На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


дипломная работа Особенности взаимоотношений тревожных старшеклассников со сверстниками

Информация:

Тип работы: дипломная работа. Добавлен: 12.06.2012. Сдан: 2011. Страниц: 21. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
 
Содержание 
 
 
 
 
 

     Введение

     Данное  исследование посвящено изучению взаимосвязи  личностной тревожности старшеклассника  с его социальным положением в  учебной группе сверстников. Показателем  принятия группой своего члена является для нас социометрический статус учащихся. В представленной дипломной работе теоретически рассматриваются и анализируются основные отечественные и зарубежные научные психологические подходы к изучению феномена тревожности, позволяющие глубже проникнуть в суть изучаемого феномена. Практически рассматривается, выявляется и изучается психологическая природа тревожности, межполовые особенности проявления личностной тревожности учащихся с разным социометрическим статусом в учебной группе сверстников.
     Актуальность  исследования обусловлена практической и теоретической значимостью изучения психологической природы личностной тревожности лиц раннего юношеского возраста, исследованием взаимосвязи личностной тревожности как психического образования с социальным положением, социометрическим статусом учащихся в учебной группе сверстников.
     На  сегодняшний день большее количество работ по изучению тревожности посвящено, в основном, детям дошкольного  и младшего школьного, подросткового  возраста. Исследований тревожности старших подростков, старших школьников, лиц раннего юношеского возраста не так много. Данная работа посвящена исследованию личностной тревожности именно старшеклассников, лиц старшего подросткового или, по более распространенной в науке классификации, раннего юношеского возраста.
     Современные юноши и девушки живут в  мире, сложном по своему общественному  содержанию и социальным тенденциям развития. Сложности составляют информационная плотность, повышенная динамичность жизни, урбанизация, неблагоприятные экологические факторы. Повышенная стрессогенность (агрессивность) окружающей среды, изменение культурных требований к когнитивным и коммуникативным процессам человека продуцируют эмоциональные нарушения, в ряду которых личностная тревожность занимает особое место, нередко рассматриваясь как психический предневротический симптом.
     В научной литературе, системно анализирующей  данный феномен, отмечается ряд исследований, посвященных изучению взаимосвязи  личностной тревожности с социальным положением среди сверстников в учебных группах, коллективах. В частности, такого рода исследования проведены Н.М. Гордецовой, В.Р. Кисловской, А.М. Прихожан и другими учеными-исследователями. Н.М.Гордецова и В.Р. Кисловская, в частности, указывают на прямую взаимозависимость личностной тревожности и социометрического статуса учащихся [40, с.93-97]. Однако данная взаимосвязь, в большей степени, наблюдалась на детях дошкольного, младшего школьного возраста, а также младших подростках. В связи с этим особую актуальность составляет изучение взаимосвязи тревожности именно старшеклассников с их положением среди сверстников в учебной группе.
     Психологическая, в том числе коррекционная, работа с личностно тревожными детьми, углубленный  анализ отдельных случаев свидетельствуют  о том, что тревожность нередко выступает в качестве основного мотива общения, порождая повышенную зависимость от сверстников, о чем имеются многократные подтверждения, в том числе и в виде высказываний самих старших школьников [19, с.312].
     Известно, что личностная тревожность, закрепившись, становится достаточно устойчивым психическим образованием. Поэтому очень важно вовремя диагностировать тревожность старшеклассника за нехарактерными внешними поведенческими проявлениями, так как именно тревожность лежит в основе целого ряда психологических трудностей, в том числе затруднений в общении со сверстниками, часто служащих веским поводом для обращений в психологическую службу образования [5, с.212].
     В связи с этим нами была поставлена следующая цель: выявить, изучить и проанализировать проблему психосоциального соотношения личностной тревожности старших школьников и их социального положения в учебной группе сверстников.
     В этой связи с этим мы выдвинули  следующую общую гипотезу: в старшем школьном возрасте испытуемые с высоким уровнем личностной тревожности имеют более низкий социометрический статус по сравнению со сверстниками, имеющими средний или низкий показатель тревожности.
     Кроме этого нами были выдвинуты следующие  частные гипотезы:
    Девушки старшего школьного возраста с высоким уровнем тревожности имеют более низкий социометрический статус в сфере дружеских и деловых отношений, по сравнению со своими менее тревожными сверстницами;
    Юноши старшего школьного возраста с высоким уровнем тревожности менее популярны в сфере деловых и дружеских отношений, чем их сверстники со средним уровнем тревожности.
     Задачи:
    Изучить отечественные и зарубежные литературные источники, посвященные данной проблеме;
    Подобрать методики, направленные на дифференциацию старших школьников по показателю «тревожность», а также позволяющие определить социометрический статус каждого испытуемого;
    Дифференцировать старших школьников по степени выраженности показателя «тревожность», выявить индивидуальные различия относительно данного рода психических феноменов;
    Выявить социометрический статус испытуемых с разным уровнем тревожности;
    Провести сравнительный анализ между такими показателями как: социометрический статус старших школьников и уровень их личностной тревожности и интерпретировать полученные данные.
     Объектом исследования является личностная тревожность и социометрический статус старших школьников.
     В качестве предмета исследования выступает соотношение и связь личностной тревожности и социометрического статуса старшеклассников.
     Методы исследования: библиографический метод (изучение и анализ научной литературы), тестирование (методика Ч.Д. Спилбергера, Ю.Л.Ханина, методика измерения уровня тревожности Тейлора (адаптация В.Г. Норакидзе), параметрическая социометрия), метод математической обработки (критерий Фишера по качественно определяемому признаку), интерпретационный метод (анализ результатов исследования).
     Практическая  значимость. Результаты данного исследования могут оказать помощь учителям, психологам и родителям в своевременном выявлении тревожности старших подростков с целью дальнейшей корректировки и оказания помощи.
 

