На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Отечественные и зарубежные теории эмоций

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 04.06.2012. Сдан: 2011. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


     Федеральное агентство по образованию
     ГОУВПО  «Удмуртский государственный университет»
     Институт  педагогики, психологии и социальных технологий 
 
 
 
 
 
 
 
 

     КУРСОВАЯ  РАБОТА
     на  тему: Отечественные и зарубежные теории эмоций 
 
 
 

       
 
 
 
 
 
 
 
 

Ижевск 2007
Содержание  

Введение………………………………………………………………………..……1
Глава 1. Зарубежные теории эмоций………………………………………………2
      Периферическая теория У.Джемса – Г.Ланге………………………………3
      Теория У.Кеннона – П.Барда……………………………………….………..6
      Теория Фестингера…………………………………………..……………….7
      Когнитивно – физиологическая теория эмоций С.Шехтера………….……8
      Теория дифференциальных эмоций К.Изарда………………………….….11
Глава 2. Отечественные теории эмоций………………………………………..…15
2.1. Информационная  теория эмоций П.В.Симонова……………………………15
2.2. Теория И.П.Павлова…………………...………………………………………20
Глава 3. Сравнительная  характеристика отечественных и  зарубежных теорий эмоций………………………………………………………………………………24
Вывод………………………………………………………………………………..27
Список литературы…………………………………………………………………29 
 
 
 
 
 
 
 
 

1
Введение 

В. К. Вилюнас  справедливо отмечает, что «многое из того, что в учении об эмоциях по традиции называют многообещающим словом «теория», по существу представляет собой скорее отдельные фрагменты, лишь в совокупности приближающиеся к ...идеально исчерпывающей теории». Каждая из них выпячивает какой-то один аспект проблемы, тем самым рассматривая лишь частный случай возникновения эмоции или какого-то ее компонента. Беда еще и в том, что теории, созданные в различные исторические эпохи, не обладают преемственностью. Да и может ли быть в принципе единая теория для хотя и связанных друг с другом, но все же таких различных эмоциональных явлений, как эмоциональный тон ощущений, эмоции и чувства.[10,26] Поэтому я поставила перед собой задачу изучить отечественные и зарубежные теории эмоций. А целью работы был анализ данных теорий с последующим выявлением того, какие аспекты знания об эмоциях различны, а какие общи.  
 
 
 
 

2
Глава 1. Зарубежные теории эмоций 

С того времени, когда философы и естествоиспытатели стали всерьез задумываться над  природой и сущностью эмоций, возникли две основные позиции. Ученые, занимающие одну из них, интеллектуалистическую, наиболее четко обозначенную И.-Ф. Гербартом, утверждали, что органические проявления эмоций — это следствие психических явлений. По Гербарту, эмоция представляет собой связь, которая устанавливается между представлениями. Эмоция — это психическое нарушение, вызываемое рассогласованием (конфликтом) между представлениями. Это аффективное состояние непроизвольно вызывает вегетативные изменения.  

Представители другой позиции — сенсуалисты, — наоборот, заявляли, что органические реакции влияют на психические явления. Ф. Дюфур
писал по этому поводу: «Разве я недостаточно доказал, что источник нашей естественной склонности к страстям лежит не в  душе, а связан со способностью вегетативной нервной системы сообщать мозгу о получаемом ею возбуждении, что если мы не можем произвольно регулировать функции кровообращения, пищеварения, секреции, то нельзя, следовательно, в таком случае объяснять  

3
нашей волей нарушения этих функций, возникшие под влиянием страстей».[8,136]  

Эти две  позиции позднее получили развитие в когнитивных теориях эмоций и в периферической теории эмоций У. Джемса — Г. Ланге. 

