На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат История рынка ценных бумаг

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 05.06.2012. Сдан: 2011. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


История рынка ценных бумаг
  Всероссийский рынок товаров и капиталов, функционировавший в Российской Империи, играл важную роль в экономической жизни страны. Он был непосредственно связан с состоянием промышленности, сельского хозяйства, транспорта и, конечно, с политико-экономическим и финансовым положением России. Его наиболее развитыми организационными структурами были товарные биржи, включавшие фондовые и валютные подразделения, густая сеть разнообразных типов кредитных учреждений, а также знаменитые на весь мир ярмарки.
  Рынок ценных бумаг аккумулировал денежные накопления российских промышленников, купцов, банков, государства, обычных граждан и направлял эти вложения в производственную (строительство железных дорог, предприятий в сфере добывающих и перерабатывающих отраслей, отраслей машиностроения и торговли) и непроизводственную (например, финансирование обороны) сферы.
  История рынка ценных бумаг тесно переплетается  с историей бирж, где совершались операции с акциями, облигациями и иностранной валютой, и развитием кредитной системы. На биржах Российской Империи совершались отнюдь не все операции с ценными бумагами. Значительный по объему внебиржевой оборот формировался в результате операций с ценными бумагами, которые производили различные кредитные учреждения страны. Иными словами, часть рынка ценных бумаг функционировала за пределами зданий бирж и существовала благодаря деятельности банков, как сам факт рождения каждого коммерческого банка был связан с его основополагающей операцией — эмиссией и размещением собственных акций на рынке ценных бумаг. Банковские акции пользовались устойчивым спросом со стороны владельцев свободных капиталов и быстро находили покупателей.
  Рынок ценных бумаг имеет интересную историю, которая корнями уходит в глубь XVIII века. Это, прежде всего, история облигаций государственных займов. Появление облигаций в Российской Империи явилось определенным этапом в развитии финансовой, денежной и кредитной системе страны и всей ее экономической жизни. В отличие от многих других стран, в нашем отечестве долговые обязательства проделали путь от государственных денежных знаков до процентных ценных бумаг.
  До  второй половины XVIII столетия финансовыми ресурсами для Российского правительства служили в основном реквизиции или принудительные займы (так как не было свободных капиталов) у монастырей и частных лиц. Российское правительство Петра I, затем Елизаветы Петровны и отчасти Екатерины II предпринимало попытки получить внешние займы. Но они были безуспешны из-за неустойчивости международной политической жизни XVIII века. Кроме того, в правящих кругах и разных сословиях росло понимание недостатков денежной системы, основанной исключительно на монетном обращении. Вследствие этого, одной из форм покрытия дефицита государственного бюджета стала необходимость выпуска бумажных денег, переход к которым стал возможным благодаря постепенному развитию товарно-денежных отношений, кредитных учреждений и созданию соответствующей технической базы для их изготовления.
  В соответствии с манифестом от 29 декабря 1768 года были выпущены первые в Росси  бумажные денежные знаки — ассигнации. Их выпуску способствовала нехватка средств обращения, обусловленная оживившимся торговым оборотом. По этим причинам ассигнации пользовались сначала крупным успехом. Правительство Екатерины II стало использовать эмиссию ассигнаций в фискальных целях — для покрытия экстренных расходов, связанных с войнами, и вскоре это привело к развитию инфляционных процессов.
  В 1769 году благодаря успешным внешнеполитическим шагам Екатерине II удалось получить первый в истории России внешний заем. За ним последовали новые займы, в основном пятипроцентные. По ряду причин правительство Екатерины II не имело возможности самостоятельно выпустить облигации и успешно их разместить среди иностранных покупателей ценных бумаг. Поэтому все соглашения о займах заключались через посредников — главным образом через голландских банкиров, прежде всего благодаря помощи голландской банкирской фирмы Гопе и Ко. К концу правления Екатерины II общий государственный долг составил около 215 млн руб. Государственный кредит был организован в трех формах: в виде выпуска бумажных денег (более 166 млн руб.); получения внешних долгосрочных займов (62 млн голландских гульденов, или 41,5 млн руб.); заимствования казначейством кредитных ресурсов у казенных банков (более 7 млн руб.). Появление и развитие каждой из этих форм стало возможным благодаря совершенствованию финансовой, кредитной и денежной систем страны. Однако из-за хронического дефицита капиталов правительство не могло использовать размещение облигаций внутренних займов.
  Правительство Павла I вместо возвращения старых долгов занялось поиском путей получения новых кредитов, опять прибегая к услугам печатного станка. В первые годы царствования Александра I эмиссия ассигнаций усилилась особенно заметно, а с ней усилился и инфляционный процесс, который обесценивал денежные накопления имущих слоев. Это делало невыгодным предоставление кредитов, что вызвало свертывание кредитных отношений.
  Таким образом, инфляционное денежное обращение  сдерживало развитие капиталистических отношений, торговли и кредита.
  Развитие  капитализма, особенно создание акционерных  обществ на его поздней стадии развития в России, привело к широкому выпуску акций. Рынок ценных бумаг расширился не только за счет государственных облигаций, но и за счет движения акций. Это вызвало необходимость создать соответствующие организационные механизмы для его функционирования. Так как в экономике дореволюционной России иностранный капитал занимал довольно заметное место, то при организации рынка ценных бумаг был широко использован зарубежный опыт.
  Покупка и продажа ценных бумаг осуществлялась в основном через фондовые биржи и Центральный (государственный) банк России. Оборот акций происходил через три фондовые биржи - Санкт-Петербурга, Москвы и Гельсингфорса. Продажа и реализация государственных облигаций производилась главным образом через Государственный банк. При этом коммерческие банки и другие кредитные институты выполняли роль посредников. Покупателями акций и государственных облигаций были российские частные предприятия, компании, кредитно-финансовые институты (банки, страховые компании), состоятельные слои населения, иностранные юридические и физические лица.
  Исторической  точкой отсчета возникновения Российского  фондового рынка можно считать 1769 г., когда в Амстердаме был размещен первый выпуск Российского государственного займа.
  Одна  из причин отсутствия в России настоящих  полноценных фондовых бирж заключалась в том, что наиболее крупные государственные займы царской России распространялись лишь на биржах иностранных государств. Так, например, облигации российских государственных займов, выпущенных в Голландии в период с 1769 по 1793 г. на общую сумму в 92,9 млн голландских гульденов, совсем не были в биржевом обороте внутри России. Акции российских компаний некоторое время также распространялись только на биржах Запада.
  Первоначально потребности государства в необходимых  финансовых ресурсах удовлетворялись  большей частью за счет распространения  крупных государственных займов на иностранных рынках. Собственно на российском рынке государственные долговые бумаги появились значительно позже, лишь сорок лет спустя, в 1809 г.
