На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Пакт Молотова Риббентропа

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 05.06.2012. Сдан: 2011. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


           Содержание:
   Введение……………………………………………………………………...3
   Глава 1: Пакт Молотова – Риббентропа…………………………………....4
      На пути к пакту………………………………………………………..…4
      23 августа 1939г……………………………………………………...…10
    Глава 2: Оценка договора о ненападении…………………………………12
    Заключение………………………………………………………………….14
    Список  используемых источников и литературы………………………..16 
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     

           Введение
   Актуальность  темы контрольной работы заключается  в том, пакт о ненападении, заключенный 23 августа 1939г., можно отнести к тем «вечным» темам, которыми еще долго будет заниматься историческая наука.
   Давно ставший достоянием истории договор  о ненападении между  сталинским СССР и гитлеровской Германией, или  знаменитый «пакт Молотова-Риббентропа» по праву и с должным основанием следует рассматривать как кардинальное, по существу – стержневое событие поразившего Европу весной-летом 1939г. беспрецедентного по своей остроте и всеохватной масштабности военно-политического кризиса. Об этом  соглашении написаны – скажем без преувеличения – десятки и десятки книг и статей в России, Европе и США, на эту тему до сих пор не утихают оживленные, хотя и во многом утратившие прежние резкую безапелляционность категоричных суждений и полемический раж дискуссии в широкой и многочисленной когорте ученых-историков, экспертов-международников, дипломатов, военных, разведчиков, журналистов и т.д. Неослабевающий интерес к данной проблеме в России, Европе и за их пределами, ее несомненная непреходящая актуальность в наши дни, когда весь мир отметил в том году 70-летнюю годовщину со дня начала Второй мировой войны,  убедили многих авторов предпринять новую  попытку проанализировать весь сложный и многогранный комплекс самых различных причин, вызвавших заключение вышеупомянутого соглашения. 
   Цель  контрольной работы:  

   Из  вышесказанного можно выделить следующие задачи:
   - выделить причины подписания пакта о ненападении 23 августа 1939г.;
   - охарактеризовать пакт Молотова  – Риббентропа;
   - проанализировать оценки соглашения 23 августа 1939г. 

