На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


дипломная работа Топонимия Австралии и Новой Зеландии

Информация:

Тип работы: дипломная работа. Добавлен: 06.06.2012. Сдан: 2011. Страниц: 55. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


ГОУ ВПО «МОРДОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ИМЕНИ М. Е. ЕВСЕВЬЕВА»  

Факультет иностранных языков
Кафедра английского языка  

                                             УТВЕРЖДАЮ
                                            Зав. кафедрой
                                            канд. филол. наук, доцент
                                                                              __________А. А. Ветошкин
                                            «____»___________2009 г. 

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА
ТОПОНИМИЯ АВСТРАЛИИ И НОВОЙ ЗЕЛАНДИИ
Автор дипломной работы ___________________________О. П. Мещерякова  

Обозначение дипломной работы ДР-02069964-033200.00-17-09  

Специальность 033200.00 «Английский язык» с дополнительной специальностью «Немецкий язык»  

Руководитель  работы
канд. филол. наук, доцент     __________________________А. А. Ветошкин  

Нормоконтролер
канд. филол. наук, доцент   ___________________________Т. В. Адамчук  

Рецензент
канд. филол. наук, доцент    __________________________ А. М. Радин  

Саранск 2009 
ГОУ ВПО «МОРДОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ИМЕНИ М. Е. ЕВСЕВЬЕВА»  

Факультет иностранных языков
Кафедра английского языка  

                                             УТВЕРЖДАЮ (14)
                                            Зав. кафедрой
                                            канд. филол. наук, доцент
                                                                              __________А. А. Ветошкин
                                            «____»___________2009 г. 
 

                           ЗАДАНИЕ НА ДИПЛОМНУЮ РАБОТУ  

Студент  Мещерякова О. П. группа 505                1.Тема:  Топонимия Австралии и Новой Зеландии.                       Утверждена  по МордГПИ № 1245-с от 17.02.09.               2. Срок представления к защите: 15.04.2009.                     3. Исходные данные для дипломной работы: анализировать и классифицировать     топонимию    Австралии   и   Новой Зеландии.                4. Содержание дипломной работы:        4.1. Введение             4.2. Некоторые теоретические вопросы ономастики и проблемы топонимики                  4.2.1. Топонимика как наука            4.2.2. Понятие топонима             4.3.2. Свойства топонимии        4.3 Топонимия Австралии и Новой Зеландии          4.3.1 Исторические и культурные особенности развития топонимов       4.3.2 Топонимические образования в Австралии в сравнении с другими национальными вариантами английского языка          4.3.3 Особенности топонимии Новой Зеландии    4.4. Заключение          4.5. Список использованных источников                     Руководитель работы .              канд. филол. наук, доцент ______________________________А. А. Ветошкин
Задание принял к исполнению ________________________О. П. Мещерякова
Реферат  

        Дипломная работа содержит  55  страниц,  36 использованных источников.
ОНОМАСТИКА, ТОПОНИМИКА, ТОПОНИМ, НАЦИОНАЛЬНОЕ СВОЕОБРАЗИЕ.
     Объектом  исследования   стали  английские  географические  названия,  отражающие  культурные  и  временные  этапы  развития  субкультуры,  её подъязыка.
      Цель  работы – работы  является  исследования  происхождения  и  типологии  топонимов  Новой  Зеландии и Австралии
      В процессе работы использовались,  описательны метод и метод сравнительного и сопоставительного анализа фактического материала двух языков.
       В результате исследования  рассмотрены  топонимы  Австралии  и  Новой  Зеландии на основе  английских и русских примерах. Степень внедрения – частичная. Результаты работы могут быть использованы на занятиях по страноведению и лингвострановедению, лексикологии, истории языка, а также при написании докладов и рефератов.            
     Эффективность – повышение качества знаний студентов  по данной теме. 
 
 
 

 


Содержание  
 
 

ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………......3
1 НЕКОТОРЫЕ  ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ОНОМАСТИКИ И  ПРОБЛЕМЫ ТОПОНИМИИ…………………………………………………….5
      1.1 Топонимика как наука…………………………………………………6
  1.2 Понятие топонима…………………….……………………………...13
     1.3 Свойства топонимии ……………………………………………...…17
2 ТОПОНИМИЯ  АВСТРАЛИИ И НОВОЙ ЗЕЛАНДИИ……………………24
    2.1 Исторические    и  культурные     особенности      развития   топонимов…………………………………………………………..……..25
    2.2  Топонимические образования в   Австралии в сравнении с другими  национальными вариантами  английского  языка………..……………..31
      2.3 Особенности топонимии Новой Зеландии ………………………….38
ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………….44
СПИСОК  ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ…………………………..48 
 
 

 

Введение  
 
 

     Мы  живем в окружении слов – названий предметов, процессов, качеств, явлений, окружающих нас людей. Но есть слова, занимающие особое положение в системе  языка, предназначенные для обозначения  конкретных предметов и явлений  и выделяющие их из ряда похожих, однотипных предметов и явлений, - имена собственные. Мы сталкиваемся с ними практически  каждый день, к ним мы относим  как имена реально существующих людей, городов и рек, так и  наименования предметов и субъектов, созданных фантазией человека (имена  героев литературных произведений, богов  и демонов).
     Очень часто человек задается вопросами, откуда произошло то или иное название, фамилия, имя, почему город, река, страна, так называются, и т.д. Зачастую объяснить это очень сложно или даже невозможно, потому что названия эти такие древние, что их воспринимают как нечто само собой разумеющееся, иногда «назывная коннотация» имен собственных стирается, и они переходят в разряд нарицательных имен, и тогда определить автора, и даже язык, в котором впервые возникло это слово, практически невозможно. Другие же имена собственные настолько молоды, что живущее сейчас поколение знает их авторов или, по меньшей мере, историю и страну происхождения.  
Многообразие имен собственных, их широкое распространение в нашей жизни и сложность этого аспекта языка привели к возникновению особой отрасли языкознания – топонимия.