     Глава 1. История и современное  состояние проблемы тревожности

     1.1. Основные направления изучения тревожности в зарубежной психологии

     Проблема  тревожности занимает особое место в современном научном знании. Ей посвящено значительное количество исследований, причём не только в психологии, но и в медицине, физиологии, философии.
     По  данным А.М. Прихожан [40, с.17 – 22] проблеме тревожности посвящено большое количество исследований. Однако все это в большей степени относится к западной науке. Это обусловлено тем влиянием, которое оказали на развитие западной общественной и научной мысли такие направления, как психоанализ, экзистенциальная философия, психология и психиатрия.
     Прежде  чем рассматривать феномен тревожности в различных направлениях необходимо четко обозначить понятия тревоги и тревожности.
     Тревога – переживание эмоционального дискомфорта, связанное с ожиданием неблагополучия, предчувствием грозящей опасности. В отличие от страха как реакции на конкретную, реальную опасность тревога – переживание неопределенной, диффузной, безобъективной угрозы. Понятию «тревожность» психологический словарь даёт следующее объяснение: «Тревожность – индивидуальная психологическая особенность, проявляющаяся в склонности человека к частым и интенсивным переживаниям состояния тревоги, а также в низком пороге его возникновения. Рассматривается как личностное образование и/или как свойство темперамента, обусловленное слабостью нервных процессов» [42, с.386]. В целом тревожность – это субъективное проявление неблагополучия личности. Обычно она повышена при нервно-психических, тяжёлых соматических заболеваниях, у здоровых людей, переживающих последствия психической травмы, у многих групп людей с отклоняющимся поведением [56, с.632].
     Традиционно исследования тревожности в зарубежной психологии проводятся в 3-х направлениях: классической теории эмоций, теории научения, психоанализа [40, с.45].
     Большинство исследователей тревожности согласны в том, что проблема тревожности как проблема собственно психологическая – и в научном, и в клиническом плане – была впервые поставлена и подверглась специальному рассмотрению в трудах Зигмунда Фрейда [50].
     Прежде  всего, необходимо отметить, что взгляды  Фрейда в отношении тревожности и страха близки к философской традиции, берущей свое начало от С.Кьеркегора. И Фрейд, и Кьеркегор признавали необходимость разграничения тревоги и страха, считая, что страх – реакция на конкретную, знаемую опасность, в то время как тревожность – на не определяемую и неизвестную опасность [48].
     Зигмунд Фрейд определял тревожность  как неприятное эмоциональное переживание, являющееся сигналом антиципируемой опасности. Тревожность, по мнению Фрейда, характеризуется  тремя основными признаками: 1) специфическим чувством неприятного; 2) соответствующими соматическими реакциями, прежде всего усилением сердцебиения; 3)осознанием этого переживания. Фрейд выделяет три основных вида тревожности: 1) объективную – на опасность во внешнем мире; 2)невротическую – на опасность, не определяемую и не известную; 3)моральную тревожность – «тревожность совести». Также Фрейд прослеживает динамику возникновения данных видов тревожности. Первоначально у ребенка появляется объективная тревожность, связанная с угрозой внешнего мира. Позже появляется моральная тревожность. Она представляет собой проявление совести и является важным элементом жизни человека среди других людей [53, с.112].
     Отметим, что идеи Зигмунда Фрейда оказали огромное влияние на последующее изучение тревожности.
     Проблеме  тревожности значительное внимание уделяется в работах М.Кляйн. Тревожность  с точки зрения М. Кляйн, зарождается  в младенчестве, из-за необходимости  установить контакт с объектами  внешнего мира.
     Важный  вклад в изучение тревожности  внесли работы Анны Фрейд. Тревожность с точки зрения А. Фрейд – основной фактор, порождающий защитный процесс и ведущий к неврозу как в детском, так и во взрослом возрасте. Она выделяет три основных вида тревожности детей: объективная тревожность, боязнь Супер-Эго и боязнь собственных инстинктов, страх перед их силой. А. Фрейд принадлежит стройная концепция генеза тревожности. Согласно этой концепции, первоначально возникает объективная тревожность. Этот вид тревоги, по мнению А. Фрейд, является «предвестником» формирования Супер-Эго, сигналом ребенку о возможности наказания со стороны внешних сил, и именно он «управляет поведением «Я» вне зависимости от того, наступает ли это наказание». Эта тревога сталкивается с инстинктивными требованиями ребенка, с внутренней тревожностью, порождаемой его фантазиями, в результате чего и возникают, с одной стороны, те стороны Эго, которые в дальнейшем позволят ему противостоять требованиям инстинктов, а с другой – симптомы детского невроза [50, с.715].
     Интересна позиция Карен Хорни на проблему тревожности. Её взгляды важно рассмотреть в нашей работе. Хорни утверждала, что тревога возникает в результате отсутствия чувства безопасности в межличностных отношениях. По мнению Хорни все то, что в отношениях с родителями разрушает ощущение безопасности у ребенка, приводит к базальной тревоге. Соответственно, этиологию невротического поведения следует искать в нарушенных отношениях между ребенком и родителем. Если ребенок ощущает любовь и принятие себя, он чувствует себя в безопасности и скорее всего будет развиваться нормально. С другой стороны, если он не ощущает себя в безопасности, у него развивается враждебность по отношению к родителям, и эта враждебность, в конце концов, трансформировавшись в базальную тревогу, будет направляться на каждого. С точки зрения К. Хорни, выраженная базальная тревога у ребенка ведет к формированию невроза у взрослого.
     К. Хорни говорит о том [52, с.234], что в нашей культуре имеются 4 основных способа избежать тревогу: её рационализация; её отрицание; попытки заглушить её наркотиками; избегание мыслей, чувств или ситуаций, вызывающих её.
     Первый  метод – рационализация – заключается  в превращении тревоги в рациональный страх.
     Второй  способ избегания тревоги состоит в отрицании её существования, т.е. в устранении её из сознания.
     Третий  путь избавления от тревоги связан с наркотизацией. К ней могут  прибегать сознательно и в  буквальном смысле слова посредством  принятия  алкоголя или наркотиков. Еще один способ наркотического глушения тревоги по Хорни – попытка  «потопить» ее в работе.
     Четвертый способ уйти от тревоги заключается  в избегании всех ситуаций, мыслей, которые могут ее пробудить. Это  может быть сознательный процесс. Однако он может весьма смутно осознавать – или вообще не осознавать наличие  тревоги и способы избавления от неё [52, с.237].
     Таким образом, с позиции психоанализа тревожность рассматривается как  достаточно стабильное образование, оказывающее  огромное влияние на всё последующее развитие ребёнка, а происхождение тревожности понимается как столкновение конкурирующих бессознательных тенденций.
     В русле теории эмоций научно-психологическое изучение тревоги, как и эмоциональных явлений в целом, ведет своё начало от труда Ч. Дарвина «Выражение эмоций у человека и животных». Его взгляды вполне актуальны для современных теорий тревоги и страха [40, с.56].
     У. Джемс говорил, что тревога является одной из форм страха [16, с.212].
     Согласно  Ролло Мэю, тревогу можно охарактеризовать как реакцию на угрозу катастрофы. Тревожность – это страх, который  пока ещё не нашёл своего объекта [34].
     Боулби  считает тревогу связанной со страхом. По его мнению, эти два  термина относятся к двум тесно  связанным состояниям (привязанность  и разлука) и имеют общие причины  и проявления.
     К. Изард указывает, что тревожность  представляет собой комплекс феноменов, включающих страх, один или несколько дополнительных аффектов и различные аффективно-когнитивные структуры. В это понятие включаются страх, враждебность, страдание, стыд, вина, психофизиологическое возбуждение и т.д. В русле теории эмоций предполагается, что тревожность состоит из доминирующей эмоции страха и взаимодействий страха с одной или несколькими другими фундаментальными эмоциями, особенно со страданием, гневом, виной, стыдом и интересом. Тревожность, как и депрессия, может включать потребностные состояния и биохимические факторы. К. Изард утверждает, что можно говорить о формах тревожности, если для каждой такой формы точно выделены комбинации входящих в нее аффектов (например, страх – страдание – гнев, страх – стыд – вина) [22, с.179].
     Итак, в контексте теории эмоций тревожность  используется как термин, который  относится к любой комбинации взаимодействия страха и других аффектов и определенных аффективно-когнитивных  ориентаций. Это, по мнению Изарда, удобный  термин, который используется лишь тогда, когда назвать комбинацию аффектов более точно невозможно.
     Согласно  взглядам классиков теории научения и представителей ее более современных  ответвлений, тревожность и страх  – очень близкие явления. И  тревожность, и страх – эмоциональные реакции, возникающие на основе условного рефлекса. Они, в свою очередь, создают почву для широкого репертуара инструментальных, оперантных реакций избегания, на основе которых и происходит социализация индивида, и возникают (в случае закрепления неадаптивных форм) невротические и психические нарушения [40, с.200].
     Существенное  влияние на изучение тревожности  в русле теории научения оказала  «концепция влечения» К.Л. Халла. Она  легла в основу работ по тревожности, относящихся и к социальной школе  научения [48]. Социальная школа научения придает тревожности и страху центральную роль в социализации индивида (О.Х. Маурер, Г. Мандлер, И.Г. Сарасон, Дж.Доллард, В.Хартруп, Н.Е. Миллер и др.). В основе этих взглядов лежит представление о том, что исходно нейтральные стимулы могут через подкрепление и научение становиться эмоциогенными и приобретать вызывающие тревожность свойства.
     Существенное  внимание в социальной теории научения, как и в психоанализе, отводится  исследованию сигнальной функции тревожности. Так, по мнению О.Х. Маурера, тревожность (условный страх) наряду с другими предвосхищающими эмоциями (надеждой, разочарованием и облегчением) оказывает решающее влияние на выбор и, следовательно, на дальнейшее закрепление способов поведения. При этом основные (первичные) эмоции подкрепления – тревожность (страх) и надежда. Облегчение и разочарование вторичны, они представляют собой уменьшение основных эмоций: облегчение – тревожности (страха), разочарование – надежды. Многие исследователи, принадлежащие к данному направлению, считают, что тревожность, точнее тенденция к ее уменьшению, играет основную роль в социализации ребенка, причем она может способствовать выработке как положительных качеств, так и отрицательных, таких, например, как агрессия или чрезмерная зависимость (Дж. Доллард, Н.Е.Миллер, В. Хартруп, Р. Уолтерс и др.) [53, с.168].
     Известна  критика этих взглядов. Признавая  значение полученных в исследованиях  данного направления фактов, многие крупнейшие психологи, как отечественные (Л.И. Божович, В.В. Давыдов, А.Н. Леонтьев и др.), так и зарубежные (Д. Берлайн, К. Левин, Дж. Нютенн, Ж. Пиаже и др.) с различных позиций доказали теоретическую и методологическую несостоятельность этих взглядов. Для современной психологии характерно подчеркивание роли активности индивида, его «открытости» во взаимодействии с окружающим миром, принципиально не гомеостатическая модель его развития [40].
     Вместе  с тем необходимо отметить значимость полученных в исследованиях социальной теории научения конкретных фактов, касающихся влияния так называемой «социально-ситуационной» тревожности (О.Кондаша) на успешность деятельности, эффективность поведения в конкретных областях.
     К.В. Спенс и Тейлор рассматривали  тревожность (отличая ее от страха) как приобретенное влечение, имеющее стойкий характер. Тейлором было введено понятие «уровень тревожности». Также им была разработана Manifest Anxiety Scale (MAS), оказавшая первостепенное влияние на изучение тревожности во многих психологических школах и направлениях, в том числе и в нашей стране.
     Необходимо  отметить роль тревоги и страха в  возникновении неврозов и психозов. Согласно теории научения, отрицательные факторы-раздражители (например, травмы, конфликты) обычно вызывают тревогу и страх, а избегание этих раздражителей служит положительным подкреплением. Фиксация неправильных, неадаптивных форм их преодоления и обуславливает психические и невротические нарушения [53, с.87].
     Заканчивая, рассмотрение тревожности в русле  теории научения, следует отметить, что её представители внесли неоценимый вклад в изучение проблемы тревожности.
     В обзоре исследований тревоги важно  указать взгляды Филлипса, Мартина, Майерса на данную проблему. Они  заключают, что важным пунктом в  теоретическом исследовании тревоги  является положение о том, что  тревога вызывается той или иной формой стресса. Филлипс с соавторами также отмечают, что необходимо различать тревогу как эмоциональное преходящее состояние и относительно устойчивую черту личности. Такое различение было введено Кеттелом и Шейером, и с тех пор этому аспекту проблемы уделяется все большее внимание. Разделение тревоги как состояния и как свойства наиболее отчетливо выражено в работах Кеттела и Спилбергера. Однако каждый из них реализует несколько отличный от другого подход к концептуализации и измерению соответствующих переменных [3, с.13].
     Лазарус и Аверилл указывают, что тревожность  возникает, если оценка ситуации, зависящая  от индивидуального опыта и особенностей личности человека, выявляет в ней  потенциальную угрозу [3, с.53].
     Итак, мы рассмотрели основные подходы к исследованию тревожности в зарубежной психологии.
     Важно отметить, что при оценке состояния  проблемы тревожности в зарубежной психологической литературе наблюдаются  расходящиеся мнения исследователей.
     Наиболее  существенные из них – это проблема соотношения тревожности и страха, тревожности как переживания, не связанного с каким либо конкретным объектом и, напротив тесно «спаянная» с какой либо сферой жизни. А также один из главных вопросов – о сути тревожности как устойчивого образования, его причинах и формах. 

