На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Лекции Институциональная экономика (ответы на билеты). Вертикальная интеграция как право собственности на организацию.

Информация:

Тип работы: Лекции. Добавлен: 16.07.2012. Сдан: 2010. Страниц: 4. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 вертикальная  интеграция-производственное и организационное объединение предприятий, связанных общим участием в производстве, продаже, потребление единого конечного продукта (т.е. разные стадии как я поняла. одно пр-тие производит, другое продает и т.д., а между ними заключен контракт), ("горизонтальная интеграция"-осуществление ряда взаимосвязанных фирм аналогичной деятельности))
 квазирента - выплаты по обязательствам, наличие кот. не оказывает существенного воздействия на рынок 
 

 БЕНДЖАМЕН КЛЕЙН
 Вертикальная интеграция как право собственности на организацию:
 еще раз об отношениях между "Фишер боди" и "Дженерал моторс"
 Я полагал, что, сосредоточив внимание на потенциальной  возможности "вымогательства", или  так называемого присвоения квазирент, возникающей, когда участники трансакции осуществляют фирменно-специфические инвестиции, мы пролили свет на один из связанных с рыночным обменом аспектов коузовской концепции трансакционных издержек. Мы выдвинули гипотезу о том, что рост фирменно-специфических инвестиций, увеличивая издержки рыночных трансакций, связанных с вымогательством, тем самым увеличивает и вероятность вертикальной интеграции. Эта связь была проиллюстрирована исследованием контрактных затруднений, имевших место, когда "Дженерал моторс" покупала у "Фишер боди" кузова автомобилей, и выгодами, которые принесла вертикальная интеграция этих компаний.
 Коуз  признает, что рост квазирент, порождаемый  фирменно-специфическими инвестициями, создает потенциальные возможности вымогательства. Однако, по его убеждению, нет основания полагать, что такая ситуация с большей вероятностью приводит к вертикальной интеграции, чем к долгосрочному контракту. Хотя долгосрочные контракты несовершенны, оппортунистическое поведение, по мнению Коуза, обычно эффективно контролируется на свободном рынке благодаря тому обстоятельству, что фирмам — участникам рынка приходится учитывать влияние своих текущих действий на будущий бизнес. Коуз утверждает, что, прежде чем написать свою классическую статью, он тщательно изучил вопрос об оппортунистическом поведении, защита от которого якобы является побудительным мотивом вертикальной интеграции, в частности применительно к случаю "Дженерал моторс" и "Фишер боди", и недвусмысленно отверг эту гипотезу.
 Вертикальная  интеграция сберегает главным образом не столько "чернильные издержки", связанные с множеством заключенных и выполненных контрактов, сколько издержки, сопряженные с порожденным контрактами вымогательством. Анализ показывает, что не только фирменно-специфические инвестиции создают потенциальные возможности вымогательства, но еще и жесткие условия, к которым прибегают в долгосрочных контрактах при наличии специфических инвестиций. Перемещая права собственности на актив, принадлежащий фирме как организации, вертикальная интеграция создает дополнительную степень гибкости и позволяет избежать этих контрактогенных потенциальных возможностей вымогательства, в результате чего имеет место значительная экономия трансакционных издержек. 

 1. ДОЛГОСРОЧНЫЕ КОНТРАКТЫ  КАК РЕШЕНИЕ И  ОДНОВРЕМЕННО ИСТОЧНИК ПРОБЛЕМ ВЫМОГАТЕЛЬСТВА
 Коуз  прав в том, что во многих случаях  проблемы вымогательства могут решаться и действительно решаются не путем вертикальной интеграции, а контрактными соглашениями.
 В качестве примера рассмотрим ситуацию постройки  дома на земельном участке. Очевидно, что вы не будете строить дом на земле, которую арендовали на короткий срок. По истечении срока аренды у землевладельца появится возможность путем вымогательства извлекать квазиренты с капитала, вложенного вами в этот дом. Однако отсюда не следует, что для решения этой проблемы вы обязательно должны стать собственником этой земли, т. е. прибегнуть к вертикальной интеграции. Потенциально проблема вымогательства могла бы быть решена с помощью долгосрочного контракта на аренду земли, заключенного до постройки дома. Поскольку земля — ресурс, изменения качества которого в нормальных условиях ничтожны, если вообще возможны, долгосрочный арендный контракт, несомненно, является приемлемым способом свести к минимуму потенциальные возможности вымогательства не прибегая к вертикальной интеграции.