     Данная  работа, посвящена исследованию  топонимов Новой Зеландии и Австралии, определению роли и места в системе английского языка. Жизнь человека теснейшим образом связана с различными  местами,  которые обозначаются   с помощью географических  названий.
     Это так, топоним является своеобразным  вместилищем  знаний о стране, хранителем   историко-культурной  информации. В. В. Молчановский  подчеркивает: «Национально – культурный  компонент  семантики  топонимов  отличается  особой  страноведческой  репрезентативностью,  богатством  культурно -  исторических   ассоциации ».
      Актуальность  работы    определяются  необходимостью  выяснения,  уточнения  и  теоретического  обобщения -  новозеландского  варианта  английского языка – взаимодействие  и  взаимопроникновение  лексико-семантических  систем новозеландского  английского.
     Объектом  исследования  стали английские  географические  названия,  отражающие  культурные  и временные этапы развития  субкультуры,  её подъязыка.
     Целью работы  является  исследования  происхождения и типологии топонимов Новой Зеландии и Австралии.
       В соответствии с  целью   в  работе  определены  следующие   задачи:
    - изучить   сущность  топонимики;
   - рассмотреть особенности топонимов и определить приемы их  образования;
      - провести сравнительный  анализ  топонимического  образования   в  Австралии  и  Новой   Зеландии с  другими вариантами  английского  языка.
      Следует заметить, что  большой  вклад  в  изучение  топонимов Новой Зеландии, Австралии, Канады и др. внесли  Ощепкова В.В.,  Беленькая В. Д., Никонов В. А. и другие.
      Материалом  исследования являлись специализированные словари и  справочные издания, а так же тексты англоязычной литературы.
      Практическая  ценность работы заключается в том, что она вносит определенный вклад  в обобщение и упорядочение информации по заявленной теме. Результаты работы могут быть использованы на занятиях по страноведению и лингвострановедению, лексикологии, истории языка, а также при написании докладов и рефератов.
       В данной дипломной работе мы пользовались описательным методом и методами сравнительного и сопоставительного анализа фактического материала двух языков.
 

    Некоторые теоретические вопросы ономастики и проблемы топонимии 
 
 
 
     Ономастика  представляет собой весьма ценный раздел современного языкознания, комплексную научную лингвистическую дисциплину, оснащенную своим терминологическим аппаратом, своим кругом проблем, историей исследования и собственными методами исследования. Ономастика – это наука (раздел языкознания) об именах собственных всех типов, об истории их возникновения и преобразования в результате их употребления в языке, о заимствовании имен собственных в другие языки, о закономерностях их развития и функционирования. Имена собственные включают в себя имена людей (Александр, Мария), клички животных (Шарик, Мурка), названия мифических существ (Аид, Венера), племен и народов (майори, готы), стран (Австралия, Чили), и т.д.     Сложность и многообразие объекта ономастики (имени собственного) во многом обуславливает междисциплинарный характер этой дисциплины. Некоторые ученые (О. Н. Трубачев, В. Ташицкий) считают целесообразным выведение ономастики за рамки лингвистики и выделение её в отдельную дисциплину, использующую преимущественно лингвистические методы, но тесно связанную с комплексом гуманитарных наук, а также наук о Земле и Вселенной. Несмотря на тесную связь с другими гуманитарными дисциплинами, имена собственные все же являются объектом раздела языкознания, лингвистики, то есть науки о языке. Это объясняется тем, что любое наименование, любое имя собственное (вне зависимости от того, к какому объекту живой или неживой природы оно относится) - это слово, а поэтому оно входит в систему языка, образуется по законам языка, по определенным законам живет и употребляется в речи, подвергается разным изменениям.
 

      Топонимика как наука
 
 
 
