На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Выдающиеся деятели русской культуры. Н. С. Гумилев

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 05.06.2012. Сдан: 2011. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Санкт-Петербургский  институт внешнеэкономических связей, экономики и права 
 
 

Контрольная работа

Предмет: Отечественная история

Тема: Выдающиеся деятели русской культуры. Н. С. Гумилев

 
 
 
 
Выполнила: студентка I курса Экономического  факультета
По направлению «Финансы и кредит»

Заочной формы обучения

(Филиала  в г. Луге)
Павлова Мария Алексеевна 

Поверил: Фортунатов В. В.
 
 
 
 
Луга
2010

Содержание

Введение. Странник «Серебряного века»…………………………3
Жизненный и творческий путь
     Юность…………………………………………………………...5
     Первые пробы пера…………………………………………….6
     Любовь…………………………………………………………...6
     Творческий  расцвет……………………………………………8
     Творческая  зрелость. Основные мотивы поэзии…………..9
Выводы. Путь конквистадора……………………………………..11
Список  использованной литературы…………………………….14 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение

Странник  «Серебряного века»

 
  Конец XIX — начало XX в. представлял собой  переломную эпоху не  только  в социально-политической, но и  духовной жизни  России. Великие   потрясения, которые пережила страна  за сравнительно небольшой  исторический  период,  не могли не отразиться на ее культурном развитии.
 Поэты, музыканты, художники той поры были творцами искусства, поражающего напряженностью предчувствий надвигающихся социальных     катаклизмов. Они жили ощущением  неудовлетворенности "обыденной серостью" и жаждали открытий новых миров.
 Мир поэзии Н. Гумилева кардинально отличался  от творчества его современников, ярко выделяясь на фоне жесткости и  остроты социального реализма экзотичностью, романтизмом, мечтами о борьбе и  подвигах, мыслями овеянными античными, средневековыми, восточными мотивами.
 Гумилев не стал бы тем оригинальным русским поэтом, каким он стал, если бы не уходил в  своем творчестве от непосредственно  социальной и национальной традиции. В его поэзии практически нет военных и революционных стихов, а то немногое что пропитано духом мятежного времени выглядит бледным и невыразительным на фоне калейдоскопа ярких произведений наполненных мыслями о далеких странах, естественностью и символизмом.
 Но нельзя утверждать, что поэзия Гумилева была отрешена от событий и духа того времени. Ведь Николай Гумилёв – один из самых неоднозначных, сложных, противоречивых и загадочных русских поэтов. Чеканная простота его слога обманчива. Его поэзия, пожалуй, больше, чем чья бы то ни было в ХХ веке, требует от читателя умения читать между строк. Если этого умения нет, Гумилёв предстанет лишь в том образе, который о нём уже сложился: воин, поэт, герой, певец экзотического. Но стоит лишь вдуматься в феерию символов и образов, наполняющих его стихи, как мы тут же находим отклик на грандиозные события рубежа XIX–XX веков. Чтобы убедиться в этом, стоит рассмотреть любой кажущийся простым мотив поэзии Гумилева. Например, тема экзотики. Казалось бы, что может быть проще? Романтика, Муза Дальних Странствий, Африка, капитаны, корабли… 

 Я знаю весёлые  сказки таинственных стран
 Про чёрную деву, про страсть молодого вождя,
 Но ты слишком  долго вдыхала тяжёлый туман,
 Ты верить не хочешь во что-нибудь, кроме дождя. 

