На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Проституция как социальная проблема

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 04.06.2012. Сдан: 2010. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание

Введение                                                                                                                  

1. 
2.
Заключение 
Литература  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение.
 
     Проблема  проституции и по сей день изучается  в общественных науках. Насколько она является актуальной для современного общества - этот вопрос остается открытым и выходит за пределы данной работы. Однако интерес к данному феномену в к. XIX-н. XX вв. был весьма велик, что подтверждается многочисленными работами отечественных ученых. Современными социологами уже была проделана огромная работа по анализу исследований проституции в истории социологии (2). Предполагается, что новизна данной работы заключается в том, что несколько иначе были расставлены акценты, внимание концентрировалось на определении того, что называлось проституцией, каким конкретным содержательным смыслом наделялось данное понятие, кто попадал в разряд проституток. Это имеет важное значение для отслеживания некоторой динамики в "жизни" выбранной социальной проблемы. Автор исходил из того, что социальная проблема в обществе определяется не только наличием объективно заданных условий, но и субъективным определением того, что считать проблемой. Кроме того, в работе была предпринята попытка сравнений подходов российских ученых с подходами к социальным проблемам в западной традиции (9).  

     1.  

В конце XIX в. рядом исследователей проституции  была выдвинута гипотеза о том, что  причина данной социальной проблемы коренится в генетической обусловленности некоторых женщин. Данные женщины представляют собой некую вырождающуюся особь, которая объективно существует, но признаки ее не так очевидны как, например, идиотов. К данному направлению принадлежат такие мыслители как А.Федорова, В.Тарновский, Н.Краинский.
"Уничтожьте  пролетариат, распустите армию,  сделайте образование доступным,  дайте возможность вступить в  брак всем желающим, гарантируйте  им спокойствие в семейной  жизни и убедите всех жить  нравственно, честно, по закону  христианскому, и тогда... и тогда все-таки будет существовать проституция" (10, 17). Основной причиной проституции, по мнению представителей данного направления, считалось различие в размерах полового влечения, заложенное изначально природой. "Неодинаковое напряжение полового чувства, присущее обоим полам, различная по степени потребность удовлетворения его и крайне изменчивая сила воли и сопротивления страстным побуждениям, прирожденная к каждому отдельному лицу, при разнообразных отклонениях в развитии всего нравственного и физического облика человека - вот главные основания возникновения проституции в той или другой форме" (10,57).
Вообще, стоит отметить, что подход к социальным проблемам как к патологии  является исторически первым для  исследования многих проблем. С ним  связываются имена таких ученых как С.Смит, Ч.Ломброзо (9). В его основе лежит органическая аналогия, социальные проблемы представляют собой препятствия "нормальной" работе социального организма, своего рода болезнь или патологию, при этом истоки социальных проблем усматриваются в изначальной, подчас "врожденной" неспособности ряда индивидов к "нормальному" поведению. "Изучение проституции с точки зрения общественной патологии, проявление которой она несомненно составляет, должны совершаться по тем же законам, по каким врачи исследуют и используют болезни отдельных лиц" (10,8). Проституция в рамках данного подхода является болезнью общества, при этом исследователь оставляет за скобками вопросы, связанные с тем, что считать нормальным и что патологическим. Данное разграничение является само собой разумеющимся.
Продолжая рассмотрение идей В.М.Тарновского, отметим, что, по его мнению, проститутками  являются женщины, в генах которых  заложена патология, то есть наследственность определяет отклоняющееся подведение проститутки, и поэтому проституция, разврат никогда не исчезнут.
В.М.Тарновский отмечает, что, не смотря на то, что каждый имеет представление о том, что  такое проституция и мнение о  том, как с ней нужно бороться, немногие проводят конкретное систематическое  исследование проституток. "Всего менее обращали внимания на те основания, общие, им присущие, свойства и качества, особенности и уклонения, которые соединяют проституток всех времен, всех стран в одну общую семью порочных женщин и ставят их в прямую, непосредственную связь с преступницами - с одной стороны, и с нервно-больными - с другой" (10,8).
