На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Садомазохизм современного человека

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 04.06.2012. Сдан: 2010. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


       Содержание

 

        Введение

       Актуальность  темы садомазохизма заключается в том, что в наши дни его можно рассматривать не только как общепринятое понятие, связанное с деструктивным поведением. Садомазохизм современности- это прежде всего моральное восприятие реальности. Несправедливо устроенное общество, основанное на эксплуатации человека, паразитизме одних за счет других, жесткой иерархичности подчинения, господстве чинов и титулов, все это рождает в психике угнетателей чувство собственного величия по отношению к низшим сословиям, а в психике угнетенных чувство униженного подчинения, беспомощности и слабости. Эта система внутренних ощущений возникая под воздействием общественного строя складывалась тысячелетиями. Человек, формируясь как личность в системе таких иерархичных, неравноправных, несправедливых, жестоких и циничных отношений всегда знал свое место и четко представлял себе, как он должен вести себя с высшими или с низшими по отношению к себе индивидами. Это и создавало в нем садомазохистскую природу души. Терпеть насилие и унижение, далеко не всегда физическое, но всегда мучительное, унижать других самому указывая им их рабское Место в социуме, пытаясь хоть как-то сохранить свое положение.
       Садомазохизм  в современных нам формах существования  происходит из невозможности человеком  преодолеть эти отношения и выйти на путь беспрепятственного самостоятельного творческого развития. Садомазохизм является иррациональной сексуально окрашенной психической склонностью происходящей из бессознательных позывов причинять и испытывать страдания в целях получения удовольствия. Садомазохизм, несмотря на то, что примеры его сексуального проявления наиболее интересны, проявляется и в других областях человеческой жизни. Садомазохистскими по своей природе являются отношения родителей и детей, когда те и другие поочередно или и с одной стороны насилуют друг друга, заставляя испытывать психические страдания.
       Садомазохистски выстроены отношения на работе и, особенно в армии, где мы можем  отчетливо наблюдать садомазохизм как иерархическое явление. В  учебных заведениях, особенно в школе так-же существует садомазохистская система отношений. И всё это через различные институты, будь то институт брака, половых отношений, семья, все это пока существуют эксплуататорские, как следствие неравноправные отношения, призвано закреплять в психике людей старые отношения, тормозить в ней прогрессивные перемены, переключать ее на тупиковые формы удовольствия через страдание. Это явление на самом деле входит в жизнь гораздо большего количества людей, чем принято думать. Социальная антропология отличается акцентом на антропологическое измерении социальных феноменов, поэтому проблема садомазохизма приходится здесь как нельзя кстати.
       Степень научной-разработанности  проблемы.
       Маркиз  де Сад считал садомазохизм высшим проявлением свободы человека и  даже называл своих героев "либертенами" - от французского слова "либерте". В соответствии с теорией американского психолога Берна садомазохизм могут практиковать психически здоровые люди - из чистого любопытства, просто потому, что это сейчас модно, а в Интернете полным-полно садомазокартинок. А Симона де Бовуар, наоборот, полагает, что причина садомазохизма - "в попытке компенсации эмоционального единства партнеров, позволяющего одновременно забыть себя и осознать реальность другого существа". Садомазохизм - по Э.Фромму - черта авторитарной личности, характеризующаяся стремлением к унижению и мучению слабых и в то же время стремлением самому быть жертвой и подчиняться сильным. Зигмунд Фрейд называл садомазохизм "результатом деструктивных фантазий, направленных против самого себя". Фрейд в ст. «Три очерка по развитию сексуальности» полагал, что садизм и мазохизм достаточно неразрывно существуют в одном и том же человеке. Единственно — какое-либо одно «качество» "может быть представлена в несколько большем виде, хотя вполне допустимо и своего рода «равновесие». Трактовка садомазохизма в современном фрейдизме может быть представлена Ж. Лапланшем, французским психоаналитиком. Лапланш подчеркивает экзистенциальное и концептуальное противоречие феномена и понятия садомазохизма: удовольствие в неудовольствии. Вслед за Фрейдом, для которого удовольствие от собственного страдания более понятно, чем удовольствие от причинения страдания другому человеку, Лапланш видит в мазохизме сексуально (и логически) первичную позицию. Неофрейдистский подход к садомазохизму развивает Эрих Фромм, который отказывается от мысли о первичности мазохизма в садомазохизме и о сексуальной основе садомазохизма. Фромм видит ядро садизма в желании абсолютной и полной власти над любым более слабым живым существом. При этом в цивилизованном обществе психический садизм встречается чаще, чем физический, о чем говорит власть родителей над детьми, начальников над подчиненными, учителей над учениками . Садизм — это один из способов ответа на антропологическую проблему человеческой конечности; обычно он свойствен людям, которые чувствуют себя ущемленными.
       Названия  «садизм» и «мазохизм» были предложены в 1886 году сексологом Рихардом фон Крафт-Эбингом. Первое происходит от имени маркиза  де Сада (использовал в творчестве сцены сексуального насилия), второе — от имени Леопольда фон Захера-Мазоха (описывал подчинение женщине и получение удовольствия от унижения полученного во время наказания)
       Объект  исследования: Современный человек
       Предмет исследования: Садомазохизм в современном обществе
       Цель: интерпретация садомазохизма как характерной черты современного человека
       Задачи:
    Выявление особенностей современного человека и социо- культурных потребностей.
    Теоретико- методологические подходы.
    Рассмотреть специфику садомазохизма в современном обществе.
 