  До  отмены крепостного права в 1861 году в Российской Империи были слабо  развиты рыночные отношения. В сельском хозяйстве преобладали натуральные отношения. Продукты, производимые крепостными крестьянами, предназначались в основном для потребления в рамках данного помещичьего хозяйства. Лишь оставшаяся их часть поступала в продажу, формируя предложение на российском товарном рынке. Промышленность в виде казенных и малочисленных частных мануфактур и появившихся в XVIII веке ремесленных производств играла еще меньшую роль в экономике страны и формировании всероссийского рынка товаров. Кроме того, на них использовался не наемный труд вольных работников, а труд людей, находящихся в крепостной зависимости от помещика. Низкая производительность такого труда тормозила быстрое развитие мануфактур. Медленное развитие рынков товаров и труда сдерживало становление рынка капиталов.
  Государство было заинтересовано в сохранении крепостничества. Поэтому, оно сознательно ограничивало частную капиталистическую предпринимательскую деятельность и переход к многоукладной экономике, основанной на разнообразных формах собственности. В XVIII веке и первой половине XIX века медленное развитие сельского хозяйства и промышленности, всероссийского рынка товаров, кредитной системы являлось главной причиной дефицита капиталов у купечества и большинства городских ремесленников.
  До  конца XIX века в России не было ни одной фондовой биржи. Сделки с ценными бумагами осуществлялись на товарных биржах в соответствии с правилами биржевой торговли товарами. В России существовала 21 товарная биржа, а фондовые операции осуществлялись на семи: Санкт-Петербургской, Московской, Варшавской, Киевской, Одесской, Харьковской и Рижской. Ведущей была Санкт-Петербургская биржа. На ней осуществлялись сделки с наибольшим числом бумаг, а их курсы принимались другими биржами как определяющие.
  Что касается внутренних государственных  займов, то первый из них был выпущен в 1809 г. на сумму 3 млн руб. ассигнациями. За последующие девять лет было выпущено еще шесть займов для размещения внутри России на общую сумму в 351 млн руб. Успешное распространение займов положило начало регулярному использованию этого источника для финансирования государственной казны.
  Таким образом, в начале XIX столетия на российских биржах появляются облигации государственных внутренних займов. До этого наша биржа была товарной, правда, следует отметить, что «в связи с товарными операциями совершались сделки по покупке-продаже иностранных векселей и денег». Если первый внутренний заем был выпущен из расчета 7% годовых, то последующие шесть — в связи с успехом первого — были уже 6-процентными. Условия выпуска и основные правила были определены Высочайшим указом от 25 марта 1809 г., согласно которому, размер дохода был определен в 6% годовых и плюс 1% грация (премия). Доходность на государственные ценные бумаги была выше, чем та, которую предоставляли государственные кредитные учреждения. Однако последние имели более глубокие традиции, пользовались доверием у населения, разветвленная сеть делала их доступной и удобной для широкой публики. Поэтому для успешного размещения выпуска его владельцам предоставлялись определенные льготы. Так, облигации могли приниматься в залог по всем подрядам и откупам, в определенной части приниматься в уплату казенных сборов и таможенных пошлин. Процент и грация по облигациям выплачивались ежегодно вперед за год.
  Таким образом, процесс первоначального  накопления капитала развивался в крепостной России очень медленно. Поэтому экономика не могла обеспечить доходами бюджет государства. А так как Россия в то время участвовала в многочисленных войнах, то ей требовались колоссальные затраты на содержание и вооружение армии. В итоге все это привело к хроническому дефициту бюджета государства. В этих условиях правительство решило принять определенные шаги с целью стабилизации денежного обращения. Поэтому в 1809 году известным государственным деятелем М.М. Сперанским при содействии профессора Н.С. Мордвинова был подготовлен специальный «План финансов». По этому плану предполагалось целесообразным выпустить долговые процентные обязательства — облигации долгосрочного государственного займа и продать их всем желающим за ассигнации. Манифестом от 2 февраля 1810 года все выпущенные ранее в обращение ассигнации объявлялись долгом государства, обеспеченным всем богатством Российской Империи. Манифестом от 27 мая 1810 года было объявлено о выпуске внутреннего облигационного займа на 100 млн ассигнационных рублей для постепенного погашения долга правительства по ассигнациям. Облигации выпускались достоинством от 1000 ассигнационных рублей и выше, сроком на 7 лет. Номинальный доход по займу был определен в размере 6% годовых.
  Однако  этот первый в истории внутреннего  государственного кредита Российского государства облигационный займ был реализован всего лишь на 3,2 млн рублей. Причиной этому опять же был дефицит свободных денежных капиталов долгосрочного характера и недоверие имущих слоев населения к облигациям. Поэтому в это время получил развитие особый вид государственного кредита, который заключался в постоянных заимствованиях правительством из казенных банков кредитных ресурсов, поступавших в качестве вкладов от частных лиц и учреждений.
  В 1812—1815 гг. возросли расходы Российского государства, связанные с Отечественной войной. В 1812 году, наряду с эмиссией бумажных денег, Российское правительство разрешило Министерству финансов выпускать «краткосрочные» облигации Государственного казначейства на сумму 610 млн рублей. Они подлежали погашению ассигнациями по истечении 1-го года и приносили 6% годового дохода. Но так как заем опять имел принудительные черты, он не стал популярным.
  В 1815 году правительство приступило к упорядочению внешнего (голландского) долга. Весь этот долг был отсрочен. Затем Императорское Российское правительство начало общее преобразование в соответствии с новым «Планом финансов» (1818 г.). Его цель была — добиться консолидации текущего долга Государственного казначейства по выпущенным ассигнациям. Начиная с 1818 года, владельцам свободных капиталов было предоставлено право отдать в долг государству деньги, т.е. ассигнации, из расчета 6% годовых (позднее — 5%). Определенный срок погашения данного кредита не устанавливался. Кроме того, была произведена эмиссия облигаций долгосрочных займов на номинальную сумму в 100 млн ассигнационных рублей. Но из-за стесненного состояния рынка капиталов эти займы не дали желаемого результата. По-прежнему дефициты покрывались заимствованиями кредитных ресурсов из казенных банков и выпуском ассигнаций. Несмотря на определенные трудности, связанные со становлением рынка государственных долговых обязательств, в период с 1809 по 1816г. было выпущено бумаг на сумму 354 млн руб.
  В 1820—1822 гг. Россия получила два внешних  кредита. В конце 20-х годов XIX века Министерство финансов приложило максимум энергии для усиления сбора налогов с целью увеличения доходов бюджета государства. Первоначально, как и в других странах, развитие операций с ценными бумагами на Санкт-Петербургской товарной бирже было связано с возникновением и ростом государственного долга. В 30-х годах XIX века на ней впервые появились акции акционерных обществ. Дальнейшее расширение данной группы операций происходило в зависимости от роста государственного долга в облигационной форме и числа акционерных предприятий. На провинциальных биржах операции с акциями и облигациями появились в небольших объемах значительно позже.