1.1.«Периферическая» теория У. Джемса—Г. Ланге  

Американский  психолог У. Джемс выдвинул «периферическую» теорию эмоций, основанную на том, что эмоции связаны с определенными физиологическими реакциями, которых говорилось выше. Он писал: «Обычно выражаются следующим образом: мы потеряли состояние, огорчены и плачем; мы повстречались с медведем, испуганы и обращаемся в бегство; мы оскорблены врагом, приведены в ярость и наносим ему удар. Согласно защищаемой мною гипотезе, порядок событий должен быть несколько иным, а именно: первое душевное состояние не сменяется немедленно вторым. Между ними должны находиться телесные проявления. И потому наиболее рационально выражаться так: мы опечалены, потому что плачем; приведены в ярость, потому что бьем другого; боимся, потому что дрожим... Если бы телесные проявления не следовали немедленно за восприятием, то последнее
4
было  бы по форме чисто познавательным актом, бледным, лишенным колорита и  эмоциональной теплоты. Мы в таком  случае могли бы увидеть медведя  и решить, что всего лучше обратиться в бегство, могли бы понести оскорбление и найти справедливым отразить удар, но мы не ощущали бы при этом страха или негодования».   

Независимо  от У. Джемса датский патологоанатом К. Г. Ланге в 1895 году опубликовал  работу, в которой высказывал сходные  мысли. Но если для первого органические изменения сводились к висцеральным (внутренних органов), то для второго они были преимущественно вазомоторными. Радость, с его точки зрения, есть совокупность двух явлений: усиления моторной иннервации и расширения кровеносных сосудов. Отсюда происходит и экспрессивное выражение этой эмоции: быстрые, сильные движения, громкая речь, смех. Печаль, наоборот, является следствием ослабления двигательной иннервации и сужения кровеносных сосудов. Отсюда вялые, замедленные движения, слабость и беззвучность голоса, расслабленность и молчаливость.
Смысл этого парадоксального утверждения  заключается в том, что произвольное изменение мимики и пантомимики  приводит к непроизвольному появлению  соответствующей эмоций. Изобразите гнев — и вы сами начнете переживать это чувство; начните смеяться — и вам станет смешно; попробуйте
5
с утра ходить, еле волоча ноги, с опущенными руками, согнутой спиной и грустной миной на лице — и у вас действительно  испортится настроение. С другой стороны, подавите внешнее проявление эмоции, и она исчезнет.  

У. Джемс  приводил не всегда бесспорные доказательства своей гипотезы. Например, он описывает  рассказ своего знакомого, испытывавшего  страх при припадках, связанных  с затруднением глубокого вдоха, и считает это доказательством  того, что эмоция здесь есть просто ощущение телесного состояния и причиной ее является чисто физиологический процесс. Однако появление страха в описываемом случае может быть объяснено и по-другому: человек при возникновении затруднения при вдохе опасался, что он задохнется, и именно сознание этого и вызывало у него переживание страха.  

Мне можно  возразить: если я говорю, что человек  опасался, то это означает, что он уже боялся, т. е. испытывал страх. Но опасение — это чаще всего  лишь вероятностное прогнозирование, оценка человеком будущего события. И именно по поводу этого неблагоприятного прогноза для жизни субъекта, т. е. психического процесса, а не физиологического, у него и возникает эмоция (притом не обязательно страха, ею может быть и тревога), приводящая не только к переживанию опасности, но и к физиологическому на нее
6
реагированию. Таким образом, между опасением  как прогнозом и страхом как  эмоцией нет тождества.[3,193]  

1.2.Теория У. Кеннона — П. Барда  

Еще проведенные  физиологами в конце XIX века эксперименты с разрушением структур, проводящих в мозг соматосенсорную и висцеросенсорную информацию, дали повод Ч. Шеррингтону заключить, что вегетативные проявления эмоций вторичны по отношению к ее мозговому компоненту, выражающемуся психическим состоянием. Теорию Джемса—Ланге резко критиковал и физиолог У. Кеннон, и для этого у него тоже были основания. Так, при исключении в эксперименте всех физиологических проявлений (при рассечении нервных путей между внутренними органами и корой головного мозга) субъективное переживание все равно сохранялось. Физиологические же сдвиги происходят при многих эмоциях как вторичное приспособительное явление, например для мобилизации резервных возможностей организма при опасности и порождаемом ею страхе или как форма разрядки возникшего в центральной нервной системе напряжения.   
 

7
Кеннон  отмечал два обстоятельства. Во-первых, физиологические сдвиги, возникающие  при разных эмоциях, бывают весьма похожи друг на друга и не отражают их качественное своеобразие. Во-вторых, эти физиологические изменения развертываются медленно, в то время как эмоциональные переживания возникают быстро, то есть предшествуют физиологической реакции.  