 Аналогичным образом и подписанный в 1919г. "Фишер боди" и "Дженерал моторс" долгосрочный контракт, предусматривавший ограничительную практику закупок, можно трактовать как способ путем контрактации избежать возможного вымогательства, не прибегая к вертикальной интеграции. Поскольку для изготовления кузовов, отвечавших требованиям "Дженерал моторс", "Фишер боди" приходилось осуществлять весьма специфические инвестиции в необходимые для этого производства штамповочные прессы и матрицы, возникли существенные потенциальные возможности вымогательства. После того, как Фишер осуществит указанные инвестиции, "Дженерал моторс" может попытаться присвоить с этих инвестиций квазиренту, угрожая сократить спрос на кузова производства "Фишер боди" или вообще прекратить закупки у этой компании, если цены не будут скорректированы в сторону понижения. Пункт об ограничительной практике закупок, обязывавший "Дженерал моторс" в течение десяти лет покупать все крытые металлические кузова только у "Фишер боди", сокращал возможности такого рода оппортунистических угроз со стороны "Дженерал моторс". Тем самым это контрактное соглашение уменьшало зависимость "Фишер боди" от возможных действий "Дженерал моторс", идущих вразрез с ее репутацией, и поощряло "Фишер боди" осуществить специфические инвестиции.
 Защищая Фишера от вымогательства со стороны "Дженерал Моторс", это контрактное соглашение, предусматривавшее ограничительную практику закупок в течение десяти лет, в то же время создавало потенциальные возможности вымогательства у "Дженерал моторс" со стороны Фишера. Фишер мог воспользоваться условием, запрещающим "Дженерал моторс" делать закупки в другом месте, и поднять цены или снизить качество продукции. И в контракте была сделана попытка защитить "Дженерал моторс" от такого рода потенциальной возможности обратного вымогательства: была разработана формула, в соответствии с которой цены в течение десятилетнего периода будут устанавливаться на конкурентоспособном уровне. Дополнительно к этому была предпринята еще одна попытка свести к минимуму потенциальные возможности вымогательства со стороны Фишера: в контракт были включены положения о "режиме наибольшего благоприятствования", так что цены не могли быть выше тех которые "Фишер боди" назначала другим автомобилестроителям за "аналогичные" кузова. Такой пункт о "ценовой защите" предотвращает вымогательство, так как увеличение или уменьшение цены, назначаемой любому покупателю, гарантированно приведет к тем же последствиям для всех прочих покупателей. Следовательно, старые покупатели, связанные специфическими инвестициями или контрактными обязательствами, защищены желанием продавца осуществить новые прибыльные продажи.
 Несмотря  на существование долгосрочного  контрактного соглашения, содержащего четкие положения о ценах и ценовой защите, все же для вымогательства остаются некоторые лазейки. Причина в том, что в контракте уточнены не все элементы будущего периода. В силу неопределенности и трудности уточнения этих элементов таким образом, чтобы контракт гарантировал их исполнение в перспективе, контракты обязательно будут в той или иной степени неполными. Вследствие этого у участников сделки появляется возможность воспользоваться неполнотой контракта с целью вымогательства у своего партнера по сделке. Так, долгосрочный контракт на аренду земли в примере с постройкой дома может позволить землевладельцу заниматься вымогательством по отношению к домовладельцу: "оппортунистически" контролировать водоснабжение дома, отказаться соорудить стену для предотвращения эрозии почвы под домом, перекрыть дорогу якобы для ее ремонта, угрожая тем самым ограничить доступ к дому.
 В условиях, когда контракты  неполны, экономическая  осуществимость угроз  вымогательства ограничена фактором репутации  партнеров по трансакции. Именно значимость этого фактора и соответствующих издержек, которые может понести участник сделки, попытающийся прибегнуть к вымогательству, определяют то, что можно назвать "диапазоном самовыполнения" (self-enforcing range) контрактных отношений. При вступлении в конрактные отношения стороны трансакции осуществляют специфические инвестиции и оговаривают условия контракта таким образом, что, вероятно, они будут находиться в рамках этого диапазона самовыполнения, и вымогательства не будет. Однако есть некоторая вероятность такого изменения рыночной конъюнктуры, что одной из сторон трансакции окажется выгодно осуществлять вымогательство по отношению к другой стороне, несмотря даже на потерю репутации (например, неожиданно возрастет ценность квазирент, причитающихся одной из сторон).