     Географические  названия окружают человека всюду. Об этом говорил известный географ  В. А. Жучкевич: «Невозможно представить  жизнь современного общества без  географических названий. Они повсеместны  и всегда сопровождают наше мышление с раннего детства. Все на земле  имеет свой адрес, этот адрес начинается с места рождения человека. Родное село, улица, на которой он живет, город, страна - все имеет свои имена. Ежедневное чтение газет, классической литературы, изучение истории культуры и развитие науки приводят к новому, все расширяющемуся запасу географических названий в нашем языке» [9,18].
     Географическими собственными именами занимается особая наука -топонимика, раздел ономастики, в котором рассматриваются значения географических названий, их происхождение, закономерности развития и функционирования. Топонимика занимает пограничное положение между географией, историей и языкознанием. Таким образом, географические названия отражают не только историю, природные условия данной местности, языковые особенности народа, но и могут заключать в себе топонимы других территорий.
     С середины XX века положение изменилось, так как топонимика выделилась в отдельную науку. В 1965 г. в Ленинграде была проведена первая всесоюзная конференция по топонимике, были сформированы первые научные топонимические школы, изданы первые учебные пособия по топонимике, изданы первые топонимические словари.
     В XX веке топонимика в нашей стране развивалась усиленными темпами. Среди топонимистов - современников следует сказать о                   В. А. Никонове, Е. М. Поспелове, А. В. Суперанской, Б. А. Серебренникове, которые внесли значительный вклад в развитие топонимики.
Основными понятиями, которыми оперирует топонимика, являются топонимия, топоним, виды топонимов.
     Топонимия - это совокупность топонимов, выделяемая по какому-либо признаку, чаще всего по территориальному (топонимия Великобритании), языковому (русская топонимия) или по хронологическому (топонимия XIX века). Т. Н. Мельникова определяет топонимию, как «класс лексических единиц (топонимов), интегрированный в ономастику на основании общей с другими ономастическими классами функции - номинативно-индивидуализирующей» [16, 21].
     Трактовка топонимии не как системы, а как  класса ономастической лексики отличается от имеющихся в лингвистической  литературе трактовок топонимии  как системы, микросистемы и макросистемы. Разные авторы называют топонимической системой совершенно различные понятия, такие как совокупность топонимов отдельного поселка, города, района, страны, совокупность субстратной топонимии, так и отдельные ранги или разряды имен собственных.
     Топоним - это название любого географического объекта: океана, горы, материка, страны, города, реки и т.д.
     Специфика топонима как имени собственного состоит в том, что его значение трехпланово: дотопонимическое (этимологическое), собственно топонимическое (прямое географическое значение) и посттопонимическое значение, т. е. многообразие ассоциаций, которые возникают у человека в результате знакомства с объектом [7,22]. Среди топонимов выделяют гидронимы, или потамонимы (именования водных объектов), ойконимы (названия населенных пунктов), оронимы (названия элементов земной поверхности), урбанонимы (названия внутригородских объектов) [15, 77].
     А. В.Суперанская среди урбанонимов выделяет также следующие
     -  годонимы - названия улиц (Great Windmill Street, Kensington Church Street);
     - агоронимы - названия площадей (Bedford Square, or Kensington Square)[28, 36].
       Топонимы  как  имена  собственные  обслуживают  категорию географических объектов. В значении топонимов, как и у других имен собственных (ИС), можно выделить не меньше трёх компонентов:
     1) бытийный, или интродуктивный («существует нечто»);
     2)   классифицирующий — отражающий принадлежность референта к определённому классу (денотату) («это нечто - река»);
    3) индивидуализирующий («эта река именуется Темза»). Топонимические денотаты многочисленны: это может быть континент,
океан, море, страна, озеро, река, остров, полуостров, населённый пункт, улица, площадь, строение и т.д. В связи с этим классифицирующий компонент значения у топонимов нередко получает формальное выражение.
     Во-первых, название денотата может являться неотъемлемой частью самого названия, например, в  английском the Strait of Dover, Jersey City, Coney Island; во французском Mont Blanc, l'lle de France или в русском Москва-река, Васильевский остров, Рижский залив, Ломоносовский проспект. Часто оно входит в состав официального именования, но отсутствует в «бытовом», более кратком варианте — ср. London (City), Baffin (Island), (Lake) Nipigon.
     Во-вторых, обозначение денотата может вливаться  в топоним как некая псевдоморфема, например: Kingstown, Peterborough.
В-третьих, существуют морфемы и псевдоморфемы, не называющие прямо денотат, но специфичные для него. Так, в английском языке такую функцию выполняют окончания -ton, -field, -bridge, -burg, -borough, -mouth, -land, -hampton, -shire, -cester, -head, -y, -ia и другие.
     Типичные  особенности в формальном облике топонимов нередко ведут к  возникновению продуктивных моделей, используемых при наименовании новых  географических объектов и переименования старых. Этим нередко пользуются и  писатели, создавая названия для вымышленных  объектов.
Потенциально  безграничное количество возможных  географических объектов, а также  различная степень их значимости для общества приводят к тому, что  языковой статус различных групп  топонимов различен.
     В подавляющем большинстве случаев  уточнение, к какому именно конкретному  референту относится тот или  иной топоним, возникает в речи. Невозможно и не нужно знать названия всех географических объектов. Однако в  пределах той или иной сферы общения (в отношении топонимов прежде всего территориальной) люди связывают знание ряда известных им признаков географических объектов с их названиями.
     Представления и знания, связываемые разными  людьми с одним и тем же референтом, конечно, сугубо индивидуальны и  могут различаться. Однако в знаниях, которые связывают с одним  и тем же топонимом участники  одной коммуникативной сферы, можно  выделить некий общий минимум  признаков (помимо тех, что входят в  классифицирующий компонент сигнификата), необходимый им для коммуникации.
     Например, хотя разные носители английского языка  могут связывать разные представления, скажем, о городе Эксетер (Exeter) в Англии, однако, очевидно, в рамках той языковой общности, где этот топоним имеет существенное значение для коммуникации, общим для говорящих будет знание о том, что это небольшой, но древний город в графстве Девоншир (плюс, возможно, ещё несколько признаков, например, наличие в нём старинного собора и т. п.). Смысл, обусловленный фоновыми знаниями о географическом объекте у членов определённой коммуникативной сферы и возникающий в соответствующих этой сфере контекстах и ситуациях, формирует индивидуализирующий компонент значения антропонима.
Как и  антропонимы, топонимы можно подразделить на единичные и множественные.
     Известность объекта нередко способствует тому, что коммуникативная сфера, в  которой реализуется референция топонима, расширяется до всего языкового коллектива. В таком случае признаки референта, подразумеваемые в значении топонима в речи, приобретают общеязыковой статус.
     Так, практически каждый говорящий связывает  с топонимом Aotearoa (Ao Tea Roa) Ао Теа Роа – маорийское  название Новой Зеландии, буквенно «Длинное Белое Облако» дано островам  Новой Зеландии, поскольку действующие вулканы выбрасывают время от  времени облака  белого  дыма, и при приближении к островам  со  стороны океана они кажутся окутанными белыми  облаками. Поскольку данная информация заключена в этом названии для всего языкового коллектива, она кодифицируется на уровне языка-системы. Такие топонимы, по аналогии с антропонимами, будем называть единичными. В их индивидуализирующее значение входит некий минимальный набор наиболее существенных характеристик географического объекта.
     Какие же признаки входят в индивидуализирующий  компонент значения единичных топонимов? В большинстве случаев, очевидно, указание на примерное местоположение объекта, в частности по отношению  к другим объектам.
     Кроме того, в значении топонима могут  отражаться и другие особенности  географического объекта: связь  с историческими событиями, крупными сражениями (Appomatox, Pearl Harbor, Canossa, Dunkirk, Mafeking, Watergate, Waterloo), общественнокультурная значимость (Broadway, Eton, Oxford, Mecca, Pall Mall), соседство с социально-политическими институтами (Fleet Street, Yale, Westminster, Potomac) и т. д.
     Остальной массив топонимов, существующих практически  в речи и лишь потенциально способных  получить языковой статус с полнозначным индивидуализирующим значением, —  это топонимы множественные, называемые здесь так по аналогии с множественными антропонимами.
Представление о том, что каждый топоним называет только один объект, отражает лишь желаемое, но не фактическое положение. Обслуживая одну небольшую коммуникативную  сферу, множественный топоним может  с успехом применяться и в других, изолированных (и даже не слишком изолированных) от данной коммуникативных сферах. Известно, что одно и то же название может встречаться даже в пределах одной и той же административно-территориальной единицы.
     Английские  географические названия - очень сложное  лингвистическое явление. Они сформировались под воздействием множества факторов, не последнее место среди которых  занимали завоевания Британских островов иноземными захватчиками. Поэтому не стоит удивляться, что первый принцип классификации в английских географических названиях состоит в определении исходного языка (это может быть так называемый добриттский (кельтский, иберийский и т.д.), бриттский, латинский, древнеанглийский, старонорвежский, датский, франко-норманский и т.д. Каждый из этих языков представлен в английских географических названиях; более того, каждый из них влиял на уже имеющиеся названия, видоизменяя их в соответствии с законами собственной фонетики и транслитерации.
     Основные  проблемы, с которыми приходится встретиться  при изучении этимологии английских географических названий, можно обобщённо  свести к следующим.
     1.   Главное, что нужно помнить  человеку, знакомящемуся с этимологией  английских названий: нельзя ограничиваться  только их внешними формальными  признаками, потому что здесь,  как нигде, справедлива поговорка  о том, что внешность обманчива.  Современная форма довольно редко  совпадает с его истинным значением  Ashwood /Staffordshire/ в значении 'ash wood' [30, 16]. Гораздо чаще современная форма названия способна ввести в заблуждение Rockbeare /Devon/ не имеет ничего общего со скалами и медведями; А. Д. Миллс дает следующее его толкование «grove frequented by rooks / небольшая роща, облюбованная грачами» [29, 274].
     2.   Другая проблема в том, что  географические названия, имеющие  сходное звучание в современном  английском языке, имели в оригинальной  форме совершенно различное значение  (Oulton, например, может значить «old farmstead / старая ферма «Wulfa's farmstead / ферма Вульфы», «Ali's farmstead / ферма Али» ) [31, 18]. Поэтому только обращение к исходным формам каждого конкретного названия может дать его истинное значение.
     3.   Ещё одна проблема анализа  современных форм географических  названий состоит в том, что  некоторые слова, пришедшие из  древнеанглийского языка, получили  «двойника» - омоним в современном  английском. Так, древнеанглийское ham, первоначально означавшее «homestead, village, manor, estate/ дом, селение, поместье» [29, 381] и hamm, со значением «enclosure, land hemmed by water or marsh or higher ground, land in a riverbend, rivermeadow, promontory/огороженная территория, участок, ограниченный водой, болотом или возвышенностью, пойменная местность, заливной луг» [37, 351], в современных названиях выглядят одинаково - как ham. Однако различие в значениях оригинала продолжает сохраняться. Вместе с тем, реки Axe, Exe, Esk и Usk - производные от бриттского слова isca со значением «вода» - 'water' [32, 77]. Практически каждый элемент    в названиях с течением времени изменил значение или приобрел дополнительный местный оттенок.
     Характерными  для австралийской и новозеландской топонимии является применение типичных для других территорий   топонимических  конструкций : контаминаций и функциональных междометий.
     Топонимика  – раздел языкознания, который имеет  непосредственную связь  с культурой, экономической  жизнью народов, населяющих определенную территорию.
 
