На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Хронический простатит

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 04.06.2012. Сдан: 2011. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Введение.

 
Проблема хронического простатита в настоящее время  приобрела особую актуальность по ряду экологических, социальных и этико-моральных  причин, существенно увеличивших  заболеваемость. Важность проблемы связана также с тем, что воспаление предстательной железы может значительно нарушать ее функции, обеспечивающие мужскую фертильность, что, в конечном итоге приводит к ухудшению демографических показателей.  
 
Болезнь эта актуальна также для лиц, страдающих доброкачественной гиперплазией простаты,— возрастным заболеванием значительной части мужчин старше 60 лет, У которых простатит нередко осложняет восходящей инфекцией и кровотечениями хирургические и аппаратные вмешательства.  
 
Желание написать работу о простатите возникло у автора достаточно давно. Изданное в 1997 году пособие для молодых специалистов быстро разошлось, а актуальность вопроса и современные исследования, направленные на совершенствование методов диагностики и лечения, заставляют продолжить эту тему, пополнив ее новейшей информацией.  
 
В последние годы появилась (и не только у пациентов) тенденция упрощенно представлять простатит в основном как следствие инфицирования простаты, что, в свою очередь, порождает неоправданные надежды излечивать его с помощью адекватно подобранных антибактериальных препаратов. При этом нередко не учитываются индивидуально различные морфофункциональные изменения в железе, являющиеся предпосылкой для ее инфицирования и, естественно, сохраняющиеся и по завершении курса антибактериальной терапии. От характера и степени выраженности этих изменений зависят индивидуальные особенности комплексной терапии заболевания. 
 
Данная работа не претендует на исчерпывающую полноту освещения всех сторон проблемы простатита и должна рассматриваться как совокупность отдельных фрагментов этой поистине неохватной темы, нуждающейся в дальнейшем изучении. 
 
Мы не пытались дать собственную классификацию простатита (хотя в свое время и опубликовали ее) - их имеется вполне достаточно. К тому же приверженность какой-либо классификации создает иллюзию существования лечебных программ, соответствующих определенным формам болезни. Тем не менее, как диагностика, так и лечение простатита должны исходить из индивидуальных особенностей патогенеза, которые зависят от сложных этиогенетических составляющих, попытка обозначить которые сделана в соответствующем разделе. 
 
Течение простатита у каждого пациента сугубо индивидуально и требует соответствующего терапевтического подхода (здесь не имеются в виду формы, протекающие с наличием специфической микрофлоры и требующие применения определенных препаратов). Однако мы считаем необходимым напомнить о существовании дивертикулярной формы простатита, описанной и проиллюстрированной Б. С. Гехманом в его монографии «Уретрография и простатография», так как представление об этой патогенетической особенности развития заболевания дает в руки врача дополнительные терапевтические возможности, основанные на непосредственном введении лекарственных веществ в расширенные простатические альвеолы. 
 
Указанные обстоятельства создают перспективу дальнейшей разработки лечения простатолитиаза (камней предстательной железы), методика которого описана в книге (мною практикуется давно и не без успеха - прим. Б.А.Б.). В книге освещены вопросы взаимосвязи простатита и аденомы простаты.

Вопросы эпидемиологии простатита.

 
 
Термин "эпидемиология" в данном случае меньше всего имеет в виду контагиозность простатита. Значение этого понятия, как известно, не ограничивается инфекционными заболеваниями, обусловленными строго специфическими возбудителями. Этот термин используется также в отношении распространенных неконтагиозных заболеваний, например ишемической болезни сердца. Тем более допустимо и, более того, необходимо, использовать это понятие для изучения простатита, при котором элемент контагиозности в определенной мере все же имеется и который способен оказывать влияние на демографические показатели (в частности, на рождаемость), приобретая в связи с этим несомненную социальную значимость (В. И. Грищенко, Н. А. Щербина, 1997). 
 
По некоторым данным (И.Ф.Юнда, 1987) частота заболеваний хроническим простатитом за последние десятилетия увеличилась почти вдвое и сейчас этой болезни подвержена чуть ли не половина всех мужчин в возрасте от 20 до 50 лет. Можно не сомневаться, что из-за недостаточной специфичности и выраженности начальных проявлений простатита число болеющих им гораздо больше, чем число пациентов, обращающихся за помощью. Это не может не сказываться на частоте осложнений, включая и те, что снижают мужскую фертильность и соответственно показатель рождаемости. 
 
Причины роста заболеваемости простатитом различны и среди них можно отметить как социальные —  возросшую свободу полового общения, так и биологические — повышение агрессивности флоры, сапрофитирующей в урогенитальной системе, увеличение числа микробных штаммов, имеющих приобретенную устойчивость к антибактериальным препаратам, а также снижение общей резистентности населения под влиянием ухудшающихся экологических факторов. Всё это увеличивает вероятность присоединения инфекции к имеющимся функционально-динамическим застойным изменениям в простате. 
 