 Например, в ситуации с "Дженерал моторс" и "Фишер боди" резко возрос спрос на крытые металлические кузова, которые изготовляла "Фишер боди". В 1919 г., когда заключали контракт, в автомобилестроении преобладал производственный процесс, включавший изготовление преимущественно деревянных открытых кузовов индивидуальной конструкции, а крытые металлические кузова по сути были новшеством. Но спрос на крытые металлические кузова возрастал исключительно быстро, и к 1924 г. автомобили с такими кузовами составляли более 65% продукции "Дженерал моторс". Это смещение спроса вывело контрактное соглашение за рамки диапазона самовыполнения, и Фишеру стало выгодно заняться вымогательством по отношению к "Дженерал моторс".
 Хотя  Фишер мог извлечь выгоду из многих недостаточно полно оговоренных условий контрактного соглашения, скажем, из положений о сроках поставки или о характеристиках качества, успешно осуществить вымогательство по отношению к "Дженерал моторс" он сумел иначе, взяв на вооружение сравнительно неэффективную и весьма трудоемкую технологию и отказавшись разместить предприятия, производящие кузова, поблизости от сборочного завода "Дженерал моторс". С точки зрения Фишера, преимуществом такого механизма вымогательства была возрастающая рентабельность, так как в соответствии с формулой цен, указанной в контракте, они устанавливались на уровне "переменных издержек" Фишера плюс прибыль в размере 17,6%, причем эта прибыль начислялась на основе издержек Фишера, предназначенных для оплаты рабочей силы, и транспортных издержек. Предполагалось, что эта добавочная выручка пойдет на покрытие ожидаемых капитальных издержек Фишера, из которых трудно было выделить и измерить часть, связанную с отгрузкой продукции для "Дженерал моторс", поэтому формулой контракта эти издержки не покрывались. Контракт может показаться несовершенным a priori, но на самом деле его пороки проявились ех post. Если бы спрос не возрос так сильно, фактор репутации Фишера (т. е. риск потери будущего бизнеса с "Дженерал моторс" и, возможно, с другими автомобилестроителями) в сочетании с пунктом о режиме наибольшего благоприятствования мог бы послужить эффективным сдерживающим фактором поведения "Фишер боди". Однако благодаря сильно возросшему спросу возможности Фишера осуществить в краткосрочной перспективе вымогательство по отношению к "Дженерал моторс" вышли за рамки диапазона самовыполнения даже при условии, что Фишеру пришлось бы в будущем отказаться от новых продаж своей продукции.
 Ситуация  с "Фишер боди" и "Дженерал моторс" иллюстрирует то обстоятельство, что условия долгосрочных контрактов и фактор репутации, связывая руки вступившим в сделку сторонам, могут предотвратить вымогательство и способствовать специфическим инвестициям, но при этом условия контрактов могут создавать свои собственные проблемы вымогательства. Следовательно, утверждения, подобные высказыванию Коуза о том, что "склонность к оппортунистическому поведению обычно эффективно контролируется" на рынке долгосрочными контрактами и соображениями репутации участников сделки, вводят в заблуждение. Хотя это утверждение отчасти справедливо, при более полном анализе следует признать ограниченное влияние соображений репутации участников сделки и тот факт, что контракты могут не столько решать, сколько создавать проблемы вымогательства. Именно долгосрочный контракт с фиксированной формулой цен, предусматривающий ограничительную практику закупок, контракт, который был принят участниками рассмотренной выше сделки в ответ на потенциальную возможность вымогательства со стороны "Дженерал моторс" по отношению к Фишеру, — именно этот контракт открыл перед Фишером колоссальные возможности вымогательства по отношению к "Дженерал моторс". Масштабы этого порожденного контрактом вымогательства, похоже, намного превзошли квазиренты с тех специфических инвестиций, осуществленных Фишером ради "Дженерал моторс", которые изначально пытались защитить с помощью этого контракта. Хотя включив в контракт ограничительные положения, можно сэкономить на капитале, инвестированном в рекламирование торговой марки, и уменьшить вероятность выхода за пределы диапазона самовыполнения; из-за жесткости условий долгосрочного контракта могут возникнуть гораздо большие потенциальные возможности вымогательства, если ход событий все-таки выведет стороны за пределы этого диапазона самовыполнения. Чтобы избежать такой жесткости, стороны могут намеренно оставлять контракты неполными и тем самым обеспечить себе "выход" на случай, если рыночная конъюнктура "испортится".