П.Н.Тарновская придерживалась подобных взглядов и, будучи женой В.М.Тарновского, очень сильно повлияла на его выводы (2). В.М.Тарновский опирается на данные исследования своей супруги, в котором участвовало 150 проституток, они сравнивались с "нормальными" женщинами. Если признаки вырождения у последних были весьма невелики, то у проституток данные признаки составляли около 83%. Работая психиатром, она обращала внимание, прежде всего, на антропометрические и биолого-физиологические параметры "ненормальных" женщин. Среди таковых были отмечены следующие:
- таз  напоминал мужской, 
- были  развиты лобные пазухи,
- тучность,
- волосатость  по всему телу,
- преждевременная  половая зрелость,
- неправильность  менструации, 
- ничтожная  плодовитость,
- аномалии  рефлексов (пониженные),
- ничтожное  умственное развитие,
- притупление  органов чувств,
- бедный  эмоциональный мир, 
- погашенное  материнское чувство, 
- наследственный  алкоголизм,
- отсутствие  стыдливости и альтруизма,
- лживость,
- тщеславие, 
- нерасчетливость, 
- моральная  неразвитость.
Анализируя  черепа и лица обследуемых женщин в эксперименте, В.М.Тарновский делает, например, такие замечания:
"... Передне-задний  и большой поперечный у проситуток меньше, чем у сельских работниц и еще менее, чем у женщин, занимающихся умственным трудом...Лицевые размеры, скулы и нижняя челюсть, наоборот, у проституток оказываются больше, чем у других категорий женщин... Преобладание лицевых размеров над головными несомненно указывает на меньшее совершенство типа у людей одной и той же расы; между тем, как меньшая величина размеров передне-заднего и большого-поперечного - размеров, имеющих решающее значение в конфронтации черепа дает возможность заключать и о меньшем объеме мозговых масс и сказанных лиц, - меньшем объеме, идущем в ущерб как умственного развития, так и нравственные стороны проституток" (10, 169-170).
Основной  постулат концепции социальной патологии  заключается в том, что биолого-антропологический фактор и является определяющим. "Половое отправление, присущее человеку, должно быть удовлетворено, и нарождение проституции в самом обществе обязано ... именно этому закону органической необходимости" (10,77). В то же время, социально-экономические причины являются второстепенными, "случайными". "Все остальное, как-то: меньшая продуктивность женского труда, подчинение мужчинам, воспитание, влияние среды, общества - все эти условия могут усилить или ослабить проявление проституции, но никогда и нигде не были в состоянии уничтожить саму проституцию..." (10,58). Подтверждением данной гипотезы, по мнению приверженцев данной школы, служили следующие факты:
1) примеры,  женщин, которых пытались "отучить"  от ремесла, предоставляли работу, обустроенный быт, а они вновь уходили в проститутки;
2) в  низших классах проституток больше, поскольку именно "внизу" ухудшается  наследственность (недоедание, нездоровый  образ жизни, плохое качество  еды, воды, воздуха, скученные  помещения).
Взгляды на проблему проституции в рамках антропологической школы как на социальную патологию используется и ныне, но чаще людьми далекими от науки. Его научные доказательства на сегодняшний день показали свою несостоятельность. Впрочем, школа подвергалась яростной критике и со стороны современников. Противоположный подход часто называют социологической школой. К последней принадлежали многие ученые. В данной работе мы познакомимся с взглядами только некоторых из них. Примечательно, что социологи пытались привлечь внимание общественности к проблеме в начале прошлого века примерно так, как это делалось в начале перестройки. С.С.Шашков писал:
"Долго,  очень долго укоряли мы Запад  за его крайнюю развращенность  и превозносили до небес относительное  целомудрие своего отечества. Лет тридцать тому назад, говорить о проституции и сифилитической заразе считалось недозволенным и даже неприличным. Мы с непонятным равнодушием отворачивались от порока, втихомолку пожиравшего страну; и с не менее непонятным лицемерием, закрывали фиговым листочком свои закулисные язвы, выставляя на вид свою национальную нравственность" (7,245).