Одной из причин повышения агрессивности флоры является, как уже сказано выше, возрастающая свобода половых контактов и связанный с этим обмен между половыми партнерами микробными (точнее, полимикробными) ассоциациями, включающими условно-патогенную флору, что сообщает хроническому простатиту элемент контагиозности. 
 
Еще одна важная проблема — возрастающее распространение хламидийных форм воспаления простаты, составляющих сейчас около 15% общей заболеваемости простатитом (и без того достаточно большой) и соответственно хламидийной инфицированности сексуальных партнерш. 
 
Вследствие этого обстоятельства растет заболеваемость офтальмохламидиозом, особой формой хронического и трудно поддающегося лечению (к тому же часто рецидивирующего) фолликулярного конъюнктивита, возникающего при попадании хламидий в глаза. 
 
В связи с этим нелишне вспомнить латинское наименование возбудителя хламидиоза Chlamydia trachomatis, являющегося также возбудителем одного из известных социально обусловленных заболеваний— трахомы. Автору, работавшему в начале 60-х годов старшим инспектором лечебного сектора одного из областных отделов здравоохранения, пришлось принимать участие в ликвидации  последнего очага трахомы, упорно тлевшего в одном из глубинных российских районов. В результате почти непрерывных командировок офтальмологов из областного центра этот очаг был, наконец, с большим трудом ликвидирован. 
 
Ныне эвфемизм — "офтальмохламидиоз", вероятно, на какое-то время и поможет закрыть глаза на новое наступление претерпевшего патометаморфоз и, казалось, давно ушедшего в прошлое социального заболевания, но никак не уменьшит важности, по-видимому, вновь возникающей достаточно серьезной проблемы. 
 
Учитывая широкое распространение хламидийных форм простатита, а также возросшую свободу половых отношений, можно смело высказаться в пользу наличия этиологической связи между хламидийной генитальной инфекцией и так называемым офтальмохламидиозом. 
 
Борьба с офтальмохламидиозом, помимо лечения специфической инфекции, должна включать в себя также пропаганду гигиены сексуальных взаимоотношений.  
 
При оценке значимости эпидемиологических проблем простатита возникают следующие вопросы:

    может ли простатит вызывать или поддерживать воспалительные процессы гениталий (в том числе аднекситы и эрозии шейки матки) у половой партнерши?
    могут ли хронические воспалительные заболевания женских гениталий быть одной из причин возникновения простатита, а также снижать эффективность его лечения?
    способен ли простатит приводить к мужскому бесплодию?
    может ли наличие простатита приводить к срыву наступившей беременности?
    способен ли простатит обусловить появление тех или иных аномалий у будущего ребенка? 
    Сам по себе? 
    В результате применения определенных лекарственных препаратов в период, предшествующий оплодотворению?
    в какой мере высокая заболеваемость простатитом составляет резервуар патогенной микрофлоры?
    в какой степени широко практикуемая антибактериальная терапия простатита может служить причиной увеличения числа антибиотикоустойчивых форм микрофлоры?
    насколько широкая распространенность простатита способна влиять на основные демографические показатели (рождаемость, естественный прирост населения, общую заболеваемость, смертность)?
    отражается ли распространенность простатита на социальных показателях — соотношении количества браков и разводов, состоянии общественной половой морали?
    влияет ли на рост заболеваемости простатитом миграция населения?
    в какой связи с заболеваемостью простатитом находится распространенность венерических заболеваний, включая СПИД (учитывая возможную сексуальную неудовлетворенность половых партнерш)?
К сожалению, на все эти вопросы трудно дать однозначные ответы, вернее, ответы не могут быть одинаковыми для каждого конкретного случая, однако же, перечисленного вполне достаточно, чтобы убедиться в высокой социальной значимости такого широко распространенного (причем преимущественно среди молодежи) заболевания, каким является хронический простатит. 
 
Существует, однако, мнение (Л. Л. Гомелла, Д. Д. Фрайд, 1995), что лица, болеющие хроническим простатитом, имеют меньше шансов погибнуть от рака простаты уже в силу того обстоятельства, что они постоянно находятся под наблюдением врача и начальные проявления карциномы предстательной железы будут у них своевременно распознаны. 
 
Среди причин повышения значимости проблем, связанных с простатитом, можно отметить как рост заболеваемости, так и усугубление выраженности его клинического течения. 
 
Следует также указать на существование связи между простатитом и вероятностью развития в перспективе доброкачественной гиперплазии предстательной железы. Помимо этого, наличие простатита увеличивает возможность возникновения осложнений при хирургическом лечении этого заболевания. Это особенно актуально, если учесть, что хронический простатит встречается более чем у половины больных с доброкачественной гипертрофией простаты. Соответственно более чем у половины оперируемых по поводу аденомы простаты можно ожидать активизации урогенитальной инфекции в послеоперационном периоде. О. И. Братчиков указывает также на то, что одним из факторов, отягчающих симптоматику доброкачественной гиперплазии предстательной железы (ДГПЖ) и повышающих вероятность наступления задержки мочи, является значительное уплотнение капсулы простаты при длительном течении простатита, что препятствует увеличению наружных размеров железы и способствует давлению уретры. 
 