        1. Сущность  садомазохизма и  его проявления

       1.1. Этимология понятия

       Термины “садизм” и “мазохизм” впервые  ввёл немецкий психиатр Р. фон Крафт-Эббинг в 1886г. Они были образованы от имен писателей  Маркиза де Сада и Л. фон Захера-Мазоха, подробно описавших феномены в своих произведениях1.
       Флагелляция (лат. flagelloflagellatum – бичевать), – причинение болевых раздражений ударами длинных гибких предметов (например, плети или бича).
       В XVII веке подобные истязания были широко распространены в монастырях в качестве епитимьи, – считалось, что в результате этих действий душа возвышается и очищается, а сознание возносится к Богу.
       Согласно  Р. Крафт-Эббингу: “Садизм есть ощущение полового удовольствия, доходящее до оргазма при виде и при испытывании наказаний и других жестокостей, совершаемых над человеком или даже над животным; садизмом называется также стремление причинять другим живым существам унижение, страдания, даже боли и раны с целью вызвать ощущение сексуального удовольствия”. В свою очередь, мазохизм – это “направленность полового влечения на представления, имеющие своим содержанием подчинение лицу другого пола, и на то, чтобы испытать его насильственные действия по отношению к себе”
       Первоначально он обозначал сексуальную девиацию, заключающуюся в достижении полового удовлетворения посредством духовного или физического страдания, причиняемого партнером или самим собой вместо, либо в ходе сношения. Позднее благодаря психоанализу получило распространение более широкое понятие мазохизма, относящееся к типу личности. Мак-Кэри сообщает, что мазохизм (девиация) наблюдается у 2,5% мужчин и 4,6% женщин. Таким образом, утверждение, будто мазохистские черты присущи женской натуре, а садистские - мужской, не соответствуют истине. Если родоначальник садизма маркиз де Сад - фигура хорошо известная, его книги издаются и в настоящее время, ему посвящено множество трудов, то человек, с чьим именем связано понятие мазохизма, сейчас почти предан забвению, а ведь он вполне заслуживает того, чтобы сказать о нем несколько слов. Леопольд Захер-Мазох (1836 -1895) был писателем, через все творчество которого красной нитью проходит мотив гордой властительницы ("Венера в мехах") с бичом в руке, обладающей безграничной властью над рабски преданным ей мужчиной. Почти все героини его книг - это сильные, демонические женщины, губящие своих поклонников. Подобная линия в его произведениях связана с событиями, имевшими место в жизни писателя.
       Ранее использовался также термин «алголагния» (от греческого «алгос» — боль и «лагния» — сладострастие), означающий влечение к причинению или претерпеванию боли. Однако исследования показали, что сама по себе боль не является фактором, вызывающим сексуальное наслаждение ни у садистов, ни у мазохистов. Сексуальное удовлетворение при садомазохизме обуславливается отношениями доминирования и подчинения, в которых причинение боли выступает лишь в качестве одного их элементов.
       В настоящее время садизм и мазохизм рассматриваются как проявления единого явления — садомазохизма. Это связано с тем, что в науке мазохизм нередко рассматривается как разновидность садизма, направленного на самого себя.