В своей  работе С.С.Шашков использует такую  метафору проституции, как социальная болезнь. Она характерна для многих исследователей не только дореволюционной  России, но и, как мы убедимся, для дискуссии, начавшейся в восьмидесятых годах. Однако, в данном случае это только метафора, аналогия из медицины. Взгляды С.С.Шашкова нельзя отнести к подходу социальной патологии, поскольку он все-таки отдает предпочтение социологическому объяснению корней этой болезни ("...Мало сострадания и снисходительности к тем женщинам, которых социальная необходимость заставляет торговать своим телом..." (7,240). Автор выдвигал следующие факторы, порождающие проституцию: рабство женщины, семейный деспотизм, "содержание громадных армий", но в тоже время и "грубая чувственность, необлагороженная цивилизацией" (7,245). То есть, прослеживается размытость, непоследовательность в представлениях С.С.Шашкова, который примешивает факторы В.М. Тарновского, но в тоже время, противопоставляет свой подход антропологической школе. Отсутствует и четкое, ясное определение проституции. Автор в некоторых местах различает "разврат не продажный и продажный", относя к последнему проституцию. Но, в то же время, называет проституцией не только продажу тела по экономическим причинам, что имеет место на Западе и именуется как публичная проституция. Для него существует проституция религиозная, семейная (связанная с так называемым феноменом права отцовщины), гостеприимная. Если взять книгу Ч.Ломброзо, то можно увидеть эти же типы. Женщина в данных видах проституции не получает денег за использование своего тела. В проституции выделяется и "самый наглый тип", когда муж целенаправленно сводит жену с мужчиной, ловит любовников на месте преступления, взыскивает компенсацию за моральный ущерб и идет пьянствовать.
С.С.Шашков сетует на то, что в России больше разврата, чем в Европе, причем не количественно, а качественно, "в  самых гнусных, цинических формах, вовсе  неизвестных Западной Европе" (7,247). Он ставит проституцию в один ряд с такими видами разврата как онанизм, который губит целые молодые поколения, педерастия и скотоложство (при борьбе с последним злом в монастырях было "запрещено держать скота ни единого женского полу" (7,143)). Первая и вторая из выше упомянутых форм разврата, в современном обществе перестали носить облик антиобщественного поведения и, по крайней мере, перешли в ранг личных проблем. Интересно, что "вредность" онанизма и в этой "вредности" сходство с проституцией, мы можем обнаружить в работах отечественных социологов вплоть до 1991 года (5,144). Мораль и нравы меняются, соответственно социальные проблемы, болезни общества определяются и переопределяются, сменяют друг друга, и это очевидно даже на этом маленьком примере.
Возвращаясь к взглядам С.С.Шашкова, отметим также, что он слишком широко и необоснованно  определяет тех, кто является проститутками. "Огромное большинство кухарок, горничных, падёнщиц, фабричных работниц, солдаток, большинство женщин одиноких и неимущих смело может быть отнесено к разряду проституток" (7,250). Кроме того, "каждого городского извозчика смело можно считать сводником" (7,250). Такая расширительная трактовка в последующем перерастает в рассуждения о "пустоголовых самках", которые не облают ни умом, не образованностью, ни доблестью, а интересуются только модой и роскошью (7, 263). Словно испугавшись собственных слов и не желая быть уличенным в методологической непоследовательности, а так же отделяя собственную позицию от обыденных представлений и необоснованных стереотипов, С.С.Шашков отмечает, что у общества "бессмысленное презрение к этой самке", а у него - осмысленное (7,265). "Мы видим в ней только продукт известных социальных условий, повторяет он, низводящих человеческую личность на степень животного, убивающих в ней всякую разумную жизнь и делающих ее орудием чужих страстей и чужих интересов" (7,267).
Главной причиной проституции, по мнению С.С.Шашкова, является бедность. Он неоднократно повторяет  это и подтверждает примерами. Второстепенными факторами, по его мнению, выступают молодость, неопытность, "всевозможные соблазны", нравственная неразвитость, "дурные условия труда", обязательное безбрачие солдат, ненормальность семейного быта. Средство избавления от этого порока автор видит в социальной реформе, которая бы установила свободу и равноправие женщин, а не во вречебно-полицейских мерах.
Идеи  С.С.Шашкова в некотором смысле близки к подходу, известному в западной социологии под названием социальной дезорганизации. В рамках данного направления считается, что социальные проблемы появляются и обостряются тогда, когда в обществе происходят какие-то значительные сдвиги, изменения. Если общество находится в процессе социального изменения, то оно является дезорганизованным, соответственно уменьшается влияние существующих социальных правил поведения на индивидуальных членов группы, нарушается некое равновесие, порядок. То есть проблемы являются побочным эффектом для процесса социального изменения. Такие идеи можно найти в социологических взглядах У.Томаса и Ф.Знанецкого.
С.С.Шашков считал, что причина порока общества в ненормальности социальных условий, в их нестабильном состоянии. С данным подходом можно связать и идею В.Левитского, который доказывал, что  революции, войны, массовый голод, а в целом социальные бедствия и кризисы в России непосредственно влияют на уровень проституции (2).
