На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Лекции Современные взгляды (концепции) на сущность государственно-административного управления. Смена парадигм

Информация:

Тип работы: Лекции. Добавлен: 12.06.2012. Сдан: 2011. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


     Тема 3. Современные взгляды (концепции) на сущность государственно-административного  управления. Смена  парадигм
     План:
     1) Концепция «нового государственного  управления»
     2) Концепция «координируемого капитализма»
     3) Концепция демократического государственного управления 

     В настоящее время государственное  управление не получило в России статус самостоятельного научного направления  и развивается как практика государственно-управляющего воздействия на общественные процессы, отношения, деятельность людей. Трудности становления науки государственного управления можно объяснять многими причинами. Одна из них в том, что трудно вычленить объект, предмет изучения, ибо сфера государственного управления отличается уникальной всеохватностью, всеобъемлющим влиянием на все проявления общественной жизни.
     Наука государственного управления формируется как одна из общественных наук, изучающая формирование государственной политики:
    процессы и закономерности ее реализации;
    субъектов публичной власти и государственной администрации, их организацию и функциональную деятельность;
    отношения в системе власти и взаимодействие субъектов управления по вертикали и горизонтали
     связей, а также взаимодействие с общественной средой, институтами гражданского общества.
     Наука государственного управления не является чисто академическим знанием, схоластической дисциплиной, а имеет конкретную прагматическую задачу – вырабатывать аргументированные рекомендации для управления изменениями в системе публичной власти и государственной службы с тем, чтобы обеспечить целостность и эффективность государственного управляющего воздействия на общество, социальные процессы и отношения, внутреннюю слаженность в работе органов власти, администрации.
     Наука государственного управления логично  делится на вполне самостоятельные отрасли государственно-управленческого знания, имеющие свой предмет и задачи исследования:
     – государственное строительство, то есть институциализация власти и общества;
     – государственно-политическое управление;
     – государственно-административное управление;
     – государственно-правовое регулирование общественных отношений;
     – муниципальное управление и местное самоуправление.
     Развитие  каждой отрасли, как и в целом  системы знаний государственного управления, требует: а) уточнения базовых и ключевых понятий, т.е. выработку адекватного языка описания изучаемых проблем в государственном управлении; б) установления взаимосвязей, выделения общих и особенных черт системообразующих элементов в государственном управлении и в) выявления закономерностей развития, эффективного функционирования системы государственного управления.
     Исследователям  и практическим работникам сферы  государственного управления еще предстоит  обосновать теоретический образ  государственного (и муниципального) управления, адекватный реалиям XXI века, тем более что в мире не существует такой универсальной концепции, которую можно было бы признать удовлетворительной и признать в качестве основы формирующейся в новой России новой системы государственного управления.
     Какие же в новейшей истории появились новые концепции для объяснения и модернизации практики государственного управления, взаимодействия государства и общества и решении публичных дел? 

Концепция «нового государственного управления» 