 

1.2 Понятие топонима 
 

     Топонимика (от греч. t'opos - «место» и 'onyma - «имя, название») - раздел ономастики, изучающий имена собственные, представляющие названия географических пунктов. Предмет топонимики - топоним (обобщенное название любых топообъектов) - это, прежде всего, имя существительное и, к тому же, имя собственное. Имена собственные - жесткие десигнаторы объектов, реализующие свою референцию в силу прямой связи с предметом посредством каузальной цепи [7, 515].
     Особого внимания заслуживает вопрос о том, что понимать под значением топонимов. В традиционных логико-философских  теориях значения имени собственного долгое время принято было считать  наименование ничего не означающим ярлыком, никак не связанным семантически с называемым объектом, а лишь указывающим  на него, служащим для выделения  объекта из множества подобных. Современные  теории референции отвергают интерпретацию  имен собственных как скрытых  дескрипций, усматривая историческую и каузальную связь между именем и именуемым объектом.
     Топонимы - неотъемлемая часть фоновых знаний носителей данного языка и  культуры; в них, как в зеркале, отражается история данного народа, история заселения и освоения данной территории, поэтому именно эта часть лексики издавна привлекает внимание не только филологов, но и историков, этнографов, географов и т. д. [7, 516].
     Как только слово или словосочетание превратилось в название населенного  пункта, местности, реки и т. п., оно  сразу же становится именем собственным, и эта особенность за ним прочно закрепляется. Могут исчезать с лица земли народы, и их языки, но топонимические названия как своего рода имена собственные, ничего иного не обозначающие, кроме объекта, за которым закрепились, легко усваиваются другими народами и таким образом могут сохраняться в течение тысяч лет. Топонимические и гидронимические названия, созданные одним и воспринимаемые другим народом, говорящим на другом языке, могут подвергаться лишь так называемой фонетической адаптации. Географические названия являются носителями культурного наследия, среди них можно выделить большую группу топонимов - реалий, которые связаны с какими-либо событиями в жизни народа -носителя языка и культуры и выполняют в языке, кроме своей основной функции, наименования географического объекта - ряд дополнительных функций. Примерами таких реалий могут быть Great Artesian Basin - Большой Артезианский бассейн (самый большой в мире); Tongariro  National Park – Национальный парк Тонгариро, Старейший национальный парк Новой Зеландии; основан в 1887г. На его территории  находятся три вулкана, в том числе вулкан  Тонгариро, например:
Tongariro National Park was the second place in  the  word designated  as such, after  Yellowstone.
     В данном предложении метонимическое употребление географических названий особенно затрудняет понимание, так  как в подобных случаях для  адекватного восприятия всего того, что скрывается за географическим названием, недостаточно чисто географических познаний - необходимо также знать, что это два больших парка [26,122].
     Необходимость включения имен собственных не только в энциклопедические, но и в общие  словари Л. В. Щерба аргументировал таким образом: «Поскольку собственные  имена, будучи употребляемы в речи, не могут не иметь никакого смысла, постольку мы должны их считать словами, хотя были глубоко отличными от имен нарицательных, поскольку же они  являются словами, постольку нет  никаких оснований исключать  их из словаря».
     Однако  не вся топонимия страны является объектом лингвострановедения. «Громадное большинство географических названий неизвестны населению даже в пределах небольшой одноязычной страны. Жители больших городов вряд ли знают 3-5% названий улиц, площадей, переулков, топонимия которых реально существует, но остается неизвестной. Процент освоения топонимической лексики оказывается еще более ничтожным за пределами своего города или района» [19,20].
     Так же  выделяют виды  топонимов:
    Агоронимы — названия площадей (от греч. agora — площадь).
    Гидронимы — названия рек (от греч. hydros — вода).
    Гидротопонимика — названия океанов, морей, рек, озёр и так далее.
    Годонимы — названия улиц (от греч. hodos — путь, дорога, улица, русло).
    Дромонимы — названия путей сообщения (от греч. dromos — бег. движение, путь).
    Макротопонимы — названия больших незаселенных объектов (от греч. makros — большой).
    Микротопонимы — названия небольших незаселенных объектов (от греч. mikros — малый).
    Ойконимы — названия населённых мест (от греч. oikos — жилище, обиталище).
    Оронимы — названия гор (от греч. oros — гора).
    Урбанонимы — названия внутригородских объектов (от лат. urbanus — городской
     Первый  из этих двух видов работ имеет  целью определить степень и характер отражения объективной действительности в собственно географических названиях  и ставит своей задачей извлечение из топонимов возможно большей информации объективной действительности. Чаще всего речь идет об определении национального  состава древнего населения, территории, о вопросах этногенеза, установления миграций, о занятиях и мировоззрениях древнего населения. Исследованиями этого  рода занимаются топонимисты - не лингвисты: историки, археологи, географы [19, 26].
     К числу самых распространенных топооснов в Новой Зеландии принадлежат антропонимы, географические термины, названия растений, животных и минералов, а также примеры «трансплантации» топонимов из других стран.
     Таким образом, следует отметить, что основной терминологической единицей топонимики является топоним. Топоним имеет многоплановое значение и тесно связан с культурой и историей народа.
 