     1.2. Основные направления  изучения тревожности  в отечественной  психологии

     В зарубежной психологии проблема тревожности  разработана достаточно полно, в  отечественной же психологии исследования по данной проблеме достаточно редки  и носят разрозненный характер, за исключением работ В.Р.Кисловской [23]; А.М.Прихожан [40, 41]; Ю.Л.Ханина [51]; И.А.Мусиной (1988); В.М.Астапова [1]. В настоящее время в нашей стране тревожность исследуется преимущественно в узких рамках конкретных проблем: школьная тревожность (Е.В.Новикова, Т.А.Нежнова, А.М.Прихожан, 2000), экзаменационная тревожность (В.С.Ротенберг, С.М.Бондаренко, 1989), тревожность ожиданий в социальном общении (В.Р.Кисловская, 1972; А.М.Прихожан, 2000).
     Таким образом, в отечественной психологии исследования по этой проблеме стали появляться относительно недавно.
     В последнее десятилетие интерес  отечественных психологов к изучению тревожности возрос в связи с  резкими изменениями в жизни  общества, порождающими неопределенность и непредсказуемость будущего и, как следствие, переживания эмоциональной напряженности, тревоги и тревожности.
     Но  А.М. Прихожан отмечает, что и в  настоящее время в нашей стране тревожность исследуется в узких  рамках конкретных прикладных проблем (школьная, экзаменационная, соревновательная тревожность, тревожность спортсменов). Это, по мнению Прихожан, обусловлено логикой развития отечественной психологической науки, в которой изучение эмоций, эмоциональных состояний, доминирующих эмоциональных переживаний индивида проводилось в основном на психофизиологическом уровне, а область устойчивых образований эмоциональной сферы оставалась, по сути, не исследованной.
     По  мнению ряда авторов (Л.И. Божович, Л.В. Бороздина, Г.Ш.Габдреева, И.В. Имедадзе, В.Р. Кисловская, А.М. Прихожан) тревожность представляет собой субъективное переживание дискомфорта, связанное с ожиданием неблагополучия, с предчувствием грозящей опасности [4, с. 27].
     В некоторых исследованиях тревожность  представлена как форма адаптации  организма в условиях острого хронического стресса (Л.Е. Панин, В.П. Соколов). Другие авторы считают, что тревожность – не столько форма психической адаптации, сколько сигнал о ее нарушении. То есть чрезмерно высокий уровень тревожности – дезадаптивная реакция, проявляющаяся в общей дезорганизации поведения и деятельности (Б.В. Зейгарник, Ф.Б.Березин) [54, с.89].
     В литературе часто рассматривается  тревожность в общем ряду невротических  и преневратических образований  как порождаемая внутренними  конфликтами (В.Н. Мясищев, А.И. Захаров, Е.В. Новикова) [20, с.43]. В отечественной психологии первым выдвинул проблему внутреннего, или психологического, конфликта В.Н. Мясищев. Он определял такой конфликт как особое сочетание объективных и субъективных факторов, нарушающее значимые отношения личности и способствующее вследствие этого устойчивому переживанию эмоционального напряжения, интенсивность которого определяется субъективной значимостью для личности нарушенных отношений.
     Важным  моментом здесь оказываются противоречия между имеющимися у личности возможностями и предъявляемыми к ней требованиями действительности, с которыми человек по разным причинам не может справиться, что и является основой для возникновения тревожности. Акцент здесь делается не столько на внешние факторы, сколько на их переживание и оценку. Однако при рассмотрении данного вопроса в литературе часто встает вопрос о том, почему тревожность сохраняется, когда неблагоприятные условия, вызвавшие ее, исчезают, или почему люди переживают тревожность вопреки реально благополучным условиям ситуации, благополучному положению в той или иной сфере (неадекватная тревожность, по Л.И. Божович) [4, с.143]. А.М. Прихожан утверждает, что ответ на этот вопрос приводит к анализу внутриличностных противоречий, конфликта определенных личностных образований, столкновения разнонаправленных тенденций. Наиболее распространено представление о том, что тревожность может быть вызвана, по сути, любым внутренним конфликтом. Определяющим является не содержание конфликта и не степень осознанности или неосознанности его составляющих, а его личностный смысл. Именно значимость определяет силу конфликтующих переживаний, создает эмоциональное напряжение, которое переживается как тревожность. Длительное сохранение внутриличностного конфликта способствует сохранению и усилению тревожности [40, с.148].
     По  мнению Н.В. Имедадзе, тревога возникает  при антиципации ситуации, содержащей опасность фрустрации актуальной потребности. Предполагается, что наличие тревоги  в состоянии фрустрации и в  состоянии стресса связано с  ожиданием опасности или неприятности. В связи с этим тревога может возникать не прямо в ситуации стресса, а до наступления их, опережать.
     Ряд исследователей понимают тревожность  как свойство типа темперамента, природными предпосылками формирования которого является тип высшей нервной деятельности (В.Р. Кисловская, В.С. Мерлин, Н.Д.Небылицын, Б.М. Теплов). Другие авторы придают большое значение возникновению повышенной тревожности у лиц с расстройствами эндокринной системы (Б.Г. Ананьев, В.С. Мерлин и его школа) [24].
     Большое значение в механизме возникновения  тревожности придается внутрисемейным конфликтам (В.Я. Титаренко, А.С. Спиваковская, А.М.Прихожан, Н.Н. Толстых и др.) [40].
     Известны  работы А.И. Захарова о разграничении  тревоги и страха. Автором проводится мысль о том, что состояние тревожности испытывается субъектом в ситуации неопределенности, тогда как страх возникает в ответ на конкретную ситуацию – стимул [21].
     Значительная  часть исследований посвящена установлению коррелятивных зависимостей между  тревожностью и личностными, интеллектуальными особенностями, некоторыми особенностями восприятия, в частности, восприятия временных интервалов (Забродин Ю.М., Мусина И.А.), а также полом, национальностью и расой детей, параметрами социальной, школьной среды и т.д.
     Большое внимание уделяется также конкретным, частным видам тревожности у  детей: школьной тревожности (Дусавицкий А.К., Нежнова Т.А., Филиппова Е.В.; Новикова Е.В.), тревожности ожиданий в социальном общении (Кисловская В.Р., Гордецова Н.М.). В последнее время к этому присоединились исследования так называемой «компьютерной» тревожности (Доронина О.В.) [40].
     Важную  группу исследований составляет изучение функции тревоги и тревожности. Как указывает Прихожан, экспериментальное  изучение влияния тревоги на эффективность деятельности дает достаточно согласованные результаты. Данные свидетельствуют о том, что тревога способствует успешности деятельности в относительно простых для индивида ситуациях и препятствует и даже ведет к полной дезорганизации деятельности – в сложных. Это описывается в терминах наличия индивидуальной «зоны возбуждения», оптимальной для деятельности (Голушко А.А.; Габдреева Г.Ш.).
     Немало  исследований посвящены роли тревожности  в возникновении неврозов и психосоматических  расстройств (Александровский Ю.А., Ананьев В.А.; Булыкина Н.Д.; Тополянский В.Д., Струковская М.В.) [24].
     В отечественной психологии неопределенно  обстоят дела с доказательствами влияния тревожности на личностное развитие. Современные представления  о влиянии тревожности на развитие личности базируется в основном на данных клинических исследований, в том числе и полученных на материале пограничных расстройств. В эмпирических исследованиях интерпретируются связи между тревожностью и уровнем притязаний, тревожностью и типами акцентуаций (Захарова Л.Н.) [20, с.47]. Также распространена и прямо противоположная интерпретация получаемых связей, когда тревожность рассматривается как производная от этих образований.
     По  данным А.М. Прихожан, в последнее  время отмечается тенденция понимать тревогу как полипредметное переживание, когда угрожающими явлениями являются множество объектов, по сути, все стороны многозначной и неопределенной действительности. При закреплении тревоги на каком-либо объекте все остальные от нее освобождаются. Подобное понимание относится к соотношению общей тревожности и ее конкретных видов, в которых выделение сферы объектов и ситуаций требуется по определению (школьная, тестовая тревожность и т.п.) [40].
     Также важно упомянуть о том, что  в отечественной психологии и психотерапии целому ряду исследователей принадлежит разработка основополагающих принципов психокоррекции тревожности как предневротического симптома, а также других неблагоприятных эмоциональных состояний у детей и подростков (Мясищев В.Н., Левитов И.Д., Березин Ф.Б., Захаров А.И., Лебединский М.С., Зачепицкий Р.А., Свядощ А.М., Миславский Ю.А., и др.). На основе этих принципов разработаны и апробированы ряд конкретных программ психоккорекции тревожности [54].
     Заканчивая  рассмотрение проблемы тревожности в отечественной психологии, необходимо указать, что в исследованиях, как правило, выделяется 2 типа тревожности:
    тревогу – психическое состояние, эмоционально-негативное переживание, связанное с ожиданием неблагополучия;
    тревожность – как устойчивое свойство личности воспринимать угрозу своему «Я», а в различных ситуациях реагировать усилением состояния тревоги [1, 2, 4, 5, 40].
     В большинстве отечественных работ  рассматривается вторая форма данного  феномена, влияющего на поведение, деятельность, общение субъекта и общие закономерности его развития. Так, согласно концепции Л.И.Божович процесс онтогенетического развития личности характеризуется формированием системы новообразований, в том числе и в аффективно-потребностной сфере, которые имеют побудительную силу и собственную логику развития. В этом контексте тревожность рассматривается как личностное образование, первоначально возникающее на фоне фрустрации потребностей ребенка, но в дальнейшем она закрепляется и становится самостоятельным образованием, влияющем на поведение субъекта в различных сферах его жизнедеятельности [4].
     В этой главе мы подчеркнули основные направления изучения тревожности.
     На  основании теоретического анализа  литературы, необходимо отметить проблему неопределенности и неясности самого понятия «тревожность» как в отечественных исследованиях, так и зарубежных. Исследования по данной проблеме носят разрозненный и фрагментарный характер. Под данный термин подводятся достаточно разнородные явления и значительные расхождения в изучении тревожности существуют не только между различными школами, но и между разными авторами внутри одного направления, подчеркивается субъективность использования данного термина. Однако между исследователями существует и согласие по ряду основных моментов, позволяющих очертить некоторые общие контуры проблемы тревожности (рассмотрение ее в соотношении «состояние – свойство», понимание функций состояния тревоги и устойчивой тревожности).
     Психологическую сущность состояния тревожности  мы рассмотрим в следующей главе подробнее.
 

