На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом Сущность термического ожога, его виды в зависимости от глубины поражения тканей. Амбулаторное лечение, лечебная гимнастика и реабилитация пострадавших от ожогов. Исследование послеожоговых осложнений, применение новых методов консервативной терапии.

Информация:

Тип работы: Диплом. Предмет: Медицина. Добавлен: 15.06.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


102
Министерство образования и науки Украины
НИКОЛАЕВСКИЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ
Кафедра физической реабилитации
КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА
на тему:
Физическая реабилитация при ожогах
Студентки: Головатюк Е.В.
Специальность 7.010202 Физическая реабилитация
Заочная форма обучения
Курс VI
Научный руководитель: Соболь М.П.
Заведующий кафедры ____________
Николаев-2008
ПЛАН-ГРАФИК ИСПОЛНЕНИЯ ДИПЛОМНОЙ РАБОТЫ СТУДЕНТКИ VI КУРСА
Специальность 7.010202 «Физическая реабилитация»
Научный руководитель: Соболь М. П.
Министерство образования и науки Украины
НИКОЛАЕВСКИЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ
Кафедра физической реабилитации
Работа и ее короткое содержание
Сроки исполнения
1.Составление плана, библиографии и изучение инструкций и литературных источников
1.10-25.10
2.Исполнение раздела I дипломной работы
25.10-10.11
3.Сбор материала в хирургической больнице «Дубки»
10.11-20.11
4.Исполнение II раздела
20.11-30.11
5.Исполнение III раздела
1.12-10.12
6.Итоги и предложения. Доклад с результатами исследований в «Дубках» материалами исполнения работы
10.12-16.12
7.Подача работы на кафедру
1.02-3.02
8.Предварительная защита дипломной работы
10.02-15.02
9.Доработки замечаний комиссии предварительной защиты
10.Оформление работы, получение рецензии и отклик на работу
15.02-18.02
11.Сдача дипломной работы к защите в ДЕК
22.02-27.02
Аннотация к работе
Несмотря на большие успехи в лечении тяжелых ожогов, число больных с послеожоговыми рубцовыми деформациями и уродствами за последние два десятилетия не уменьшилось. Это объясняется в основном увеличением числа выживших после тяжелых ожогов и сложностью лечения тяжело обожженных, когда основные усилия врачей направлены на спасение жизни пострадавшего и меньшее внимание удается профилактике возможных послеожоговых рубцовых деформаций. Кроме того, распространенной причиной развития послеожоговых контрактур и деформаций является недостаточно активное хирургическое лечение обожженных, которым по тем или иным причинам своевременно не выполняют раннюю аутодермапластику, особенно в области шеи, кисти и крупных суставов.
У больных с физическими уродствами и обезображиванием в связи с перенесенными ожогами, даже без нарушения функций пораженных частей тела, возникает чувство ущербности, неполноценности, наблюдается патологическое развитие личности с преобладанием тормозных или возбудимых черт, что само грозит потерей трудоспособности и усложняет жизнь в обществе.
Анотація до роботи
Незважаючи на великі успіхи в лікуванні тяжких опіків, кількість хворих з після опіковими рубцевими деформаціями і потворністю за останні два десятиріччя не зменшилось. Це пояснюється в основному збільшенням кількості тих, які вижили після тяжких опіків і важкістю лікування тяжкохворих, коли основні зусилля лікарів спрямовані на врятування життя постраждалого і менше уваги приділяється профілактиці можливих після опікових рубцевих деформацій. Крім цього поширеною причиною розвитку після опікових контрактур і деформацій є недостатньо активне хірургічне лікування хворих, які обпеклися, яким по тим чи іншим обставинам своєчасно не було виконано раню аутодермапластику, особливо в області шиї, кісті і крупних суглобів.
У хворих з фізичною потворністю в зв'язку з перенесенням опіків, без порушення функцій вражених частин тіла, виникає почуття втрати, спостерігається патологічний розвиток особистості, що супроводжується втратою працездатності і ускладнює життя в суспільстві.