       1.2. Сущность садомазохизма

       Садомазохизм — сексуальное отклонение, заключающееся в достижении полового удовлетворения посредством душевного или физического страдания, причиняемого партнером или самому себе в процессе партнерских взаимоотношений2.
       Девиация  связана с желанием совершать действия, причиняющие боль, являются унижающими, показывают подчинённое положение человека, на которого направлены, либо быть объектом таких действий. В первом случае имеет место садизм, во втором мазохизм. Нередко индивид сочетает садистские и мазохистские действия, получая удовлетворение и от тех, и от других.
       Отдельные элементы садомазохистских практик  могут быть характерны и для нормальных сексуальных отношений. Например, похлопывание во время секса по попке, половым губам, клитору, грудям; нежные, лёгкие укусы сосков, губ, мочек ушей и т.д. Садомазохизм признаётся заболеванием только в случаях, когда подобные действия становятся основным элементом сексуальной жизни, а достижение сексуальной разрядки без их использования невозможно, и только когда это приносит серьёзные проблемы в персональной или рабочей жизни или приводит к насильственным половым актам.
       Садомазохизм  необходимо отличать от возможных проявлений агрессивности или жестокости, имеющих место в сексуальных ситуациях, которые не связаны с получением наслаждения.
       Термин  «мазохизм» также применяется в  психологии личности (Отто Кернберг) для описания склада личности, склонного к идеализации и сакрализации страданий.
       Согласно  Р. Крафт-Эббингу, данные формы сексуального взаимодействия являются сексуальными извращениями, так как “извращением - при существующей возможности естественного полового удовлетворения - необходимо считать всякое проявление полового инстинкта, не соответствующее целям природы, т.е. размножению”. Тем не менее, принимая во внимание относительно широкую распространенность садизма и мазохизма наряду с прочими аномалиями сексуального поведения, а также родственность садомазохистских проявлений некоторым чертам принятых отношений между полами, Р. Крафт-Эббинг допускал существование различных форм садизма и мазохизма: “Как одно извращение, так и другое могут при благоприятных условиях существовать наравне с нормальной половой жизнью. Как одно, так и другое выражаются актами, носящими либо подготовительный, предшествующий совокуплению характер, либо заменяющий, заступающий место последнего”.
       В распространенном значении садизмом принято  считать “ненормальную страсть  к жестокостям, мучительству, наслаждение  чужими страданиями”, а также “вид полового извращения, при котором  для получения удовлетворения необходимо причинить физическую боль партнеру”. Мазохизмом принято считать “получение морального удовлетворения от причинения себе нравственных страданий; самоистязание”, а также “вид полового извращения, при котором для получения удовлетворения необходимо ощущение боли”. В данных словарных определениях хорошо отражена тенденция к употреблению терминов “садизм” и “мазохизм” вне контекста сексуального взаимодействия людей, что значительно расширяет область употребления определяемых понятий.
       В психологии такое расширение понятиям садизма и мазохизма давал психоанализ. Например, З. Фрейд называл садизмом или “садизмом в собственном смысле слова” такую сексуальность, которая связана с насилием по отношению к другому человеку. Однако в более широком смысле он иногда называл садизмом насилие, не связанное с сексуальным удовлетворением (влечение к овладению, агрессивность, садомазохизм). Такое понимание термина широко распространилось в психоанализе, хотя З. Фрейд подчёркивал его нестрогость и возможную путаницу между садизмом и агрессивностью. Эта тенденция особенно проявляется в работах М. Кляйн и её последователей. В этих работах садизм отождествляется с агрессией и относится к ситуациям, в которых сексуальный элемент либо внешне отсутствует, либо, по меньшей мере, не осознаётся.
       Что касается мазохизма, то З. Фрейд считал, что в боли есть некоторое удовольствие, а потому незначительная доля мазохизма присуща каждой психологической структуре. Кроме того, подчеркивалась свойственная женской природе пассивность и зависимость, выражающаяся в мазохистском поведении. Однако, за исключением случаев мазохистских перверсий, либо поиск страдания, либо удовольствие, либо то и другое бессознательны. Такой вид мазохизма З. Фрейд определял понятием “эрогенный”. Оно обозначает сексуальную девиацию мазохистской направленности, основным условием которой является связь между сексуальным удовлетворением и болью. Наряду с эрогенным мазохизмом З. Фрейд также выделял “женский” и “моральный” мазохизм, не связанные напрямую с сексуальным компонентом.