     Глава 2. Психологическая  сущность состояния  тревожности

     2.1. Тревожность как  проявление эмоциональной  сферы

     Эмоции  и чувства представляют собой  отражение реальной действительности в форме переживаний. Различные  формы переживания чувств (эмоции, аффекты, настроения, стресса и др.) образуют в совокупности эмоциональную сферу человека.
     Как уже указывалось выше, по классификации  К. Изарда, выделяются эмоции фундаментальные  и производные. К фундаментальным  относятся: интерес – волнение, радость, удивление, горе – страдание, гнев, отвращение, презрение, страх, стыд, вину. Остальные эмоции – это производные. Из соединения фундаментальных эмоций возникает такое комплексное эмоциональное состояние, как тревожность, которая может сочетать в себе и страх, и гнев, и интерес – волнение [22, с.237].
     А.М. Прихожан понимает тревожность как  переживание эмоционального дискомфорта, связанное с ожиданием неблагополучия, с предчувствием грозящей опасности. На физиологическом уровне реакция тревожности проявляется в усилении сердцебиения, учащении дыхания, повышении артериального давления, возрастание общей возбудимости. Но, как было указано в первой главе, существуют расхождения в определении и понимания тревожности, обусловленные расхождениями в теоретических ориентациях авторов не только различных школ и направлений, но и как уже говорилось, у авторов, работающих в рамках одной теоретической концепции.
     Многозначность  в понимании тревожности как  психического явления проистекает, по-видимому, из того факта, что различные  исследователи используют данный термин в различных значениях. Основной причиной многозначности и семантической неопределенности в концепциях исследования тревожности является то, что термин используется, как правило, в двух основных значениях, которые взаимосвязаны, но относятся к совершенно разным понятиям. Чаще всего термин «тревога» используется для описания неприятного по своей окраске эмоционального состояния или внутреннего условия, которое характеризуется субъективными ощущениями беспокойства, мрачных предчувствий, а с физиологической стороны – активацией автономной нервной системы. Состояние тревоги возникает, когда индивид воспринимает определенный раздражитель или ситуацию как несущие в себе актуально или потенциально элементы опасности, угрозы, вреда. Состояние тревоги может варьировать по интенсивности и изменяться во времени как функция уровня стресса, которому подвергается индивид. Тревога в отечественной психологии изучается как процесс, т. е. анализируются этапы ее возникновения, возбуждения соответствующих проявлений вегетативной нервной системы, развития закономерной смены состояний по мере нарастания тревоги и ее разрядки.
     Термин  «тревожность» используется для  обозначения относительно устойчивых индивидуальных различий в склонности индивида испытывать это состояние. В этом случае тревожность означает черту личности. В этом контексте необходимо остановиться на исследованиях Спилбергера, оценивающего тревогу как черту личности, выступающую как мотив, или приобретенную поведенческую диспозицию. Она выражается в предрасположенности индивида к восприятию широкого ряда объективно безопасных ситуаций в качестве угрожающих и отвечает на угрожающие обстоятельства состоянием тревоги, интенсивность которого не соответствует объективной величине опасности [1].
     Таким образом, придерживаясь концепции  А.М. Прихожан, в работе мы будем рассматривать тревогу как ситуативное, эмоциональное состояние, а тревожность как устойчивое личностное образование, применяя последний термин и для обозначения всего явления в целом. Необходимо отметить, что некоторый уровень тревожности в норме свойственен всем людям и является необходимым для оптимального приспособления человека к действительности. Наличие тревожности как устойчивого образования – свидетельство нарушений в личностном развитии. Она мешает нормальной деятельности, полноценному общению. Однако в русле изучения проблем тревожности рассматривается и полное отсутствие тревоги как явление, препятствующее нормальной адаптации.
     Тревожность как любое устойчивое психологическое  образование находит свое выражение  на уровне следующих структурных  компонентов (А.М. Прихожан, 2002):
    когнитивном, содержащем отрицательную прогностическую оценку ситуации, возможности удовлетворения актуальной потребности;
    эмоциональном, выражающемся в более или менее остром переживании дискомфорта, субъективного неблагополучия;
    операциональном, посредством, которого тревожность реализуется в поведении и деятельности через соответствующие формы проявления и /или компенсаторные и защитные механизмы, которые рассматриваются как явление неадекватного стереотипного реагирования на личностно значимые ситуации в целях удержания, контроля и сохранения образа «Я» [57, с.35];
    телесном, выражающимся в переживании трудности дыхания во время заблокированного возбуждения (по Ф. Перлзу), а также неосознанных аутокоммуникативных действиях.
     Тревожность имеет приспособительную природу, что определяет ее влияние на деятельность и развитие личности на разных возрастных этапах, как бы задавая им предельные границы и придавая реактивный характер. Внутри этих границ влияние на деятельность и развитие личности во многом определяется как общей структурой личности, так и уровнем развития операционального компонента тревожности. При этом тревожность выполняет не только сигнальную и мотивирующую, но и защитную функцию [24]. Также необходимо отметить, что много исследований как зарубежных, так и отечественных посвящено изучению влияния тревоги на успешность деятельности. Результаты исследований в целом получаются согласованными: тревожность способствует деятельности в достаточно простых для индивида ситуациях и мешает – в сложных, при этом существенное значение имеет исходный уровень тревожности человека (Н.Д.Левитов, Г.Ш. Габдреева, А.А. Голушко, Ю.Л. Ханин, Р.Б. Кеттел, Ч.Спилбергер, Х. Хекхаузен и др.). При этом сложность ситуации может определяться как трудностью задания, так и усложнением условий ситуации (ее значимостью для испытуемого, включением оценочного компонента и т.п.) [3, 51, 53, 54].
     Говоря  о функции тревоги в деятельности (по данным исследованиям А.М.Прихожан), следует подчеркнуть, что вплоть до старшего подросткового возраста она в основном оказывает отрицательное влияние, хотя у отдельных детей мобилизующая функция состояния тревоги отмечается уже с младшего школьного возраста, заметной эта мобилизующая функция становится лишь со старшего подросткового возраста, особенно в условиях обучения. В дошкольном и на протяжении всего школьного возраста влияние тревоги на деятельность оказывается опосредованным особенностями поведения педагога и создаваемой им атмосферой в классе [28, с.78]. Последнее, существенно увеличивая аффективную насыщенность ситуации, отрицательно сказывается на эффективности деятельности детей и подростков.
     Много работ посвящено видам, причинам возникновения, половозрастным проявлениям  тревожности, что и будет подробно рассмотрено далее. 