     С 80-х гг. XX в. заметной стала общемировая тенденция уменьшения роли национального государства путем передачи его функций либо на надгосударственный , общеевропейский уровень, либо – на более низкий, начиная с агентств, независимых от правительства и завершая уровнем муниципалитетов. Сформировалась новая концепция вытеснения, буквально вымывания государства (hollowingout). Концепция минимального государства, по сути дела, возрождала идеи либерализма (Дж. Локк, Т. Гоббс, Ш.-Л. Монтескье, др.) XVII века. В основе данного мировоззрения, как известно, было признание приоритета свободы человека от государственного вмешательства, неприкосновенности частной собственности, невмешательства власти в частную жизнь, сокращения роли государства до функций пожарника, ночного сторожа. Неолиберализм – ультралиберальные воззрения идеологов «малого государства» находил воплощение в государственной политике США при Президенте Р. Рейгане («рейгономику» характеризовали как безграничный либерализм), в Англии при премьер-министре М. Тэтчер, в скандинавских странах, Австралии, частично в Германии на уровне земель (местных правительств), других стран. В 90-е годы неолиберализм был взят на вооружение в России пришедшей к власти политической силой (Е. Гайдар, А. Чубайс и др.).
     Новая либеральная модель общественного  переустройства в сфере государственного управления декларировала три постулата: открытость экономики (и в целом – «открытое общество»), приватизацию собственности, предоставление максимума свободы рыночным механизмам. Особая роль отводилась, так называемой, «невидимой руке рынка», ее способности «все расставить на свои места». В обширной современной литературе появились новые концептуализированные категории: managerialism, new public management (переводимый на русский язык как новый государственный, публичный менеджмент, т.е. новый тип государственного управления).
     Появление и распространение идей нового публичного менеджмента и связанные с этим административные реформы, проводившиеся во многих странах трех континентов, нельзя оценивать как спонтанные явления, нужно понять ряд серьезных причин.
    Так, в докладе лорда Фултона 1968 г.1 (его можно считать точкой отсчета развития нового публичного менеджмента) подчеркивалось, что постоянные атаки на публичный сектор вызваны низким качеством услуг, неэффективностью государственного аппарата, бесцельной тратой огромных финансовых средств на плохо подготовленный, но обладающий при этом многочисленными привилегиями персонал гражданской службы. Через десять лет, в 1978 г. идея повышения эффективности государственного управления нашла воплощение в США в Законе о реформе государственной службы. Закон 1978 г. предоставил менеджерам (руководителям) более широкие права по организации предоставления публичных услуг населению и возложил на них большую ответственность за полученные результаты. Итак, давление со стороны общества, осознающего неэффективность существующей системы управления и взаимодействия государства и населения, стало во многих странах серьезной причиной, побудившей государственную власть приняться за реформу государственной службы (Великобритания, США, Канада, Германия, другие экономически благополучные государства).
    В отдельный кластер можно выделить финансово-экономические причины. Внешний долг, дефицит бюджета, инфляция, экономический кризис и т.д. стали импульсом для изменения государственного управления экономикой и финансами (Бразилия, Венгрия, Канада, Китай, Польша, США, Новая Зеландия, Южная Корея, др.). Требования ограничить роль государства и государственной администрации в экономическом секторе привели к масштабной приватизации, распространявшейся на жилищное строительство, образование, транспорт, другие важнейшие сферы общественной жизни. Уменьшение роли государственного регулирования финансов, экономики и усиление роли рыночных механизмов обусловило усиление влияния «эконократов» в системе государственного управления. При этом не только увеличилось количество профессиональных экономистов в администрации, их идеи и влияние проникли одновременно в систему подготовки государственных служащих. Последних стали именовать менеджерами, перед ними ставились задачи внедрения идеологии и технологии сферы бизнеса в публичное государственное и муниципальное управление.
     Все большее присутствие экономистов  в государственных бюрократиях  привело к усилению роли экономических  теорий в распространении идей публичного менеджмента. Теоретической основой политики публичного менеджмента стали «теория общественного выбора» и теория «главных действующих лиц и агентов». Первая подчеркивала стремление к уменьшению роли государственного регулирования в сфере общественного (публичного) сектора экономики, вторая стала основой установления в публичном секторе отношений, подобных отношениям владельцев (держателей капитала) в частном секторе с менеджерами, исполняющими их волю и полностью подотчетными им. В качестве основных «китов» менеджериализма, другими словами – базовых параметров новой модели государственного управления, стали так называемые три «Э»: экономия (национальных ресурсов), экономичность (в их использовании), эффективность как соотношение результатов к затратам (английские термины: economy, efficiency, effectiveness).
     Наиболее  полно «философия» new public management, ее базовые принципы были сформулированы в книге американских исследователей Д. Осборна и Т. Геблера2.
     Что же все-таки произошло в формате новой парадигмы3 государственного управления?