         В продолжение точки зрения Р.фон Крафт-Эббинга и З. Фрейда, современная сексология рассматривает садистские и мазохистские черты, проявляющиеся до определенного предела, как элементы гиперролевого поведения. По мнению сексологов, в нормальном половом акте достаточно четко выступают определенные элементы садизма у мужчин и мазохизма у женщин, в связи с чем гиперролевое поведение обычно воспринимается как естественная мужественность или женственность и особого внимания сексопатологов не привлекает3.
       В случаях, когда садистские или мазохистские тенденции выходят за пределы нормального поведения, они считаются патологическим гипермаскулинным или гиперфеминным поведением и определяются как расстройства.
       Таким образом, определяющим фактором отнесения  садистских либо мазохистских элементов поведения к психическим расстройствам является переход ими границы “нормального поведения”. Известно, что граница “нормальности” в поведении, помыслах и побуждениях человека определяется при использовании большого количества инструментариев. В клиническом применении роль таких инструментариев выполняют диагностические руководства.
       Маркиз  де Сад не был первым, кто получал  наслаждение, мучая других, коего "заслуги" на этой ниве, отраженные к тому же и  в книгах его же авторства, были столь  велики, а литературные труды столь значительны, что именно в его честь весь этот беспредел и назвали садизмом. Аналогичным образом мазохизм "породил" в конце прошлого столетия австриец Л. Захер-Мазох, впервые описавший подобное сексуальное поведение добропорядочных, казалось бы, граждан в своей нашумевшей в то время книге "Венера в мехах", созданной и на основе личного опыта. Ну а потом кто-то сообразительный, объединил то и другое в единое целое, совпадающее с точностью двух половинок разорванного бумажного листа, в садомазохизм.
       Несмотря  на свое "устрашающее" звучание, садомазохизм людям просвещенным представляется куда более невинным, нежели отдельно взятые его составляющие - садизм и  мазохизм. Первое ассоциируется с  чудовищной жестокостью на уровне маниакальности, зачастую преступной и почти всегда насильственной по отношению к жертве. Второе - с некоей убогостью, неполноценностью и тоже маниакальностью.
       Но  то и другое в едином сплаве представляет, как правило, своего рода экстравагантную  игру, в которую партнеры вовлечены добровольно и в которую играют в согласии друг с другом. Недаром очень популярно выражение "садомазохистские игры". Степень жестокости этих игр определяется каждой парой или группой "играющих" индивидуально, однако понятно, что и здесь существуют грани разумного: если, скажем, партнеры находят удовольствие в нанесении друг другу увечий, то, даже если это происходит по обоюдному согласию, им все же самое место в психушке.
       Секс  приятен для людей сам по себе, непосредственным образом. Сексуальные  игры, в том числе и садомазохистские, удовлетворяют иные потребности, помимо секса или вместо секса: ненависть, злобу, гнев, страх, вину, стыд, смущение, стремление причинить вред, компенсировать собственную неадекватность или справиться с ощущением неполноценности - и иные чувства, которыми некоторые люди вынуждены замещать любовь. Используя собственную сексуальность в качестве своего рода приманки, играющие удовлетворяют свои желания настолько, чтобы поддерживать в себе состояние относительного комфорта. Это снимает внутреннее напряжение и попросту помогает человеку не рехнуться. Иногда, однако, напряжение становится настолько сильным, что никакое количество подобных развлечений уже не в состоянии облегчить его. Де Сад, например, погрязал в этом все сильнее и сильнее, пока не кончил в психиатрической лечебнице в Шарантоне, оставив на своем пути множество погубленных женщин.
       Типические  примеры конкретной разработки этой темы следующие4:
       1) трактовка садомазохизма в современном  фрейдизме может быть представлена Ж. Лапланшем, французским психоаналитиком, который был близок к Лакану, но во многом сохра нил независимую позицию. Лапланш подчеркивает экзистенциальное и концептуальное противоречие феномена и поня тия садомазохизма: удовольствие в неудовольствии.
       Вслед за Фрейдом, для которого удовольствие от собственного страдания более понятно, чем удоволь ствие от причинения страдания другому человеку, Лапланш видит в мазохизме сексуально (и логически) первичную по зицию. Чтобы разрешить сам парадокс «удовольствия в не удовольствии», он уточняет понятие удовольствия (различая удовлетворение от ослабления напряжения и функциональное удовольствие в данном конкретном органе), намечает возможности сближений, размежеваний, смещений между членами таких парных понятий, как «удовольствие—неудовольствие» и «наслаждение— боль», прорабатывает тонкие градации между такими состояниями, как представление о страдающем объекте, представление о себе как страдающем объекте, принуждение объекта к страданию внутри самого себя и др. При этом, вопреки Фрейду, утверждается, что ма зохизм (поиск увеличения напряжения и в этом смысле — не удовольствия) не может быть напрямую не связан с влечением к смерти (уменьшение напряжения);