Он показал  также, что искусственно вызванные  физиологические изменения, характерные  для определенных сильных эмоций, не всегда вызывают ожидаемое эмоциональное поведение. С точки зрения Кеннона, эмоции возникают вследствие специфической реакции центральной нервной системы и в частности — таламуса. В более поздних исследованиях П. Барда было показано, что эмоциональные переживания и физиологические сдвиги, им сопутствующие, возникают почти одновременно. [1,26] 

1.3.Теория Фестингера 

В последующие  годы возникла и была основательно разработана теория когнитивного диссонанса Л. Фестингера. Согласно этой теории, когда между ожидаемыми и действительными результатами деятельности имеется
8
расхождение (когнитивный диссонанс), возникают  отрицательные эмоции, в то время  как совпадение ожидания и результата (когнитивный консонанс) приводит к  появлению положительных эмоций. Возникающие при диссонансе и консонансе эмоции рассматриваются в этой теории как основные мотивы соответствующего поведения человека.  

Несмотря  на многие исследования, подтверждающие правоту этой теории, существуют и  другие данные, показывающие, что в  ряде случаев и диссонанс может вызвать положительные эмоции. По мнению Дж. Ханта, для возникновения положительных эмоций необходима определенная степень расхождения между установками и сигналами, некоторый «оптимум расхождения» (новизны, необычности, несоответствия и т. п.). Если сигнал не отличается от предшествовавших, то он оценивается как неинтересный; если же он отличается слишком сильно, покажется опасным, неприятным, раздражающим и т. п.[2,48] 

1.4.Когнитивно-физиологическая теория эмоций С. Шехтера 

Эта теория разработана С. Шехтером с коллегами  в рамках когнитивистских теорий эмоций. Было выявлено, что висцеральные реакции, обусловливающие 
9
увеличение  активации организма, хотя и являются необходимым условием для возникновения  эмоционального состояния, но недостаточны, так как определяют лишь интенсивность эмоционального реагирования, но не его знак и модальность. В соответствии с этой теорией, какое-то событие или ситуация вызывают возбуждение и у человека возникает необходимость оценить его содержание, т. е. ситуацию, которая вызвала это возбуждение. По представлениям Шехтера, на возникновение эмоций, наряду с воспринимаемыми стимулами и порождаемыми ими физиологическими изменениями в организме, оказывают влияние прошлый опыт человека и оценка им наличной ситуации с точки зрения имеющихся в данный момент потребностей и интересов. Таким образом, висцеральная реакция вызывает эмоцию не прямо, а опосредованно.  

В пользу этой точки зрения говорит то, что  возникновение эмоций может обусловливаться  словесными инструкциями и эмоциогенной информацией, предназначенной для изменения оценки возникшей ситуации (т. е. при использовании феномена приписывания).  

Так, в  одном эксперименте людям давали в качестве «лекарства» физиологически нейтральный раствор, причем в одном случае им говорили, что данное «лекарство» будет вызывать у них эйфорию, а в другом — состояние
10
гнева. И действительно, после принятия «лекарства» через отведенный инструкцией  временной промежуток у испытуемых появились ожидаемые эмоциональные переживания.  

В пользу когнитивных теорий эмоций говорит  и тот факт, что висцеральные реакции, вызванные введением адреналина, зависели от ситуации эксперимента и  характера инструкций: в одном  случае они вызывали реакцию гнева, в другом — страха, в третьем — радости и так далее.   

Показательны  и эксперименты с ложной обратной связью. Эмоциональное отношение  испытуемых к воспринимаемым объектам определялось в таком опыте не реальными висцеральными изменениями, а оценкой ложной информации о  висцеральных изменениях, якобы возникающих при восприятии некоторых объектов.  

Было  также показано, что характер и  интенсивность эмоциональных переживаний  человека в значительной степени  зависит от того, как сопереживают этому человеку другие находящиеся  рядом люди. Причем этот эффект зависит от того, как сопереживающий относится к тому человеку, которому сопереживает.
11
По мнению Шехтера, эмоциональные состояния  — это результат взаимодействия двух компонентов: активации и заключения человека о причинах его возбуждения на основе анализа ситуации, в которой появилась эмоция.  