     2.2. Причины возникновения  тревожности

     Значимым  и вместе с тем наиболее спорным  является вопрос о причинах устойчивой тревожности детей и подростков. Ответ на него во многом зависит  от того, рассматривается ли тревожность  как личностное образование или как свойство темперамента (психодинамическая тревожность, по терминологии В.С. Мерлина и его школы).
     При понимании тревожности как свойства темперамента в качестве основных причин признаются природные предпосылки  – свойства нервной и эндокринной  систем, в частности слабость нервных процессов (В.С. Мерлин, Я. Рейковский, Я. Стреляу и др.) [7, 12, 24, 40].
     Данные  Б.М. Теплова указывают на связь  состояния тревоги с силой  нервной системы. Высказанное им предположение об обратной корреляции силы и чувствительности нервной системы, нашло экспериментальное подтверждение в исследованиях В.Д. Небылицина: он находит преимущество в скорости замыкания условной связи у представителей слабой нервной системы, в то время как у лиц с сильной нервной системой условные связи могут образовываться как быстро, так и медленно. Отсюда он выводит предположение о более высоком уровне тревожности субъектов со слабым типом нервной системы [24].
     Интересно решение в литературе вопроса  о соотношении тревожности, возникающей  в ситуациях, содержащих угрозу самооценке, представлению о себе, личностной ценности. К рассмотрению этого вопроса существуют два противоположных подхода: Спилбергер рассматривает тревожность в общении относительно независимой от склонности переживать состояние тревожности в ситуациях физической опасности [1, 3, 53]. В.С.Мерлин подчеркивает, что тревожность проявляется не в любой ситуации, а только в ситуации, содержащей угрозу для социальной оценки при условии положительного отношения к оцениваемой деятельности. Проявляется такая тревожность у испытуемых со слабым типом нервной системы.
     В русле этого подхода В.Р. Кисловская отмечает отсутствие связи между  тревожностью как свойством личности и физиологическими показателями склонности к тревоге (отсутствие связи тревожности ожидания в социальном общении и тревожности, определяемой по Мерлину и объясняющейся особенностями нервной системы). Если тревожность рассматривается как свойство личности, то при признании природной предрасположенности решающая роль отводится социальным и личностным факторам. Эта точка зрения в последнее время стала преобладающей.
     Так, ряд исследователей согласны с тем, что источник личностной тревожности  следует искать в нарушении детско-родительских отношений, прежде всего отношений  «мать – ребенок» (А.И.Захаров, А.В.Спиваковская, Дж.Боулби, Г.С.Салливен, Б.Филлипс, К.Хорни), а также в раннем школьном опыте (Е.В. Новикова, Б. Филлипс). В основном же тревожность рассматривается в общем ряду невротических и предневротических образований как порождаемая внутренними конфликтами, противоречиями между имеющимися у личности возможностями и предъявляемыми к ней требованиями действительности (А.И. Захаров, В.Н. Мясищев, З. Фрейд, К.Хорни и др.). Выделяется, прежде всего, конфликт самооценочного характера, расхождения между «Я-идеальным» и «Я-реальным» (К.Роджерс), самооценкой и уровнем притязаний (Р. Берне, Л.В. Бороздина, Е.А.Залученова, А.М. Прихожан, Мак-Клеланд и др.). Необходимо отметить, что подобные выводы основываются преимущественно на теоретической интерпретации данных корреляционных исследований [21, 26, 40, 52].
     Г.С.Салливен – создатель «межличностной теории». Ребенок с первого дня вступает во взаимоотношения с людьми (прежде всего с матерью). Все дальнейшее его развитие и поведение обусловлено межличностными отношениями. Он считает, что у человека есть исходное беспокойство, тревога, которая является продуктом интерперсональных отношений. У субъекта есть постоянное стремление к общению с людьми и потребность в межличностной надежности (потребность во взрослом, в отрочестве – потребность в общении со сверстниками, в юношеском – потребность в любви) [1, с.312 – 314].
     Ряд исследователей, вслед за Салливеном подчеркивают тесную связь тревожности  с межличностными отношениями (К.Роджерс, Р.Бернс, В.Н.Мясищев и др.). Например, в свете теории символического интеракционизма (Милер) тревожность может выступать важным эмоциональным последствием для индивида в той ситуации, когда возникает расхождение между оценками со стороны других и собственной самооценкой. То есть тревожность порождается угрозой своей самооценке.
     Как уже отмечалось выше, в отечественной  психологии изучение тревожности проводилось  в основном на психофизиологическом уровне.
     В 1995 году появилась работа А.М. Прихожан, которая является глобальным исследованием тревожности в отечественной психологии. Теоретической основой этого исследования стала теория личностного развития Л.И. Божович, в рамках которой тревожность рассматривается как переживание, в основе которого лежит неудовлетворенность ведущих потребностей человека. Причем тревожность может быть адекватной (отражающей объективное отсутствие условия неудовлетворения той или иной потребности) и неадекватной (при наличии таких условий). Только в последнем случае можно говорить о тревожности как устойчивой функциональной структуре эмоциональной сферы [4, с.298]. Такого же взгляда на причины и источники тревоги придерживаются Н.В. Имедадзе и М.С. Неймарк, которая обнаружила отрицательное эмоциональное состояние в виде беспокойства, тревоги, которое было вызвано у детей с высокой самооценкой неудовлетворением их притязаний на успех, что являлось их ведущей потребностью [40, с.212].
     Рассматривая  причины «неадекватной» тревожности, А.М. Прихожан отмечает, что она порождается  конфликтным строением самооценки, а также внутренним конфликтом ребенка (В.Н.Мясищев, Б.И.Кочубей, Е.В.Новикова, В.Я.Титаренко), сходным с тем, что лежит в основе всего комплекса переживаний, обозначаемых как «аффект неадекватности», но при особой силе и осознаваемости обеих сторон конфликта. Именно сила и неосознаваемость ведут к неустойчивой самооценке, наличию постоянных колебаний между высоким уровнем притязаний и низкой самооценкой. Эти колебания вызывают двойственность в оценке ситуации и составляют суть переживания неадекватной тревожности.
     Чаще  всего тревожность развивается  тогда, когда ребёнок находится  в состоянии/ситуации внутреннего  конфликта, вызванного:
      негативными требованиями, которые могут поставить его в униженное или зависимое положение;
      неадекватными, чаще всего завышенными требованиями;
      противоречивыми требованиями, которые предъявляются к ребёнку родителями и/или школой, сверстниками [31].
     Ряд авторов отмечают, что в ряду причин тревожности значительное место  принадлежит внутрисемейным конфликтам отсутствию одного из родителей, ранней изоляции ребенка от семейного окружения (Р.У.Ричардсон, В.Я.Титаренко, А.С.Спиваковская, Е.Т.Соколова, С.Г.Шуман, А.М.Прихожан, Н.Н.Толстых, Р.Кэмпбел) [24].
     Тревога и тревожность как важнейшая  предпосылка дезадаптивного развития личности формируется на раннем возрастном этапе – в возрасте до трех лет. В соответствии с эпигенетической концепцией Э.Эриксона, на этом этапе формируется базовое доверие ребенка в противовес отдалению. Если базовое доверие не сформировано, то у ребенка закрепляется тревожный тип реагирования на мир, что в дальнейшем может служить предпосылкой невротического формирования личности [57, с.345]. А тревожность как устойчивая личностная черта формируется только в подростковом возрасте [33].
     Развитие  ребенка на каждом возрастном этапе можно рассматривать как цикл осуществления контакта с социумом, в процессе которого решаются основные задачи этого этапа. Лежащие в основе такого контакта потребности определяются задачами возрастного этапа, среди которых можно выделить задачу самосохранения, т.е. выживания ребенка в данном социальном окружении, определяющую необходимость его адаптации, а также задачу его развития и роста, основанную на внутренней потребности развития, стимулируемую социумом. Результатом прохождения возрастного этапа можно считать новый опыт, полученный в контакте с социумом, зафиксированный в новом образе «Я» и определяющий задачи дальнейшего личностного развития и возможности их разрешения.
     Ряд исследователей отмечают, что значительное место среди источников психических и личностных проблем, осложняющих развитие ребенка, занимает школа [9]. Выделяются типично «школьные» факторы, которые способствуют развитию тревожности у школьников. Это:
    Сам процесс обучения, который является психотравмирующим фактором; школьные нагрузки (особенно в старших классах). Любая активная познавательная деятельность человека сопровождается тревогой. Но учение и развитие личности ребенка лучше протекает, когда тревога находится на оптимальном уровне и когда ребенок обучен адекватным способам борьбы с ней [26];
    Стимулирование тревожности поведением учителя. Нередко учителя допускают авторитарно-диктаторское поведение, подавляющее инициативу и самостоятельность; презрительно-унижающее отношение проявляется в недоверии, проявляющееся в избирательном отношении к ученикам, несправедливости оценки и их действий, высмеивание их неудач;
    Неспособность учащегося справиться со школьной программой;
    Неадекватные ожидания со стороны родителей;
    Регулярно повторяющиеся оценочно-экзаменационные ситуации;
    Смена школьного коллектива [33].
     Ряд авторов отмечает, что в подростковом и юношеском возрасте «неадекватная» тревожность редко проявляется  в какой либо одной сфере. В  большинстве случаев мы имеем  дело с «разлитой» тревогой, которая  очень тесно связана с конфликтной самооценкой. В этот период жизни происходят радикальные физические и психические изменения, которые делают возможным выполнение задач, стоящих перед взрослым человеком – выполнение его социально-профессиональной функции и функции образования семьи.
     На  протяжении старшего подросткового  и раннего юношеского возраста тревожность  имеет характер возрастного переживания (Р. Бернс, Л.И.Божович, В.Р.Кисловская, А.М.Прихожан, Е.Т.Соколова и др.). В подростковом возрасте тревожность возникает  и закрепляется в качестве устойчивого личностного образования на основе ведущей в этот период потребности в удовлетворяющем, устойчивом отношении к себе [24].
     Таким образом, во всех возрастных категориях возникновения и закрепления  тревожности как устойчивого  образования связано с неудовлетворением ведущих потребностей возраста, приобретающих ненасыщаемый характер по гипертрофированному типу. Тревожность, возникающая вследствие травматического стресса, закрепляется при наличии указанных  выше характеристик потребностей и внутренних конфликтов. 