В западной социологии известен еще одни способ анализа проблем. В функционалистском  подходе социальные проблемы определяются как значительные несоответствия между тем, что есть в обществе, и тем, что должно быть, по мнению функционально значимой совокупности людей (9). Функционалистский подход включает в себя выявление условий или видов поведения, которые мешают реализации целей общества, препятствуют его ровному функционированию или приводят в неустойчивое, дисгармоничное состояние. Центральное место в ряду концептуальных средств этого подхода занимает понятие дисфункции. Определив дисфункциональные условия или виды поведения как социальные проблемы, функционалисты стремятся исследовать их, объяснить их происхождение. Социолог, согласно данным концепциям, выступает экспертом, роль которого заключается, прежде всего, в обнаружении и изучении латентных социальных проблем. Ключевые фигуры этого направления в западной социологии - Р.Мертон и Р.Нисбет.
Анализируя  работы отечественных исследователей, можно найти элементы этого подхода  в исследованиях проституции  в России: в своих книгах и статьях  русские социологи постоянно  возвращались к вопросу о том, как должно быть, и что есть на самом деле. Обращение к нравственным канонам, христианской морали характерно не только для исследователей проституции, но и к русской социологии в целом. Последователями социологического направления предпринимались попытки выявления факторов, которые приводят к такой дисгармонии, пороку и разврату. Ослабив или удалив пагубные условия, можно решить и саму проблему, считали многие. В качестве первостепенных причин, вызывающих проституцию, представители социологической школы называли правовые (законодательная необеспеченность женщины), экономические (материальная нужда, причиной которых являются).
В рядах  отечественных социологов можно  увидеть и тех, кого в современной  социологии называют представителями  гуманистической социологии, что отчасти совпадает и с интеракционистким подходом к социальным проблемам. Вообще, в западной традиции известен субъективистский подход к социальным проблемам. Его сущность заключается в утверждении, что социальные проблемы в значительной степени являются следствием общественной или социетальной реакции, включая ситуации моральной паники, и социального контроля. Важным положением данного подхода является утверждение, что социетальная реакция, процесс "наклеивания ярлыков" усиливает поведение, нарушающее правила, и способствует обострению соответствующих социальных проблем. "Клеймение индивида" в качестве девианта имеет важные следствия в отношении дальнейшего социального участия и самоопределения этого индивида. Наиболее важным следствием является радикальное изменение его публичной идентичности. Совершение непристойного действия и публичное задержание на месте совершения придают индивиду новый статус. Обнаруживается, что он является не тем, за кого его принимали. На него наклеивается ярлык "гомосексуалист", "наркоман", "псих", "сумасшедший", "проститутка", и с ним начинают обращаться соответствующим образом. После того, как на человека наклеивается ярлык, большая часть окружающих его людей ожидает от него продолжения нарушения норм общепринятого поведения. Это ограничивает жизненные шансы индивида и ведет его к принятию и развитию девиантной роли. Таким образом, ответ на общественную реакцию приводит к вторичному отклонению. Девиант принимает имидж человека, постоянно запертого в своей девиантной роли. В современном обществе наиболее ярким примером вторичного отклонения могут служить судьбы бывших заключенных. Подобные случаи с проститутками, которые в результате стигматизации, "наклеивания ярлыка" сталкивались с большими трудностями, например, при устройстве на достойную работу, описывает И.И.Приклонский. Он видит, что стигматизация приводит к тому, что падшие женщины не могут вернуться к праведной жизни, не могут обеспечить средства к существованию.
Иван  Иванович Приклонский являлся штатным  врачом убежища св. Марии Магдалины и ординатором московской Мясницкой больницы, где лечились сифилитики. Анализируя, как и при каких обстоятельствах появлялись подобные приюты в странах Запада, И.И.Приклонский добивался их создания в России.