1.3 Свойства топонимов

    Соотношение «архисема - дифференцирующая сема» в каждом конкретном случае определяется тем, в составе какого именно пласта лексики входит тот или мой топоним и каким другим единицам лексики сопоставляется. Архисема единичности указывает на принадлежность топонима к классу имен собственных. Дифференцирующие семы отражают соотнесенность топонимов с неодушевленными предметами, а именно, с топообъектами, занимающими некую часть территории или акватории. Потенциальные семы можно рассматривать как средство отражения: внеязыковых данных. Именно потенциальные семы лежат в основе стилистической актуализации топонимов.                                                                         Эти характеристики включают экстралингвистические и лингвистические параметры топонима как языковой единицы, а, именно, культурно-историческую и национальную соотнесенность топонима в преломлении через его семантику.          Топонимов обладают способностью употребляться в переносном смысле, которая, как и их стилистическая дифференциация, отражает асимметричность топонимов как лексических единиц. Существует метонимический и метафорический переносы в значении топонимов. Метонимический перенос осуществляется по нескольким моделям (при этом топонимы сосуществуют вместе с двухкомпонентными словосочетаниями, эквивалентными географическим именам собственным, и полностью заменяемы): «место - изделие» (топонимы обычно утрачивают статус имени нарицательного, поскольку теряют сему единичности);    «место - люди» (перенос отражает регулярную полисемию);   «место - учреждение» (значение топонима сужается);