 Именно  эти индуцированные контрактом потенциальные возможности вымогательства и издержки, сопряженные с жесткими и, как потом выяснилось, некорректными условиями контрактов, которые так ярко иллюстрирует ситуация с "Фишер боди" и "Дженерал моторс", являются главными трансакционными издержками использования рыночного механизма для решения проблемы вымогательства. Эти трансакционные издержки включают в себя реальные ресурсы, которые стороны трансакции растрачивают в процессе первичной разработки и пересмотра условий контракта, пытаясь создать возможности вымогательства и осуществить его. Стороны трансакции будут искать информационные преимущества над своими партнерами по сделке и пытаться договориться о таких ex ante условиях контракта, которые создали бы потенциальные возможности для вымогательства, т. е. с большей вероятностью предусматривали бы такие ex post ситуации, когда неточность условий контракта окажется в их пользу. Коль скоро такая ситуация возникает, стороны трансакции будут растрачивать реальные ресурсы в процессе пересмотра условий контракта, пытаясь убедить партнера по сделке в том, что потенциальные возможности вымогательства действительно существуют. В случае "Фишер боди" и "Дженерал моторс" эти трансакционные издержки пересмотра условий контракта состояли из издержек, связанных с нецелесообразным местоположением предприятий и низкой капиталоинтенсивностью производства в период, предшествовавший вертикальной интеграции.
 Эти трансакционные издержки, связанные  с использованием долгосрочных контрактов, служат теоретическим обоснованием того, что наличие фирменно-специфических инвестиций с большей вероятностью приводит к вертикальной интеграции. Специфические инвестиции создают необходимость в долгосрочных контрактных условиях, которые, в свою очередь, влекут за собой снижающие доходы трансакционные издержки, связанные с кон-трактогенной возможностью вымогательства. При отсутствии специфических инвестиций в долгосрочных контрактах нет необходимости, и можно использовать контракты на наличный товар. Поскольку издержки, сопряженные с вертикальной интеграцией, суть издержки стимуляционного типа, не связанные с фактором специфических инвестиций, вертикальная интеграция будет тем более вероятна, чем более значим этот фактор. Чем больше предполагается осуществить специфических инвестиций, т. е. чем выше потенциальные издержки использования рынка (ибо для защиты специфических инвестиций приходится разрабатывать более четкие и жесткие контрактные механизмы), тем больше вероятность того, что решением станет вертикальная интеграция.
 2. СООТНОШЕНИЕ МЕЖДУ  ФИЗИЧЕСКИМ И ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ КАПИТАЛОМ
 Вертикальная  интеграция оказалась  той формой, которую  приобрело в конце  концов вымогательство по отношению к "Дженерал моторс" со стороны "Фишер  боди", когда "Дженерал моторс" скупила  принадлежавшие Фишеру акции "Фишер боди" на весьма выгодных для него условиях. Почему "Дженерал моторс" попросту не заплатила Фишеру единовременно наличными и не пересмотрела контракт, исправляя его двусмысленные положения, в надежде, что в будущем не произойдет никакого большого непредвиденного события, которое выбьет отношения между компаниями из диапазона самовыполнения? Одна из причин заключается в том, что из-за изменения спроса на крытые металлические кузова Фишер стал для "Дженерал моторc" очень важным поставщиком специализированного производственного ресурса, а потому потенциальные возможности вымогательства со стороны Фишера простирались по сути на все производственно-специфические инвестиции "Дженерал моторс". В принципе при наличии ex post некорректного контракта Фишер обладал потенциальными возможностями осуществлять вымогательство по отношению к "Дженерал моторс" в масштабе всей организации изготовления и сбыта автомобилей. Этот колоссальный потенциал вымогательства привел бы к большим распыляющим доходы трансакционным издержкам в процессе обсуждения и пересмотра условий контракта, когда "Дженерал моторс" попыталась бы защитить себя от возможности вымогательства, а Фишер — воспользоваться этой возможностью.