  С.182 7 г. в России начинается развитие акционерного дела; акции постепенно поступают на биржу и делаются объектом биржевой торговли. В 1836 г. были запрещены как на бирже, так и вне ее покупка и продажа акций не за наличные деньги, а с поставкой к известному сроку по определенной цене. Однако операции со сделками на срок не были прекращены, но велись нелегально — либо вне официальной биржи, либо на ней, но в замаскированном виде. И в том, и в другом случае сделки на срок не охранялись законом, что делало их рискованными. Биржа же лишалась одной из важнейших операций, в результате чего, в частности, страдала котировка частных бумаг. И без этого на российском фондовом рынке котировка ценных бумаг была не на высоте. А ведь фиксируемый в котировочных бюллетенях биржевой курс ценных бумаг уже в то время имел большое значение. Именно он обычно принимался за основу при расчетах по покупке и продаже этих бумаг; с его помощью определяли цену акций, паев и облигаций при разного рода тяжбах, а также при их залоге.
  Как правило, некотирующиеся бумаги не принимались  в залог для получения ссуд в банках. Ввиду удобств, которые  сообщало ценным бумагам их включение  в биржевой бюллетень, котирующиеся бумаги при прочих равных условиях имели больший спрос и стоили дороже. И, наконец, по биржевой цене бумаги значились в балансах и отчетах предприятий; с ее учетом устанавливались цены дополнительных выпусков акций и паев; по ней судили о кредитоспособности фирмы. Неудовлетворительная постановка самой котировки ценных бумаг была, в частности, следствием того, что в котировочных биржевых бюллетенях учитывались не все биржевые сделки, а лишь сделки на наличные. Котировка не охватывала и значительную часть сделок которая осуществлялась либо на бирже, но помимо маклера, либо вне биржи, в основном через банки.
  В 1831 году был выпущен манифест о  выпуске билетов Государственного казначейства. Их номинал составлял 250 ассигнационных рублей. В обращение они поступали крупными партиями (сериями), поэтому стали полуофициально называться «сериями». Билеты давали право на получение дохода из расчета 4,32% годовых. Срок погашения наступал через 4 года. Первоначально предполагалось, что эмиссия билетов будет являться временным (среднесрочным) ресурсом для покрытия дефицита бюджета. Но в действительности их выпуски следовали один за другим. Новые билеты обменивались на билеты с истекшим сроком обращения. И в итоге они превратились в государственный кредит долгосрочного характера. В 30-х годах на фондовом рынке появляются в обращении акции и облигации частных компаний, выпуск и обращение которых регулировались принятым в 1836 г. Законом о промышленных обществах. Однако их оборот по сравнению с государственными процентными бумагами и аналогичными бумагами на западном фондовом рынке был незначителен, что, в общем-то, соответствовало определенному уровню развития капитализма в России в тот период.
  В 1839 году Российское Правительство приняло  решение о реформе денежной системы. Она началась с принятия Манифеста 1 июля 1839 года «Об устройстве денежной системы». Целью этой реформы были введение новых принципов организаций денежной системы и устранение из обращения обесценившихся ассигнаций. Одновременно был опубликован указ 1 июля 1839 года «Об учреждении Депозитной кассы серебряной монеты при Государственном Коммерческом Банке». Депозитная касса принимала на хранение вклады серебряной монетой и выдавала взамен депозитные билеты на соответствующие суммы. Эти билеты являлись законным средством платежа и пользовались популярностью среди населения. Но так как они выпускались в обращение в той же сумме, в какой накапливался в кассе фонд серебра и золота, то это не увеличивало доходов Государственного казначейства. В связи с этим манифестом 1 июня 1843 года выпуск депозитных билетов был прекращен. Они подлежали обмену на государственные кредитные билеты по курсу 3 руб. 30 коп. ассигнациями за один рубль новыми кредитными билетами. В итоге в обращении остался только один вид бумажных денежных знаков — государственные кредитные билеты.
  Денежная  реформа явилась импульсом быстрого развития товарно-денежных отношений  в стране. Казенная банковская система  получила возможность увеличивать  свои ресурсы с помощью эмиссии  кредитных билетов, лишь частично обеспеченных металлом. Она была обязана предоставлять этими денежными знаками долгосрочные ссуды правительству и помещикам под залог недвижимости. Если до 40-х годов XIX века займы использовались в основном для финансирования военных расходов, то, начиная с 1842 года, началось их применение и в производительных целях. В этот год Российское правительство приступило к строительству железной дороги между Санкт-Петербургом и Москвой. Ресурсами для финансирования этого строительства стали средства казначейства и пять внешних кредитов. Эти расходы усилили дефицит бюджета государства. За 1844—1851 гг. он превысил 360 млн рублей. Продолжавшаяся огромная эмиссия кредитных билетов вызвала падение их курса. В России начался длительный период инфляционного бумажно-денежного обращения.
  К концу царствования Николая I (к 01.01.1855 г.) государственный долг Российской Империи складывался из внешних и внутренних облигационных займов в сумме 330 млн рублей и заимствований кредитных ресурсов из казенных банков в объеме 437 млн рублей, выпущенных билетов Государственного казначейства на сумму 75 млн рублей. Величина процентного долга достигла 842 млн рублей. Это в 4 раза превышало его величину к концу царствования Александра I. Беспроцентный государственный долг по выпущенным кредитным билетам составил 356 млн рублей. Весь итог долга к 1 января 1855 года составил млн рублей серебром. Таким образом, почти за столетний период (с 60-х годов XVIII века до середины 50-х годов XIX века) государственный кредит проделал значительную эволюцию. За этот период задолженность государства росла высокими темпами, но российское правительство принимало меры по совершенствованию организации государственного кредита. Постепенно государство стало использовать более сложные, чем принудительные, добровольные формы кредита. Это были внешние и внутренние займы в виде размещения процентных долговых ценных бумаг.
  Государство убедилось, что возможности получения  принудительных беспроцентных кредитов небезграничны и чреваты для престижа правительства и устойчивости денежного обращения. Поэтому в первой половине XIX века оно сознательно изменило соотношение между процентным и беспроцентным государственным долгом. Удельный вес платных кредитов за этот период возрос более чем в 3 раза.
  Рынок капиталов медленно, но постепенно развивался. И капиталы стали вкладываться в ценные бумаги, выпускаемые правительством, а к середине 50-х годов XIX века — в первые государственные займы производительного характера, которые стали предвестниками крупных железнодорожных займов второй половины XIX века. Успешное размещение первых займов положило начало регулярному использованию этого источника финансирования государственной казны. Однако до середины прошлого века внутренние государственные займы покрывали лишь около 10% государственного долга, остальное казна получала за счет размещения российских займов за рубежом. Государственные процентные бумаги были широко представлены на российском фондовом рынке в биржевом и внебиржевом обороте.