       2) неофрейдистский подход к садомазохизму  развивает Эрих Фромм, который отказывается от мысли о первичности мазохизма в садомазохизме и о сексуальной основе садомазохизма. Если для Фрейда, рационалиста и гуманиста, представить себе сексуальный садизм и вообще садизм было труднее, чем мазохизм, то неофрейдисты иначе расставляют акценты в трактовке этой проблемы. Стремление причинить другим людям (пленным, старикам, детям, больным, представителям других рас) физическую боль типично для чело века вообще, о чем одинаково свидетельствуют и римский Колизей, и современные полицейские застенки. Т. о., вопреки классическому психоанализу, для которого в основе любого насилия лежит сексуальное насилие, Фромм видит ядро садизма в желании абсолютной и полной власти над любым более слабым живым существом. При этом в цивилизованном обществе психический садизм встречается чаще, чем физический, о чем говорит власть родителей над детьми, начальни ков над подчиненными, учителей над учениками (если учитель беззащитен, садизм проявляют ученики). Садизм — это один из способов ответа на антропологическую проблему человеческой конечности; обычно он свойствен людям, которые чувствуют себя ущемленными. Иногда элементы садизма в характере сдерживаются и не получают развития; но при определенных условиях (биологических, социальных, психологических) формируется т. н. «салический характер» (Сталин, Гиммлер), парадоксальным образом включающий элемент трусливости и готовности к подчинению (вождю, Судьбе, Революции и др.);
       3) пример экзистенциалистской версии  садомазохизма мы находим у  Сартра — в главе «Конкретные отношения с другими» из кн. «Бытие и ничто» (1943). В сартровской трактовке садомазохизма отобразились многие аспекты недописанной им экзистенциалистской этики, и в частности различные перипетии интерсубьективной диалектики с ее тщетными попытками избавиться от отчуждения. В разных обстоятельствах человек оказывается тем, что существует «в-себе», «для-себя», «для-других». И Я, и Другой равно стремятся к самоосвобождению и к порабощению другого. Взгляд Другого раздевает меня, властвует надо мной, крадет у меня мое бытие. Под тяжестью этого взгляда Я стремится раствориться в Другом, отказавшись тем самым от своей собственной субъективности. Эта первичная мазохистская установка приносит одновременно и радость (мнимого слияния с Другим), и чувство вины (перед собой и перед Другим). Однако отождествиться с Другим нам все рав но до конца не удается, и это подталкивает к проработке про тивоположной — салической позиции. Я встречает взглядом взгляд Другого и не отводит глаз: и тогда Другой признает мою свободу и подчиняется мне. И в этой позиции Я отказывается от отождествления с Другим, стремясь к безграничной свобо де, но средство для этого — ненависть или в лучшем случае безразличие к Другому. Но и эта (салическая) ненависть обре чена на поражение. Даже если бы Я отменил Другого, всех других, Я не упразднил бы ни прежнего существования Другого, ни своего собственного «бытия-ддя-других»: ключи от моего отчуждения Другой забирает с собою в могилу. Т. о., диалектика садомазохизма прочерчивает порочный круг противостояний в интерсубъективных взаимодействиях;
       4) тема садомазохизма специально  рассматривалась писателя ми  — экзистенциалистами, неоавангардистами,  постмодерни стами (в частности,  на примерах прототипов обеих  позиций — Захер-Мазоха и де  Сада). Так, П. Клоссовски видит в садомазохизме темную сторону философии Просвещения; М. Бланшо напоминает о правиле абсолютного эгоизма: поступая с другим по логике моего собственного удовольствия, я сохраняю за ним право так же поступить и со мной; Ж. Батай от мечает, что хотя обычно божественное и порочное кажутся нам отклонениями от нормы, самим средоточием человека выступает именно порок; С. де Бовуар приветствует у де Сада уход от иллюзорных отчуждающих абстракций и честный вы бор жесткости перед безразличием; для А. Камю садизм и мазохизм — истоки трагедии современного общества, где свобода нравов выступает как закономерное следствие самой возможности узаконенного убийства. Свое слово в этих обсуждениях сказал и Ж. Лакан (ср. «Кант и де Сад»), подчеркнувший психоаналитические и философские парадоксы со отношений между обеими формами желания и законом: выдвижение де Садом универсальных требований (пусть к телу, а не к душе) предполагает следование кантовскому категорическому императиву — ведь недаром «Философия в будуаре» появилась почти одновременно с «Критикой чистого разума». Современные дискуссии о садомазохизме вводят эту тему в контекст социально-властных отношений.