Анатомотопографические характеристики предстательной железы, а также ее функции обусловливают симптоматику ее заболеваний, а также степень эффективности терапевтических воздействий, применяемых при лечении простатита. 
 
Так, находящиеся между простатой и полостью прямой кишки восемь анатомических слоев (слизистый, подслизистый и мышечный слои кишки, рыхлая клетчатка, обеспечивающая смещаемость слизистой recti по отношению к простате, апоневроз Денонвилье, состоящий из двух плотных фиброзных пластинок, элементы венозного сплетения и собственная капсула простаты) создают определенные трудности для непосредственного проникновения в железу лекарственных веществ, вводимых в прямую кишку. 
 
В частности, на этом основании патентная экспертиза отвергла заявку на изобретение одного инженера, предложившего дырчатое массажное устройство, обеспечивающее, по мнению автора, поступление «непосредственно в простату» противовоспалительного средства — гидрокортизоновой мази — из тюбика, находящегося в рукоятке приспособления. 
 
Указанные особенности железы не исключают полезного эффекта при простатите теплых лекарственных микроклизм и ректальных суппозиториев, хотя действие компонентов последних осуществляется, главным образом, через общее кровяное русло. При этом вещества, всасывающиеся в прямой кишке, не проходят через систему воротной вены, их химическая структура не подвергается изменению в печени, что, несомненно, является положительной стороной ректальной лекарственной терапии

Патогенез хронического простатита.

 
Простатит, подобно  пиелонефриту, в значительной мере является собирательным понятием, включающим в себя неодинаковые по своей активности и распространенности воспалительные реакции, развивающиеся вследствие возникновения и стабилизации в железе разнообразных структурных и функциональных патологических изменений. 
 
Поскольку одного лишь проникновения микрофлоры в простату в большинстве случаев недостаточно для развития в ней воспалительного процесса, способствовать стойкому инфицированию железы могут так называемые предрасполагающие факторы. Эти факторы могут быть общими (нарушения гуморального иммунитета) и местными (нарушение дренажной функции ацинусов, снижение клеточной резистентности, ухудшение эффективности кровообращения в органах малого таза, нарушение уродинамики нижних мочевых путей). 
 
К предрасполагающим факторам, способствующим развитию нарушений кровообращения в малом тазу, относятся частые половые эксцессы, малоподвижный образ жизни, хронические запоры, токсическое влияние алкоголя и др. 
 
Исследования показывают, что венозный стаз в предстательной железе вызывает нарушение трофики и патологические изменения ее паренхимы. 
 
Общее состояние организма также играет важную роль в развитии простатита. Иммунологическая реактивность может быть снижена у больных с выраженными вялотекущими воспалительными процессами любой локализации, в том числе и у больных хроническим простатитом. 
 
Решением III Всесоюзного съезда урологов (1984) использование иммуномодуляторов при хроническом простатите рекомендовано только в соответствии с данными иммунограммы пациента. 
 
Таким образом, в этиопатогенезе хронического простатита можно выделить следующие основные факторы.

1. Возникновение в предстательной железе конгестивных или ретенционных процессов, связанных с неадекватным сексуальным режимом, малоподвижным, главным образом сидячим, образом жизни, сопутствующими заболеваниями (среди них главную роль играют привычные запоры), а также с конституциональными особенностями вегетативного статуса. 
2. Развитие в паренхиме простаты альтеративных изменений, а также снижение местной или общей реактивности, приводящее либо к ослаблению иммунитета, либо, наоборот, к гипериммунизации простатическим антигеном (не исключается и параллельное наличие указанных сдвигов иммунологического статуса). Сюда следует добавить влияние внешних токсических (частое употребление спиртных напитков и острых пищевых приправ) и гигиенических (переохлаждение) факторов. 
3. Присоединение (обычно per continuities) патогенной или активизировавшейся условно-патогенной флоры из задней уретры. 
4. Существование на указанной основе первичнохронического воспалительного процесса, протекающего с переменной активностью и приводящего к постепенному развитию склеротических процессов в простате.

 
В ходе развития хронического простатита в железе появляются участки деструкции с последующей фибротизацией. В зависимости от объема изменений конечным результатом процесса оказываются

    либо рубцовые изменения, сдавливающие соседние ацинусы и вызывающие застой их содержимого,
    либо замкнутая (кистообразная) или незамкнутая и сообщающаяся с уретрой (дивертикулярная) полость, в которой обычно скапливается сгустившийся секрет и отторгающийся эпителий, покрывающей ее внутреннюю поверхность.
 