Annotation to work
Without regard to great successes in treatment of heavy burns, amount of patients with after by burn scaring deformations for the last two decades did not diminish. It is explained it mainly by the increase of amount of those, which survived after heavy burns and weight of treatment of seriously sacking, when basic efforts of doctors are directed on the rescue of life of a victim and less attention is spared to the prophylaxis of possible after burn scaring deformations. Except for it the widespread reason of development after burn contracture and deformations is not enough active surgical treatment of patients which burned oneself, which on those or other circumstances in good time were not executed I scotch autoskinplastik, especially in the region of neck, bone and large joints.
At patients with physical freaking in communication with transference of burns, without violation of functions of the staggered parts of body, there is sense of loss, there is pathological development of personality, that is accompanied by the loss of capacity and is complicated life in society.
СОДЕРЖАНИЕ
Список сокращений
Введение
Раздел I Ожоги
1.1 Стадии шока
1.2 Ожоговая интоксикация
1.3 Ожоговый сепсис
1.4 Эректильная фаза ожогового шока
1.5 Стадия токсемии
1.6 Лечение
Раздел II Амбулаторное лечение и реабилитация пострадавших от ожогов
2.1 Особенности реабилитации после выписки из стационара
Раздел III Методика ЛФК при ожогах
3.1 Задачи ЛФК в стадиях острой токсемии
3.2 Задачи ЛФК в послеоперационном периоде
3.3 Лечебная гимнастика в послеоперационном периоде
3.4 Примерный комплекс физических упражнений, применяемых при
глубоких ожогах шеи
3.5 Лечебная гимнастика в период выздоровления
3.6 Упражнения с гимнастической палкой
3.7 Упражнения у гимнастической стенки
3.8 Упражнения, применяемые после ампутации конечностей
3.9 Упражнения с гантелями из положения, сидя при ожогах в области
плечевого и локтевого суставов
3.10 Упражнения с гантелями в исходном положении стоя
3.11 Физиотерапия при ожогах
3.12 Ожоги лучами радия и рентгена
3.13 Массаж
Раздел IV Практическая работа. Лечение больных при ожогах с использованием консервативных методов реабилитации
4.1 Актуальность темы
4.2 Цель исследований
4.3 Методы исследований
4.4 Результаты исследований
4.5 Выводы по работе
Выводы
Список использованной литературы
Приложение
СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ
ЦНС - центральная нервная система
ССС - сердечно-сосудистая система
ЛГ - лечебная гимнастика
ЛФК - лечебная физическая культура
АД - артериальное давление
ЦВД - центральное венозное давление
ОЦК - острое циркулярное давление
ВАШ - визуально аналоговая шкала
ВВЕДЕНИЕ
Проблема ожогов крайне многообразна и охватывает очень много различных вопросов стремление обобщить данные исследований последних лет, касающихся как теоретических проблем, так и вопросов практической деятельности врача при нарушениях тканей и органов, побудило нас к созданию настоящей монографии. Изложить в полном объеме все проблемы, связанные с нарушением тканей и органов, так же как и привести огромное количество литературных данных, не предназначена для практического врача и научного сотрудника, занимающихся изучением сложной проблемы ожоги, и охватывает лишь узловые вопросы их патогенеза, диагностики и лечения.
Реабилитация - это восстановление здоровья, функционального состояния и трудоспособности, нарушенных болезнями, травмами или физическими, химическими и социальными факторами. Цель реабилитации - эффективное и раннее возвращение больных и инвалидов к бытовым и трудовым процессам, в общество; восстановление личностных свойств человека. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) дает очень близкое к этому определение реабилитации: "Реабилитация представляет собой совокупность мероприятий, призванных обеспечить лицам с нарушениями функций в результате болезней, травм врожденных дефектов приспособление к новым условиям жизни в обществе, в котором они живут".
По мнению ВОЗ, реабилитация является процессом, направленным на всестороннюю помощь больным и инвалидам для достижения ими максимально возможной приданом заболевании физической, психической, профессиональной, социальной и экономической полноценности.
Реабилитацию следует рассматривать как сложную социально медицинскую проблему, которую можно подразделить на несколько аспектов, изложенных ниже.
