На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Политическая пропаганда в СМИ

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 04.06.2012. Сдан: 2010. Страниц: 20. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


                                                 Введение.
         Мы  все подвержены в той или иной степени чужому влиянию. Это может  быть мнение родителей, просмотренные  нами новости или собственные  рассуждения, когда мы, сами того не подозревая, приходим к выводам, к которым нас старательно подталкивали неизвестные доброжелатели. Тысячи очень неглупых людей ежедневно работают над тем, чтобы влиять на наше мнение – рекламисты, политологи, социологи.…Но цель всегда конкретна – убедить нас в необходимости купить тот или иной товар, избрать некоего кандидата, заставить нас поверить в то, что путь, которым идет государство правильный и правители наши мудры. 
         Надо  сказать, что представительская  демократия, а именно в таком обществе мы живем, подразумевает в качестве методов воздействия на своих граждан обработку их сознания. Американские социологи П. Лазарсфельд и Р. Мертон, в частности, пишут: «Те, кто контролируют взгляды и убеждения в нашем обществе, прибегают меньше к физическому насилию и больше к массовому внушению. Радиопрограммы и реклама заменяют запугивание и насилие». Нынешняя пропаганда включает в себя искусное использование образов, лозунгов и символов, играет на наших предрассудках и эмоциях, а высшим пилотажем считается распространение какой-либо точки зрения таким образом, чтобы получатель этого обращения приходил к «добровольному» принятию продиктованной позиции, как если бы она была его собственной. А потому среди специалистов, занимающихся проблемой манипуляции сознанием, никогда не иссякнет страстный интерес к феномену нацистского государства, которое «всего лишь за двенадцать лет своего существования построило удивительно эффективную систему управления людьми, заслужило их бесконечную преданность и обратило эти факторы в реальные военные, политические и экономические успехи». 1
         Объект  исследования:  политическая пропаганда в российских СМИ.
         Предмет исследования: особенности модели и технологий пропаганды, её основные источники.
         Цель  исследования: изучение политической пропаганды, выявление особенностей функционирования существующих методов, ёё видов, форм, технологий.
         Психологические предпосылки пропаганды существовали еще в первобытном обществе, собственно о политической пропаганде можно  говорить со времени зарождения первых форм государственного устройства, а о современном виде этого явления - с возникновения массовых способов тиражирования информации, повышения сознательности масс и роста значения общественного мнения в политической жизни общества. Развитие этого феномена в России несколько запаздывало, а в ХХ-ом веке развивалось по модели тоталитарной пропаганды. 
     
     

        
 