В обоих случаях указанные морфологические  изменения способствуют поддержанию  хронического воспалительного процесса в предстательной железе. 
 
Среди большинства болеющих хроническим простатитом бытует мнение, что основной причиной возникновения заболевания является проникновение инфекции в предстательную железу. Это создает впечатление, что единственная задача лечения простатита — борьба с инфекцией и в случае ее уничтожения простатит будет излечен. 
 
При этом не принимается во внимание тот факт, что нормальная предстательная железа обладает достаточной естественной сопротивляемостью по отношению к микрофлоре, постоянно присутствующей в мочеиспускательном канале. Более того, первая стадия простатопатии, приводящая впоследствии к простатиту, обычно протекает без участия микрофлоры, которая лишь в последующем, после снижения локального иммунитета, присоединяется к первично асептически протекающему воспалительному процессу. 
 
Уже сам факт существования асептической формы простатопатии, каковой является простатоз, иногда называемый простатодинией, говорит о вторичности инфекционного начала в развитии простатита, хотя в дальнейшем инфекция и становится важным патогенетическим фактором. 
 
Особенности клинического течения хронического простатита, помимо его патоморфологии, определяются также фазовостью (точнее — степенью остроты) имеющегося в железе воспалительного процесса. 
 
Понятие «фазовость» в данном случае не следует понимать как «цикличность», поскольку под действием различных внутренних и внешних факторов степень активности воспалительного процесса может существенно изменяться. 
 
В связи с этим иногда наступают периоды латентного течения заболевания, во время которых даже может нормализоваться количество лейкоцитов в простатическом секрете и уменьшиться выраженность клинических проявлений. Понятно, что латентные фазы простатита не могут рассматриваться как полное выздоровление, поскольку сохраняющиеся морфофункциональные нарушения в простате при наличии различных провоцирующих факторов способны привести к воспалительному процессу. 
 
В происхождении простатита значительная роль принадлежит различным дисфункциям, нарушающим как процессы микроциркуляции в железе, так и ее адекватное функционирование. 
 
Прежде всего это неупорядоченная половая жизнь, причем в этом случае этиологическим моментом служит не только инфекционный фактор, но и длительное злоупотребление половой активностью. Подтверждением такому представлению служит параллельное увеличение заболеваемости простатитом по мере упрощения сексуального общения в современном обществе. Свобода половых отношений является физиологической противоположностью упорядоченным и не вызывающим сексуальных перегрузок семейным отношениям. 
 
Необходимым условием лечения простатита служит имеющаяся только в браке постоянная возможность удовлетворения возникающего полового возбуждения, т. е. отсутствие длительных фрустраций еще одного обстоятельства, мешающего лечению, и возможной причины постепенного развития простатита.

Простатит и бесплодие.

 
Одним из серьезных  осложнений простатита может быть нарушение  оплодотворяющей способности. Простатогенное снижение фертильности может иметь различные причины и чаше всего связано с контаминацией микрофлоры на спермиях и их ранней акросомной реакцией (П. Г. Морозов, 1990). Наличие сопутствующего простатиту везикулита усложняет патогенетическую основу имеющейся инфертильности в связи с ухудшением подвижности спермиев из-за уменьшения содержания фруктозы и цитрата в простатическом секрете и сдвига его рН в кислую сторону. 
 
Известно, что в предстательной железе осуществляется метаболизм половых гормонов, в связи с чем снижение ее андрогентрансформирующих свойств при воспалении может приводить к угнетению сперматогенеза (Л. С. 1983; С. Х. Аль-Шукри и соавт., 1998). Определенную роль в нарушении фертильности могут также играть нарушения копулятивной функции, связанные с длительно протекающим воспалительным процессом в предстательной железе. 
 
Сложность лечения нарушений фертильности при простатите состоит в отрицательном воздействии на сперматогенез большинства применяемых в этих случаях антимикробных препаратов. Учитывая это обстоятельство, следует предупреждать пациентов о вероятности таких осложнений в ближайшие три-четыре месяца после окончания антибактериальной терапии. 
 
Таким образом, определенный положительный эффект может давать патогенетическая терапия воспаления. Так, D. Canale and al. (1993) отмечают спермионормализующее действие нового нестероидного противовоспалительного препарата нимесулида при лечении хронического простатита. 
 
Одной из причин спермагглютинации является инфицированность простаты и семенных пузырьков кишечной палочкой у пациентов с простатитом. При этом спермагглютинация возникает при бактериальной концентрации 10, причем агглютинируется до 3/4 активных спермиев, соединяющихся при этом акросомальными зонами (М.Мопа М., 1994). Нередким вариантом снижения фертильности при простатите может быть развитие инфекционнотоксического бесплодия. П. Г. Морозов показал, что у 80% бесплодных мужчин с контаминацией уреаплазм на сперматозоидах, снижающей их подвижность, был выявлен микоплазматический простатит. Аналогичные выводы сделаны Г. И. Мавровым (1995). 
 