     2.3. Виды тревожности

     Рассматривая  вопрос о видах тревожности, А.М. Прихожан утверждает, что важно как  соотносятся между собой общая, разлитая тревожность и ее отдельные  частные виды («специфические тревоги»). Данный вопрос широко дискутируется в литературе [1, 3 ,40, 51]. Проблема в большинстве случаев формулируется следующим образом: насколько частные виды тревожности – школьная, арифметическая, межличностная, тестовая, компьютерная и т.п. – представляют собой отдельные, замкнутые именно на этой сфере переживания, и насколько они могут являться лишь формой выражения общей тревожности, зафиксировавшейся на данной сфере как наиболее значимой в тот или иной период. Существуют разные точки зрения на этот вопрос, обоснованные не столько экспериментальными данными, сколько теоретическими взглядами автора. Как говорит А.М.Прихожан, исследования общей, разлитой тревожности и ее частных видов проводятся раздельно: некоторые исследователи изучают тревожность, которая рассматривается ими как проявление общего свойства личности или темперамента, другие изучают ее частные виды [40, с.53].
     По  мнению А.М. Прихожан, продуктивным подходом к анализу этой проблемы явились  идеи Л.И.Божович об адекватной и неадекватной тревожности. Согласно этой точки зрения критерием подлинной тревожности выступает ее неадекватность реальной успешности, реальному положению индивида в той или иной области. Только в таком случае она рассматривалась как проявление общеличностной тревожности, зафиксировавшейся на определенной сфере. Однако и этот показатель не подвергался специальной экспериментальной проверке, а был постулирован на основе теоретических взглядов.
     Вопрос  о соотношении видов тревожности  подробно рассмотрела А.М.Прихожан в своей работе «Тревожность у  детей и подростков: психологическая природа и возрастная динамика» (2000 г.). Ею были проведены ряд исследований. В этих исследованиях она исходила из представлений о значимости тех или иных областей тревоги для детей определенного возраста. При этом остается открытым вопрос о том, насколько такое распространение тревожности на разные области действительно свидетельствует о разлитой, генерализованной тревожности, а не об одновременном наличии у человека нескольких частных видов тревожности. Автор работы говорит, что все эти сомнения указывают на недостаточность подобного «количественного» подхода для специального анализа вопроса о том, как общая тревожность, которая может и не иметь определенной области выражения, проявляясь, по определению, в переживании безобъектной угрозы, соотносится с тревожностью, характеризующей конкретные сферы, области действительности.
     Другой  аспект рассмотрения этого вопроса  касается проблемы соотношения различных  эмпирических показателей тревожности.
     А.М. Прихожан утверждает, что тревожность, выявляемая по подтверждению испытуемым  наличия у него определенных симптомов, исходно рассматривается как безобъектная, в то время как тревожность, определяемая по прямой или проективной когнитивной оценке ситуации или области, подразумевает наличие конкретного объекта. Исходя из этого, исследовалось, как эти показатели соотносятся между собой у одних и тех же испытуемых. В данном исследовании использовался один и тот же тип метода: опросники, в которых испытуемый должен был определить или степень выраженности у себя симптомов тревожности, или того, насколько ситуации определенных типов вызывают переживания тревоги.
     В результате проведенного исследования А.М. Прихожан сделала вывод. Тревожность, диагностируемая и по симптоматическому, и по ситуационному показателю, равно как и только по симптоматическому, является, по крайней мере, в значительной части случаев, формой выражения общей тревожности. Тревожность, определяемая только по ситуационному показателю, может являться как формой проявления общей (в этом случае ситуационный и симптоматический показатели могут чередоваться), либо представлять собой форму собственно частной тревожности. Именно смена разных показателей тревожности, по мнению автора, является убедительным доказательством наличия общей тревожности, которая может приобретать разные формы.
     Также она делает акцент на том, что эти  данные могут быть в большей мере отнесены к раннему юношескому возрасту. А, что касается подросткового возраста данное положение, мы можем утверждать по отношению к тем школьникам, у которых и симптоматический, и ситуационный показатель в ряде случаев выступают совместно.
     В целом результаты, полученные по исследованию, проведенному А.М.Прихожан, подтверждают имеющуюся в литературе точку зрения о том, что в значительной части случаев частная тревожность является лишь специфической формой выражения, «привязывания» к определенным объектам общей тревожности. 