             Глава I.   История возникновения пропаганды в СМИ и  методы ее применения.
         Понятие «пропаганда» возникло и закрепилось  в связи с деятельностью католической церкви: в 1622 г. была организована так называемая Конгрегация пропаганды веры, целью которой была миссионерская деятельность. Однако уже давно под пропагандой понимается любое целенаправленное воздействие на массы с целью формирования у них определенных убеждений и установок. 
         Почетное  место в истории становления  современной пропаганды принадлежит  средствам массовой информации. Если вести их родословную от станка Гутенберга, то, памятуя уже о том, какую  роль он сыграл в ходе европейской  Реформации, можно сказать, что вся история СМИ – это история пропагандистского воздействия. Однако наиболее отчетливым образом СМИ ориентировались на выполнение пропагандистских задач в моменты наивысшего напряжения политической системы – во время войны. При этом военно-государственная машина не просто использовала СМИ как временное средство: в ходе подгонки под цели военной пропаганды сами массмедиа претерпевали серьезные и необратимые изменения. Поэтому история современной военной пропаганды является одновременно историей самих СМИ.
         Возникновение той структуры массмедийного  представления, которая нам известна сегодня и которая предполагает наличие более или менее независимых  журналистов, освещающих военные события, относится, однако, к более позднему времени. Первая «война в прессе» возникает лишь во второй половине XIX в. и имеет непосредственное отношение к России. Речь идет о Крымской войне 1853–1856 гг. Именно в ходе этой войны армию союзников, воевавших с Россией, сопровождали английские и французские корреспонденты, подробно освещавшие в первую очередь осаду и взятие Севастополя. Наиболее известным из них был Вильям Говард Рассел, сотрудник лондонской Times, которого часто называют также первым военным корреспондентом. Критические репортажи Рассела вызвали яростные протесты военных, обвинивших его, в частности, в нарушении военной тайны в ходе освещения осады Севастополя. Описывая в своих сообщениях численность и местоположение войск осаждающих, он якобы сослужил хорошую службу Николаю I. В связи с этим в Англии разгорелась общественная дискуссия, в которой победили военные. В конце войны, 25 февраля 1856 г., была введена военная цензура. Это создало прецедентный случай, определивший логику отношений СМИ и военных структур на все последующее столетие. Остается добавить, что газета Times во время Крымской войны увеличила свой тираж почти на треть, что продемонстрировало вполне очевидный экономический смысл медиатизации военной темы. Этот экономический момент является одним из важнейших для понимания всей последующей истории взаимоотношений между СМИ и войной.
         Новый этап взаимоотношений между войной и медиа начинается вместе с Первой мировой. Именно здесь средства массовой информации превращаются в инструмент массовой пропаганды, которая стала  неотъемлемым структурным элементом как этой, так и следующей мировой войны. В ходе последней огромные пропагандистские машины были созданы всеми основными воюющими сторонами. Совершенно особое положение применительно к теме пропаганды занимает в XX в. Советская Россия. Однако именно в силу того, что СМИ как инструмент пропаганды функционирует здесь в режиме военного времени практически без перерывов с начала Первой мировой войны и до эпохи «гласности», эта тема заслуживает отдельной статьи.
         Можно сказать, что опыт массовых войн XIX –  первой половины XX в. продемонстрировал своеобразный «симбиоз войны и средств массовой информации» (Т. Доминиковский). Невозможно себе представить одно без другого. Средства массовой информации выполняли функцию массовой мобилизации населения, задавая для него такую степень переживания сопричастности происходящим на фронте событиям, которую иначе просто невозможно было бы достичь. Голос Юрия Левитана, например, до сих пор остается узнаваемым для большого числа граждан бывшего СССР. А без сопричастности, создаваемой СМИ, невозможно себе представить и ту степень массовости и напряжения, с которой велись эти войны. Данная тенденция достигла своего апогея во время Второй мировой войны, когда основные воюющие стороны превратили средства массовой информации в часть военно-мобилизационного механизма, организовав мощные пропагандистские машины, контролирующие характер медийного освещения военных действий. Массовые войны, со своей стороны, всякий раз давали новый качественный толчок техническому развитию медиа: без войн мы имели бы сейчас совершенно другие средства массовой информации. Те изменения в структуре и формах медийной репрезентации событий, которые являются следствием активного участия средств массовой информации в военных действиях начиная с XIX столетия, позволяют говорить о том, что информация в современном мире была подвергнута милитаризации, последовав в этом за промышленностью и наукой.2 
     
     
     
     