 Вертикальная  интеграция, видимо, позволяет избежать этих трансакционных издержек, ибо устраняется вторая сторона сделки. Это очевидно, если речь идет о физическом капитале, как в примере с постройкой дома на чужой земле, когда вымогательство по определению становится невозможным при переходе к вертикальной интеграции. Именно случаи, подобные данному, приводят к очевидному выводу, что к вертикальной интеграции будут с большей вероятностью прибегать в ситуации, когда велики потенциальные возможности вымогательства, т. е. получения квазиренты с фирменно-специфических инвестиций. Как убедительно демонстрирует Джоскоу, это проникновение в суть экономической мотивации права собственности на фирменно-специфический физический капитал очень актуально с эмпирической точки зрения.
 Однако  во многих примерах из реальной жизни  в качестве важного фирменно-специфического актива выступает не только физический, но и человеческий капитал. Поскольку специфический человеческий капитал воплощен в индивидах, которые по закону не могут быть в чьей-то собственности и которые обладают потенциальными возможностями вести себя оппортунистически при любом из альтернативных организационных устройств, вертикальная интеграция не устраняет вторую сторону сделки и проблему вымогательства. В таких случаях нет полной ясности в вопросе о том, какие выгоды она может дать.
 Чтобы понять, в чем заключается выигрыш от вертикальной интеграции в контексте человеческого капитала, вопрос следует переформулировать: вместо вопроса — "владеть активом или арендовать его" (как в нашем примере с постройкой дома и землевладением) — следует задаться вопросом — "сделать своими силами или купить производственный ресурс" (как по существу ставит вопрос Коуз)? Первый вопрос приложим только к физическому капиталу, последний — к человеческому. Когда фирма покупает что-то, необходимое для ее деятельности, на рынке, она обычно не обладает правом собственности на физический капитал, связанный с производством этого необходимого ей ресурса. Фирма, производящая необходимый ей ресурс своими силами, также может не обладать правом собственности на физический капитал, связанный с его производством (например, на здания, где располагаются офисы фирмы). Однако, как мы обнаружим, у фирмы, которая производит ресурс, а не покупает его, обычно особые отношения с фирменно-специфическим человеческим капиталом.
 На  этих проблемах можно сосредоточить внимание, еще раз рассмотрев ситуацию с "Фишер боди" и "Дженерал моторс". Если бы проблема вымогательства упиралась исключительно в осуществленные "Фишер боди" специфические (относительно "Дженерал моторс") инвестиции в физический капитал и не имела никакого отношения к человеческому капиталу "Фишер боди", то "Дженерал моторс" могла бы решить эту проблему, приобретя право собственности на этот физический капитал. "Дженерал моторс" могла бы иметь свои собственные матрицы и штамповочные прессы и позволить Фишеру использовать этот капитал для изготовления автомобильных кузовов, избегая тем самым проблемы вымогательства и в то же время извлекая выгоду из всех преимуществ в плане издержек изготовления кузовов, которыми располагал Фишер.
 Одна из проблем, возникающих в связи с этим решением, состоит в том, что специфические относительно "Дженерал моторс" инвестиции "Фишер боди" в физический капитал далеко не сводились только лишь к матрицам и штамповочному оборудованию. Речь идет о дополнительных инвестициях в физический капитал, которые Фишер должен был осуществить в основные производственные фонды, что связано с вопросами местоположения этих фондов и гарантий для Фишера сохранения спроса "Дженерал моторс" на продукцию, получаемую с этих фондов. Предполагается, что такие вопросы должны быть улажены посредством контракта. Для того чтобы избежать жесткости контракта и индуцированных проблем вымогательства, связанных с ex post некорректными условиями контракта, "Дженерал моторс" могла бы иметь в своей собственности весь физический капитал и просто заключить с Фишером контракт на управление производственными операциями. Хотя такое соглашение могло бы впоследствии привести к каким-то малозначительным дефектам использования Фишером капитального оборудования "Дженерал моторс", оно тем не менее разрешало бы проблему вымогательства, если бы эта проблема упиралась исключительно в специфические инвестиции в физический капитал.