     2.4. Формы и социальные  «маски» тревожности

      Формы проявления тревоги как объективно, так и субъективно наблюдаемые подробно описаны в литературе. Они включены в многочисленные опросники и тесты объективной оценки (Левитов Н.Д., Березин Ф.Б.). Сложности, связанные с их идентификацией, определяются, во-первых, полифункциональностью таких форм: один симптом может свидетельствовать о разных переживаниях, а во-вторых, тем, что они носят достаточно индивидуализированный характер и обычно не выделяются из форм поведения, специфичных для психического напряжения в целом. Это такие хорошо известные симптомы, как покраснение или побледнение кожи, частые позывы к мочеиспусканию, чрезмерное потение, а также грызение ногтей, дрожь рук, повышенная суетливость, чувство неловкости, неуклюжести, скованности (Немчин Т.А., Эверил Дж., Розенфилд Р.) [54].
      Существует, однако, значительное количество данных об открытости состояния тревоги внешнему наблюдению, сравнительной легкости ее распознаваемости окружающими.
      Литературные  данные свидетельствуют также, что  проявления тревоги делятся на два  основных вида: мобилизующий и демобилизующий, причем эти виды имеют ярко выраженный индивидуальный характер. Мобилизующий – проявляется в повышенной активности, вплоть до агрессивности, в повышенном аппетите и т.п., демобилизующий – в оцепенении, одервенении, внезапной потере интереса, в апатии и др. Особенно ярко это проявляется при наличии устойчивой тревожности.
      В литературе вопрос о возрастной специфике  форм проявления тревоги обычно не ставится. Можно говорить лишь о  большей выраженности, открытости для  наблюдения тревоги у маленьких  детей и усложнении этих форм у старших.
      Согласно  А.М. Прихожан под формой тревожности  мы понимаем особое сочетание характера  переживания, осознания, вербального  и невербального выражения в  характеристиках поведения, общения  и деятельности. Форма тревожности  проявляется в стихийно складывающихся способах ее преодоления и компенсации, а также в отношении ребенка, подростка к этому переживанию.
      В литературе можно отметить наличие  двух основных категорий тревожности: 1) открытая – сознательно переживаемая и проявляемая в поведении и деятельности в виде состояния тревоги; 2) скрытая – в разной степени не осознаваемая, проявляющаяся либо чрезмерным спокойствием, нечувствительностью к реальному неблагополучию и даже отрицанием его либо косвенным путем через специфические способы поведения. Также внутри этих категорий были выявлены различные формы тревожности. Выделены три формы открытой тревожности:
     1. Острая, нерегулируемая или слабо  регулируемая тревожность – сильная,  осознаваемая, проявляемая внешне  через симптомы тревоги, самостоятельно справиться с ней индивид не может (по данным А.М.Прихожан – 34% изученных случаев).
     2. Регулируемая и компенсируемая  тревожность, при которой дети  самостоятельно вырабатывают достаточно  эффективные способы, позволяющие  справляться с имеющейся у них тревожностью (24% случаев). По характеристикам используемых для этих целей способов внутри этой формы выделились две субформы: а) снижение уровня тревожности и б) использование ее для стимуляции собственной деятельности, повышения активности. Регулируемая и компенсируемая тревожность встречалась преимущественно в двух возрастах: младшем школьном и раннем юношеском, т.е. в периодах, характеризуемых как стабильные.
     Важной  характеристикой обеих форм является то, что тревожность оценивается  детьми как неприятное, тяжелое переживание от которого они хотели бы избавиться.
     3. Культивируемая тревожность –  в этом случае в отличие  от изложенных выше тревожность  осознается и переживается как  ценное для личности качество, позволяющее добиваться желаемого  (19% случаев). Культивируемая тревожность выступает в нескольких вариантах. Во-первых, она может признаваться индивидом как основной регулятор его активности, обеспечивающий его организованность, ответственность. В этом, по мнению А.М.Прихожан, она совпадает с формой 2б. Во-вторых, она может выступать как некая мировоззренческая и ценностная установка. В-третьих, она нередко проявляется в поиске «условной выгоды» от наличия тревожности и выражается через усиление симптомов. А.М. Прихожан отмечает, что культивируемая тревожность наблюдается преимущественно в раннем юношеском возрасте [26, 40 с. 115].
     Формы скрытой тревожности отмечаются в равной степени во всех возрастах. Но скрытая тревожность встречается  существенно реже, чем открытая. Одна из ее форм – это «неадекватное спокойствие». В этих случаях индивид, скрывая тревогу как от окружающих, так и от самого себя, вырабатывает сильные и негибкие способы защиты от нее, препятствующие осознанию как определенных угроз в окружающем мире, так и собственных переживаний. У таких детей не наблюдается внешних признаков тревожности, напротив, они характеризуются повышенным, чрезмерным спокойствием. Но эта форма очень нестойкая, она достаточно быстро переходит в открытые формы тревожности (в основном острую, нерегулируемую). Необходимо отметить, что у некоторых детей открытая тревожность и «неадекватное спокойствие» чередуются. Создается впечатление, «неадекватное спокойствие» в этом случае выступает как некоторый временный «отдых» от тревоги, когда ее действия приобретает реально угрожающий психическому здоровью индивида характер.
     Говоря  о «масках» тревожности мы будем  определять их как формы поведения, которые, имея вид ярко выраженных проявлений личностных особенностей, порождаемых  тревожностью, позволяют человеку вместе с тем переживать ее в смягченном виде и не проявлять вовне. Б.И. Кочубей, Е.В.Новикова в качестве таких «масок» выделяют агрессивность, зависимость, апатию, чрезмерную мечтательность, уход в болезнь [32].
     По  данным Б.И.Кочубей, Е.В.Новиковой тревогу  бывает очень трудно разглядеть за агрессивностью. Спецификой агрессивно-тревожного типа является ярко выраженное чувство опасности: совершая агрессивный поступок, проявляя вербальную агрессию или давая соответствующий ответ на тестовый материал, индивид одновременно как бы извиняется, сам боится своей «смелости».
     Тревожно-зависимый  тип часто встречается при  открытых формах тревожности, особенно при острой, нерегулируемой и культивируемой формах. Отмечаются как позитивные, так и негативные формы зависимости, начиная от чрезмерного послушания или, напротив, неповиновения и кончая, в раннем юношеском возрасте, повышенной заботливостью, вниманием к другим людям, вплоть до самоотречения и т.п. Тревожно-зависимый тип характеризуется повышенной чувствительностью к эмоциональному самочувствию другого человека, причем нередко выделяется какая либо одна значимая фигура, отношение которой в наибольшей степени влияет на эмоциональное самочувствие, особенности поведения индивида. Интересно, что в подростковом и юношеском возрастах школьники могут осознавать подобную зависимость, тяготиться ее, но не могут от нее избавиться.
     Кроме указанных выше типов «масок»  тревожности можно отметить также лень и лживость [26, 40 с. 178].
     В заключение хочется отметить, что  «маски» тревожности» встречаются достаточно рано, уже в дошкольном возрасте. «Маска» не избавляет или не полностью избавляет ребенка, подростка от субъективных переживаний тревоги, но, во-первых, позволяет более или менее успешно скрыть ее от окружающих и, во-вторых, обеспечивает некоторую возможность регуляции возникновения и уровня переживаемой тревоги. 