        1.1. Виды политической пропаганды.
         Сегодня спустя более десяти лет после  краха прежней, тоталитарной, системы  государственного устройства потребность в пропаганде не уменьшилась, а возросла. Телевидение - один из самых мощных пропагандистских инструментов. В свое время теоретик психологической войны и пропаганды П. Лайнбарджер мечтал о таком инструменте: "Пропагандистские кинофильмы очень редко проникают на территорию противника... Возможно, что задача соединения двух важнейших качеств этого средства пропаганды - увлекательность и транспортабельность будет решена с развитием телевидения". Предсказанию было суждено сбыться. 
         Сегодня в России можно говорить, по крайней  мере, о трех видах политической пропаганды: повседневная, кризисная  и предвыборная.
         Повседневная  пропаганда выражается в регулярных контактах представителей власти с  телевидением. Узнаваемость образа, ставшая необходимым условием успешной деятельности и легитимности власти, диктует политикам определенные модели поведения. Они вынуждены уделять много внимания выступлениям на телевидении, всевозможным интервью, участию в реальных и специально организованных PR - мероприятиях. В зависимости от действующего лица в России можно выделить политические коммуникации президента, правительства, парламента, региональной власти. Однако после выборов 2000 года наметилась тенденция превалирования пропагандистской информации о президенте над информацией о других участниках игры. 
         Важное  место на телевизионном экране занимает пропаганда деятельности правительства. Тем не менее, эта информация также  часто связана с личностью  главы государства, как бы заслонена  или подменена ею. Д. А. Медведев принимает активное участие в работе различных министерств и ведомств, сам занимается популяризацией правительственных программ.  Падает интерес телевидения к нижней палате парламента. Сохраняются традиционные передачи, посвященные законодательному собранию, парламентарии по-прежнему часто приглашаются для участия в шоу, круглых столах и т.п. Но Государственная дума уже не может быть серьезной оппозицией Кремлю ни в жизни, ни на экране. При значительном снижении статуса Совета Федерации уменьшается доля информации о губернаторах и верхней палате парламента в телевизионных выпусках. Одновременно растет интерес к новому органу власти "Государственному совету", в котором ключевой фигурой также является президент. 
         Кризисные коммуникации можно контролировать с помощью техники spin doctor, существующая как отдельное направление в рамках западных паблик рилейшнз. Бренда Брюс выделяет две ее возможные стратегии: подготовка общественного мнения перед событием и исправление освещения в случае, когда материалы прессы начинают принимать нежелательное направление. Метод "спин-доктор", рассчитан в основном на бизнес, но с успехом применяется в политике, особенно в России, где кризисные ситуации бывают часто. К кризисной пропаганде можно отнести освещение всех правительственных кризисов, а также прохождение в нижней палате парламента бюджета при Ельцине. Информационные войны также можно отнести к типу кризисных политических коммуникаций. Подобные кампании сопровождаются обнародованием большого количества компрометирующей информации, которая не обязательно соответствует действительности. Могут использоваться разные методы манипуляции, среди наиболее популярных - метод "забрасывания грязью". 3 
         Для ведущих, которые специализируются на негативной, заказной информации по поводу какого-либо политика, бизнесмена, критики придумали неофициальное прозвище "телекиллер". Самый популярный из них - С. Доренко: на его счету война с олигархом Б. Березовским, политиками А.Чубайсом, Б.Немцовым, московским мэром Ю.Лужковым и экс-председателем правительства Е. Примаковым. Сегодня телевизионные информационные войны считаются одним из наиболее эффективных методов политической борьбы.
         Избирательные кампании остаются самым насыщенным политической пропагандой периодом на ТВ. Интенсифицируются все способы символической борьбы. Меняется общая направленность программ, агитационный характер приобретают многие развлекательные и публицистические передачи, появляются специальные предвыборные блоки.
                                   1.2. Методы пропаганды.
         Анонимный авторитет, излюбленный прием введения в заблуждение, активно используемый всеми СМИ. Он относится к т.н. «серой» пропаганде. Давно доказано, что одним из самых эффективных методов влияния является обращение к авторитету. Авторитет, к которому обращаются, может быть религиозным, это может быть весомая политическая фигура, деятель науки или другой профессии. Имя авторитета не сообщается. При этом может осуществляться цитирование документов, оценок экспертов, свидетельских отчетов и других материалов, которые необходимы для большей убедительности. Примеры: «Ученые на основании многолетних исследований установили...», «Доктора рекомендуют...», «Источник из ближайшего президентского окружения, который пожелал остаться неизвестным,  сообщает...». Какие ученые? Какие доктора? Какой источник? Сообщаемая таким образом информация в большинстве случаев является ложью. 
           Ссылки на несуществующий авторитет  придают ей солидность и вес  в глазах обывателей. При этом  источник не идентифицирован и никакой ответственности за ложное сообщение журналисты не несут.
         «Будничный» или «обыденный» рассказ используется, например, для адаптации человека к информации явно негативного, вызывающего отрицание, содержания. В специальной литературе этот метод описывается спокойно и по-деловому. Так, если нужно приручить людей к насилию, крови, убийствам, злодеяниям всякого рода, то благообразный телеведущий со спокойным лицом и ровным голосом, как бы походя, сообщает Вам ежедневно о самых тяжких злодеяниях. Через несколько недель такой обработки население перестает реагировать на самые чудовищные преступления и массовые убийства, творящиеся в обществе. (Наступает психологический эффект привыкания). Данный прием применялся, в частности, во время государственного переворота в Чили (1973), когда было необходимо вызвать индифферентность населения к действиям пиночетовских спецслужб. На постсоветских просторах его активно применяют при освещении массовых акций протеста, действий политической оппозиции, забастовок и т.д.
           Такой прием позволяет СМИ  сохранить иллюзию объективного  освещения событий, но, в то  же время, девальвирует значимость  произошедшего, создает у массовой  аудитории представление о данном  событии как о чем-то малозначительном, не стоящим особого внимания  и, тем более, общественной оценки.
         Метод «забалтывания» используется, когда необходимо снизить актуальность или вызвать негативную реакцию к какому-либо явлению. Используя его, можно успешно бороться с противником, непрерывно восхваляя его к месту и неуместно говоря о его необыкновенных способностях, постоянно держа на слуху его имя, явно преувеличивая его способности. Очень быстро это всем надоедает и одно имя этого человека вызывает раздражение. Авторов такого мероприятия очень трудно уличить в намеренной дискредитации, так как формально они прилагают все усилия для восхваления. 
               Во время выборов данный прием активно применяется в форме «информационного взрыва» или массированого «слива компромата». Цель — вызвать усталость и головную боль у людей, отбить у избирателей желание интересоваться тем, что за душой у того или иного кандидата.