Однако  проверка гипотезы Шехтера во многих случаях не подтверждала ее. Например, приписывание причины эмоционального состояния нейтральному фактору  не во всех случаях приводило к  снижению интенсивности переживания. Отрицательные результаты в этих экспериментах были получены на лицах с высокой личностной тревожностью, а также на находящихся в состоянии стресса. Данный метод не сработал и в клинике, что объясняют сильной концентрацией внимания больных на истинных причинах их болезней. X. Левенталь и А. Томаркен показали, что феномен приписывания возникает только в новых условиях и при среднем уровне негативных эффектов.[4,83]  

1.5.Теория дифференциальных эмоций К. Изарда  

Объектом  изучения в этой теории являются частные эмоции, каждая из которых рассматривается отдельно от других как самостоятельный переживательно-мотивационный процесс. К. Изард постулирует пять основных тезисов:
12
1) основную  мотивационную систему человеческого  существования образуют 10 базовых эмоций: радость, печаль, гнев, отвращение, презрение, страх, стыд/смущение, вина, удивление, интерес; 
2) каждая базовая эмоция обладает уникальными мотивационными функциями и подразумевает специфическую форму переживания; 
3) фундаментальные эмоции переживаются по-разному и по-разному влияют на когнитивную сферу и на поведение человека; 
4) эмоциональные процессы взаимодействуют с драйвами, с гомеостатическими, перцептивными, когнитивными и моторными процессами и оказывают на них влияние; 
5) в свою очередь, драйвы, гомеостатические, перцептивные, когнитивные и моторные процессы влияют на протекание эмоционального процесса. 
 

В своей  теории К. Изард определяет эмоции как  сложный процесс, включающий нейрофизиологические, нервно-мышечные и чувственно-переживательные аспекты, вследствие чего он рассматривает эмоцию как систему. Некоторые эмоции, вследствие лежащих в их основе врожденных механизмов, организованны иерархически. Источниками эмоций являются нейронные и нервно-мышечные активаторы (гормоны и нейромедиаторы, наркотические препараты, изменения температуры крови мозга и последующие нейрохимические процессы), аффективные активаторы (боль, половое
13
влечение, усталость, другая эмоция) и когнитивные  активаторы (оценка, атрибуция, память, антиципация).  

Говоря  о базовых эмоциях, К. Изард выделяет их некоторые признаки: 
1) базовые эмоции всегда имеют отчетливые и специфические нервные субстраты; 
2) базовая эмоция проявляет себя при помощи выразительной и специфической конфигурации мышечных движений лица (мимики); 
3) базовая эмоция сопровождается отчетливым и специфическим переживанием, осознаваемым человеком; 
4) базовые эмоции возникли в результате эволюционно-биологических процессов; 
5) базовая эмоция оказывает организующее и мотивирующее влияние на человека, служит его адаптации.[6,56] 
 

К. Изард  признает, что некоторые эмоции, отнесенные к базовым, не обладают всеми  этими признаками. Так, эмоция вины не имеет отчетливого мимического  и пантомимического выражения. С  другой стороны, некоторые исследователи приписывают базовым эмоциям и другие характеристики.  

14
Очевидно, что базовыми можно называть те эмоции, которые имеют глубокие филогенетические корни, т. е. имеются не только у человека, но и у животных. Так, С. Шевалье-Скольников справедливо указывает, что способы эмоционального выражения свидетельствуют о фундаментальности эмоции только в том случае, если прослеживается их филогенетическое происхождение, т. е. если имеется экспрессивное сходство выражения эмоции в мимике у человека и у других приматов. Поэтому такие дискретные эмоции, присущие только человеку, как стыд и вина, к ним не относятся. Вряд ли можно назвать эмоциями также интерес и застенчивость.  