   1. Пакт Молотова  – Риббентропа
   1.1. На пути к пакту
   Пожалуй, ни один из договоров новейшей истории  не вызвал в ходе исторических исследований столь длительной дискуссии, как  германо-советский пакт о ненападении, подписанный министрами иностранных  дел двух государств Риббентропом и  Молотовым в ночь с 23 на 24 августа 1939 г., то есть за неделю до немецкого нападения на Польшу.
   Современники  были шокированы этим событием. После  многомесячных переговоров ожидалось  заключение союза западных держав с  СССР, направленного против агрессивных  намерений Германии в отношении Польши. Но случилось непредвиденное: именно Советский Союз, этот поборник политики коллективной безопасности, направленной против фашистов, как раз в такой момент договорился с антикоммунистом Гитлером, явной, всем известной целью которого было завоевание жизненного пространства на Востоке за счет Советского Союза.
   Уже тогда существовали прогнозы, что  Гитлер заключил этот союз лишь на время  и разорвет его, что действительно  и случилось менее чем через  два года, когда немцы 22 июня 1941 г. напали на СССР.
   К середине 30-х годов Советское  государство убедительно демонстрировало  свою заинтересованность в мирном сосуществовании  с капиталистическими странами. Углубившиеся сталинские деформации во внутриполитической жизни СССР находили отражение и в его международной политике. Являясь Генеральным секретарем ЦК ВКП (б), Сталин официально и непосредственно «не» занимался текущими внешнеполитическими делами: не участвовал в переговорах с другими государствами, не принимал послов, не подписывал дипломатических документов. Вместе с тем его внешнеполитическая концепция и “особый почерк” чувствовались во всех шагах Советского правительства в области внешней политики.
   В принципиальном плане это проявлялось, прежде всего, в том, что советское  руководство под давлением Сталина давало одностороннюю оценку расстановки и соотношения политических сил в мире.
   Важный  гуманистический принцип приоритетности в международных отношениях общечеловеческих интересов над классовыми Сталин полностью игнорировал. Да и как он мог уважать этот принцип, если в 1937 г. выдвинул концепцию об обострении классовой борьбы в советском обществе, а в международных делах не учитывал классовой и политической разнородности сил, действовавших на мировой арене Сталин и его окружение, прежде всего Молотов, придерживались своего, субъективного и дилетантского, подхода к советской внешнеполитической стратегии, заложенной В. И. Лениным и успешно проводившейся наркомами иностранных дел Г. В. Чичериным, а затем Литвиновым. Искусственно созданный Сталиным в сфере внешней политики дух конфронтации (которому пытался противодействовать Литвинов) пронизывал действия советского руководства, что мешало ему трезво оценить интересы СССР и реально определить, где враги, а где силы, могущие стать его союзниками. Этому препятствовал, прежде всего, франко-английский синдром Сталина. Сталинский режима в политическом и в моральном плане был больше подготовлен к сговору с Гитлером.
   Не  подлежит сомнению, что главными виновниками  предвоенного политического кризиса, а затем и поджигателями мировой войны были Германия, Италия и Япония, которым содействовали их сателлиты. Однако немалая доля ответственности ложится и на правящие круги Англии и Франции, которые в Мюнхене пошли на преступное попустительство Гитлеру, открывшее “зеленый свет” войне. Трудно уйти и от мысли, что в тот сложный момент советских руководителей также покинуло чувство реализма и выдержки. Они не могли не знать о глобальных планах Гитлера, жертвами которых неизбежно должны были стать и западные державы, и поэтому мюнхенскую политику со всеми ее пороками нельзя было расценивать как последнее слово их правительств. Это позволяет сказать, что наряду с политикой Англии и Франции сталинизм стал одной из основных причин, помешавших Советскому Союзу достигнуть соглашения с ними о совместных действиях против фашизма.
  Сталин испытывал недоверие к политике Англии и Франции обострившееся после Мюнхена, когда эти страны небезуспешно стремились сделать все возможное, чтобы СССР оказался в международной изоляции, и свели практически на нет усилия советской дипломатии по созданию системы коллективной безопасности. Однако до мая 1939 г. он все же не терял надежды на сотрудничество с Лондоном и Парижем не возражал против реанимации системы коллективной безопасности, одновременно давая понять, что не исключена возможность улучшения отношений с Германией. В докладе на XVIII съезде ВКП (б) 10 марта 1939 г. Сталин заявил, что советская дипломатия будет проводить политику мира и укрепления деловых связей со всеми странами, соблюдая при этом осторожность и не давая провокаторам войны втянуть СССР в конфликт. Эти слова с озабоченностью были восприняты в столицах западных держав. В Берлине же их поняли как приглашение к диалогу
     Это было время, когда резко усилилась угроза возникновения войны в Европе. Германия захватила и расчленила Чехословакию. Эти агрессивные действия вызвали тревогу во многих странах, однако, пути обеспечения своей безопасности они видели по-разному. Усиливавшаяся агрессивность Германии, которая уже непосредственно угрожала интересам Великобритании и Франции в Европе, и нараставшее недовольство общественности этих стран политикой умиротворения Гитлера оказали влияние на эволюцию внешнеполитической - линии глав их правительств—Н. Чемберлена и Э. Даладье. Правда, менялась она непоследовательно, но все же это не было тактическим приемом, за которым скрывалось сознательное продолжение попустительства Гитлеру.