         Еще метод «забалтывания» нередко применяется для создания т.н. «информационного шума», когда за потоком второстепенных сообщений нужно скрыть какое-то важное событие или главную проблему.
         Обратная  связь.  Люди, выступающие в каком-либо действе в качестве участников, в большей степени меняют свои взгляды в пользу мнения, рекомендуемого ее сценарием, чем пассивные наблюдатели происходящих событий. Это установили многочисленные психологические эксперименты. Иллюзия участия в дискуссии по какой-либо актуальной проблеме приводит к большему изменению мнений и установок, нежели простое пассивное восприятие информации. Для того, чтобы у аудитории не возникало ощущения одностороннего воздействия и комплекса «безучастности адресата», современными СМИ широко практикуются способы, так называемой, «обратной связи» в различных формах: звонки в студию во время прямого эфира, выбор по телефону варианта ответа на поставленный вопрос и др. Подобный «макияж» призван создать у массовой аудитории иллюзию участия в информационном процессе. Псевдосоциологические опросы (когда во время эфира зрители по телефону голосуют за тот или иной ответ) чаще всего являются лишь способом формирования общественного мнения, а не его реальным отражением, то есть разновидностью обычной пропагандистской манипуляции. Вопросы формулируются таким образом, чтобы создать у аудитории «правильный» взгляд на ту или иную проблему. Они направляют ход наших размышлений в конкретном направлении. Блестящий пример манипуляции подобного рода был осуществлен одной московской радиостанцией в конце 1990-х, которая после многократного повторения сообщения о сложностях с бензином в Петербурге задала своим слушателям вопрос: «Нужно ли поставлять горючее в Югославию?» При этом не было никакого упоминания мнений профессиональных экспертов о причинах сложностей с горючим и информации о потере экспортных доходов России в случае срыва поставок в Югославию. В итоге 75% людей, позвонивших на станцию, дали отрицательный ответ.
         Отвлечение  внимания. Для пропаганды, как и любого другого вида манипуляции, важной задачей является подавление психологического сопротивления человека внушению. Поэтому, по мнению большинства специалистов, любая пропаганда должна  быть комбинацией развлекательного, информационного и убеждающего компонентов. Под развлечением понимается любое средство, которое возбуждает интерес к сообщению и в то же время маскирует его истинный смысл, блокирует критичность восприятия.
         В 1960-е годы было обнаружено, что сообщения, направленные против какого-либо мнения или установки, оказываются более эффективными, если в момент их передачи отвлечь внимание получателя от содержания сообщения (например, проигрывая популярную музыкальную мелодию). В этом случае затрудняется осмысление информации получателем и выработка им контрдоводов — основа сопротивления внушению. Исследования 60-х годов повысили эффективность манипуляции в прессе и на телевидении. Газеты стали применять «калейдоскопическое» расположение материала, разбавление важных сообщений сплетнями, противоречивыми слухами, сенсациями, красочными фотографиями и рекламой. Телевидение стало по новому компоновать видеоряд, точно подбирая отвлекающие внимание образы. Сегодня практически все новостные телепередачи представляют собой калейдоскопический набор привлекательных визуальных образов и информационных сообщений о никак не связанных между собой событиях. В этом есть своя логика. Так, И. Калинаускас считает, что когда разнообразной информации слишком много, человек оказывается не в состоянии ее осмысленно обработать. Поэтому приходится вписывать ее себе в сознание как единое целое, т.е. воспринимать ее некритично.  
         Создание  угрозы. Еще один прием «стратегического» характера, воздействующий на эмоции массовой аудитории. Его главная задача — любым способом заставить нас бояться. Деморализованные и запуганные люди делают или хотя бы одобряют действия, которые этим людям вовсе не выгодны. Чаще всего технология следующая. Иллюзорная или реально существующая опасность какого-либо явления (например, терроризма) многократно усиливается и доводится до абсурда. СМИ устраивают истерию по поводу очередной «глобальной угрозы», вызывая у людей массовый страх с целью создания благоприятной обстановки для манипуляции массовым сознанием — прежде всего, в политических целях. Прием создания угрозы широко используется и коммерческой рекламой. Сегодняшняя реклама очень успешно эксплуатирует наши страхи и психологические комплексы, которые сама же и создает. 
         Ядовитый  сэндвич. Этот пропагандистский прием активно использует возможности психологического влияния за счет структуризации текста. Всегда предпочтительнее не лгать, а добиться, чтобы человек не заметил «ненужной» правды.
         Коммуникатор  дает позитивное сообщение между негативным предисловием и негативным заключением. При наличии определенных способностей и опыта коммуникатора, положительное сообщение как бы исчезает от внимания аудитории.
         Очень хороший прием, активно используемый теми СМИ, которые претендуют на «объективное освещение событий» и стремятся  создать себе имидж в стиле  «только факты, ничего кроме фактов». При таком структурировании событий объективность формально соблюдена, но эффект «ненужных» сообщений девальвирован. 4 
     