  В 1861 году Российская Империя сделала  серьезный шаг. Манифестом Императора Александра II было отменено крепостное право. Так как крестьяне получили личную свободу, то получил развитие наемный труд. Наряду с отменой крепостного права Российское правительство сняло ограничения на частную предпринимательскую деятельность. Постепенно, стала формироваться многоукладная экономика, стали развиваться рыночные отношения. В связи с быстрым увеличением числа акционерных обществ, прежде всего железнодорожных предприятий и акционерных банков, расширением выпусков облигаций государственных займов, роль существовавших в стране бирж существенно возросла. На них начала более активно развиваться торговля ценными бумагами. В конце 60-х годов на Санкт-Петербургской бирже отмечалась настоящая биржевая горячка. Рост курса акций стал питательной почвой для развития биржевой спекуляции. Закон 1836 г., запрещавший сделки на срок, не устрашал спекулянтов. Ажиотажная горячка, естественно, закончилась резким падением искусственно вздутых цен и первым в России биржевым кризисом. Небезынтересно, что биржевой ажиотаж и последовавший за ним кризис известный российский специалист по фондовым операциям И.И, Левин назвал «своего рода признаком совершеннолетия». Правда, этот кризис можно было бы определить и как «внебиржевой», поскольку его причиной явились операции по взвинчиванию цен на акции и другие бумаги нескольких молодых людей, обосновавшихся и заключавших сделки в отеле Демута российской столицы.
  Раньше  на рынке ценных бумаг было почти  исключительное господство государственных облигаций и небольшое количество негосударственных ценных бумаг акций страховых обществ. Но с развитием рыночных отношений в экономике Российской Империи начался процесс демонополизации рынка капиталов, в том числе и рынка ценных бумаг. Акционерные общества стали выпускать свои акции и облигации. Уровень предполагаемых доходов по ним был выше, чем проценты по вкладам, которые выплачивали казенные банки. Кроме того, многие иностранные предприниматели хотели вкладывать капиталы в экономику России, причем в конкретные доходные акционерные общества. Все это приводило к отливу вкладов из казенных банков. В итоге прежний дореформенный рынок капиталов феодального типа прекратил свое существование. Он сделался свободным, соотношение спроса и предложения на нем определило рыночную цену использования денежных капиталов.
  Это вызвало необходимость изменения  организации государственного кредита, то есть организации его по законам рынка, с учетом состояния и структуры спроса на денежные капиталы и их предложения. Так появились выигрышные займы, заключенные впервые в истории государственного кредита Российской Империи. В ноябре 1864 года был выпущен первый выигрышный заем. Его предполагалось разместить на сумму 100 млн рублей кредитными билетами сроком на 60 лет. Полностью облигации этого займа назывались «Билеты Внутреннего 5% -ного с выигрышами займа». Очень быстро эти ценные бумаги стали самой популярной формой государственного кредита. Усиленное внимание публики к облигациям выигрышных займов вызвало ослабление спроса на ранее выпущенные государственные ценные бумаги и снижение их биржевого курса. Получилось так, что конкуренция была между ценными бумагами одного и того же эмитента — государства. А это не отвечало его интересам, как заемщика. Поэтому до 1917 года государство больше не прибегало к подобному виду займов.
  Собрание  биржевых деятелей, производивших торговлю процентными бумагами и акциями, созванное в 1869 г. по указанию министерства финансов, единогласно высказалось  в поддержку легализации срочных  сделок. Выступавшие подчеркивали, что действовавшее в то время ограничение на проведение срочных сделок не достигает поставленной цели, так как его легко обходят или просто нарушают, а между тем оно серьезно стесняет торговлю. В принятом документе по рассматриваемой проблеме подчеркивалось: «Если вообще торговля наличными акциями полезна для развития промышленности, то не может быть сомнения в том, что торговля акциями на срок как усовершенствованное видоизменение первой должна иметь то же самое свойство». Как ни парадоксально, но биржевой комитет Санкт-Петербургской биржи полагал разрешение срочных сделок нежелательным. Он выступил за «охранение общего благосостояния и солидности биржи от тех крайне вредных и совершенно антиэкономичсс- ких увлечений биржевой игрой, которые являются неминуемым последствием недостаточного ограничения срочных сделок по акциям».
  Хотя  в июле 1893 г. вышеупомянутое ограничительное  правило было отменено и был издан закон, запрещавший заключение сделки на срок только в отношении золотой валюты, на практике закон был понят как запрещение названных сделок со всякими ценностями. Несмотря на то, что сделки эти и совершались, в действительности их всячески скрывали. Подобную ситуацию не следует истолковывать как присущую России самобытность. Русская биржевая техника в своем развитии шла теми же путями, что и западноевропейская.
  Следующим новшеством в сфере внешнего, а  отчасти и внутреннего, государственного долга стали так называемые «золотые займы», облигации которых выпускались в конце XIX века. Эти долговые обязательства предназначались для рынков капиталов во Франции, Великобритании, Нидерландах, Германии, Дании, США, Канады и частично для рынков Российской Империи. Эмиссия этих ценных бумаг преследовала две цели. Часть их использовалась для конверсии - замены ранее выпущенных облигаций внешних займов. Другую часть новых облигаций предполагалось использовать для покрытия дефицита бюджета, получения иностранной валюты, разменной на золото, то есть для увеличения золотого запаса государства. Его накопление требовалось Российскому правительству для проведения денежной реформы.
  Конец XIX века характеризовался относительно стабильным экономическим ростом в странах Западной Европы. В них заметно увеличились объемы свободных капиталов долгосрочного характера, которые искали выгодного и надежного помещения. Это и явилось предпосылкой для заключения Россией новых внешних займов, а также конверсии и консолидации прежних. Для того чтобы облигации золотых займов могли продаваться, покупаться и обмениваться на прежние российские займы на нескольких зарубежных рынках и свободно перемещаться между ними, номинал каждой ценной бумаги был выражен в ряде иностранных валют: французских франках, германских марках, фунтах стерлингов, голландских гульденах, американских долларах, а затем и в датских кронах. Между валютами был установлен паритет исходя из их золотого содержания, который указывался на каждой облигации. Правительство установило паритет иностранных валют и устойчивого золотого рубля. Это давало возможность исчисления стоимости облигации в кредитных рублях в зависимости от курса золотого рубля. Сфера обращения облигаций включала зарубежные и российские рынки, и они пользовались большим успехом у обладателей свободных капиталов.
  Таким образом, золотые займы дали возможность  произвести обмен новых облигаций на облигации прежних займов. Кроме того, для конверсии и консолидации государственного долга, увеличения доходов бюджета далее Российское правительство прибегало к другой разновидности государственного кредита — рентным займам. Начало им было положено 11 ноября 1883 года. Министерство финансов приступило к продаже 6% -ной непрерывно-доходной ренты на номинальную сумму 50 млн рублей золотом. Заем являлся внутренним. Но номинал облигаций обозначался в золотых рублях и ряде иностранных валют. Полностью они назывались «свидетельствами Государственной комиссии погашения долгов на золотую ренту». Владельцам свидетельств ренты государство должно было регулярно выплачивать ежегодный процент. При этом государство не обязано было возвращать капитальную сумму долга. Оно оставляло за собой право гасить свидетельства ренты путем их покупки на бирже или путем конверсионных операций. В свою очередь, располагая услугами биржи, каждый владелец ренты считал, что он как кредитор являлся «бессрочным», то есть в любой момент мог получить обратно вложенный капитал.