 И как я  тебе расскажу про тропический сад,
 Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав…
 Ты плачешь? Послушай… далёко, на озере Чад
 Изысканный  бродит жираф.
 Казалось  бы, это чистой воды романтизм с  характерным двоемирием, противопоставлением  серого и скучного «здесь» и яркого, настоящего «там». Душа поэта находит в мечте об экзотике полноту жизни, свет, движение, которого не видят окружающие. Но если бы это была лишь мечта об экзотике, её не сопровождало бы такое пронзительное, щемящее чувство, которое наполняет все стихи Гумилёва на эту тему – и которое возникает у читателя, когда его вдруг заденут пронизанные юношеским романтизмом строки, и душу наполнит вдохновение, как морской ветер наполняет освещённый южным солнцем парус:
 И снова властвует  Багдад,
 И снова странствует  Синдбад,
 Вступает с демонами в ссору,
 И от египетской земли
 Опять уходят корабли
 В великолепную Бассору.
 О чём эта  мечта? Не просто побывать физически  в далёкой стране. Это мечта  открыть, узнать, проверить самого себя. Именно эта направленность на созерцание внутреннего «я» характерна для поэзии «серебренного» века. Обращение к человеку как к личности, как к части чего-то целого, поиск ответа на вопрос, «Потерян ли человеческий облик в безумном потоке исторических событий?» - это прямой отклик на взорвавшуюся революционную реальность.
 Кроме того, важной чертой «серебряного века» являлось усиление процесса интеграции России в европейскую и мировую культуру. Это стремление познать новое, далекое  и неведомое ярко отразилось в  творчестве поэта. Еще в пору обучения в Париже появляются в стихах Гумилева обращения к миру, который в самой жизни может мечту о необычном и неведомом напитать и удовлетворить, - сначала только литературные обращения. Это Восток и – больше всего – Африка. В последствии Гумилев становится путешественником, исследователем Африки.
  Сам Гумилев  называл свою поэзию музой  дальних странствий, поэт был  верен ей до конца своих  дней. Знаменитая баллада “Капитаны”  из принесшего Гумилеву широкую  известность сборника стихов  “Жемчуга” — это гимн людям,  бросающим вызов судьбе и стихиям. И здесь мы читаем между строк впечатления от происходящих в России событий.
 Несмотря  на то, что в поэзии Гумилева, на первый взгляд, было мало русского, внимательный читатель обязательно увидит безграничную, особенную любовь Гумилева к России. 
Франция, на лик  твой просветленный
Я еще, еще раз  обернусь,
И, как в омут погружусь бездонный,
В дикую мою, родную Русь.
 Чтобы в полной мере осознать, каким гениальным, поистине русским поэтом и мужественным, сильным, отважным человеком был Николай Гумилев обратимся к его биографии.

Жизненный и творческий путь

 
Мы  с тобою, Муза, быстроноги, Любим ивы вдоль степной  дороги,
Мерный  скрип колёс и  вдалеке
Белый парус на большой  реке.
Этот  мир, такой святой и строгий,
Что нет места в  нём пустой тоске  

Николай Гумилёв 
«Открытие Америки»
 . 
 
 

     
 
 
 
 

 Юность
 Гумилев Николай  Степанович, родился в Кронштадте 3 (15) апреля 1886 года. Отец, Степан Яковлевич, служил корабельным врачом, был в кругосветных плаваниях, его рассказы о путешествиях не могли не возбудить в мальчике интереса к экзотическим странам, как, впрочем, и постоянная близость моря - и в Кронштадте, и в Царском Селе, куда семья переехала еще в младенческую пору будущего поэта, и в Петербурге. Характер отца, волевой и целеустремленный, отразился на жизненном поведении сына, отважного путешественника, храброго офицера и мастера стиха. От матери, Анны Ивановны, происходившей из старинной дворянской семьи (имение Слепнево Тверской губ.), поэт унаследовал страсть к чтению, а также выдержку, уравновешенность и, что, может быть, особенно важно, любовь к самой жизни, к ее внутренней гармонии. Глубоко религиозный, как и мать, Гумилев, согласно христианской вере, относился к жизни как к священному Божьему дару. Подобное мировосприятие впоследствии своеобразно и опосредованно выразилось в его литературных (акмеистических) убеждениях.
 В сознательной памяти поэта Царское Село, куда после отставки отца переехала семья  и где прошли почти все гимназические  и более поздние годы, сыграло  особенную и, возможно, решающую - душестроительную - роль. В этом "городе муз" (как называли Царское Село, где, по выражению Ахматовой, тогда тоже царскосельской гимназистки, "так много лир повешено на ветках") самый воздух был наэлектризован как бы живым, неисчезающим присутствием Пушкина. Подросток Гумилев не мог не впитывать неоскудевающие поэтические токи, пронизывающие атмосферу этого священного для русского сердца места; царскосельские парки неизменно напоминали, что по их дорожкам и озерным берегам бродил столетие назад его "ровесник" - лицеист Пушкин. Гумилев на всю жизнь сохранил уважительно-трепетное отношение к культуре, ее традициям. Когда в революционную пору воцарилось модное ниспровержение кумиров "с парохода современности", он противопоставил модернистскому нигилизму свой акмеизм как оплот общечеловеческой культуры. 