Эндодифференциальное распространение инфекции из предстательной железы может приводить к экскреторному бесплодию в результате обтурации просвета семявыбрасывающих или семявыносящих протоков и к развитию орхоэпидидимита (А. Я. Пытель, 1963). 
 
Терапия инфертильности, обусловленной хроническим простатитом, основывается на анализе ее этиотопогенеза и включает в себя следующие направления:

• нормализация интрапростатических нарушений метаболизма и морфологии, обусловливающих ослабление репродуктивных функций железы и семенников; 
• восполнение недостатка необходимых микроэлементов (цинка), витаминов и прочих эупростатотропных факторов; 
• нормализация иммунологических нарушений, препятствующих оплодотворению (устранение факторов, затрудняющих разжижение спермы); 
• восстановление нарушенной проходимости семявыносящих путей; 
• противовоспалительная терапия; 
• антибактериальная терапия; 
• нормализация статуса половых гормонов; 
• нейтрализация прочих факторов простатита, угнетающих сперматогенез и оплодотворяющую способность (психоневротические проявления, нарушение потенции и пр.).

 
Вопрос о роли простатита в генезе невынашиваемости беременности представляется спорным, так как при естественном оплодотворении неполноценные сперматозоиды не достигают яйцеклетки, хотя постоянное наличие генитальной инфекции, в том числе условно-патогенной, в определенной степени активизирует синтез простагландинов в организме беременной женщины, что может способствовать повышению тонуса матки и приводит к преждевременному прерыванию беременности (В. И. Грищенко, Н. А. Щербина, 1997).

Симптоматика  хронического простатита.

 
Особенности строения, иннервации и топографии простаты определяют характер симптоматики ее патологических состояний; большинство из них сопровождается обструктивными и ирритативными проявлениями, которые обозначаются в современной литературе, как простатизм. В связи с этим полное отождествление терминов «простатит» и «простатизм» неверно и может приводить к неоправданным рекомендациям использовать при простатите некоторые лекарственные препараты и терапевтические методики, предназначенные для лечения доброкачественной гиперплазии (аденомы) и рака предстательной железы. 
 
Проявления простатита можно разделить на три основных синдрома:

    болевой,
    дизурический и
    сексуальный.

Болевой синдром.

 
 
Боли при хроническом простатите чаще всего ощущаются в нижней части живота, гениталиях, промежности, крестце. Такая локализация обусловлена как иррадиацией исходящих из простаты болевых ощущений вследствие наличия соматических и вегетативных нервных связей, так и непосредственным вовлечением в патологический процесс семенных пузырьков и куперовых желез. 
 
Интенсивность болей при этом может быть различной, от едва заметных ощущений, характеризуемых как дискомфорт, до выраженных проявлений, подчас нарушающих сон.  
 
Боли обнаруживают зависимость от характера половой деятельности, нередко они связаны с воздержанием или, наоборот, с чрезмерно повышенной сексуальной активностью. Волевые ощущения могуг усиливаться или ослабевать после разрядки, более или менее интенсивно ощущаться непосредственно при семяизвержении. Сюда же можно отнести оргастические рези в промежности, связанные с раздражением воспаленной слизистой оболочки задней уретры. 
 
Необходимо помнить, что боли в крестце и пояснице могут и не иметь связи с простатой, а быть обусловленными, к примеру, остеохондрозом позвоночника. Особенно сложно положение врача, если экстрапростатические болевые ощущения сочетаются с изменениями в секрете простаты, т. е. проявляются параллельно с простатитом, так как эффективность лечения, и без того не всегда достаточная, в этом случае чаще пациентом вообще не признается. 
 
Дифференцировать происхождение болей в этих случаях помогает анализ их зависимости от пальпации железы, оргазма, а также от движений в соответствующих отделах позвоночника. дополнительно к этому можно учесть действие парапростатической блокады, имеющей в данном случае дифференциально-диагностическое значение. 
 
Наиболее характерно при простатите ощущение болей в мошонке и промежности с распространением на паховые области. Уже сам жест, которым больной обычно указывает на локализацию болевых ощущений, очень характерен и является почти достаточным для постановки диагноза хронического простатита. 
 
Иррадиация болей может распространяться также в область внутренней поверхности бедер, крестец и даже поясницу, что нередко ставит перед врачом задачу исключения остеохондроза и поясничных миалгий как причины таких болей. Следует отметить, что иррадиация болей в заднюю часть бедер для простатита не свойственна. Боли нередко бывают несимметричными, что связано с преимущественным проявлением воспаления (или застоя) в соответствующей половине простаты (И. Ф. Юнда, 1987). 
 