               
       Глава II. Модели политической пропаганды на ТВ.
         Многие  специалисты по СМИ, в том числе  и западные (Ж. Эллюль, Э. Пратканис, Г. Лаассуэл, М. Пикеринг, Ф. Вебстер и др.), отмечают необходимость пропаганды в любом обществе. Как вполне резонно замечает американский исследователь Дж. Мэррилл, все дело в трактовке термина: «Если мы определим это понятие  как беспардонное широкомасштабное распространение лжи и заведомой дезинформации, тогда, вероятнее всего, СМИ не участвуют в этом процессе. Но если мы займем более реалистичную позицию и будем рассматривать пропаганду как намеренное продвижение определенных идей и действий, то тогда получится, что пресса полна пропагандистских материалов. 5
             XX столетие коммуникависты называют «веком пропаганды». Именно в это время массы получают возможность серьезного влияния на политический процесс, а элиты вступают в борьбу за контроль над их сознанием и поведением. Кроме того, появление новых средств массовой информации предоставляет им необходимые для этого возможности. В режимах диктаторского типа контроль осуществляется постоянно, путем интенсивной и открытой пропаганды, в демократических – борьба за массы обостряется преимущественно перед выборами, когда различные политические силы пытаются навязать избирателям своего кандидата и свою трактовку событий. Таким образом, несмотря на реальное существование пропаганды в любом обществе, следует разделять по меньшей мере две ее модели: плюралистической пропаганды (демократические общества) и монопропаганды (системы диктаторского типа).
                  Между ними есть существенные  различия, обусловленные способностями  режимов, в рамках которых они  формируются  и работают. В системах диктаторского типа роль главного пропагандиста выполняет государство. Гражданское общество подавлено, интересы и желания  частного человека в расчет не берутся. Пропаганда формирует унифицированное сознание, основанное на принятой в этом обществе идеологии. Коммуникация влияния и силовое регулирование со стороны государства – два основных инструмента поддержания в нем легитимности власти. Напротив, при демократии гражданское общество достаточно автономно по отношению к государству, поэтому существование пропаганды  старательно скрывается. Чаще всего и само понятие «пропаганда» употребляется в негативном смысле. Предположение о внушении противоречит самой идее свободы выбора, неприкосновенности частной жизни и праву на получение информации. Кроме того демократический режим отчасти более устойчив и менее нуждается в массированной пропаганде. В идеале многопартийная политическая система и свободные выборы обеспечивают ему систему сдержек и противовесов: любое недовольство граждан страны будет направлено скорее против правящей партии, а не существующего строя в целом.  
     
     
     

            Российская модель пропаганды.
 