 Первые  пробы пера
 Наряду с  Царским Селом (где произошла  и встреча с гимназисткой Аней Горенко - будущей Ахматовой) значительной вехой в жизни Гумилева стал и  Тифлис (Тбилиси). Кавказская яркая  природа и своеобразный восточный быт произвели на его душу неизгладимое впечатление. Кавказ с его декоративной экзотикой как бы затмил на время и плоский о. Котлин с крепостью Кронштадт посреди Маркизовой Лужи, и "игрушечный городок" Пушкин, как называла его Ахматова, и даже блистательный Петербург, оставшийся в памяти бесконечно унылой Лиговской улицей, по которой он ежедневно, с ранцем на спине и с тоскою в сердце, направлялся в гимназию. Кавказ стал не только утолением жажды по необычному, он резко подтолкнул все душевное развитие гимназиста-поэта, впервые насытив его неумелое и подражательное в те годы поэтическое слово интенсивностью цвета и той орнаментальностью и ориенталистикой, что всегда, как известно, неотрывны от романтизма мироощущения. Учась в тифлисской гимназии, Гумилев написал немало стихов. Первая публикация Гумилева появилась в газете "Тифлисский листок" 8 сент. 1902 - стихотворение "Я в лес бежал из городов:".
 В 1903 семья  вернулась в Царское Село. Гумилев  поступил в VII класс Николаевской Царскосельской гимназии - той самой, где еще директорствовал поэт И. Анненский, кумир и Гумилева, и особенно Ахматовой. Впоследствии Гумилев в сборнике "Колчан" (1916) поместил стихотворение "Памяти Анненского", а в 1905 он подарил Анненскому книгу "Путь конквистадоров".
 "Путь конквистадоров" - наивная и ученическая книжка, которую впоследствии поэт старался "забыть": так, напр., четвертую  по счету книгу "Чужое небо" (1912) он назвал третьей, тем самым решительно вычеркнув из собственной литературной биографии свой формальный дебют. Хотя именно в его первых сборниках проявилось самое главное начало, характеризующее романтизм Гумилева – начало действенности, активности, воли. Оно уже никогда больше, по-разному проявляясь, не уйдет из его поэзии.
 Любовь
 С Аней Горенко (своей будущей женой и, вероятно, величайшей поэтессой России Анной Ахматовой) Гумилев познакомился в конце 1903 года (23 или 24 декабря), когда ему было 17, а ей 14 лет. Как известно, оба они тогда учились в Царскосельской гимназии. Начало их отношений — обычная гимназическая влюбленность в духе декадентских романов, которыми зачитывались тогдашние молодые люди. Влюбленность, разумеется, трагическая, неразделенная, сопровождаемая эффектными безумствами вроде похищения цветов с императорской клумбы в день рождения возлюбленной и неудачных покушений на самоубийство. Однако, наверное, только сама Ахматова впоследствии понимала, насколько важной и даже определяющей оказалась эта поистине «роковая» страсть для будущего поэта.
 В этой истории  нет свидетелей, все соучастники. Всех мемуаристов легко поделить на два противоположных лагеря: «гумилевцев» и «ахматовцев». В зависимости от этой ориентации кто-то один из двух впоследствии великих поэтов оказывается «виновным» в том, что их любовь и брак оказались мучительным Роком.
 На первый взгляд, — идеальная пара, и человеческая дружба и глубокое уважение, связывавшие  этих людей на протяжении всей жизни, тому подтверждение. Мужественнейший  из мужчин и воплощенная женственность.
 Однако нельзя забывать об особенностях как личностей обоих поэтов и их круга, так и эпохи, в которую они жили. А эпоха эта, «серебряный век», представляла собой огромный театр, где каждый выбирает свою собственную роль в мировом спектакле. Изначальная и неизменная роль Гумилева — конквистадор, покоритель и рыцарь-романтик; амплуа Ахматовой (тогда еще Горенко) — непокоримая, роковая «женщина-змея», ускользающая из любых рук и оставляющая незаживаемые раны от укусов. Ее роль в вечной битве между мужчиной и женщиной беспроигрышна, хотя не менее трагична, он — обречен, причем оба, в принципе, отдают себе отчет в происходящем. Но… «сильных влечет бездна».
 Некрасивый, нескладный, неуместно высокопарный и надменный Гумилев не нравился Ане Горенко. Гумилев же, просто не мог не влюбиться тогда в юную Горенко — слишком уж необыкновенна была эта девушка в классических декорациях Царского Села. Ахматова была не просто красивой, но фантастически красивой женщиной. Ее красота изысканна, таинственна и экзотична, а красота — божество всякого художника. Аня Горенко стала для Гумилева главной Тайной, его первым Странствием, Африкой до Африки. Ахматова для Гумилева — женщина его жизни, та самая единственная, которую мужчина, сам того не желая, выделяет из всех, кого любит. Ей посвящено множество его стихов (Ахматова, уже после смерти поэта, насчитала 22 таких стихотворения), она на протяжении всей жизни оставалась для него источником боли и самым главным творческим стимулом.
 Отношение к  женщине у Гумилева с детских  лет возвышенное и трепетное. Она святыня, может быть, единственная, оставшаяся в мире, — можно сказать, его религия. Серьезные отношения с женщиной вне брачных уз для юного Гумилева немыслимы. Предложение брака — свидетельство серьезности намерений, и оно настойчиво повторяется (не менее шести раз на протяжении шести лет!), но семья и чисто бытовая сторона семейной жизни его пугают. Причем пугают принципиально, скорее психологически, нежели реально, поскольку Гумилев был весьма практичным человеком и умел, в отличие от многих своих коллег, рационально решать житейские проблемы. К тому же его семья не была бедной.
 И все же этот странный, долгий и мучительный роман  в конце концов завершился браком, который развалившись едва ли не после  свадебного путешествия, официально продолжал  существовать до 1918 года, целых восемь лет. 