В. А. Гринчук (1980) разделил болевые синдромы при простатите по локализации на

    генитальный,
    экстрагенитальный и
    смешанный.
Генитальный болевой  синдром характеризуется тупыми болями над лобком, в промежности, яичках, уретре, он обычно сопровождается изменениями характера мочеиспускания, что связано с раздражением рецепторного аппарата простаты и задней уретры или с застойными явлениями в  железе. 
 
Причиной экстрагенитального болевого синдрома, проявляющегося болями в животе, прямой кишке, заднем проходе, крестце, пояснице, В. А. Гринчук считает вовлечение в патологический процесс смежных с гениталиями органов и тканевых структур (прямой кишки, нервных окончаний крестцового сплетения и т. д.) или же возникновение в топографически отдаленных областях зависимости по типу висцеросенсорных рефлексов. 
 
Смешанная форма, по данным В. А. Гринчука, представляет собой сочетание генитального и экстрагенитального синдромов. Для хронического катарального простатита наиболее характерен генитальный болевой синдром. Для фолликулярного простатита и везикулопростатита — экстрагенитальный, а для хронического паренхиматозного простатита — смешанный.

Дизурические расстройства.

 
 
Дизурические расстройства при простатите обычно проявляются в виде учащенного мочеиспускания, императивных позывов и чувства неполного опорожнения мочевого пузыря. Такая симптоматика обусловлена участием в воспалительном процессе задней уретры и шейки мочевого пузыря — образований, составляющих треугольник Льето, основную рефлексогенную зону, обеспечивающую мочеиспускание. 
 
Указанный механизм, по мнению Б. С. Гехмана (1963) и О. В. Проскуры (1970), является следствием повышения давления на шейку и сфинктер мочевого пузыря увеличенной предстательной железы. О. Л. Тиктинский (1984) также объясняет дизурию при хроническом простатите сопутствующим воспалением шейки мочевого пузыря и мочеиспускательного канала. 
 
В. Н. Ткачук, А. Г. Горбачев и Л. И. Агулянский (1989) относят причины дизурии при хроническом простатите к гемодинамическим нарушениям (венозный стаз в сосудах шейки и мочепузырного треугольника), особенно выраженным в начальной стадии развития болезни. 
 
Микционные нарушения у больных со склерозом предстательной железы объясняются также распространением рубцового процесса на шейку мочевого 
пузыря и мочеиспускательный канал (В. С. Карпенко, А. М. Романенко, 1980; 3. Х. Гогичаев, 1984; А. С. Переверзев, А. Л. Гринько, 1984). 
 
Чаще всего Дизурические нарушения отмечаются у больных хроническим простатитом в начале заболевания в виде учащения, а затем и некоторого затруднения мочеиспускания. В дальнейшем эти расстройства несколько ослабевают благодаря развитию адаптационных механизмов. В более поздней фазе начинает преобладать затрудненное мочеиспускание, связанное с развитием дизэктатических процессов в шейке и простатическом отделе уретры (Ткачук В. Н., Горбачев А. Г. и Агулянскяй Л. И., 1989). 
 
В определенной степени дизурические расстройства при простатите могут быть психогенными, вызванными депрессией, а также внушенными, в том числе ятрогенно (В. Д. Тополянский, М. В. Струковская, 1986). 

Половые расстройства.

 
 
Половые расстройства (диспотенция) при простатите носят разнообразный характер, проявляясь как частыми ночными эрекциями, связанными с наличием сопутствующего колликулита, так и эректильной недостаточностью, в основном обусловленной обратимым функциональным истощением соответствующего центра. 
 
Нередким проявлением сексуальной недостаточности при простатите является ускоренное семяизвержение, связанное с уменьшением порога возбудимости оргастического центра, а также притупление остроты оргастических ощущений, или так называемый «стертый оргазм». Последнее проявление объясняется атонией и зиянием устьев семявыбрасывающих протоков и связанным с этим уменьшением силы истечения струн спермы, раздражающей рецепторы оргастических ощущений, расположенные на поверхности семенного бугорка. 
 
Сексуальная симптоматика может быть обусловлена болевыми ощущениями, угнетающими либидо, а также быть внушенной. Реже нарушения потенции бывают связаны с наблюдающимися при простатите изменениями баланса андрогенов в виде снижения активности интрапростатической трансформации тестостерона в дигидротестостерон (А.И. Гладкова) 
 
Сексуальные нарушения при простатите обычно имеют определенную фазовость. Так, в начальной фазе развития простатита задний уретрит приводит к постоянному раздражению семенного бугорка, что влечет за собой появление ирритативных, обычно ночных, эрекций. В. С. Ротенберг и В. В. Андрианов (1976); И. Ф. Юнда и Е. И. Карпенко (1980) считают причиной ночного приапизма дискорреляцию корково-подкорковых взаимоотношений в фазе быстрого сна. 
 