  Таким образом, в рентной форме займов нашли оптимальный вариант для своих отношений кредиторы — обладатели свободных капиталов и заемщик — государство. Кроме того, в этот период продолжалась эмиссия кредитных билетов и выпуск обычных облигаций 4%-ных внутренних займов. Результатом мер, проведенных в период подготовки к денежной реформе 1895—1897 гг., явилось улучшение финансового положения России, но в целом государственный бюджет оставался дефицитным. После завершения реформы у Российского правительства и Министерства финансов отпала необходимость в золотых займах. Основой денежной системы Российской Империи стал золотой рубль, который содержал 17,424 доли чистого золота. Это вызвало еще больший прилив иностранного капитала. Зарубежные инвесторы получили возможность извлекать прибыль на вложенный капитал в устойчивой валюте — конвертируемом российском рубле.
  Со  второй половины 1898 года, вследствие войн США с Испанией, в Южной Африке, событиями на Дальнем Востоке, положение  денежных рынков Западной Европы изменилось к худшему. Положение на рынке  капиталов стало кризисным. Рыночные курсы валют российских ценных бумаг  начали падать. В самой России денежный кризис, начавшийся летом 1899 года, также повлиял на падение курса многих ценных бумаг. Вслед за ним разразился кризис промышленный. За три года кризиса закрылось до трех тысяч предприятий.
  На  некоторых других биржах проводилась  самостоятельная котировка ценных бумаг лишь местных акционерных компаний. Официально ни них осуществлялись лишь подписка на новые выпуски частных ценных бумаг, покупка и продажа их за наличные. С возникновением коммерческих банков ссудные операции под залог ценных бумаг перешли к ним. Торговля же паями и акциями на срок могла вестись лишь нелегально. Сделки на срок не охранялись законом, а это делало их рискованными. В результате всего этого, биржи лишались одной из своих важнейших операций, и в итоге страдала котировка ценных бумаг. Поэтому в марте 1883 года были утверждены первые «Правила для сделок по покупке и продаже фондов и акций» на бирже, которые охватывали исключительно сделки за наличные. Сделки с частными ценными бумагами были разрешены лишь законом 8 июня 1893 года. Этим законом были приняты меры по упорядочению биржевой торговли, в частности, торговли ценными бумагами. Представление частных ценных бумаг на биржу и порядок их биржевой котировки определялись исключительно правилами каждой биржи.
  Крупнейшей  биржей, осуществлявшей фондовые операции, была Санкт-Петербургская, на которой  торговля ценными бумагами началась после выпуска первых государственных займов. На ней были приняты в 1883 г. и первые правила, регулирующие операции с ценными бумагами В 1891 г. аналогичные правила были приняты на Московской бирже.
  Кроме столичных бирж операции с фондовыми  ценностями вели Варшавская, Киевская, Одесская, Харьковская и Рижская биржи.
  Согласно  правилам биржевая публика фондового  отдела состояла из:
    действительных членов;
    постоянных посетителей;
    гостей.
  Кроме того, фондовый отдел посещался представителями  Министерства финансов, как для осуществления  надзора, так и для осуществления  сделок с фондами и валютой  за счет государственного банка и государственного казначейства.
  Действительными членами могли быть только представители банков, банкирских контор и лица, имевшие промысловое свидетельство первого разряда на производство банкирских операций. Действительные члены имели право заключать сделки на бирже через своего уполномоченного и подручных, не прибегая к посредничеству маклеров.
  В отличие от действительных членов постоянные посетители, кроме права присутствия на биржевом собрании, имели право заключения сделок через посредничество фондовых маклеров. Постоянными посетителями могли быть лица, имевшие промысловое свидетельство первой гильдии.
  Гости допускались на биржу по рекомендации действительных членов, уплачивали за каждое посещение цо рублю и были лишены права заключать сделки.
  Все остальные могли совершать сделки путем открытия специального (онкольного) счета в банке, на который клиент вносил средства для покупки ценных бумаг (не менее 100 руб.), при этом банк мог закупить бумаг на сумму, в 5—8 раз большую вложенных средств.
  Купленные на деньги клиента бумаги оставались в банке в залог, он получал  по ним дивиденды и распоряжался ими по своему усмотрению. На деньги, вложенные на онкольные счета, клиенту начислялись установленные проценты, а за сумму, на которую банк кредитовал своего клиента, купив для него ценные бумаги, брал до 8% годовых.
  Эта система обслуживания клиентов была выгодна банкам, т.к. давала возможность  обогащаться за счет мелких инвесторов.
  Покупка и продажа акций не за наличные деньги, а с поставкой к известному сроку по определенной цене были запрещены.
  Несмотря  на то что указанное правило было отменено законом в 1893 г., срочная торговля на российских биржах так и не получила широкого распространения.
  Высшим  органом управления фондового отдела биржи являлось общее собрание действительных членов, состав совета утверждался Министерством финансов, которое к тому же оставляло за собой право изменять состав совета по своему усмотрению.
  Совет фондового отдела определял распорядок собраний, издавал правила биржевых сделок, определял маклерскую таксу, разрешал возникающие при сделках споры, принимал решения о допущении ценных бумаг к котировке.
  Фондовые  маклеры назначались Министерством  финансов по представлению Совета фондового  отдела. Маклерам запрещалось совершать сделки за свой счет, они выступали только посредниками. Для получения должности маклер должен был удовлетворять определенным нравственным критериям и внести залог 1500 руб. По сделкам с ценными бумагами маклер получал вознаграждение в размере 0,1% по сделкам с фондами с обеих сторон, с иностранных переводных векселей — 0,1% со стороны продавца; по внутренним учетным векселям от 1/ 32 до 18% в зависимости от срока векселя с той и другой сго- роны сделки.
  О всех совершаемых сделках маклеры  обязаны были сообщать котировальной комиссии. На основе этих сведений составлялись официальные котировочные бюллетени, которые передавались в Министерство финансов и публиковались в «Биржевых ведомостях» и «Торгово-промышленной газете».
  К 1892 году на Санкт-Петербургской бирже  котировались уже акции 32 акционерных  обществ и облигации 5 компаний. Котировка  частных ценных бумаг осуществлялась по инициативе правления компании, группы акционеров или банка.
Акции вновь образовавшихся компаний допускались  к котировке в 1890-х гг. только при наличии подтверждения сбора всей суммы капитала. Кроме того, существовало ограничение допуска к котировке акций тех акционерных обществ, капитал которых был менее 500 тыс. руб.