 Творческий  расцвет
  От первых  лет становление мастера-поэта  было и становлением очень  волевого человеческого характера.  А поэтический порыв к несбыточной  мечте и путешествиям был поддержан  уже в 1906 году совершившемся первым морским путешествием. Правда, морская карьера, первоначально намеченная отцом, не состоялась: Морской корпус Гумилев поменял на университет, но уехал не в Петербург а в Сорбонну, изучать французскую литературу. В Сорбонне Гумилев знакомится с поэтами и художниками, издает 3 номера собственного журнала "Сириус", где печатается и под своей фамилией, и под псевдонимами (К-о, Анатолий Грант). В 1908 выпускает сборник "Романтические цветы", а в 1910 - "Жемчуга". В это же время у Гумилева возникает острый интерес к Востоку, ставший вскоре страстью, лишь отчасти удовлетворенной путешествиями в Африку. Испытывает и острый интерес к оккультизму. Одновременно с работой над стихами, очень тщательной и принесшей несомненные удачи, Гумилев выступает со статьями и рецензиями. В журнале "Аполлон" Гумилев вел постоянную рубрику, составившую впоследствии книгу "Письма о русской поэзии" (отд. изд. - 1923). В 1911 был создан "Цех поэтов", в 1912 состоялось публичное выступление акмеистической группы (в "Бродячей собаке"), а в 1913 появились манифесты, написанные Гумилевым и С. Городецким. Гумилев считал, что символизм закончил круг развития, исчерпал свои возможности и что именно акмеизм с его вниманием к вещей конкретности мира, реализмом мирочувствования и слова пришел ему на смену. Символизм действительно переживал в то время острый кризис. В. Брюсов, недавний покровитель Гумилева, отрицательно отнесся к декларациям и к практике акмеистов. Первой по-настоящему акмеистической книгой в творчестве Гумилева стало "Чужое небо". Книгу приветствовал М. Кузмин, Д. Философов и др. Надо учитывать, что акмеизм не был для Гумилева эстетической прихотью, он был выражением его внутренней, не только художнической, но и человеческой, личностной сути. При всем своем романтизме, преувеличениях и даже риторике (в молодых стихах) постоянно стремился к достоверности. Другое дело, что достоверность, т. е. сама жизнь, чтобы заслужить честь (именно так происходило это в практике поэта) попасть в его стихи, должна была быть необычной в проявлении какой-то своей высшей степени красоты и силы. Отсюда, кстати, и термин "акмеизм", означающий по-гречески высшую степень чего-либо. Конечно, такой экспрессивно-яркой действительности Гумилев вокруг себя - в Петербурге или Царском Селе - не видел. Какой-то другой мир мерещился ему в дальних странах. Особенно в Африке, куда он и попал - сначала путешественником (сент. 1910 - март 1911), а потом в составе научной экспедиции Российской Академии наук (апр. - авг. 1913). Африку он полюбил на всю жизнь. Гумилев был патриотом, в годы первой мировой войны заслужил 2 Георгиевских креста и любовь своих однополчан, единодушно отмечавших его храбрость (с 1914 по 1917 Гумилев находился в действующей армии и в штабе русского экспедиционного корпуса в Париже).  