       1.3. Оценка садизма и мазохизма в диагностических руководствах

       Важным  этапом в развитии научных взглядов на природу сексуального садизма и мазохизма стало упразднение в диагностических руководствах таких терминов, как “извращение” и “болезнь” в отношении данных феноменов. В диагностическом руководстве МКБ-10 заменой слова “болезнь” стало “расстройство”, а в DSM-IV – “парафилия”. Все эти изменения были приняты с целью избежать определения сексуальных девиаций как психиатрических или сексологических расстройств, подчеркивая существование “клинически распознаваемого набора симптомов или поведенческих признаков, которые в большинстве случаев связаны с дистрессом или нарушением функций и всегда проявляются на индивидуальном уровне и часто – на групповом или социальном (но не только на последних)” .
       Одной из попыток проведения разграничения  между различными формами выраженности сексуальных девиаций стало введение в DSM-III-R критериев тяжести для парафилий. Так, выделялась легкая степень, при которой “личность испытывает выраженный дистресс от периодических парафильных побуждений, однако никогда не реализует их”; средняя: “личность изредка реализует парафильные побуждения”; тяжелая: “личность реализует парафильные побуждения с периодическим постоянством”5.
       В версии DSM-IV выделение степеней тяжести  более не проводилось, но предлагались два критерия, общие для всех парафилий: “А. существование на протяжении не менее 6 месяцев периодически повторяющихся, интенсивных, сексуально возбуждающих фантазий, сексуальных побуждений или поведения.
       Б. фантазии, сексуальные побуждения или  поведение вызывает клинически значимый дистресс либо нарушение в социальной, профессиональной или других важных областях функционирования.” .
       В последующей редакции диагностического руководства, DSM-IV-TR, при формулировке определения диагноза “садизм” учитывались  случаи садистических проявлений по взаимному согласию партнеров, поэтому окончательная версия определения предлагает считать садистом человека, который действует в соответствии с этими побуждениями по отношению к несогласному на такие действия лицу, либо данные побуждения, сексуальные фантазии или действия вызывают у личности значимый дистресс или сложности в межличностном общении .
       В принятой международной классификации  болезней МКБ-10 выделяются сходные  диагностические критерии:
       “G1. Индивидууму свойственны периодически возникающие интенсивные сексуальные влечения и фантазии, включающие необычные предметы или поступки.
       G2. Индивидуум или поступает в  соответствии с этими влечениями, или испытывает значительный  дистресс из-за них.
       G3. Это предпочтение наблюдается  минимум 6 месяцев”.
       Таким образом, наиболее существенным признаком  для диагностики парафилий является существование выраженного дистресса для индивида, подверженного “периодически возникающим интенсивным сексуальным влечениям и фантазиям, включающим необычные предметы или поступки”. В то же время, если в DSM-IV подчеркивается необходимость наличия дистресса или нарушений функционирования в одной из важных для индивида областей жизнедеятельности, то в МКБ-10 для диагностики парафилии достаточно одного из альтернативных вариантов – действия в соответствии с побуждениями, или, в случае бездействия, наличия значимого дистресса.
       Таким образом, в диагностические рамки  парафилий руководства МКБ-10 попадает значительно большее количество случаев, чем при использовании  критериев DSM-IV, ими являются индивиды, не испытывающие дистресс от своих необычных сексуальных побуждений, но действующие в соответствии с ними. В то же время, согласно критериям DSM-IV и МКБ-10, парафилиями не считаются “мысленные” или “символические” формы садизма и мазохизма, не вызывающие у индивида значительного дистресса и не находящие отражения в поведении.
       При диагностике парафилий возникают  также определенные сложности, связанные  с тем, что в последние десятилетия, по прошествии так называемой “сексуальной революции”, к исследователям садомазохизма  поступает все больше информации о его широкой распространенности среди обычных, в остальном психически и сексуально нормальных людей. По различным данным, распространенность садомазохизма в западном обществе оценивается в промежутке от 2% до 25%, причем, эти случаи представляют, в основном, люди, ни разу не попадавшие на прием к психиатру или сексологу по вопросам “необычного” сексуального поведения.
       В сексологии для обозначения таких  вариантов отклонения сексуальных  предпочтений приняты термины “парафилические  тенденции” – то есть, “деформирующие либидо установки, проявляющиеся
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.