В дальнейшем при наступлении инициального истощения функционального эрекционного центра может происходить некоторое ослабление эрекции. Следствием перераздражения центра эрекции может быть также преждевременная эякуляция, а при более значительных гормональных нарушениях возможно снижение либидо (В. Н. Ткачук, А. Г. Горбачев и Л. И. Агулянский, 1989). Снижение либидо может встречаться и на более ранних стадиях болезни, что объясняется отрицательным психогенным влиянием возникающей симптоматики и осознанием больным наличия простатита. Роль психогенных факторов в возникновении сексуальной дисфункции объясняется также наличием болевых ощущений. 
 
Нередкое проявление сексуальных расстройств при простатите — ускоренное семяизвержение, связанное со снижением порога возбудимости функционального центра эякуляции под влиянием повышенной рефлекторной афферентации из зоны семенного бугорка. 
 
Снижение либидо более характерно для последующих стадий, поскольку при этом сильнее выражена гипоандрогения (И. Ф. Юнда, Л. П. Имшенецкая, 1982). 
 
Появляющиеся оргастические и посторгастические болевые ощущения нередко приводят к уклонению больных от половой активности, что можно характеризовать как фазу воздержания. 
 
Снижение половой функции может также обусловливаться имеющимися вегетативными нарушениями (И.Ф. Юнда, 1987). Одной из важнейших причин диспотенции при простатите является убежденность пациента в том, что она обязательно наступит (Г.Вагнер и Р.Грин, 1985). В случае исхода хронического простатита в склероз обычно развивается инволютивная диспотенция. 
 
Наличие указанной сексологической симптоматики, а также характер и степень ее проявления находятся в тесной зависимости от половой конституции пациента, т.е. у лиц с сильной конституцией сексуальные нарушения развиваются позже и менее выражены. 
 
Многообразие клинических проявлений простатита, разумеется, не ограничивается тремя перечисленными синдромами. Так, одним из частых проявлений простатита может быть атоническая дефекационная простаторрея (нередко неправильно называемая сперматорреей), обусловленная отсутствием тонуса мышечных жомов устьев семявыбрасывающих протоков. 
 
К перечисленным проявлениям нужно добавить группу психастеническях симптомов:

    быструю физическую и психическую утомляемость,
    депрессию и
    выраженную зависимость общего самочувствия от степени проявления локальных симптомов простатита.
 
В заключение нужно отметить, что  необходимо соблюдать особую тактику, выслушивая и детализируя жалобы пациентов, страдающих простатитом. Большинству больных свойственны и депрессия, и повышенная внушаемость, поэтому их опрос следует проводить осторожно, помня о возможности ятрогенного расширения имеющейся симптоматики после неосторожно заданных «наводящих» вопросов. В беседах с врачом пациенты обычно интересуются проявлениями заболевания, в результате после соответствующих разъяснений врача существующая симптоматика, как правило, значительно обогащается.
 

Причины возникновения простатита.

 

Факторы, в той  или иной степени способствующие возникновению простатита и поддерживающие его течение, можно условно разделить  на три группы, в зависимости от возможностей воздействия на них. 
 
К стабильным и не поддающимся воздействию факторам относятся телосложение, половая конституция, перенесенные заболевания, возраст и климатические условия. 
 
Относительно менее важными и частично управляемыми являются привычный половой стереотип пациента, его профессия, наличие предрасполагающих заболеваний и отношение к болезни. 
 
Управляемые факторы — неупорядоченность половых взаимоотношений, употребление алкоголя, несоблюдение диетических рекомендаций, образ жизни, отношение к лечению заболевания. 
 
К так называемым группам риска при простатите относятся следующие категории лиц:

1) ведущие малоподвижный  образ жизни; 
2) представители «сидячих» профессий; 
3) страдающие хроническими запорами; 
4) перенесшие инфекции мочеполовой системы; 
5) имеющие неупорядоченные семейные половые взаимоотношения; 
б) имеющие любовниц и меняющие половых партнерш; 
7) употребляющие спиртные напитки.

 
Чего следует избегать при простатите? 
 
Прежде всего, нужно сказать о диетических рекомендациях, точнее, ограничениях и запретах. 
 
Течение простатита в определенной мере зависит от влияющих на предстательную железу и уретру раздражающих веществ, попадающих из желудочно-кишечного тракта в кровь, а оттуда в мочу. К ним в первую очередь относятся альдегиды — промежуточные продукты распада алкоголя в организме. Находясь в моче, альдегиды способны оказывать раздражающее влияние на слизистую оболочку задней уретры, обостряя уретрит и колликулит. 
 
Аналогичное действие на простату оказывают содержащийся в крови алкоголь, концентрация которого при опьянении может быть достаточно высокой. 
 