     2.5. Стабильность состояния  тревожности как  личностного образования

     Одним из наиболее важных вопросов в изучении состояния тревожности как устойчивого  образования – вопрос о его стабильности: как долго оно может сохраняться, влияют ли на его сохранение или исчезновение возрастные особенности, изменение условий и т.п.
     Изучение  стабильности тревожности как устойчивого  образования проводилось А.М.Прихожан на основании лонгитюдного исследования. В исследовании делался акцент на сохранении и изменении тревожности, т.е. замена ее на эмоциональное благополучие, и, напротив, изменение эмоционального благополучия на устойчивую тревожность. В исследовании также делается акцент на небольшую группу детей, у которых отмечалось полное «абсолютное спокойствие» («неадекватно спокойные»), в отличие от эмоционально благополучных. «Абсолютное спокойствие» характеризуется нечувствительностью к тем или иным проявлениям реального неблагополучия (неуспешности в учебе, спорте, общении со сверстниками и т.п.). На свой неуспех эти дети непросто не обращают внимания, а как бы не осознают его [40].
     Итак, по результатам исследования А.М. Прихожан можно сказать, что на протяжении младшего школьного возраста и тревожность, и эмоциональное благополучие очень стабильны. Тревожность достаточно стабильна на протяжении 3 – 5-го классов (8 – 10 лет), т.е. младшего школьного и предподросткового возраста. Обращает на себя внимание отсутствие заметных изменений в 5-м классе – периоде адаптации к средней школе. Но А.М. прихожан отмечает, что этот факт требует дополнительного изучения. В 6-м классе ситуация меняется, и хотя тревожность продолжает оставаться стабильной более чем у 65% испытуемых, количество испытуемых, у которых она сменяется другими типами переживания, прежде всего эмоциональным благополучием, существенно увеличивается. Основные изменения в переживаниях тревожности происходят в подростковом возрасте. На протяжении старшего подросткового возраста (8 – 9-й классы, 13 – 14 лет) тревожность также характеризуется достаточной стабильностью. Изменения в тревожности отмечаются между 9-м и 10-м классами. Из 55 человек, демонстрировавших в 8-м классе эмоциональное благополучие, в 9-м оно сохранилось у 43, а у 12 человек сменилось на переживание тревоги. Это показывает, утверждает А.М. Прихожан, что эмоциональное благополучие на протяжении старшего подросткового возраста достаточно стабильно. В 10-м классе резко увеличивается количество «неадекватно спокойных». В своем исследовании она относит это не на счет возрастных особенностей школьников, а именно за счет условий обучения. Данные исследования показывают, что «неадекватное спокойствие» – сравнительно неустойчивое образование (примерно в половине случаев «абсолютное спокойствие» сменялось повышенной тревожностью, и у трети имело место их чередование; не было ни одного случая, когда оно сменялось эмоциональным благополучием.).
     В 11 классе ситуация резко меняется, эмоциональное  благополучие сохраняется лишь у  немногим более половины школьников, т.е. изменения характеризуются появлением тревожности [40].
     Таким образом, достаточная стабильность отмечается на протяжении младшего школьного  возраста, а также старшего подросткового  возраста. В период подросткового  возраста стабильность тревожности существенно ниже, что с одной стороны, указывает на это период как на достаточно благоприятный в жизни подростка, а с другой – позволяет предположить, что это время может оказаться также сензитивным для преодоления устойчивой тревожности. Наибольшие изменения отмечаются при переходе от предподросткового возраста к подростковому, а также – несколько менее выраженные – от старшего подросткового к раннему юношескому возрасту, что указывает на особую значимость переходных периодов развития для становления эмоционально-личностных образований. 

     2.6. Половозрастные различия  проявления тревожности

     Данный  вопрос широко обсуждался в литературе. Подробно данную проблему рассматривали  Кочубей Б.И., Новикова Е.В. (1988); Прихожан А.М. (2000).
     Б.И. Кочубей, Е.В. Новикова отмечают что, в дошкольном и младшем школьном возрасте уровень тревоги сравнительно устойчив и что мальчики более тревожны, чем девочки. Уровень тревожности мальчиков возрастает при переходе в среднюю школу (от 4-го к 5-му классу) и от предподросткового к подростковому. В 9 – 11 лет интенсивность переживаний у обоих полов выравнивается, в старшем подростковом возрасте происходит резкий всплеск, причем особенно сильно он проявляется в 9-м, выпускном из неполной средний школы, классе. Далее уровень тревоги резко падает при переходе к раннему юношескому возрасту (10-й класс) и вновь повышается перед выпуском из школы. При этом общий уровень тревожности у девочек в целом возрастает, а у мальчиков несколько снижается. На это же указывают результаты исследования, проведённые А.М.Прихожан, но она подчеркивает, что в раннем юношеском возрасте более тревожными оказываются девушки. Указывается также, что и по содержанию тревога девочек отличается от тревоги мальчиков, причем, чем старше дети, тем заметнее разница. Тревога девочек часто бывает связана с другими людьми; их беспокоит отношение окружающих, возможность ссоры или разлуки с ними. Основной причиной тревоги девочек 15 – 16 лет становится страх за родных и близких [20, 26, 40]. Такие же особенности проявления тревоги у девочек отметила и А.М. Прихожан в своем исследовании.
     Мальчиков больше всего тревожит физическое насилие. Мальчики больше всего боятся физических травм, несчастных случаев, а также  наказаний, источником которых являются родители или авторитеты вне семьи: учителя, директор школы. Если в ситуациях оценки, проверки девочки боятся плохо проявить себя, не справиться с заданием, то мальчики волнуются только по поводу грядущего наказания.
     Школьная  пора – важнейший этап в жизни  человека, в течение которого принципиально меняется его психологический облик. Меняется и характер тревожных переживаний. Интенсивность тревоги от первого к десятому классу по данным Б.И. Кочубей, Е.В. Новиковой возрастает более чем в 2 раза. Уровень тревожности начинает резко повышаться после 11 лет, достигая своего апогея к 20 годам, а к 30 постепенно снижается, (второй подъем наблюдается после 60 лет).
     Чем старше становятся ребята, тем конкретнее, реалистичнее причины их тревоги. Старших  подростков уже не беспокоят сверхъестественные страхи, опасные люди. И одна из ведущих тревог школьников 11 – 12 лет возможность войны, тесно связанная с боязнью «конца света» [26].
     Исследование, проведенное А.М.Прихожан с 1989 – 1992 гг. показывает, что у девочек  во все возрастные периоды наибольшую тревогу вызывают проблемы семьи: возможность болезни, смерти, отрицательных переживаний родителей. Однако исследование, проведенное ее же в период с 1996 – 1997, говорит, что один из ведущих источников тревог у девушек 15 – 17 лет это отвержение со стороны сверстников. Тогда как данный источник вызывает тревогу у мальчиков в возрасте 13 – 14 лет. Итак, чем старше ребята, тем ярче определяется тип «мальчиковой» или «девочковой» тревожности.
     Как уже было отмечено выше, А.М. Прихожан был проведен ряд исследований в периоды с 1978 – 1985; 1986 – 1991; 1992 – 1994; 1996 – 1997. По результатам данных исследований был сделан вывод, что распространенность изучаемого нами явления связана с изменениями, произошедшими в жизни общества. Оказалось, что в стабильные периоды жизни общества (1978 – 1985) данные указывали на увеличение числа тревожных детей в выборках мальчиков от младшего школьного к подростковому возрасту, а в выборках девочек – к юношескому. Результаты, полученные в сложные, нестабильные периоды, указывают на совершенно другие возрастные тенденции. Это означает, говорит А.М.Прихожан, что при изучении возрастных и половых характеристик таких лабильных, подверженных внешним влияниям образований, как тревожность, необходимо учитывать, что эти характеристики могут претерпевать существенные изменения под влиянием не только событий личной жизни человека и его ближайшего окружения, но и макросоциальных явлений [2, с.34 – 37]. 

     2.7. Особенности взаимоотношений  тревожных старшеклассников  со сверстниками

     Г.С.Салливен отмечал, что тревожность порождается, во-первых, межличностными отношениями. Во-вторых, потребность в избегании  или устранении тревожности, по сути, равна потребности в межличностной  надежности и безопасности. Таким  образом, тревожность сопутствует человеку везде, где он вступает в контакт с другими людьми, а поскольку человек живет среди других людей, то тревожность сопровождает его всюду и постоянно.
     Личность, по Г.С.Салливену, – это «относительно устойчивый паттерн повторяющихся межличностных ситуаций, которые характеризуют жизнь человека». А поскольку в основе мотивации межличностных отношений, с его точки зрения, лежит такой мотив, как стремление заслужить одобрение значимого человека и боязнь его неодобрения, то личность – адаптационное образование, которое во многом базируется на переживании тревожности [1, 34].
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.