      «место - человек» (переосмысленный топоним употребляется вместо антропонима по определенным причинам; сюда примыкает довольно частое в художественных произведениях употребление урбанонимов вместо антропонимов - имен связанных с соответствующими улицами персонажей);
    «место - событие» (топоним служит для обозначения связанного с ним события)
    «место - национальность»
    Обычно  такие топонимы трудно назвать стилистически  маркированными, поскольку они утратили стилистическую образность, а в иных случаях, эти значения находят свое отражение в толковых словарях.
     Например: ...they sat down at a small table with a cruet-stand, a hand bell, a bottle of Worcester sauce...[35, 55].
     If Harris's eyes fill with tears, you can bet it is because Harris /.../ has put too much Worcester over his chop [35, 60].
     Boston had been beaten by the White Sox [35, 66].
     Топонимы имеют способность подвергаться метафорическому использованию (явление топонимической антономазии) в художественной речи. При этом может происходить уподобление различного характера как сходных объектов, так и объектов, относящихся к разным классам. Это позволяет различить две разновидности метафорического переноса топонимов:
     1. Близкая антономазия - один объект уподобляется другому.
     2. Далекая антономазия - топообъекту уподобляется объект совсем иного порядка. Например:1) Berlin is the European Chicago[36, 76];
     2)the Gobi of the soul [36, 80]; a Niagara sound [ 36, 87].
     Метафорический  перенос обычно сопровождается серьезным  стилистическим сдвигом, и тогда  можно говорить о наличии определенной образности и использовании автором  стилистического приема.    Соотношение стилистических сдвигов в семной структуре топонимов в процессе их употребления в художественной речи можно положить в основу семантико-стилистической классификации. Помимо этого основания, возможно и второе, различающее стилистику собственно единицы и стилистику последовательностей, или сочетаемости (то есть парадигматическую и синтагматическую стилистику).                                       Вследствие сочетания этих двух факторов, можно обозначить два основных типа соотношения стилистических смыслов и семной структуры значения топонима:
     1) качественные топонимы;
     2) количественные топонимы.
     I. У качественных топонимов стилистическая  актуализация сопровождается некоторым  изменением значения географического  имени собственного. Стилистический  эффект функционирования этих  топонимов основан на качественном  изменении топонима.
     В данной группе можно выделить несколько  подтипов топонимических единиц, поскольку  им, как и другим именам существительным свойственна стилистическая неоднородность. Среди стилистически дифференцированных вариантов топонимов наиболее многочисленными являются топонимы-коллоквиализмы, топонимы-поэтизмы, топонимические перифразы. Топонимы-коллоквиализмы неоднородны по своему происхождению. Они включают в себя, с одной стороны, всевозможные сокращения - морфемные усечения (Sippi = Mississippi), инициальные аббревиатуры (l. a. = Los Angeles), различные виды эллипсиса (Jersey = Jersey City = New Jersey ), а с другой - диалектизмы и отступления от литературной нормы (Brummagem - Birmingham).                                                                                                                    Данные топонимы обычно реализуется в следующих наиболее типичных случаях:
     1. В художественной литературе - при  противопоставлении авторского  повествования разговорной речи  персонажей:
     Например: (1) Adrian /.../ told him that he had been offered au assistant curacy in a small parish near Wragby, Lincolnshire. [35, 76]
       (2) It would be ungrateful of me to look; down my nose at Links, though it's rather more remote than I'd hoped for [35, 78].
     2. В периодической печати - при типичном  для англоязычной прессы противопоставлении  «разговорного», игриво-интригующего  заголовка и «серьёзного» по  содержанию текста, одновременно  такое противопоставление можно  рассматривать как характерную  для периодики тенденцию к  сжатию информации в заглавии  с последующим её развёртыванием  в тексте:
     Например: GIVENS SETTLES FOR BRUM. Queens Park Rangers' striker Don Givens completed his Ј 510,000 transfers to Birmingham City Yesterday afternoon. (Morning Star) [34, 89] -  Однако, такое использование топонимов-коллоквиализмов не носит абсолютного характера и может нейтрализоваться под влиянием контекста.
     В отличие от коллоквиализмов, сформировавшихся «внутри» языка, большинство топонимов - поэтизмов пришло, в английский язык извне. К этой группе стилистически маркированных топонимов примыкают топонимы-историзмы. Данная стилистическая оппозиция также не является абсолютной и нейтрализуется в случаях, когда поэтизм и традиционный вариант фигурируют в идентичном контексте.   Интенсивно используется в литературе и топонимический перифраз. Если в периодике и рекламе топонимический перифраз - это традиционный способ оживить высказывание и избежать повтора, то в художественной литературе перифразы чаще всего напоминают "иронические" поэтизмы.
     II. У количественных топонимов актуализация  стилистических смыслов не затрагивает  семной структуры значения одного отдельно взятого топонима, а возникает лишь в результате совместной реализации некой совокупности топонимов. Стилистическая маркированность создается на основе количественного накопления топонимов, которое ведет к приращению стилистического смысла ко всей совокупности имен собственных. К группе количественных стилистически маркированных топонимов относятся так называемые топонимические массивы. Под топонимическими массивами обычно понимаются скопления топонимов в предложениях, а также в рамках более значительных отрезков тексту. Топонимические массивы могут быть носителями образности, которая в общем виде соответствует эмфазе, создаваемой перечислением. Многообразие массивов позволяет классифицировать их в соответствии с их структурой, содержанием и стилистической отмеченностью.
     Количественные стилистически маркированные топонимы можно разделить на две группы:
     1) перечисляемые топонимы на ограниченном отрезке текста, топонимы обыкновенно следуют непосредственно друг за другом или разделены служебными частями речи (контактные);
     2) национально-стилизованные         (дистантные)         топонимы, идентифицируемые в рамках всего художественного произведения и служащие средством национальной стилизаций. Топонимы обычно отделены друг от друга знаменательной лексикой. В отличие от контактных, дистантные топонимические массивы могут выходить за рамки отдельных предложений. При этом в дистантных массивах топонимы могут располагаться с разной степенью упорядоченности (аморфные и упорядоченные массивы). Примером могут служить многочисленные арабские и восточные топонимические названия в романе «Round the Bend» N. Shute, которые сообщают всему повествованию особый экзотически колорит, одновременно усиливая достоверность изображаемых событий.
     Итак, топонимы, как и любая лексическая  единица, могут использоваться как  стилистические маркированные. Это  происходит за счет их способности  подвергаться метонимическому и  метафорическому переносу. В этом переносе участвуют в основном за счет наличия таксономических сем, семы координат и в больше степени  потенциальных сем в структуре  значения топонима. Однако переход  топонима в класс стилистически  маркированных все же затруднен за счет наличия семы единичности.
     Семантико-стилистическая классификация топонимов включает две большие группы количественных и качественных топонимов. Деление  происходит по двум основаниям семантических  изменений в топонимах и их употребления в тексте.
     Качественные  топонимы в сою очередь делятся  на:
     1)   топонимы-коллоквиализмы, топонимы-поэтизмы, топонимические перифразы, топонимы-варваризмы;
     2)  стилистически маркированные топонимы  так называемых первого и второго типа. У первых стилистический эффект происходит за счет изменения и топонимического и нарицательного значений, а у вторых только за счет топонимического.
     Количественные  топонимы - это, по большому счету, скопление  топонимов, получающее образность в  речи, так называемы топонимические массивы разных видов (маршрута, обширности, жизнеописания и тому подобное)
     В стилистическом функционировании топонимов  в художественных произведениях, возможно определить четыре, наиболее типичных для топонимов стилистических функций:
     1) характеристическая;
     2) обобщенно-символическая;
     3) фоновая;
     4) описательно-изобразительная;
     1. Суть характеристической функций  состоит в том, что топонимы  в тексте художественного произведе-ния используются как средство указания на какой-либо признак или состояние, характерное для топо- или иных объектов, явлений, а также для действующих лиц. По способу передачи различаются непосредственная и опосредованная характеристики, по содержанию -- квалификативная, когда топоним отражает какое-либо свойство или качество описываемого объекта иди одушевленного лица, социально-ориентированная, когда топонимы передают социально-закрепленную оценку какого-либо объекта или лица, используемую в целях характеристики; эмоционально-ориентированная, когда топонимы указывают на эмоциональное состояние говорящего
     2. Под обобщенно-символической функцией понимается использование топонима в целях конкретизированного выражения, какого-либо обобщенного понятия (как, например, употребление названия улицы Лондона Piccadilly для обозначения понятия «дом» в романе «The Quiet Aineriean», Gr. Greene).
     3. Фоновая функция определяется как способность топонимов функционировать в качестве фона изображаемых в романе событий. В зависимости от способа лингвистической выраженности выделяется две разновидности фона: национально-стилизованный и емкий экстралингвистического содержания
     4. И, наконец, описательно-изобразительная функция квалифицируется как способность топонимов делать описание зрительно-ощущаемым, рельефным, что возможно проследить на следующем примере:
     He was rather glad that they were all out, it was amusing to wander through the house as though one were exploring a dead, deserted Pompeii.  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    Топонимия Австралии и Новой  Зеландии
 
 
 
     Сопоставление топонимов  Австралии с  топонимическими системами  Новой Зеландии представляет значительный интерес.
     Распространение названия (топонима) - усвоение традиционного термина, относящегося к некоторой первоначальной (исходной) территории, - может иметь характер либо метонимии, либо метафоры.      Когда же мы употребляем эпитет "Новый" (например, Новая Зеландия), речь идет не об отождествлении, а об уподоблении. Но уподобление предполагает изначальное противопоставление сопоставляемых явлений: мы можем уподоблять друг другу лишь то, что признается разным.    
     Объектом  же лингвострановедения являются только топонимы, безусловно известные среднему представителю данной страны. Различен и подход к топонимике со стороны ономатолога и лингвострановеда, хотя и тот и другой исследуют влияние социальных факторов на географическое название. 
 