  В 1893—1899 гг. Санкт-Петербургская биржа  впервые начала использоваться в качестве важного механизма, обеспечивавшего финансирование промышленности. Благодаря посредничеству биржи отечественные и иностранные капиталы устремились в дивидендные бумаги — акции акционерных обществ и, прежде всего, промышленных предприятий. Конверсия облигаций государственных займов и начавшееся промышленное оживление привели к развитию биржевой спекуляции 1894— 1895 гг. На Санкт-Петербургской бирже был отмечен ажиотаж, которого не было с 60-х годов. Только за один 1899 год на бирже появились акции новых 36 акционерных обществ с капиталом в 91,8 млн руб. Рыночная цена акций заводов возросла в несколько раз. Акции коммерческих банков, которые меньше подвергались биржевой спекуляции, поднялись в цене на 50-70 и даже на 100%.
  До 1885 г. Министерство финансов не принимало  никаких заявлений об утрате купонов, затем по правилам, принятым в 1895 г., если владелец ценной бумаги мог доказать время приобретения, время утраты и обстоятельства, при которых утрачена ценная бумага, то можно было рассчитывать на получение капитала и процентов по нему. Поэтому ценные именные бумаги считались более надежными и давали гарантию прочности владения ценной бумагой. Доходность на эти бумаги, как правило, устанавливалась выше, чем по государственным долговым обязательствам, однако с последними они не могли конкурировать. Во-первых, это было вызвано ограниченностью их хождения, как на биржевом, так и уличном рынке. География их обращения была ограничена тем регионом, где их выпускали. Во-вторых, они имели длительные сроки погашения в 39 и 49 лет, а иногда и больше.
  В XIX в. — начале XX в. акции и облигации  частных обществ не стали играть такой же большой роли в фондовом обороте России, как на биржах стран Запада. Именно поэтому многие исследователи окрестили российскую биржу «рынком государственного кредита». Так, на облигации государственных займов вместе с акциями железных дорог России (формально независимые железнодорожные компании контролировались правительством, которое гарантировало минимальный дивиденд по их акциям) в 1900 г. приходилось 3/4 оборота фондового отдела Санкт-Петербургской биржи, а к 1913 г.— уже 4/5. Интересные данные приводятся в «Банковой энциклопедии» о количестве государственных ценных бумаг, находящихся а обращении на 1 января 1862 г. и 1 января 1900 г. Соответственно их сумма составляла 1,362 млн руб. и 6,233 млн руб. Начавшийся в 60-е годы XIX в. период бурного развития промышленной и торговой деятельности привел к возрастанию роли и значения бирж, увеличивался и расширялся оборот биржевых сделок.
  Стал  вопрос о необходимости пересмотра биржевого законодательства, принятого в основном в период, когда обороты с акциями и облигациями составляли лишь незначительный процент биржевых сделок. И, как отмечали составители уже цитируемой выше «Банковой энциклопедии», в 1900 г. была проведена биржевая реформа, которая имела большое значение для государства как владельца железных дорог и эмитента государственных займов и облигаций государственных земельных банков. Какова же суть этой реформы? За несколько лет до биржевой реформы 1900 г. началась подготовительная работа, которая была нацелена на общее преобразование всех бирж в России. Первоначально была поставлена задача выработать идеальный биржевой устав, содержащий правила, годные для бирж различных местностей и определяющие в целом порядок биржевой торговли как товарной, так и фондовой. Однако различный характер фондовой и товарной торговли, а также неодинаковые условия биржевой торговли на российских биржах, расположенных в центре и далекой провинции, вынудили комиссию по подготовке биржевого закона отказаться от коренного пересмотра биржевого законодательства и ограничиться подготовкой «Положения об образовании на Санкт- Петербургской бирже фондового отдела». На основании этого нормативного акта и была проведена реформа 1900 г., которая свелась к образованию первого в России фондового отдела при столичной бирже.
  Таким образом, вместо планируемой общей  биржевой реформы была проведена частичная реформа лишь одной отрасли биржевой деятельности, а именно — торговли валютой и ценными бумагами. «Ввиду же того, что в этой отрасли биржевой деятельности преобладающее положение принадлежит С.-Петербургской бирже,- признано было на первое время достаточным внести соответственное преобразование в устав С.-Петербургской биржи с тем, чтобы впоследствии постепенно распространить это преобразование и на прочие биржи».
  Практически биржевая реформа 1900 г. свелась к  созданию фондового отдела в составе С.-Петербургской биржи. В отличие от всех российских бирж (в том числе и С.-Петербургской), которые в порядке надзора были подчинены министерству торговли и промышленности по отделу торговли, фондовый отдел С.-Петербургской биржи подчинялся министерству финансов по Особенной канцелярии по кредитной части.
  «Положение  об образовании на Санкт-Петербургской  бирже фондового отдела от 27 июля 1900 г.» было принято в административном, а не в законодательном порядке. Но еще более важно, говорится там далее, что «основанием отдела уничтожался строй, сложившийся исторически, в угоду стремлениям власти вмешиваться непосредственно в сферу экономической жизни. Возложив по «Положению 1900 года» всю работу на совет отдела (общее собрание производит только выборы в совет отдела, а также рассматривает и утверждает сметы доходов и расходов отдела и отчеты об их исполнении), министерство финансов оставило за собой право и в будущем изменять, состав совета по своему усмотрению. Министр финансов утверждал постановления, связанные с установлением дней и часов работы отдела, с подготовкой и изданием правил о порядке заключения биржевых сделок, с составлением и публикацией инструкций для фондовых маклеров по ведению книг, с определением таксы вознаграждения фондовых маклеров и др. Несмотря на то что в ведении совета находились вопросы, связанные с рассмотрением споров, которые возникали при заключении и исполнении биржевых сделок, а также вопросы допуска к котировке ценных бумаг, министерство финансов имело возможность энергичного вмешательства в деятельность совета по рассмотрению и принятию решений о допущении бумаг к котировке. Формально постановления совета фондового отдела о допущении ценных бумаг к котировке считались окончательными, тем не менее, представителям министерства было предоставлено право принесения протеста министру финансов на постановления совета. До рассмотрения протеста исполнение постановления Совета приостанавливалось.
  Положения об административном воздействии на деятельность биржи были заимствованы из принятых 22 июля 1896 г. в Германии правил, позволявших властям осуществлять постоянный контроль и вмешательство в работу бирж. Российский исследователь В. П. Кардашев в этой связи подчеркивает, что российское министерство финансов «пошло еще дальше немецкого закона 1896 г. в деле осуществления административного воздействия на биржу».