         Очевидно, что после 1991 года на смену монопропаганде в России приходит плюралистическая модель. Это подтверждают следующие  моменты :
         Во-первых, ликвидируются общественные институты, занимающиеся пропагандой, упраздняется Главное управление по делам литературы и издательств (Главлит), вместе с  КПСС исчезает и ее отдел пропаганды;
         Во-вторых, меняются отношения власти и средств  массовой информации. Государство лишается монопольного права на издания периодической печати, а затем на теле-  и радиовещание;
         В-третьих, в большинстве случаев оно  теряет и прямой контроль над СМИ. Сначала происходит приватизация газет, затем более сильных «манипуляторов сознанием» - радио и телевидения;
         В-четвертых, увеличивается количество участников политической деятельности и субъектов  пропаганды. Многопартийная система  и свободные выборы теоретически предполагают равные возможности пропаганды для всех кандидатов, даже оппозиционных действующему режиму;
         В-пятых, меняется цель пропаганды. В условиях свободной конкуренции политики используют ее для укрепления своей  позиции и привлечения сторонников;
         В-шестых,  по преимуществу используются приемы «мягкой пропаганды», которые позволяют пропагандистам скрыть манипуляционные действия от читателей и зрителей.
           Необходимо отметить, что принципы построения новой модели в основном были заимствованы у западных демократий. Однако стремительность перемен помешала российским журналистам, юристам, специалистам по рекламным коммуникациям и т.п. критически отнестись к опыту своих коллег. Вместе с ее положительными элементами были скопированы и многие отрицательные. В первую очередь следует отметить усиление влияния  на политику СМИ частных владельцев, т.е. зависимость пропаганды не от государства, а от крупного бизнеса. Американский коммуникативист Г. Шиллер так описывает подобную ситуацию, сложившуюся в США: заправилы СМИ Америки «создают, обрабатывают, ловко оперируют распространением информации, которая определяет, в конечном счете, и наше поведение». 6
         Похожее происходит и в России. Информационную политику частного телевизионного канала начинают определять его владельцы, которые используют ТВ в своих  интересах, особенно в предвыборный период.
         Одновременно  манипуляционные возможности пропаганды увеличиваются за счет использования  ТВ. Телевидение перемещает политическую борьбу в виртуальное пространство экрана: для окончательной победы на выборах более важным становится не реальный политический капитал, а искусное владение методами пропаганды. Этот тезис могут проиллюстрировать второе место на выборах в Госдуму-1999 «Единства» (блок был сформирован и завоевал популярность всего за три месяца) и победа в марте 2000 г. Бывшего президента В.В Путина (он был заявлен в большой политике только за полгода до голосования).  
         Новое российское законодательство дало СМИ  некоторые гарантии от вмешательства  в информационную политику государства, но не обеспечило надлежащей защиты от владельцев. А именно  позициями, по преимуществу определяется политика  издания из канала.  Кроме того, российское законодательство слабо регламентирует использование в предвыборной кампании такого мощного инструмента влияния, как телевидение. Юридически затраты на ТВ-рекламу должны укладывать в сумму, отведенную Центризбиркомом. В данном случае речь идет о явной, платной рекламе. Фактически же освещение деятельности того или иного кандидата зависит от скрытых финансовых возможностей политика и позиции ТВ-магната.
         Как уже сказано, и в техническом (средства связи, телевизионная техника), и  технологическом плане (приемы пропаганды) Россия практически не отстает от западных демократий. Большинство методов  коммуникации влияния были апробированы еще в советское время: «ложная документация», «эмоциональный подсказ», «забрасывание грязью», «мифотворчество» и т.п. Прием «забрасывание грязью» также был хорошо известен: для любого пропагандистского сообщения тщательно отбирались эпитеты и терминология. 
         Однако, анализируя российскую модель пропаганды, нельзя забывать о многих ее национальных особенностях, которые до поры до времени могут просто находится в скрытом состоянии. В первую очередь это авторитарные тенденции, которые по мнению ряда ученых свойственны культуре нашей страны.
         Даже  после потери прямого контроля нал  ТВ, власть продолжает оказывать серьезное  влияние на его информационную политику и относится к телевидению  как к инструменту влияния. Оно  продолжает контролировать процесс  выдачи лицензий на вещание и может ими наказывать и благодарить. В то же время государство не стремится получить прямой контроль над телевизионными каналами только до тех пор, пока интересы медиамагнатов не противоречат его собственным.
         Авторитарные  ценности сохраняются и в модели мира российских журналистов. Согласно социологическим исследованиям, будущий политический строй большинство определяет как «государство с элементами либерализма» (32,5% опрошенных журналистов), а 23% - как демократическое государство. Одновременно идеализированное представление о власти проявляет себя в отношении журналистов к официальной информации: «расследовать, перепроверять факты, связанные с заявлениями, утверждениями правительства» стоит у них только на 8-м месте. Если говорить о читателях и зрителях, у них тоже нет стремления перепроверять и контролировать избранную власть. Достаточно высок в России процент комфортного голосования, т.е. голосования за лидера.
    и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.