РАЗДЕЛ 1. ОЖОГИ
Ожог - это одно из опасных повреждений кожи, слизистой оболочки, а также подлежащих тканей в результате воздействия более высоких температур (термических ожог), химических веществ концентрированные кислоты, едкие щелочи - химический ожог), электротока (электрический ожог) и ионизирующего излучения (лучевые ожоги).
Актуальность проблемы ожоговой травмы определяется значительной частотой поражения как взрослых, так и детей, сложностью и длительностью лечения, большой потерей трудоспособности и сравнительно высокой летальностью пострадавших. Около 2,5-3;% всех больных хирургических стационаров приходится на пострадавших с ожогами.
Сущность термического ожога заключается, прежде всего, в нарушении структуры и функции покровных, а иногда и более глубоко расположенных тканей (кожи, слизистых оболочек, мышц, костей), возникающих под действием высокого термического агента. Гибель тканей при ожогах наступает первично, при этом происходят свертывание и распад белковых частиц от непосредственного влияния термического фактора. В обычных условиях ожог покрытых тканей наступает при воздействии на них теплового излучения, непосредственного прикосновения горячих твердых предметов, пара или жидкостей, сообщающих им температуру не ниже 45-50 .Степень ожога является в основном производным высоты температуры, передающейся покровам, и экспозиции; изменяя эти показатели в эксперименте, можно получить различной глубины поражения. Природа источника тепла имеет вторичное значение для степени или глубины поражения, поскольку покровным тканям при этом сообщается только тепловая энергия-излучение или отдача тепла. Тем не менее горячие жидкости, пар и даже пламя вызывают обширные по площади ожоги, а твердо раскаленные предметы, отдающие тканям весьма высокую энергию, чаще вызывают глубокие, но ограниченные по площади поражения.
Не только высокая температура нагрева твердых тел или среды, соприкасающихся с поверхностью кожи, но и способность их к теплообмену влияют на степень ожога. Пластмассовая ручка кастрюли, наполненной кипящей водой, и сама стенка металлической кастрюли нагреваются до одинаковой температуры. Между тем прикосновение к ручке кастрюли не вызывает ожога, в то время как прикосновение к стенке кастрюли обжигает кожу. Или другой пример. В парилке русской бани температура сухого пара не редко любители доводят до 90-100 и находящиеся там раздетые люди прекрасно себя чувствуют. В то же время, если кожные покровы обдать жидкостью, температура которой всего-навсего 50 , обязательно наступит ожог. Дело в том, что нагретая пластмасса и воздух обладают слабой способностью к теплообмену, а металл и жидкость - хорошей.
Термические агенты одинаковой силы, воздействующие с одинаковой продолжительностью на различные участки кожи, могут вызвать ожоги разной глубины. На ороговевшей части кожи, например, на ладонной поверхности кисти и на подошве стопы, при прочих равных условиях ожог будет значительно слабее, чем на коже промежности, мошонки или шеи.
Покровные ткани обладают весьма низкой теплопроводностью, в результате чего действующая на них тепловая энергия высокой силы на каждой десятой доле миллиметра толщи покрова значительно теряет свою интенсивность. Например, при мгновенном действии пламени вспыхнувшего бензина непосредственно на поверхности кожи собаки образуется температура до 3000;однако на глубине 2 мм в толщине кожи температура снижается уже до 47, а на глубине 1,5 мм - до 42 . Аналогичные условия, очевидно, создаются и при ожогах у людей. При ожогах, возникших в результате воздействия горячих жидкостей, наступает фиксация первичного омертвевших слоев кожи в том состоянии, в каком они были при жизни. Соприкосновение с пламенем и раскаленными твердыми предметами приводит к обугливанию кожи.