И.И.Приклонский  ожесточенно полемизировал с идеями и взглядами В.М.Тарновского (8). Согласно, последнему "все подобные (убежищу) общества, составляя известное нравственное удовольствие своим членам - основателям и благотворителям, не приносят и не могут приносить существенной пользы в деле уменьшения проституции" (10,144). Свою книгу И.И.Приклонский посвящает опровержению этой позиции, в качестве доказательства действенной силы подобных учреждений приводятся таблицы с материалами о всех проститутках, которые прошли через убежище св. Марии Магдалины. Учитываются данные об их сословии, времени проведенном в исправительном учреждении и о результатах, если таковые имели место. По последнему показателю автор дает следующие цифры:
- вернулись  к прежней жизни 117;
- сбежали  35;
- забраны родными 133;
- поступили  на места 183;
- вышли  замуж 31;
- умерли 14;
- сделались  сиделками 11;
- отправлены  в сумасшедший дом 3;
- отправлена  в больницу для неизлечимых  1;
- живут  в приюте 11 (8, 59).
И.И.Приклонский  определяет проституцию как "торговлю человеческим телом с целью разврата", которая является аномалией для общественной жизни (8,5). Он соглашается с той точкой зрения, что проституция - "одно из проявлений жизни народов, проституция может быть наблюдаема во все времена и у всех народов" (8,5) И, если в истории можно увидеть изменения, отказ от многих дикостей предков, т.к. "нравы смягчаются", то относительно проституции это не действует (8,6).
И.И.Приклонский, как и многие другие мыслители  его времени, видит задачи науки  и общества в целом в том, чтобы бороться с проституцией. Одним из важнейших средств, по его мнению, является помощь "той или иной женщине, впавшей в разврат, вновь вернуться к нравственной, трудовой жизни, заставивши ее, по возможности мало по малу, забыть ее прежнюю порочную деятельность" (8,6).
В своей  книге И.И.Приклонский знакомит читателей  с письмом, которое ему написала одна из падших женщин в августе 1898 года. В нем она рассказывает об истории своей жизни, о "нехорошем  отношении родителей", о трудностях и страхах перед будущем, о желании встать на пусть истинный, и о преградах, которые она не может преодолеть.
"Иван  Иванович! Если, действительно, Вы  можете вырвать меня из этой  пропасти, из которой я одна  никак не могу выйти, то протяните  руку помощи... Умоляю Вас. В эту пятницу, когда будет смотр, положите меня, не разговаривая со мною, в больницу, хотя бы и не было причин, а из больницы уже отправьте в приют... Еще прошу Вас, не говорите никому из моих хозяек о том, что я написала в этом письме, мне за это "попадет", если они узнают..." (8,34-34).
Позиция автора действительно гуманна. Описывая положение проституток, он называет их "несчастными девушками и  девочками, привыкшими смотреть на всех людей как на врагов", "несчастными  созданиями", "заблудшими овцами" (8,8,45).
Он обращает внимание на часто встречающийся  феномен (который сейчас мы можем  назвать "наклеиванием ярлыка"), когда  говорит о многочисленных в истории "случаях бесполезного раскаянья, так как многие женщины, оставляя тюрьму с твердой решимостью оставить навсегда порок, тщетно старались исполнить свое благое намерение и вновь впадали в разврат, не находя себе поддержки, убежища, пристанища" (8,13). Автор не только констатировал это явление, но и старался в силу своих возможностей снять это клеймо со своих воспитанниц. Например, он ходатайствовал за выпускниц своего учреждения (за тех, кто провел там три года) "об освобождении их навсегда от надзора полиции" (8,20).
"Сколько  еще есть женщин павших не  по личной охоте, не по незнанию  жизни и ее нравственных законов, а прямо таки, сделавшихся падшими, благодаря некоторым лицам, воспользовавшихся их красотой или их безвыходным положением" (8,39).
Среди причин И.И.Приклонский выделяет "желание  отдыха, веселой, а не трудовой, под  час непосильной по работе жизни, недостаток денег, зависть к нарядам", а так же влияние родителей, попечителей (8,44).
"И  так женщина не всегда так  виновна, что сошла с правильного  пути жизни вопреки своему  желанию и под влиянием тех  или других обстоятельств, а  потому при ее желании надо ей подать руку помощи и предложить ей прибегнуть к помощи приюта" (8, 43).
Кое-где  автор выделяет временной фактор, который, по его мнению, влияет на результат  излечения в убежище, то есть если женщина работала проституткой очень  долго, то и шансов на нравственное излечение у нее меньше. И.И.Приклонский говорит о существовании таких проституток, которые не поддаются нравственному развитию и которых нельзя назвать вполне нормальными . "Нередко приходится наталкиваться на такие глубоко испорченные и с порочными наклонностями личности, что их ничем нельзя отлечь от пропасти, куда их влечет какая-то внутренно им одним присущая сила, и куда они, не смотря на часто сильную борьбу с самим собой, увлекаются безвозвратно" (8,24). Такие экземпляры как будто находятся под влиянием нечистой силы. Вообще, будучи человеком глубоко религиозным, И.И.Приклонский неоднократно возвращается к нравственным идеалам христианства, к православной морали, даже при описании идеального облика смотрительницы он предписывает ей такие качества как кротость, любовь, твердость религиозных, нравственных убеждений.  

