично. Только вот вопросы рационального использования и охраны лесов занимали в нем незначительное место9.
Российское  законодательство о защите животных в исследуемый период также имело  свои особенности. На протяжении почти  всего XVIII века оно преследовало, прежде всего, интересы царской охоты. В 1701 - 1703 гг. было запрещено охотиться в царских охотничьих угодьях в окрестностях села Измайлова под Москвой на птиц во всех водоемах. С браконьеров из высших сословий брали штраф по 100 руб. за человека, а представителям низших сословий грозило «наказание жестокое безо всякой пощады» и «ссылка в Азов с женами и детьми на вечное житье»10. Жителям этой местности нельзя было продавать пойманных охотничьих птиц - ястребов и соколов, которых они обязаны были доставлять на Семеновский потешный двор, ведавший царской охотой. В дальнейшем дела по управлению и организации царской охоты перешли в ведение Преображенского приказа, а с 1729 г. - в Верховный тайный совет, а затем в Обергоф-мейстерскую часть.
Локальный характер носил и первый Указ об охране лосей в России от 1714 г., по которому в С. - Петербургской губ. было запрещено отстреливать лосей. За убитого лося взимался штраф и  виновного ждало «жестокое наказание» В 1738 г. был принят Указ, запрещающий в окрестностях новой столицы и по всей Ингерманляндии ловить и продавать соловьев109, который можно расценить как эстетический каприз императрицы Анны Иоанновны.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.