     1. Власть стала трактоваться не  как право и возможность, органы  и должностные лица, правомочные  оказывать публично-управляющее  воздействие на общественные  процессы, отношения, а как механизм, фирма по обслуживанию; государство – как рынок предоставления услуг; действия правительства как конкуренция на рынке предоставления услуг (в соперничестве с частным сектором); гражданин как клиент.
     2. Были лишены привилегий государственные  служащие.
     3. Сократились масштабы государственного аппарата.
     4. Проведена реорганизация высшего руководства министерств с целью замены политических руководителей, стратегов управления на «жестких управленцев» – менеджеров, беспрекословных исполнителей в рамках законов, инструкций, независящих от политиков.
     5. В процессе всесторонней реорганизации  созданы новые органы исполнительной  власти – публичные службы, независимые  от министров.
     Все это по мнению инициаторов новой  модели государственного управления, которая повсеместно стала называться «государственным менеджментом», должно было создать идеальный тип рационального государства. Оправдала ли себя эта модель? На Западе никто больше не говорит о таком «наилучшем пути».
     1. Критикуется риторика и понятийный аппарат, особенно когда речь идет о потребителях и клиентах.
     Нужно понимать, что в современных обществах  дифференцированы политико-административная и экономическая системы. В одной  присутствует гражданин политического сообщества – государства (или его местной общины), в другой – потребитель, фактический или потенциальный участник рыночного спроса. Граждане равноправны, их права не зависят от финансового состояния каждого. Другое дело – гражданин как элемент экономической системы. Здесь его возможности и получаемые услуги зависят от его финансового состояния.
     Термины «потребитель» и «услуги», широко используемые в рыночной экономике (государственном менеджменте) нельзя столь же широко использовать в государственном  управлении, ибо трудно определить как услугу полицейский арест  нарушителя порядка, призыв в армию, надзорно-контрольные отношения налоговой инспекции и т.д. – в сущности, все эти акты суверенной власти государства и его связь при этом с механизмом обслуживания, предоставления услуг, если и имеет место быть, то лишь во вторичном значении.
     2. Причина отказа от концепции  государственного менеджеризма  и в том, что принципы рынка  и конкуренции далеко не всегда  соответствуют запросам потребителей (граждан) на предложение товаров  (услуг) в государственном секторе.
     Свободный потребительский выбор не может быть надлежащим механизмом гармонизации противоречий спроса на общественные услуги (жилья, медицины, образования). Экономические рыночные механизмы управления должны совмещаться с государственным перераспределением общественных доходов и услуг, оказанием государственной поддержки малоимущим, инвалидам, мало- и старовозрастным социальным группам, чтобы смягчить социальную дифференциацию граждан, социальную напряженность, выровнять «стартовые» возможности развития людей. Экономическая политика государства может означать регулирование, а также сверх-, дерегулирование. Решающий фактор в том, чтобы политика регулирования была способна поддерживать функционирование рынка. И этот тезис выводом имеет следующее: политико-административная система не должна растворяться в экономической системе, государственное управление – в государственном менеджменте.
     3. Существенной неудачей «нового  государственного управления» является  организация государственной службы  не как единой системы государственного  аппарата, а по фрагментарному рисунку. Административные службы делятся на сегменты бизнеса по признаку продукции или продуктовых групп. Но такая модель сегментации государственной службы не согласуется с практикой рационализации производства, принципами согласованности, координации и интеграции экономики. В Англии, к примеру, рассогласованность служб и функций государственного управления уже вызывают проблемы интеграции экономики (на уровне отраслей и территорий).
     4. Государственный менеджеризм не  стал идеальной моделью управления  и потому, что не дал экономической  эффективности, не помог предупредить  финансовый кризис, который принял  глобальный масштаб в конце  первого десятилетия XXI века.
     5. И, наконец, для сферы государственного и муниципального управления невозможно измерять эффективность с помощью одних экономических стандартов и норм, цели и результаты управления должны быть социально-значимыми.
     Эффективность деятельности администрации измеряется социальными (не всегда количественными) показателями, степенью соответствия предоставляемых услуг и товаров в государственном секторе, общественным запросам и потребностям, повышением качества жизни населения данной территории.
     Вывод: Модель «нового публичного менеджмента», разработка и реализация которой в разной степени характерна для большинства развитых стран, требует ее постоянной корректировки по признаку социальной приемлемости  осуществляемых мероприятий и используемых механизмов. Нерешенной проблемой (знаем что делать, но не знаем как) в рамках парадигмы «нового государственного управления» (государственного менеджмента) осталась задача создать адекватные регулирующие связи между политическими, правовыми и экономическими механизмами управления. Другими словами: как интегрировать в целостную систему государственного управления ее политико-административную, правовую и экономические системы (подсистемы). Решение этой проблемы ведется в различных странах и в России в том числе. 