 Однако  значительную долю специфических инвестиций, необходимых для производства кузовов автомобилей, составляют инвестиции в человеческий капитал Фишера, который по определению не может быть предметом собственности фирмы "Дженерал моторс". Последняя может финансировать инвестиции в человеческий капитал Фишера, но при этом потребует некоторых долгосрочных контрактных обязательств о твердых ценах, дабы предотвратить угрозы со стороны Фишера прервать деловые отношения с "Дженерал моторс" в случае, если последняя не выплатит "Фишер боди" единовременно сумму, равную квазирентам с инвестиций в человеческий капитал. Вертикальная интеграция, т. е. превращение Фишера из независимого подрядчика в наемного работника, не устраняет потенциальное вымогательство. В противоположность физическому капиталу, специализированный человеческий капитал лично Фишера, вероятно, остался в собственности Фишера даже после интеграции с "Дженерал моторс". Стороны трансакции должны использовать скорее не право собственности, а долгосрочное контрактное соглашение — с присущей ему жесткостью и проблемами потенциального вымогательства.
 Поскольку по определению нельзя быть собственником  человеческого капитала, каким образом  вертикальная интеграция "Дженерал моторс" с Фишером ослабила проблему вымогательства? В противоположность ситуации с физическим капиталом, вертикальная интеграция не "устранила" братьев Фишер. После вертикальной интеграции "Дженерал моторс" больше не покупала кузова у корпорации "Фишер боди", а "делала своими силами" кузова с помощью Фишера. Однако произошли ли существенные в каком-либо смысле изменения в положении вещей из-за того, что братья Фишер из независимых подрядчиков превратились в наемных работников? Хотя теперь "Дженерал моторс" будет владеть заводами и, по-видимому, иметь возможность указывать братьям Фишер, где эти заводы размещать, братья Фишер стали наемными управляющими, имеющими возможность осуществлять по отношению к "Дженерал моторс" вымогательство за инвестиции своего человеческого капитала, угрожая изменениями в каком-то ином направлении. 

 3. ВЕРТИКАЛЬНАЯ ИНТЕГРАЦИЯ  КАК ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ НА ОРГАНИЗАЦИЮ
 Хотя  соглашение с наемным работником существенно отличается от соглашения с независимым подрядчиком с точки зрения права (например, легкость расторжения соглашения нанимателем и требования лояльности со стороны наемного работника), я согласен с Коузом в том, что контракт между нанимателем и наемным работником не отражает сути фирмы. Переход братьев Фишер из категории независимых подрядчиков в категорию наемных работников не объясняет, что же выиграла "Дженерал моторс" благодаря вертикальной интеграции.
 Вертикальная  интеграция сделала  наемными работниками "Дженерал моторс" не только братьев Фишер  — она превратила всех наемных работников корпорации "Фишер  боди" в наемных  работников "Дженерал моторс". Последняя перешла от "купли" кузовов автомобилей к "деланью" кузовов "своими силами", получив право собственности на организацию "Фишер боди", в том числе и на все трудовые контракты с рабочими, которых объединяет эта организация, и на все имеющиеся в распоряжении организации знания о том, как делать кузова автомобилей. Именно в таком смысле — владение совокупностью взаимосвязанных трудовых контрактов и фирменно-специфическими знаниями, воплощенными в коллективе наемных работников организации*, — можно говорить, что данная фирма имеет право собственности на свой человеческий капитал.
 Вертикальная  интеграция может решить проблему потенциального вымогательства, даже если ее объектом является человеческий капитал и, следовательно, число участников трансакции не уменьшается при интеграции, ибо речь идет о перемещении права собственности на производственный коллектив*. В случае "Фишер боди" и "Дженерал моторс" вряд ли сами братья Фишер обладали всей актуальной информацией, составлявшей фирменно-специфический человеческий капитал. Гораздо более вероятно, что этой информацией обладал коллектив наемных работников "Фишер боди" в целом, т. е. информация была встроена в организационную структуру "Фишер боди". Благодаря вертикальной интеграции изменился не только статус братьев Фишер (были независимыми подрядчиками, стали наемными работниками); помимо этого, к "Дженерал моторс" перешло и право собственности на организацию Фишеров, и совокупность взаимозависимых трудовых контрактов.