  Биржевая  публика фондового отдела состояла из действительных его членов, постоянных посетителей и гостей, а также представителей министерства финансов, осуществлявших правительственный надзор. Корпоративными правами пользовались только действительные члены фондового отдела: они проводили общие собрания, выбирали совет отдела и котировальную комиссию. Из их же среды назначались фондовые маклеры. Только действительные члены имели право действовать на бирже через своего уполномоченного (не более одного) и подручных (не более двух). Только они имели право заключать сделки на бирже, не прибегая к посредничеству маклеров. Действительными членами могли быть представители частных кредитных учреждений, включая банки, и лица, имевшие промысловое свидетельство первого разряда на производство банковских операций.
  Постоянными посетителями могли быть лица, имевшие  в Петербурге промысловое свидетельство 1 гильдии. Однако к постоянному посещению  фондового отдела они допускались  лишь после подачи заявления совету отдела с обязательством подчиняться  требованиям и распоряжениям  совета. «В отличие от действительных членов отдела постоянные посетители его пользуются помимо права присутствия на биржевом собрании только одним правом: заключать сделки, но и это право они могут осуществлять не иначе как через фондовых маклеров».
  Гости отдела допускались на биржу по рекомендации действительных членов. За каждое посещение они платили по рублю. Но им было запрещено заключать биржевые сделки не только непосредственно, но и через фондовых маклеров. Заведование делами фондового отдела принадлежало общему собранию действительных членов отдела и совету отдела.
  На  Московской бирже были зарегистрированы свыше 120 наименований ценных бумаг  с постоянным доходом (облигации) и около 80 — с дивидендным (акции). Обороты фондовых ценностей на других биржах России были незначительными.
  Реформы третей четверти прошлого века создали  предпосылки для появления на фондовом рынке долговых обязательств местных органов власти. Их появление диктовалось острой нехваткой средств для развития местной культурно-хозяйственной жизни. Так как из 100 членов биржи только 8 представляли операции с ценными бумагами, назрела необходимость выделения фондовой торговли и создания Фондового отдела. Для этого 10 января 1901 г. были утверждены подробные «Правила для фондового отдела Петербургской биржи», а также «Инструкция котировальной комиссии» и «Правила о допущении бумаг к котировке в Фондовом отделе Петербургской биржи». Благодаря созданию отдела ограничился круг лиц, которые могли заниматься биржевыми операциями, упрочилось положение на бирже акционерных коммерческих банков и банковских домов, улучшился состав маклеров. Они стали являться действительными членами фондового отдела. Кроме того, правилами был установлен порядок введения акций в котировку. Теперь для этого требовалось ходатайство правления данной компании, основывающееся на постановлении общего собрания акционеров.
  В такой нестабильной экономической  ситуации Россия не могла прибегнуть к долгосрочным займам. Поэтому правительство вернулось к практике осуществления срочно погашаемых займов. Начиная с 1904 года такие займы выпускались почти ежегодно.
  Кроме того, в отличие от опыта западноевропейских бирж, российские биржи выполняли  весьма своеобразную функцию, обусловленную  отсутствием в стране торгово-промышленных палат. Благодаря ежегодно созывавшимся с 1906 года съездам биржевой торговли и сельского хозяйства биржи  получали возможность выявлять коммерческие интересы и нужды отечественных предпринимателей в сфере торговли и промышленности. Через свой постоянно действовавший орган — Совет съездов биржевой торговли — биржи воздействовали на правительство Российской Империи в желательном направлении.
  Таким образом, на российском фондовом рынке  были представлены государственные долговые обязательства, долговые обязательства городов, акции и облигации промышленных и транспортных предприятий. Государственные бумаги выпускались правительством как именные, так и на предъявителя. С 1906 г. владелец предъявительских облигаций государственных займов получал возможность заменить их на именные облигации или так называемые удостоверения именной записи. Если в первом случае проценты выплачивались предъявителю купона, то проценты по удостоверению именной записи выплачивались только тому лицу, на чье имя было выписано удостоверение или на его поверенного в делах. Обращение ценных предъявительских бумаг в именные и наоборот производила Государственная комиссия погашения долгов. Для поощрения развития именных бумаг при превращении предъявительских в именные все расходы относились на казенный счет, а при обратном превращении — на счет владельца бумаги. Акции по законодательству Российской империи были именными бумагами. Но поскольку устав акционерного общества являлся законодательным актом, положения которого имели приоритет над положениями общего законодательства, то во многих случаях уставами АО делались исключения в пользу акций на предъявителя. Поэтому на рынке ценных бумаг преобладали предъявительские акции, причем доля последних постоянно росла. Так, если в 1910 г. соотношение между именными бумагами и предъявительскими было 1:2, то в 1912 г. — уже 1:3.
  В ноябре 1907 года биржевое законодательство было дополнено новыми «Правилами для сделок по покупке и продаже иностранной валюты, фондов и акций на Петербургской бирже». Эти правила касались только операций с акциями. Часть II этих правил, которая называлась «Фонды и акции», определила такие важные положения, как место и порядок совершения сделок, правила срочных сделок, порядок сдачи ценных бумаг, именных бумаг, временных свидетельств, последствия неисполнения сделок, разбирательство споров и т.д.
  Продолжавшаяся  биржевая спекуляция расширяла количество сделок с ценными бумагами. Это в целом содействовало выражению их рыночных цен. Благодаря спекуляции динамика биржевых курсов акций и облигаций более точно отражала состояние рынка капиталов страны, хозяйственное и финансовое положение эмитента той или иной ценной бумаги. «Вялая» или «активная» биржа свидетельствовала о спаде или, наоборот, подъеме в экономике России. Таким образом, биржа более объективно играла роль барометра экономической жизни страны.
  Рынок ценных бумаг Российской Империи  проделал значительную эволюцию. Конечно, по уровню развития, масштабам и глубине операций он отставал от рынков ценных бумаг западных стран, прежде всего от Германии, Франции, Англии, США. Более того, на российском рынке ценных бумаг было мало выпусков облигаций предприятий и компаний. Так, в годы промышленного подъема 1909—1913 гг. Санкт-Петербургская биржа превратилась в место торговли главным образом дивидендными бумагами (акциями). Что касается остальных бирж Российской Империи, где совершались операции с ценными бумагами, то они имели ограниченное значение. Так, отличительной чертой Варшавской, Киевской, Одесской и Рижской бирж было размещение акций местных предприятий (например, Киевская биржа служила посредником в размещении акций сахарных предприятий). К 1911 г. насчитывалось 1617 акционерных компаний, из них на Петербургской бирже котировались акции лишь 275. Сделки совершались главным образом с акциями железных дорог, коммерческих и земельных банков, нефтяных и металлургических предприятий, страховых компаний.
  В результате улучшения организации  биржи, значительного накопления отечественных капиталов Санкт-Петербургская биржа играла важную роль в размещении акций во время промышленного подъема 1909—1913 гг. Благодаря посреднической роли биржи, за шесть предвоенных лет все акционерные капиталы в стране возросли с 2,6 млрд до 4,7 млрд руб. Из этого прироста около двух третей акций осело внутри Российской Империи.