 Творческая  зрелость. Основные мотивы поэзии.
 В патриотических стихах Гумилев писал о тяготах  войны, зная ее не понаслышке. Именно в  годы мировой войны родились его  замечательные строки: "Словно молоты громовые / Или воды гневных морей, / Золотое сердце России / Мерно бьется в груди моей:" ("Наступление"). Помимо стихов Гумилев писал в годы войны очерки и корреспонденции ("Записки кавалериста"), отличавшиеся документальностью и достоверностью.
 Открытых  социальных мотивов в творчестве Гумилева всегда было крайне немного: "Я вежлив с жизнью современною, / Но между нами есть преграда:" ("Я вежлив с жизнью современною:"). Одним из главнейших требований акмеизма был принципиальный аполитизм - отрешенность от социальных и, тем более, политических бурь современности. Конечно, подобных бурь никому из акмеистов избежать не удалось, но почти все они - с большим или меньшим успехом - стремились следовать провозглашенному ими принципу "чистого", аполитичного искусства. Правда, не надо забывать, что, обходя прямую политику или социальность, искусство даже тогда, когда оно провозглашает себя таковым, тем не менее воздействует на социальный человеческий мир, хотя и косвенными подчас путями. Так и с Гумилевым. В своем "позднем" творчестве (в "Заблудившемся трамвае", 1921; "Драконе", 1921; книге "Огненный столп", 1921; и др.) Гумилев с большой художественной силой выразил прозрения и ощущения человека новой "космической эры". В какой-то момент, перед самой гибелью, Гумилев вдруг ощутил, что его художническая задача, по сути, заключается даже не столько в том, чтобы радостно воспеть те или иные страны, а поэтически и философски осмыслить органическую связь, родство человека с космосом. Его поэтическое мышление становилось планетарным, а гордость конквистадора и завоевателя пространства сменилась сложным, могучим и неизведанным чувством космичности бытия. Чуткий стих Гумилева принял и закрепил это новое мироощущение в слове и поэтическом образе. В его стихах, в частности, возникло то, что мы сейчас, идя вслед за Вернадским, называем "генетической памятью человечества". Люди, страны, города, цивилизации связаны и породнены у Гумилева единством изначального происхождения, тянущегося из непроглядной тьмы веков и тысячелетий. Гумилев был верующим, религиозным человеком и угаданную им первопричину назвал Богом. "Понял теперь я: наша свобода / Только оттуда бьющий свет, / Люди и тени стоят у входа / В зоологический сад планет" ("Заблудившийся трамвай"). Так недавний конквистадор стал апостолом человеческого братства. "Сумасшедшие" идеи науки, как правило, бывают родственны "сумасшедшим наитиям" поэзии. И наоборот. Вот почему в "Заблудившемся трамвае" Гумилев так свободно перемежает в одном миге своей жизни разные времена и разные страны. Он задумывает грандиозную философско-поэтическую эпопею, где собирается показать мир со дня его сотворения до возникновения цивилизаций. Перед гибелью он успел лишь написать первую поэму из задуманных двенадцати - "Поэма начала. Книга первая. Дракон". То должен был быть своеобразный эпос, напоминающий библейский. В "Поэме начала" Гумилев с какой-то исключительной, завораживающей, гипнотической живописностью, яркостью и экспрессией показал тот темный "прахаос", который породил огромное "прачудовище" - Дракона, объемлющего всю Землю, подобно некоей первобытной живой массе, еще не выделившей из себя человеческий разум. И рядом с Драконом поставил хрупкую, но победную фигурку человека, победившего при своем появлении бессмысленный хаос силою пробудившейся мысли. В изображении Гумилева этот человек подобен всесильному магу, прочитавшему по узорам драконовой чешуйки заветный "код жизни". "Код" этот умещается лишь в одном слове - "ОМ" (у индейцев означает - благословение). При его произнесении издыхает Дракон и вступает в свои права человеческая жизнь: В Начале было Слово.  