Не отрицая  мотивационного значения эмоций, трудно согласиться с К. Изардом в  том, что эмоции являются основной мотивационной системой организма и в качестве фундаментальных личностных процессов придают смысл и значение человеческому существованию. Мотивация гораздо сложнее, чем это представляется К. Изарду, и эмоции выступают лишь в качестве одного из мотиваторов, влияющих на принятие решения и поведение человека. Точно так же смысл и значение человеческого существования определяется не только эмоциями, но и ценностями, социальными потребностями и т. п. Несколько странно рассмотрение эмоций, с одной стороны, как мотивационной системы организма, а с другой — как фундаментального личностного процесса.[3,196] 

15
Глава 2. Отечественные теории эмоций
2.1.Информационная теория эмоций П. В. Симонова  

Оригинальную  гипотезу о причинах появления эмоций выдвинул П. В. Симонов. Он считает, что  эмоции появляются вследствие недостатка или избытка сведений, необходимых  для удовлетворения потребности. Степень  эмоционального напряжения определяется, по П. В. Симонову, силой потребности и величиной дефицита прагматической информации, необходимой для достижения цели.[4,24]  

Это представлено им в виде «формулы эмоций»: 
где Э  — эмоция; П — потребность; Ин — информация, необходимая для  удовлетворения потребности; Ис — информация, которой субъект располагает в момент возникновения потребности.  

Из этой формулы следует, что эмоция возникает  только при наличии потребности. Нет потребности, нет и эмоции, так как произведение Э = 0 (Ин —  Ис) тоже становится равным нулю. Не будет эмоции и в том случае, если потребность есть, а (Ин — Ис) = 0, т. е. если человек обладает необходимой для удовлетворения потребности информацией (Ис - Ин). Важность разности (Ин
16
— Ис) Симонов  обосновывает тем, что на ее основании  строится вероятностный прогноз удовлетворения потребности. Эта формула дала Симонову основание говорить о том, что «благодаря эмоциям обеспечивается парадоксальная на первый взгляд оценка меры незнания».[9,124]   

В нормальной ситуации человек ориентирует свое поведение на сигналы высоковероятных событий (т. е. на то, что в прошлом чаще встречалось). Благодаря этому его поведение в большинстве случаев бывает адекватным и ведет к достижению цели. В условиях полной определенности цель может быть достигнута и без помощи эмоций.  

Однако  в неясных ситуациях, когда человек  не располагает точными сведениями для того, чтобы организовать свое поведение по удовлетворению потребности, нужна другая тактика реагирования на сигналы. Отрицательные эмоции возникают при недостатке сведений, необходимых для достижения цели, что в жизни бывает чаще всего. Например, эмоция страха и тревога развиваются при недостатке сведений, необходимых для защиты, т. е. при низкой вероятности избегания нежелательного воздействия, а фрустрация — при низкой вероятности достижения желаемой цели.   

17
Эмоции  способствуют поиску новой информации за счет повышения чувствительности анализаторов (органов чувств), а  это, в свою очередь, приводит к реагированию на расширенный диапазон внешних  сигналов и улучшает извлечение информации из памяти. Вследствие этого при решении задачи могут быть использованы маловероятные или случайные ассоциации, которые в спокойном состоянии не рассматривались бы. Тем самым повышаются шансы достижения цели. Хотя реагирование на расширенный круг сигналов, полезность которых еще неизвестна, избыточно и незакономерно, оно предотвращает пропуск действительно важного сигнала, игнорирование которого может стоить жизни.[8,89]  

Все эти  рассуждения П. В. Симонова вряд ли могут  вызвать серьезные возражения. Дело, однако, в том, что он пытается все случаи возникновения эмоций «вогнать в прокрустово ложе» своей формулы и признает свою теорию единственно верной и всеобъемлющей. 
Достоинством  своей теории и основанной на ней  «формулы эмоций» Симонов (1970) считает то, что она «категорически противоречит взгляду на положительные эмоции, как на удовлетворенную потребность», потому что в равенстве Э = — П (Ин — Ис) эмоция окажется равной нулю при исчезновении потребности. С его точки зрения положительная эмоция возникнет только в том случае, если поступившая информация превысит имевшийся ранее прогноз
18
относительно  вероятности достижения цели — удовлетворения потребности, т. е. когда Ис будет  больше Ин. Тогда, например, спортсмен, при истинности этого постулата, в случае успеха, т. е. удовлетворения потребности стать победителем соревнований или побить рекорд не должен испытывать никаких эмоций, если этот успех им ожидался. Радоваться он должен только неожиданному успеху, т. е. когда прогноз был хуже, чем получилось. В противном случае у человека не будет ни радости, ни торжества, если он окажется у цели, достижение которой заведомо не вызывало сомнений. И действительно, чего, например, радоваться спортсмену — мастеру, победившему новичка?  