     Перемены  в политике Англии и Франции состояли в следующем: во-первых, со второй половины марта 1939 г., когда Англию и Францию постигло горькое разочарование, так как Гитлер, оккупировав Чехословакию, перешел тот рубеж, непосредственно за которым лежали интересы этих держав, Чемберлен и Даладье предприняли шаги к началу переговоров с Советским Союзом, как по политическим, так и по военным вопросам. Подобное развитие событий свидетельствовало о том, что Англия и Франция перестали игнорировать, как делали это до Мюнхена, роль СССР в европейской политике и вынуждены были считаться с ним как с важным политическим фактором в Европе. Во-вторых, 31 марта 1939 г. Чемберлен заявил в парламенте, что в случае возникновения угрозы независимости Польши и если последняя окажет при этом сопротивление, английское правительство будет считать себя обязанным немедленно оказать польскому правительству всю находящуюся в его силах помощь. Эти односторонние гарантии вскоре приобрели взаимный характер, что и было зафиксировано в англо-польском коммюнике от 6 апреля 1939 года. Позже подобное заявление сделало и французское правительство. Летом того же года эти документы были оформлены в международно-правовые обязательства о гарантиях.
   Казалось, Сталину следовало бы в полном объеме использовать сложившуюся исключительно благоприятную ситуацию для углубления контактов с Лондоном и Парижем для внешнеполитической изоляции Берлина. В какой-то мере он так и поступал, хотя, по-прежнему не доверяя политике Англии и Франции, продолжал двойную игру. Он улучшал отношения с Германией, не учитывая того, что в диалоге с Советским Союзом Гитлер преследовал цель сорвать наметившиеся тройственные переговоры. Столкнувшись с первыми затруднениями на переговорах с западными державами, Советское правительство стало терять веру в возможность серьезного сотрудничества с ними.
   11 августа 1939 г, когда еще не  было ясно, как пойдут начавшиеся  в Москве военные переговоры  с Англией и Францией, Политбюро  ЦК ВКП (б) приняла окончательное  решение в пользу приоритета  переговоров с Германией. Молотову было предложено вступить в официальное обсуждение поднятых немцами вопросов.
   Посол Шуленбург встретился с Молотовым 15 августа в 20. 00, зачитал, как было приказано, срочную телеграмму Риббентропа  и сказал, что министр иностранных  дел рейха готов прибыть в  Москву для урегулирования советско-германских отношений. Как докладывал в тот же вечер в «сверхсрочной секретной» телеграмме в Берлин посол, советский комиссар иностранных дел выслушал информацию «с величайшим интересом» и «тепло приветствовал намерения Германии улучшить отношения с Советским Союзом». При этом искусный дипломат Молотов не подал виду, что дело это срочное. Визит, о котором упомянул Риббентроп, сказал он, «требует соответствующей подготовки, чтобы обмен мнениями оказался результативным».1
   «Насколько  результативным? Хитрый русский ограничился намеками: не заинтересует ли Германию пакт о ненападении между двумя странами, не сможет ли Германия использовать свое влияние на Японию для улучшения советско-японских отношений и «прекращения пограничных конфликтов» - речь шла о необъявленной войне, которая в течение всего лета велась на границе Монголии и Маньчжурии. Под конец Молотов спросил, как относится Германия к совместным гарантиям Прибалтийским государствам.
   Все эти вопросы, сказал он в заключение, «необходимо обсудить конкретно, чтобы в случае приезда сюда германского министра иностранных дел речь шла не об обмене мнениями, а о принятии конкретных решений». И он опять подчеркнул, что «соответствующая подготовка этих вопросов совершенно необходима».
   Итак, предложение о германо-советском пакте о ненападении исходило от русских - в то самое время, когда они вели переговоры с Францией и Англией о том, вступят ли они в войну с Германией для предотвращения дальнейшей агрессии. Гитлер более чем горячо желал обсудить пакт "конкретно", поскольку, если такой пакт будет заключен, Россия не вступит в войну и он сможет напасть на Польшу, не опасаясь вмешательства с ее стороны. А если Россия не будет участвовать в конфликте, то Англия и Франция тоже не рискнут вмешаться - в этом он был убежден.
   Молотов предлагал как раз то, что требовалось  Гитлеру. Он даже предлагал то, что  сам Гитлер предлагать не осмеливался».2
   «В отличие от Сталина Гитлер, хотя и был вынужден пойти на этот «пакт с сатаной», не скрывал удовлетворения по поводу достигнутого в Москве: ведь договор был заключен именно тогда, когда ему это более всего требовалось, и на условиях, обеспечивавших вермахту «спокойный тыл» на время будущей Западной кампании. Очевидно, что сроки проведения, ход и продолжительность этой кампании были сокращены благодаря де-юре политике благожелательного нейтралитета СССР, а де-факто — его активной поддержке агрессии третьего рейха в различных частях Европы, что открыто, признавалось советским руководством».3 
 
 
 

         1.2. 23 августа 1939 года
   В газете «Правда» от 24 августа 1939 г.: «23 августа в 1 час дня в Москву прибыл министр иностранных дел  Германии г-н Иоахим фон Риббентроп. : В 3 часа 30 минут дня состоялась первая беседа председателя Совнаркома и Наркоминдел СССР тов. Молотова с министром иностранных дел Германии г. фон Риббентропом по вопросу о заключении пакта о ненападении. Беседа происходила в присутствии тов. Сталина и германского посла г. Шуленбурга и продолжалась около 3-х часов. После перерыва в 10 часов вечера беседа была возобновлена и закончилась подписанием договора о ненападении».4
   Постановление о ратификации было принято в  Москве 31 августа, а обмен ратификационными грамотами состоялся 24 сентября 1939 года.
   Текст пакта насчитывал 7 статей, к которому прилагался секретный протокол.
   Стороны соглашения обязывались воздерживаться от нападения друг на друга и соблюдать  нейтралитет в случае, если одна из них становилась объектом военных  действий третьей стороны. Участники  соглашения отказывались от участия в группировке держав, «прямо или косвенно направленной против другой стороны».5
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.