 За участие  в "контрреволюционном заговоре" 3 авг. 1921 арестован ЧК. 24 августа было издано постановление Петроградской Губчека о расстреле 61 человека за участие в так называемом «Таганцевском заговоре», среди приговоренных был и Гумилев. Точная дата его смерти неизвестна. По словам Ахматовой, казнь произошла близ Бернгардовки под Петроградом. Могила поэта не найдена.
 Гумилев погиб  в расцвете творческих сил. Шестьдесят пять лет имя Гумилева оставалось под строжайшим официальным запретом. Но сейчас до нас наконец дошел  завет поэта, который прост, отважен и ясен:
 Я учу их как  не бояться,
 Не бояться  и делать, что надо. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Выводы
«Путь конквистадора»
Ужели вам допрашивать  меня, Меня, кому единое мгновенье  – 
Весь  срок от первого земного  дня
До  огненного светопредставлниья?
Н. Гумилев
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 Колоссальный  общественный катаклизм рубежа XIX– XX веков легко и беспощадно ломал  личные и литературные судьбы. Недаром  еще в 20-е годы в одном рижском  издании Николая Гумилева назвали  Андрэ Шенье (поэт казненный якобинцами во время Великой французской революции) .русской революции. Сколько великого и прекрасного сулил нам неисчерпаемый, до конца не реализованный творческий и личностный потенциал Гумилева.
 Расстрел  поэта, такой же бессмысленный и  безумный как и многие другие события  революционной России, лишил нас великого и прекрасного, того что могло бы стать весомой частью русского наследия, того чем мы могли бы гордиться. Несомненно, за свою короткую жизнь Гумилев, сумел создать прекрасный, яркий, могучий мир, сотканный из огромного интеллектуального багажа, жизненного опыта накопленного поэтом регулярными усердным чтением разнообразнейшей литературы, путешествиями, войной, общением с художниками, писателями, учеными. Но какую часть этого мира мы потеряли вместе с уходом Гумилева?! Сколько великих идей и замыслов не удалось совершить и передать нам, потомкам, этому гениальному творцу и мужественному человеку (к примеру, грандиозная философско-поэтическая эпопея, которую он начал, написав поэму, "Поэма начала. Книга первая. Дракон", из задуманных двенадцати)? Ведь Гумилев охотно и радостно отдавал свой опыт, свои мечты и идеи. Он был, пожалуй, единственным русским поэтом в то время, признававшим «ученичество». Кого можно назвать учениками Ахматовой, Блока, Мандельштама? Зато о Гумилёвском влиянии на Николая Тихонова, Эдуарда Багрицкого известно немало.
 В этих вопросах, ответ на которые мы не узнаем никогда, заключена неразрывная связь  поэта и его эпохи. В учебном  пособии В. В. Фортунатова «Россия  в мировой истории» есть такие  слова: «История не знает сослагательного наклонения, но применительно к отечественной истории второй половины XIX – начала XX в. вопросов – «что было бы, если бы» - можно задать очень много» (стр. 231). И в трагической гибели поэта, покинувшего мир на пике своего творчества, такие вопросы напрашиваются сами собой. В произведениях Гумилева практически нет четкого отклика на мятежные события революционного времени. Он наоборот уходит от социальной реальности в мир не менее реальный, но абсолютно противоположный, мир странствий, чистоты и естества. И тут парадокс, смерть Гумилева больше чем вся его поэзия связала поэта с его временем. Бессмысленный, кощунственный расстрел человека обвиненного в политическом заговоре и настолько далекого от политики! Единственный раз в своей жизни, еще в юности, поддавшись прогрессивному, революционному настроению своих товарищей (и то, лишь по причине увлеченности, стремления к борьбе и мужеству) Гумилев увлекся политикой. Начал изучать «Капитал» Маркса. Но увлечение политикой оказалось неглубоким. Гумилёв никогда больше к ней не возвращался и не стремился в нее вникать.
 Младший друг, поэт, современник Гумилёва сказал о нем: «…В 1918-21 гг. не было, вероятно, среди русских поэтов никого, равного  Гумилёву в динамизме непрерывной  и самой разнообразной литературной работы…
 …Секрет его  был в том, что он, вопреки поверхностному мнению о нем, никого не подавлял своим  авторитетом, но всех заражал своим  энтузиазмом».
 Самое главное  начало поэзии Гумилева – начало действенности, активности, воли. Появившись в самых ранних его стихах, оно уже никогда не покидало их; именно поэтому поэзия Гумилева так сильно влияла позднее на собственно граждански, общественно, казалось бы, чуждых ему поэтов, непосредственно связавших свою судьбу  с революцией – Николая Тихонова, Эдуарда Багрицкого и др.
И эта действенность, сила и мощь жизни всегда была в  характере поэта. В 1910 году он пишет  великолепное стихотворение «Выбор»  в котором раскрывается его отношение  к жизни и смерти.