Таким образом, П. В. Симонов пытается опровергнуть теорию «редукции драйва» западных психологов, согласно которой живые системы стремятся к уменьшению потребности, а устранение или уменьшение потребности приводит к появлению положительной эмоциональной реакции. Выступает он и против взглядов П. К. Анохина, который, по существу, придерживается теории «редукции» при изложении своей «биологической» теории эмоций. По Анохину, «положительное эмоциональное состояние типа удовлетворения какой-либо потребности возникает лишь в том случае, если обратная информация от результатов происшедшего действия... точно совпадает с аппаратом акцептора действия». Наоборот, «несовпадение обратных
19
афферентных посылок от неполноценных результатов  акта с акцептором действия ведет  к возникновению отрицательной эмоции». С точки же зрения Симонова, удовлетворение витальных потребностей, устраняя отрицательные эмоции, лишь способствует появлению положительных эмоций, но не вызывает их.  

Если  под влиянием отрицательной эмоции человек или животное будут стремиться к скорейшему удовлетворению обусловившей данную эмоцию потребности, то с положительной эмоцией все обстоит гораздо сложнее. Поскольку ликвидация потребности неизбежно ведет к исчезновению положительной эмоции, «гедонический принцип» («закон максимизации») побуждает человека и животное препятствовать отсутствию потребности, искать условия ее поддержания и возобновления. «Положение парадоксальное с точки зрения теории редукции влечения», — пишет Симонов. Отмечая различия между положительными и отрицательными эмоциями, Симонов указывает, что поведение живых существ направлено к минимизации воздействий, способных вызвать отрицательные эмоции, и к максимизации положительных эмоциональных состояний. Но минимизация имеет предел в виде нуля, покоя, гомеостаза, а для максимизации, считает он, такого предела нет, потому что теоретически он представляет собой бесконечность. Это  

20
обстоятельство, полагает Симонов, сразу же исключает  положительные эмоции из сферы приложения теории «редукции драйва».[5,33]  

2.2.Теория И.П.Павлова 

В учении И.П. Павлова имеется большой материал для понимания физиологической  природы эмоций. Хотя И.П. Павлов и  не отрицает значения деятельности подкорковых  центров при испытании чувств, однако физиологические основы чувств он видит в деятельности коры головного мозга. Причиной возникновения положительных или отрицательных чувств, по мнению И.П. Павлова, является легкость или трудность протекания нервных процессов в полушариях головного мозга. Нормальная работа коры, затрудненное протекание нервных процессов в коре мозга, сдвиги деятельности коры приводят к возникновению различного рода чувств, которые и переживаются с разной эмоциональной окраской.
Чувства возникают тогда, когда тормозной  процесс, происходящий в клетках  коры полушарий головного мозга, приводит к задержке раздражительного процесса, который совершается в полушариях.
Можно сказать, что причиной возникновения  неприятного чувства является такая  перемена раздражителей, то есть внешних  воздействий, при которой имеющийся сильный раздражительный процесс заторможен и поэтому
21
затруднен переход к другому процессу. Все  те переключения к новым видам  деятельности, к которым мы не подготовлены, приводят к тому, что они вторгаются неожиданно в налаженный ход жизни и порождают у нас неприятные чувства.
Человек в ходе своей жизни сталкивается с разнообразными воздействиями; эти  воздействия выступают для него не в виде изолированного раздражителя, а в форме одновременного или  последовательного их комплекса, то есть в виде системы раздражителей. Характерной особенностью работы коры мозга в ответ на такие комплексы раздражителей является образование динамического стереотипа как целой системы реакций на такие воздействия. Эта система реакций в связи с повторяющимися жизненными воздействиями укрепляется и приобретает относительно стереотипный, то есть устойчивый, характер.
Такие стереотипные реакции становятся основой  устойчивого отношения человека к различным сторонам жизни; самый  процесс образования таких динамических стереотипов и их ломки становится физиологической основой возникновения различных чувств.
Учение  И.П. Павлова о типах высшей нервной  деятельности позволяет увидеть  физиологические основы индивидуальных различий в эмоциональной жизни.
И.П. Павлов отмечает, что в результате соотношений в основных свойствах процессов нервной системы – их силе, характере равновесия, подвижности – возникают четыре типа нервной системы.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.