 
 

 

      Исторические  и культурные особенности развития топонимов 
 
 
 
     Австралия и Новая Зеландия издавна вызывали интерес. Австралия и Новая Зеландия привлекали внимание как социальные лаборатории, пионеры реформ, «новые демократии» и крупнейшие экспортеры шерсти, мяса, пшеницы. Экономист И. А. Крюков, посланный в Австралию департаментом земледелия, изложил свои наблюдения в книге «Австралия. Сельское хозяйство Австралии в связи с общим развитием страны» (1906). «...Для всеобщего прогресса человечества, — писал он, — необходимо более тесное сближение различных народов между собою, а всякое уединение, отчужденность и обособленность ведут только к экономическому упадку и слабости государства».
       Отношения между Россией и  тихоокеанскими странами складывались  по разному. Их осложняли англо-российские и англо-советские противоречия, мировые катаклизмы и идеологические барьеры, холодная война и тяжесть железного занавеса. Технический прогресс и смягчение политического климата сделали возможным новый уровень общения, который должен отвечать росту значения стран азиатско-тихоокеанского региона. России предстоит в большей степени, чем раньше, осознать себя тихоокеанской державой, связанной взаимными интересами как с дальневосточными соседями, так и с лидерами в южной части Великого океана.
     В истории и культуре Австралии  и Новой Зеландии много общего. Обе в прошлом — переселенческие колонии Великобритании, расположенные не так уж далеко друг от друга, с экономикой аграрно-сырьевого типа, с подавляющим англосаксонским большинством и аборигенами в составе населения. В обеих странах воцарился английский язык, доминирующим было влияние английской культуры, а национальное сознание развивалось в сопоставлении европейского и колониального. Национально-самобытное качество обнаруживало себя, прежде всего в сельских пластах, где люди непосредственно сталкивались с природой — фермеры и стригали, старатели и лесорубы. Пройдены одни и те же исторические рубежи: национально-государственная консолидация, кризис 1930-х годов, участие в войнах, переход к политике регионализма. И какую бы область культуры мы ни взяли, мы увидим множество аналогий — в строительстве инфраструктуры, в движении за государственную поддержку, в поисках национальной идентичности. Налицо и эффект сообщающихся сосудов — так постоянен стихийный обмен творческими силами двух народов.
     При типологическом сходстве есть и отличия. Начнем с того, что острова, окрещенные Новой Зеландией, перешли под власть британской короны на полвека позже, чем Terra Australis, и соответственно культурное развитие в чем-то запаздывало. Сказывалась и разница в величине территории и населения. В отличие от континента с огромными пространствами пустынь, контрастирующими с приморскими районами, благодатная природа островов была куда милостивее к поселенцу, занятому земледелием, разводившему овец и молочный скот. Противопоставления «буша» — глубинки, границы, городу не были столь резкими, а социальные конфликты —столь острыми. Зато сопротивление туземцев отчуждению их земель вылилось в затяжные маорийские войны. Ббльшая удаленность от центров мировой цивилизации заставляла больше уповать на принадлежность к могучей империи — недаром Новая Зеландия слыла самой британской из всех колоний, «Британией Южных морей».
     Но  при всем стремлении воспроизвести  английский (или шотландский) уклад  она оказалась гораздо глубже, чем Австралия, втянутой в сказочно-прекрасный мир Южных морей. Ведь Аотеароа, маорийская страна Длинное белое облако, — одна из вершин «полинезийского треугольника», две других — Гавайские острова и остров Пасхи. Поселенцы близко соприкоснулись с обществом маори, значителы.о опережавшим в развитии аборигенов Австралии; и без полинезийских красок культурный ландшафт Новой Зеландии просто немыслим. Австралия же в результате разноплеменной массовой иммиграции становится полиэтничной и политика мультикультурализма помогает небританским общинами поддерживать традиции родины.
     Давную историю в Австралии и Новой Зеландии имеет движение в поддержку национальной культуры. Не лишенное агрессивных обертонов и преувеличений в оценках, главным острием оно было направлено против колониального менталитета — привычки оглядываться на метрополию, предубежденности относительно местных талантов. Сегодня не приходится доказывать свою самобытность — там, где она есть, она органична. Но не отпала нужда в культурном протекционизме.
     Австралийская ли, новозеландская ли, это — культура общества, благополучие которого зависит прежде всего от продуктивного и высокотоварного сельского хозяйства, при том, что исторически сложившаяся специализация дополняется ростом промышленности — от отраслей первичной обработки сырья до машиностроения, металлургии, химического производства, энергетики. Общества урбанизированного, применяющего новейшие технологии, с разветвленными системами коммуникации и средств массовой информации, где используются спутниковая и оптиковолоконная связь, радио с частотной модуляцией, компьютерные сети. Но несмотря на всепроникающую технизацию, в ранг национальных возведены культурно-этические ценности пионеров-поселенцев — тех, кто скептически относился к сословным привилегиям и знал цену физической выносливости, мужеству, взаимопомощи. Наверное, здесь, а не только в изобилии солнечных дней и километрах океанских пляжей, — корни всенародной любви к спорту, в первую очередь, конному, но также и водному, и футболу, и регби, и теннису.
     От  XIX века унаследованы музеи двух типов — краеведческий и научно-технический В новозеландских хранилищах лучше представлена материальная культура Полинезии и Меланезии. Поемно - исторический музей в Канберре является и мемориалом, перед которым в дни национального чествования ветеранов и поминовения павших совершается торжественный ритуал. Туризм подталкивает к созданию музеев под открытым небом. В Со-верен-Хилле — старательском городке времен золотой горячки 1854 года в колонии Виктория, открыты лавки, салуны, аптеки; в мастерских трудятся ремесленники — кузнец, жестянщик, пекарь; посетитель может самолично попытать счастья на прииске.
     Когда-то австралийцы и новозеландцы, устремлялись в Европу, чтобы получить хорошее образование или всерьез заняться наукой. Современные Австралия и Новая Зеландия — региональные центры образования, где обучаются тысячи иностранных студентов. Просвещение и наука в значительной мере ориентируются на задачи национального развития. Бремя основных расходов и разработку национальной стратегии берет на себя государство. Возрастные границы обязательного образования, которое охватывает начальную и частично среднюю ступени — от шести до пятнадцати лет. Две трети школьников учатся в государственных школах, где обучение бесплатное.    Конфессиональные школы и колледжи позволяют учитывать религиозные требования, а частные (независимые) — обеспечить более высокое качество образования. Традиций доброй старой Англии придерживаются в средних школах — питомниках социальной элиты: в Мельбурнской классической, в Крэнбрукской в Сиднее, в Крайст-колледже в Крайстчерче.
     Увеличивается и объем промышленных исследований, разработок передовых и ресурсосберегающих технологий. Набирают силу комплексные  экологические программы, изучение ресурсов океана и альтернативных источников энергии — солнца, морских приливов, термальных вод. Австралия также вносит вклад в применение атомной энергии и намерена построить космопорт для астронавтов на полуострове Кейп-Йорк.
     Львиная доля прикладных работ приходится на государственные системы — Организацию научных и промышленных исследований Австралийского Содружества и Департамент научных и промышленных исследований Новой Зеландии. Из других ведомств на первом месте — министерства сельского хозяйства со своими лабораториями и опытными хозяйствами.
     Среди ученых с мировым именем и нобелевских  лауреатов — австралийцы Г. Флори—один из открывателей пенициллина, вирусолог М. Бернет, нейрофизиолог Дж. Экклс и прославленный физик новозеландец Э. Резерфорд. Резерфорд, окончивший Кентерберийский университет, работал, как и Флори, в Англии, но не терял связи с родиной. Избранный президентом Королевского общества, он направил в 1925-м году правительству Новой Зеландии записку о состоянии отечественной науки. В его завещании не была забыта школа для мальчиков в маленьком приморском городе Нельсоне, где он учился.
     В Новой Зеландии обостренное сознание своей национальной отличности пришло позже, в трудные 1930-е годы, когда  Айрис Уилкинсон, писавшая стихи и прозу под псевдонимом Робин Хайд, сказала: «...Мы все еще любили Англию, но мы перестали быть «Англией навечно». Мы стали, поскольку у нас есть своя страна, Новой Зеландией». Рассказы Фрэнка Сарджесона (1903 — 1982) поразили современников живой субстанцией новозеландского английского и умением мастера придать глубину и значительность едва ли не фольклорным житейским историям. Иное направление было задано новозеландскому рассказу Кэтрин Мэнсфилд (1888—1923), импрессионистическим письмом, построенном на тончайших психологических нюансах.
  В Австралии, и в Новой Зеландии возрождаются культуры коренных этносов. Сдвиги были подготовлены извне — распадом колониальных империй и всемирным осуждением расовой дискриминации, и изнутри — ростом этнического самосознания и образовательного уровня аборигенов Австралии и маори, их участием в хозяйственной жизни, в движении за гражданские и земельные права.
     У маори формирование интеллигенции  началось еще в XIX веке. В отличие от колонизации Австралии переход новозеландских островов под власть британской короны был скреплен в 1840-м году договором с вождями маорийских племен, и день заключения договора Ваитанги — национальный праздник. Хотя почти все земли маори были отчуждены, им не пришлось, подобно австралийским аборигенам, ожидать предоставления гражданских прав — они были дарованы им договором Ваитанги. Их рано приобщили к европейской системе просвещения. Из стен привилегированного колледжа Те Ауте вышли первые маори, получившие и университетское образование, политический деятель и министр Апирана Нгата, который был также президентом Полинезийского общества и издал один из лучших сборников маорийского фольклора, врач и этнограф, знаток Полинезии Те Ранги Хироа (Питер Нак).
     Однако  равноправие  в значительной степени  было формальным,  в  положении  маори  в  новозеландском обществе есть острые углы,  их жизненный  уровень гораздо ниже. Стремительная  урбанизация   ставила  под  угрозу  само  существование  богатой  полинезийской  культуры.
 