  На  Московской фондовой бирже происходили  обороты с большинством ценных бумаг, находящихся на Санкт-Петербургской бирже. Но число допущенных к котировке акций промышленных предприятий было ограничено, так как Московский биржевой комитет отличался большой разборчивостью при допущении к котировке на бирже новых промышленных ценностей. Особенно большое значение имела Московская биржа для акций железных дорог и земельных банков, для ценных государственных бумаг с определенной доходностью. При реализации государственных займов большая часть приходилась на Московскую биржу.
  Своего  апогея рынок ценных бумаг Российской Империи достиг к 1914 году. После Октябрьской революции и аннулирования займов дальнейшая судьба ценных российских бумаг, находившихся внутри России и за ее пределами, была совершенно различной. В июле 1914 г. крупные российские биржи прекратили операции. Это сделало невозможным нормальное в капиталистических условиях образование цен на процентные и дивидендные бумаги. Операции с ними оказались дезорганизованными. Международный политический кризис в в 1914 г., приведший к началу первой мировой войны, вызвал небывалую панику на европейских биржах. С конца 1914 г. в Петербурге, а также в Москве и Киеве начали проходить частные биржевые собрания для осуществления сделок с ценными бумагами. Массовый характер они стали принимать в Петербурге весной и летом 1915 г. в помещениях биржи и некоторых крупных акционерных банков. В конце 1916 г. началось некоторое оживление на фондовом рынке, что явилось неожиданным для правительства.
  С России в Мировую войну, правительство  было вынуждено неоднократно прибегать к внутренним займам для финансирования военных расходов. В 1915 году государственный заем официально был назван «Государственный 51/2 %-ный военный краткосрочный заем 1915 года». Усилился выпуск кредитных билетов, не обеспеченных золотом. В России начал развиваться инфляционный процесс, исчезали из обращения золотых, серебряных и медных монет. Билеты Государственного казначейства, купоны к облигациям государственных займов, свидетельства государственной ренты стали применяться в качестве платежного средства.
  Формирование  рынка ценных бумаг в нашей  стране сопровождалось возрождением многих его инструментов, существовавших в Российской Империи до 1917 года. Рынок ценных бумаг функционировавший в Российской империи, играл важную роль в экономической жизни страны. Он был непосредственно связан с состоянием промышленности, сельского хозяйства, транспорта и вообще с политико-экономическим и финансовым положением России. Его возникновение и становление говорило о том, что Россия плавно входила в круг развитых промышленных держав, поднималась на новый уровень социально-экономического развития, требовавшего аккумуляции денежных накоплений промышленников, купцов, банков, обычных граждан и направления этих средств на производительное потребление.
  Торговля  ценными бумагами осуществлялась на товарных биржах и через Государственный  банк России. Продажа государственных облигаций проводилась главным образом через Государственный банк при активном посредничестве коммерческих банков. Первоначально операции с ценными бумагами на биржах осуществлялись в соответствии с правилами биржевой торговли, конкретных бирж.
  Открытие  официальной фондовой биржи оттягивалось Министерством финансов в ожидании решения принципиальных вопросов правительственной политики в отношении частных эмиссий и стабилизации конъюнктуры на фондовом рынке. Фондовый отдел Петроградской биржи был официально открыт 24 января 1917 года. Первые дни Февральской революции были последними днями Петроградской Фондовой биржи. 24 февраля отметилось падение курсов некоторых ценных бумаг. 27 февраля было принято решение не производить биржевые сделки, а 3 марта биржа была закрыта окончательно.Временным правительством воспрещались срочные сделки, объектом сделок могли быть только ценные бумаги, круг участников биржевых собраний ограничивался («гости» не допускались, иностранные подданные — только с разрешения Министерства финансов). Для упрощения взаимных расчетов акционерных банков по покупкам и продажам ценные бумаги при Петербургской конторе Государственного банка был утвержден фондовый расчетный отдел. При этом имелось в виду, что все биржевые сделки без исключения будут подлежать регистрации и контролю со стороны представителей Министерства финансов. Нестабильная политическая ситуация привела к тому, что биржа просуществовала всего месяц.
  30 марта года Временное правительство  опубликовало постановление о  выпуске Внутреннего государственного  займа. Впервые в истории государственного кредита название займа исходило не из его финансовых особенностей, а из политических целей. Он назывался «Заем свободы. 1917 год». Кроме того, Временное правительство усиленно использовало налоги, эмиссию бумажных денег и займы за границей. В целом, экономическая ситуация в стране за этот период не улучшилась, огромная инфляция продолжалась. Поэтому внимание специалистов обратилось к проверенному практикой средству — выигрышным займам. Но на этот раз, чтобы избежать конкуренции с другими государственными ценными бумагами, эти облигации предполагалось гасить только выигрышами, без специальных тиражей погашения.
  После Октябрьской революции декретом СНК РСФРС от 23 декабря года все  операции с ценными бумагами на территории РСФСР были запрещены. Были аннулированы облигации государственных займов. Акции и облигации промышленных, транспортных и других компаний утратили юридическую силу. Рынок ценных бумаг фактически прекратил свое существование. В фондовых отделах допускались сделки по покупке и продаже иностранной валюты и векселей, чеков и иных платежных документов, золота и серебра в слитках, государственных ценных бумаг, облигаций государственных и кооперативных предприятий, а также допущенных к обращению в СССР иностранных ценных бумаг. Ценности, находившиеся в обороте, например царские десятки, иностранные ценности и другие, по соображениям экономической политики не были допущены на биржу.
  К началу 1923 г. облигационные займы  имелись у 65 городов, однако более 80% сумм по займам приходилось на 8 крупнейших городов, в том числе Москву и Санкт-Петербург. Значительная часть этих займов размещалась на зарубежных рынках из-за отсутствия необходимых финансовых ресурсов на местах.
  Рынок ценных бумаг (РЦБ) в России начал  свое формирование в первой половине 1991 г. после принятия Постановления Совета Министров РСФСР № 601 от 25 декабря 1990 г. «Об утверждении Положения об акционерных обществах».
  Для этого — первого этапа были характерны следующие процессы:
    в 1990 г. появились первые открытые АО, разместивших в 1991 г, свои акции (банк «Менатеп», Российская товарно-сырьевая биржа);
    Я в  марте 1991 г. впервые появились на биржевых торгах (фондовый отдел Московской товарной биржи) государственные облигации;
    в 1991 г. появились десятки бирж, а в 1992 г. начали функционировать такие институты рынка, как инвестиционные компании.
  Первоначально «ассортимент» акций, находившихся в свободной продаже, был крайне мал — не более десяти. Большая часть оборота фондовых ценностей, концентрировавшегося, в основном, в фондовых отделах товарных бирж, приходилась на брокерские места бирж и государственные долговые обязательства. Кроме фондовых отделов товарных бирж фондовая торговля осуществлялась самими эмитентами ценных бумаг в ходе их первичного размещения.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.