Правильнее полностью исключить алкоголь, причем не только на время курса медикаментозной терапии, как это наивно (наивно ли?) считает большинство пациентов, но и на весь период лечения, т.е. на достаточно длительное время. При этом следует иметь в виду, что многие пациенты обычно считают, что должны просто реже употреблять спиртные напитки, расценивал переход от ежедневной выпивки к субботним и воскресным «возлияниям» как вполне достаточную меру. 
 
Вспоминается пациент, пришедший с очередным обострением и заявивший, что неукоснительно следовал совету врача и пил только разведенный медицинский спирт. 
 
Пациент должен знать, что улучшение, с трудом достигнутое ценой кропотливого лечения и длительного алкогольного воздержания, способно сойти на нет после одной-единственной выпивки, как правило, возвращающей его в исходное состояние. 
 
Кратко это можно сформулировать так: даже нечастое употребление спиртного и лечение простатита— несовместимы. 
 
Аналогичным раздражающим эффектом обладают некоторые острые пищевые приправы, содержащие эфирные масла, которые, проникая в кровь и мочу, также отрицательно воздействуют на простату. Употребление таких приправ следует ограничить. При этом нужно объяснить пациенту, что речь идет не о полном и категорическом запрещении лука, чеснока, хрена, горчицы, черного перца и пр., а лишь о нежелательности их употребления в большом количестве. Это же можно сказать о копченостях. 
 
Что касается соли, уксуса, кваса, лимонов, кислых фруктов, ягод и овощей (квашеной капусты, соленых огурцов и помидоров), то эти продукты при простатите вредного влияния не оказывают, за исключением изготовленных по особым рецептам, с повышенным содержанием жгучих пряностей. 
 
Нужно также употреблять в достаточном количестве продукты, содержащие клетчатку, для профилактики запоров — одной из основных причин нарушения кровообращения в простате. 
 
Для больных простатитом особенно нежелательны сидячая работа (условия труда канцелярских служащих, водителей транспорта) и малоподвижный образ жизни. 
 
Отрицательное воздействие длительного сидения можно частично компенсировать периодическим сокращением тазовой мускулатуры (аналогично усилиям, прилагаемым при удержании газов), что в определенной мере способствует устранению застоя и активизирует кровообращение в малом тазу и предстательной железе. 
 
На течении простатита также отрицательно сказывается переохлаждение, причем не только при минусовых температурах. Больному следует избегать длительного нахождения в некомфортных условиях, вызывающих желание погреться, так как наступающая в таких случаях потеря тепла резко снижает сопротивляемость организма инфекции и может привести к рецидиву или обострению простатита. 
 
Это же можно сказать и о систематическом физическом переутомлении, ведущем к истощению и ослаблению защитных функций, хотя сам по себе привычный тяжелый физический труд, так же как и занятия спортом (кроме велосипедного и водного), при простатите не противопоказан. 
 
Прочие вредные производственные условия: вибрация, высокая температура, производственные загрязнения — специфического воздействия на простатит, по-видимому, не оказывают. 
 
Трудно назвать какие-либо вредные природные факторы, осложняющие течение простатита, однако следует указать на нежелательность длительного купания в природных водоемах даже в летнее время, в теплой воде. Это же относится к водным видам спорта, а также к купанию в бассейне. 
 
Дело в том, что в воде резко повышается теллоотдача, и длительное купание может приводить к переохлаждению и обострению воспалительного процесса. Поэтому купаться даже в теплой воде следует не более 3—5 минут, обязательно затем вытереться насухо и сменить мокрые плавки, чтобы не охлаждать промежность. 
 
В нашей практике был сорокапятилетний альпинист-инструктор, продемонстрировавший своим подопечным, начинающим альпинисткам, купание в выдолбленной ледорубом у кромки ледника «ванне» с набравшейся туда талой водой. За произведенное на восхищенных эрительниц впечатление ему пришлось расплачиваться абсцессом предстательной железы и последующим хроническим простатитом. 
 
Очень щекотливым является вопрос о желательной степени осведомленности пациента о своем заболевании. 
 
Каждый врач лечил больных, читающих специальную литературу о своем заболевании. Оставляя в стороне отношение врача к таким больным, пытающимся контролировать его действия (на что, кстати, пациент имеет полное право согласно действующему медицинскому законодательству), отметим отрицательный психогенный эффект такого чтения, возникающий из-за отсутствия у пациента базового медицинского образования. Вынужденно домысливая ответы на непоиятные ему вопросы, пациент, как правило, делает неверные выводы, что обычно приводит к появлению дополнительной самовнушенной симптоматики.

Профилактика  обострений и рецидивов  простатита.

 
Уже говорилось о трудности терапии хронического простатита, полной санации которого, по литературным данным, удается добиться менее чем у половины пациентов, причем после длительного, многомесячного лечения. Чаще результатом терапии бывает снижение степени остроты процесса, а также уменьшение выраженности имеющихся симптомов. 
 
Понятно поэтому, насколько важно соблюдать меры, снижающие вероятность повторных обострений и рецидивов

и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.