     Концепция «координируемого капитализма» 

     Новый финансово-экономический кризис начала XXI века знаменовал собой «возвращение государства». В США (как и в России) усилился государственный аппарат, влияние государственной администрации на финансовые потоки и структуры4.
     «Но государство не может вернуться в своем прежнем виде» - эту мысль подчеркивал премьер-министр Франции Франсуа Фийон, выступая в Ярославле на экономическом форуме в сентябре 2009 г5.
     В каком же «не прежнем» виде возвращается государство в своем воздействии  на общество? Речь идет о формирующейся концепции «координируемого капитализма».
     В чем сущностные черты новой концепции?
     1) Государство перестает просто владеть собственностью и в этом смысле перестает быть непосредственным агентом действия, а берет на себя роль «трансформатора», т.е. координирует, регулирует экономические отношения, оказывает одним помощь, сдерживая монополизм других, повышая тем самым конкурентоспособность экономики в целом.
     2) Среди управленческих функций  государства центральной становится  функция координации как во внешней среде, по отношению к объектам государственного регулирования, так и во внутренней среде, в системе управленческих отношений по их вертикали и горизонтали.
     3) Координация, регулирование, другими  словами реализация трансформативных  способностей государства не может не включать когнитивного (соединяющего) компонента. Важнейшими элементами коммуникации становятся общение, культура, знание, взаимное доверие и взаимная ответственность  участников общественных процессов.
     Важнейшие компоненты такой концепции можно обобщить в следующей таблице.
     Таблица 1
Как может  изменяться управление в рамках концепции  «координируемого капитализма»?
Характеристика  управления  
Цель Не устойчивость, а развитие
Организация Не иерархия, а сети
Методы Не администрировать, а координировать
Принципы Не обязывать, а стимулировать
Результативность Не только эффективность, но и конкурентоспособность
Коммуникация Не информировать, а общаться
Видение перспективы Не тактика, а стратегия
Основные  ресурсы Не материальные, а человеческие
Руководители Не руководство, а лидерство
Пространство  управления Не закрытое, а публичное
Характер  отношений Не индифферентность, не …, а взаимность и доверие
 
     Современная система управления характеризуется  демократическим потенциалом и новыми гуманитарными подходами. 