      Топонимические образования в Австралии в сравнении с другими национальными вариантами английского языка
 
 
 
     Географические  названия издавна и по разным причинам привлекают внимание историков, этнографов, картографов, литературоведов, переводчиков, страноведов, многих других исследователей, представителей разных наук. Как особый пласт лексики, как категория лингвистическая, они исследуются лингвистикой. Специальный раздел языкознания — ономастика изучает собственные имена, в том числе топонимы. Историей их возникновения и анализом изначального значения занимается одна из отраслей лингвистики — топонимика. Лексический топонимический слой языка отличают высокий образный и страноведческий потенциал, ярко выраженная национально-культурная семантика, поскольку топонимы, с одной стороны, обозначают конкретные географические объекты, а с другой стороны, тесно связаны с историей и культурой того или иного народа, причем название часто обусловлено сущностью географического объекта.
Диахроническое  исследование топонимов, этимология  наименований — ценный материал для  освещения истории народов и истории языков, поскольку в топонимах, как правило, отражаются древнейшие состояния языковых единиц, древнейшие фонетические и морфологические явления, которые могли исчезнуть из сферы имен нарицательных.
     При синхроническом исследовании топонимов  особый интерес представляют связанные  с ними ассоциации, их стереотипные коннотации, функции топонимов в  тексте художественного произведения, исторического труда, политического выступления, газетной статьи и т.д. Как правило, функция топонимов не ограничивается лишь указанием на место совершения действия, а включает в себя выделение каких-то его своеобразных черт, выражение отношения автора или действующих лиц к описываемой ситуации, подчеркивает эти особенности, используется в тексте как одно из средств создания эмоционального настроя. Эти функции могут выполнять топонимы, топонимические прозвища, оттопонимические образования.
     Употребление  той или иной топонимической лексической единицы может способствовать передаче такой экстралингвистической информации, как социальная, национальная, профессиональная и т.д. принадлежность действующих лиц. При этом топоним реализует прямое значение — обозначение географического объекта, и переносное. Переносное метонимическое или метафорическое употребление топонима является одним из языковых средств создания национальных словесных образов, национальных стереотипов.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.