                 Выбор

Созидающий башню  сорвется,
Будет страшен  стремительный лет,
И на дне мирового колодца
Он безумье  свое проклянет. 

Разрушающий будет  раздавлен,
Опрокинут обломками  плит,
И, Всевидящим Богом  оставлен,
Он о муке своей возопит. 

А ушедший в  ночные пещеры
Или к заводям  тихой реки
Повстречает свирепой пантеры
Наводящие ужас зрачки. 

Не спасешься  от доли кровавой,
Что земным предназначила  твердь.
Но молчи: несравненное право —
Самому выбирать свою смерть.
Это слова сильного, смелого человека, имеющего большой  жизненный опыт в котором все: боль, война, любовь, путешествия, весь мир. Смысл этого стихотворения прост, хотя и скрыт под прекрасной паутиной символизма, ты сам властитель своей судьбы, мы все смертны и никому этого не избежать, но не смотря на  Божью волю, судьбу у человека есть одно несравненное право, самому решать как прожить жизнь и встретить смерть.
 В стихотворенье  нет четверостишья, которое подошло  бы для описания жизни Гумилева. Ему чуждо: безумно стремиться у  чему-то, созидая башни из одних  лишь мечтаний; жить в угоду себе, разрушая все вокруг; прятаться в темноте и неведении, отрицая смерть; или тихо «тлеть» считая, что сможешь уберечь себя от мук. Сам Гумилев соединил в себе все это, он созидал мечтания и воплощал их в жизнь (путешествия), он разрушал себя и свою любовь, свой брак, положив это на алтарь эмоций ради искусства, он не страшился смерти в бою забывая о ней, а к моменту гибели обрел гармонию и мудрость, которые сменили пыл и неупиваемое стремление к другим мирам. 
 Мировоззрение Гумилёва противоречиво и двойственно. Он то видит себя – совершенно по-романтически – центром мира, то воспринимает себя как обычного смиренного человека, одного из многих перед Богом. Но при том понимании времени, пространства и реальности, которое ясно просматривается в его стихах, получается, что это противоречие полностью устраняется – только не здесь, не в земном измерении, а в высшем, за пределами земного времени. Там, где здешняя явь – всего-навсего сон, и здешняя реальность – всего-навсего грёза. Туда и стремится всеми своими силами душа поэта, потому что там исчезает проблема мучительного выбора, и там проходит всякая боль.
 Главная мечта  Гумилёва-поэта – попасть в  место, которое можно называть раем, можно Индией Духа. Потому что только там можно найти ответы на все  вопросы, примирение всех противоречий. Там, где всё абсолютно – но не здесь, где всё относительно… 

Понял теперь я: наша свобода –
Только оттуда бьющий свет.
 Николай Гумилёв  – поэт неоднозначный и загадочный, поэт раздумий и предчувствий. Поэтому  вдвойне интересно, что при следующей встрече с его стихами откроется в отточенных строках. 

Ведь каждый видит то, что в нём уже есть. 
 
 
 
 
 
 
 

Список  использованной литературы
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.