 Главная причина, по которой после такого перемещения прав вымогательство становится невозможным, состоит в том, что при большом числе субъектов тайный сговор затруднителен. Если бы был всего один ключевой наемный работник или их было бы очень мало, то они могли бы прибегнуть к угрозе уволиться и (в рамках правовых ограничений на коммерческую тайну или кражу неосязаемого капитала) "унести с собой" организацию. Однако когда в фирму вовлечено много индивидов, занимающих ключевое положение, организация, как правило, остается сохранной. Угроза, что все индивиды одновременно начнут отлынивать или уволятся, если им не повысить заработную плату так, чтобы она соответствовала квазирентам с капитала организации, обычно не является реальной. После вертикальной интеграции братья Фишер не в силах осуществлять вымогательство по отношению к "Дженерал моторс", приказав всем наемным работникам покинуть "Дженерал моторс" и явиться в понедельник утром по новому адресу. В общем случае такое невозможно по экономическим мотивам или, что важнее, недопустимо с юридической точки зрения. Когда речь идет об организации с большим контингентом наемных работников, вертикальная интеграция может означать право собственности на основной человеческий капитал, весьма сходное с правом собственности на основной физический капитал.
 Из  нашего исследования вытекает, что  интеграция "Дженерал моторс" с "Фишер боди" аналитически совершенно аналогична примеру с домом на земельном участке. При интеграции с "Фишер боди" "Дженерал моторс" приобрела организационный капитал этой компании. Эта организация воплощена в человеческом капитале наемных работников "Фишер боди", но в некотором смысле она есть нечто большее, чем сумма своих элементов. Наемные работники приходят и уходят, но организация сохраняет память о прошлом опыте и знания о том, как сделать нечто наилучшим образом (т. е. как изготовлять кузова автомобилей). Этот организационный актив можно мыслить как большую машину, именуемую Корпорация Фишеров. Когда эта машина находилась в собственности братьев Фишер, было необходимо заключить формальный контракт на поставку кузовов автомобилей, который на поверку оказался источником значительных проблем вымогательства. Благодаря вертикальной интеграции "Дженерал моторс" избежала этих контрактных затруднений, купив машину (Корпорацию Фишеров), и устранила вторую сторону сделки (братьев Фишер) в смысле устранения необходимости в контракте на поставку кузовов автомобилей. 

 4. СООТНОШЕНИЕ МЕЖДУ  ПРАВОМ СОБСТВЕННОСТИ  НА ОРГАНИЗАЦИЮ  И КООРДИНАЦИЕЙ  РЕСУРСОВ.
 Коуз, наверное, согласился бы с тем, что  фирму целесообразно рассматривать как организацию. Он признает, что фирмообразные отношения представлены не просто одним наемным работником, а именно существованием трудовых производственных ресурсов, скооперированных между собой. «...Контракт нанимателя с наемным работником близок к фирмообразным отношениям, но полностью такие отношения достигаются только в случае, когда "заключается несколько таких контрактов с людьми, сотрудничающими друг с другом, и по поводу связанных между собой вещей"». Однако Коуз подчеркивает не роль фирмы как собственника организационных активов, а ее роль как координатора и контролирующей инстанции скооперированных производственных ресурсов. Следует рассматривать фирму, говорит Коуз, в контексте "управления бизнесом". А экономический вопрос относительно институциональной формы — это "сравнение издержек координации действий факторов производства внутри фирмы с издержками достижения того же результата путем рыночных трансакций или посредством операций, предпринятых в какой-то другой фирме". Именно эта концепция координации процессов функционирования всей совокупности производственных ресурсов отражает, по мнению Коуза, суть фирмы.
 Некоторое проникновение в природу фирмы  может, по-видимому, дать концепция  центрального контрактного агента, который служит как бы "втулкой" для "колеса" взаимозависимых контрактов и путем координации устраняет необходимость контрактов между индивидами, предположительно находящимися на конце каждой "спицы". Именно в смысле координирующего управления рыночные отношения сокращаются в объеме, и им на смену приходят административные решения. Эта концепция соответствует идее Коуза об уменьшении числа рыночных трансакций в ситуации вертикальной интеграции. Однако любого дельца на товарном рынке, закупающего производственные ресурсы, из которых собирается конечный продукт, можно считать центром ("втулкой") ряда контрактных соглашений. Поставщикам отдельных производственных ресурсов нет надобности заключать какие-либо контрактные соглашения друг с другом. Может показаться, что вертикальная интеграция устраняет необходимость в контрактных соглашениях между скооперированными участниками производства, но в действительности она этого не делает
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.