Концепция демократического государственного управления и ее основные идеи 

     
    Врожденное  достоинство человека и естественные права и свободы личности –  эта основополагающая либерально-демократическая  идея завоевывает себе множество приверженцев во всех странах. В России она составляет одну из основ конституционного строя, а государству вменяется в обязанность признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина (ст. 2 Конституции РФ).
    Идея социального государства, означающая, что политика государства направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (ст. 7 Конституции РФ). Граждане обладают личными правами, в том числе правом на материальную поддержку со стороны государства, гарантию необходимого жизнеобеспечивающего минимума. Естественные, конституционно установленные права граждан не являются сферой публичного менеджмента, эти нормы права защищают человека от государства и устанавливают права гражданина по отношению к государству.
    Идея народного суверенитета, заложенная в статье 3 Конституции РФ и означающая, что народ может осуществлять власть непосредственно (прямые выборы власти и референдумы) и через органы государственной и муниципальной власти. Реализация этой идеи напрямую связана с созданием эффективного механизма социального (гражданского) контроля за деятельностью публичных политиков и администрации. Только социальное партнерство в системе «власть – гражданское общество» приблизит человечество к осуществлению этой, кажущейся утопической, идее, восходящей к французскому просветительству XVIII в. Открытость и доступность власти, ее ответственность перед людьми, гласность и прозрачность процесса подготовки, принятия публично значимых решений – это не просто необходимые социальные технологии в управлении, это вызов современного общества, адресованный власти всех уровней как условие ее легитимности.
     4. Публичная власть и публичное администрирование имеет пределы вмешательства в общественные процессы, сферы жизнедеятельности людей. Реализация этой идеи определяет вектор современных политических и административных реформ по либерализации экономики, поиска механизма расширения частной инициативы, правового регулирования рыночных отношений взамен прямого административного воздействия на экономику.
     Сопоставляя концепции публичного менеджмента  и демократического государственного управления, необходимо отметить и  обосновать как вывод: менеджмент в публичной сфере и управление публичными делами – не тождественные явления.
     – Несовпадение определяется, прежде всего, установочными (целевыми) приоритетами. Менеджмент как составляющая рыночной экономики ориентирован на прибыль, рентабельность, выгоду. Государственное управление ориентировано на реализацию общенациональных, социальных интересов, потребностей, прав – здесь не существует прямой связи между коммерческим успехом и качеством предоставляемых обществу услуг.
     – Менеджмент основан на частных инвестициях, индивидуальных вкладах и на продаже услуг, а Государственное управление – на бюджетном распределении национальных доходов и средств, на налогообложении.
     – Продукт, производимый фирмой, осязаем и конкретно оценивается. Продукт государственного и муниципального управления – чаще всего неосязаем и незрим, ведь чистота в парках и порядок на улицах, здоровье и благополучие принадлежат к той категории благ, присутствие которых никто не замечает или уж во всяком случае, не пытается выразить в количественных (ценовых) показателях.
     – Деятельность и отношения в сфере менеджмента строятся, в основном, на нормах частного права (гражданского, трудового и т.д. – по горизонтали), в Государственном управлении деятельность и отношения по своему характеру связаны с нормотворчеством, правовым регулированием общественных отношений и процессов и реализацией норм публичного права (по вертикали и горизонтали отношений).
     – Органы государства в отличие от частных фирм (с их правом на коммерческую тайну) более подвержены влиянию, давлению, контролю со стороны общественных институтов: политиков, избирателей, заинтересованных групп, граждан.
     – Различия есть и в методах управляющего воздействия, ибо в менеджменте на уровне диспозитивных отношений преобладают экономические, социально-психологические методы, в Государственном управлении в арсенале методов имеется и легитимное принуждение.
     – Очевидно различие и в объеме применения воздействия. Такие сферы жизнедеятельности общества как оборона, правопорядок, внешне - государственные и международные отношения, налогообложение и др., – всегда были и есть прерогатива государства, регламентируются общенациональными интересами, политической целесообразностью и не могут быть отданы на откуп частному сектору.
     Таким образом, государственное управление и менеджмент «расходятся» по установочным приоритетам (по «духу» отношений и деятельности), источникам и ресурсам, методам и объему управляющего воздействия.
     Только  там, где государство  выступает как  хозяйствующий субъект  и целью имеет  обеспечение прибыли  – уместно говорить о государственном  менеджменте.
     Однако  не стоит между этими управляющими воздействиями видеть «китайскую стену». Не случайно, дискуссия о соотношении Государственного управления и менеджмента продолжается в теории и практике социального управления не одно десятилетие.
     Государственное управление и менеджмент как процесс управляющего воздействия имеют определенные общие показатели результативности, сближаются в технологии осуществления.
     – оба (в идеале) нацелены на эффективность, целесообразность, малозатратность; на оперативное реагирование на изменения конъюнктуры;
     – стремятся быть ближе к людям – потребителям, клиентам;
     – и менеджеры, и государственные служащие в оперативной деятельности относительно самостоятельны и предприимчивы (хотя не в равной степени), что не исключает нахождение баланса между централизованным управлением и свободой действий на местах.
     Развитие  отечественной госуправленческой  практики связано с изучением  и адаптацией наиболее оправдавших  себя за рубежом технологий менеджмента  и, в частности, маркетинга, ибо социальное пространство, где действуют различные субъекты власти и управления как со стороны государственных структур, так и от гражданского общества, предполагает наличие конкурентной среды и демократической борьбы (в рамках права, гласности, открытости, общепризнанных этических норм) за продвижение своих людей, идей, программ, стратегий при формировании и реализации публичной (государственно-общественной) политики.
     Политико-административный и экономический маркетинг как  перспективная госуправленческая  технология может усовершенствовать функционирование госаппарата, его взаимодействие с обществом, обеспечить действенность механизма прямых и обратных связей, «высветить», сделать «прозрачной» стратегию, политику принятия управленческих решений и их реализацию, поведение «управляемых» по отношению к государственной власти и государственному аппарату.
     Во  всяком случае, насколько идеи менеджмента  окажутся вовлеченными и эффективными в сфере государственного управления, настолько и только тогда можно  будет говорить о государственном  менеджменте как состоявшемся явлении. Пока только можно признать усиливающее действие факторов, могущих сблизить административную науку и менеджмент, государственных администраторов и управляющих частным предприятием.
     Вопросы для самоконтроля:
     1. Что общего и различного содержится в понятиях государственного управления и государственного менеджмента?
     2. Каковы основные идеи концепции демократизации государственного управления в России?


и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.