В заключении автор пишет, обращаясь к В.М.Тарновскому  и его сторонникам: "Неужели  не стоит хлопотать, чтобы 387 человек, девушек, полных сил и энергии  сделались вновь людьми, вернулись в общество, совершили гражданское дело и не наполняли вертепы разврата" (8,64).  

Немало  интересного было в исследованиях  проституции после революции 1917 года, там можно заметить элементы критического, марксистского подхода  к анализу социальной проблемы проституции. Опуская этот период, заметим, что через несколько лет после революции в силу идеологических причин подобные работы исчезли. Возврат к проблематике произошел с началом перестройки и политики гласности, сначала на страницах печати, а потом и в социологии. А.А.Габиани и М.А.Мануильский в своей статье на страницах журнала "Социологические исследования" начинают с того, что противопоставляют себя, представителей научного сообщества журналистам, средствам массовой информации, которые "наделав среди обывателей немало шума, ... довольно скоро выдохлись" (1,61). Пафос статьи заключается в том, что "торговля собой для большинства женщин не приносит особых доходов", в то время как СМИ описывают в своих материалах единичные случаи из жизни "элиты" (1,66).
А.А. Габиани  и М.А.Мануильский одни из первых исследуют проблему проституции. Авторы справедливо замечают, что русская  социология довольно детально исследовала  это явление, а советская социология "делала вид, что ничего подобного  у нас нет и быть не может" (1,61). Следуя логике конструкционистов-фальсификаторов, исследователи утверждают, что социальная проблема проституции реально, объективно существует, и возможности "словесной риторики" ничего не отменяют, в том смысле, что если таковой не было, то все равно наступит день, когда обществу нужно будет решать социальную проблему (9).
Социальная  проблема определяется авторами как  социальная патология, но далеко не в  том смысле как это делал В.М.Тарновский сто лет назад. Здесь это скорее метафора.
Описывая  социально-демографические характеристики и условия жизни опрошенных проституток, авторы предлагают свою интерпретацию  данных, выводы о причинах социальной проблемы. Самая главная причина, по их мнению, - это застойные явления. Таковыми являются нарушения принципов социальной справедливости, деформации ценностных ориентаций и потребительских установок. Продажа собственного тела рассматривается отчасти как средство получения дохода. Кроме того, в качестве причины проституции выступает противоречие между реальным положением женщин и их притязаниями и возможностями самоутверждения и самореализации, деформация потребительских запросов, то есть стандарты высокого потребления не связываются в массовом сознании с размером трудового вклада. Вспомним, что на эти же причины, только другими словами, при иной идеологии и политической ситуации указывали и русские социологи. Еще одна причина проституции, по мнению советских социологов, - это то, что психология вещизма подменяет критерии морали меркантильным расчетом.
В числе  первопричин проблемы авторами упоминается  и раннее половое влечение, которое  формируется из-за недостатка воспитательной роли, отсюда, возникает нездоровый интерес к лицам противоположного пола, неразборчивость в выбор, сексуальная  мораль, не соответствующая нормам человеческого общежития, безответственность. Есть сходство с логикой рассуждений в генетико-антропологической школы дореволюционной социологии. Видя причины в социально-психологических характеристиках, социологи пишут:
"Для  большинства (53,9%) первая половая связь была добрачной. Но и те, кто сначала вышли замуж, не всегда проявляли сдержанность. Вступив в брак, они с интересом поглядывали на других мужчин. В одном из трех случаев это закончилось изменой мужу чуть ли не после медового месяца. Приведенные факты со всей очевидностью свидетельствуют, что рано или поздно установки и поведение опрошенных вступают в противоречие с нормами отношений между мужчиной и женщиной. Мужчина ведет себя так, как позволяет ему женщина", проститутка - жертва обстоятельств" - подобная позиция уводит от ответственности тех, кто растоптал любовь, превратил человеческое чувство в грязную страсть. Платить за все это приходится самим "жертвам"" (1,65).
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.