При воздействии на покровы очень высокой температуры вода, содержащаяся в тканях, быстро испаряется; происходят обезвоживание, коагуляция и даже мумификация тканей. Это способствует более приятному течению в острой стадии болезни, так как при мумификации затрудняется всасывание в кровь продуктов распада белка и этим уменьшается интоксикация организма. Мумифицированные ткани представляют также плохую питательную среду для развития микроорганизмов. Действие на кожу горячих жидкостей и пара обуславливает развитие влажного или колликвационного некроза, при котором продукты распада белка легко всасываются в кровь, усиливая токсемию. В последующем характер некроза кожи определяется также и рядом других условий. Например, высушивание поверхности обожженной кожи лампой соллюкса, электрообогревателем или местное применение на ожоговую рану адсорбирующих и коагулирующих лекарственных средств, способствуют постепенному превращению влажного некроза в сухой и этим значительно уменьшается интоксикация организма.
Для определения глубины поражения тканей при термических ожогах существует следующая классификация: I степень - эритема кожи; II - образование пузырей; III - некроз кожи не во всю толщу, при котором возможна островковая эпителизация; III-Б - тотальный некроз кожи во всю толщу; IY - некроз кожи и глубжележащих тканей.
Первая степень ожога определяется эритемой, асептическим воспалением и экссудацией в пораженных участках кожи. Эритема наиболее ярко характеризует клиническую картину ожогов этой степени. Однако эритема как проявление острого, асептического воспаления кожи при ожоге проходит через несколько дней, между тем на 6--8-й день поверхностные слои эпидермиса слущиваются или сходят целыми пластами. Воспалительный процесс при ожогах кожи I степени происходит гибель поверхностных слоев эпидермиса.
При ожогах II степени, которые характеризуются появлением пузырей на поврежденной коже, наблюдается более интенсивно выраженные воспалительные изменения, как в обожженных слоях кожи, так и в находящихся в близи их. Расширение просвета капилляров и увеличение проницаемости их стенок достигают такой степени, что накапливающийся экссудат не вмещается в межклеточном пространстве, в результате чего приподнимается роговой и блестящей слои эпидермиса, образуя пузыри, наполненные жидкостью. При ожогах II степени наступает омертвение рогового и блестящего слоев эпидермиса. Однако и в более глубоко расположенных слоях эпидермиса - зернистом и мальпигиевом - наблюдаются выраженные, но обычно обратимые морфологические изменения. При благоприятном течении ожогов II степени к 12 - 14-му дню в результате пролиферативных процессов наступает полная эпителизация поврежденных слоев.
В клинических условиях раннее разграничение ожогов на степени III А и III Б сложно и далеко не полно отражает сущность морфологических нарушений в коже, происшедших в момент ожога. Практически к ожогам IIIА степени мы относим повреждения, при которых после очищения раны на гранулирующий поверхности обнаруживается рост островков эпителия за счет пролиферации одноименных элементов органоидов дермы (эпителия выводных протоков сальных, потовых желез, волосяных мешочков). Однако рост этих островков эпителия зависит не только от глубины поражения, но и от других факторов, среди которых ведущую роль которых играют: состояние защитных сил организма, сроки и методика удаления некротизированного струпа, количество и вирулентность вегетирующей микрофлоры. Например, в некоторых случаях поверхностных ожогов, протекающих при наличии мацерации в ране, вначале сохранившиеся жизнеспособными эпителиальные элементы органоидов кожи могут в последующем погибнуть; тогда никакого роста островков эпителия не будет и течение раневого процесса принципиально не будет отличаться от такового при глубоких ожогах IIIБ степени. Такая же судьба постигнет эпителиальные элементы кожи в случае, если при ожоге III А степени будет проведена радикальная некрэктомия. При тотальных поражениях кожи невозможна никакая островковая эпителизация.
Ожоги III и IV степеней в острой стадии заболевания, прежде всего характеризуются некротическими изменениями тканей на разной глубине в отличие от ожогов I-II степени, при которых в клинической картине преобладают воспалительные и репаративные изменения в коже. В значительном количестве наблюдений определить точно глубину поражения кожи при ожогах в течение первой недели после травмы, а иногда и позднее, не возможно.
Пораженный участок кожи сразу же теряет чувствительность как при III, так и при IV степени ожога и представляет собой струп бледно-серого, красно коричневого цвета. При весьма глубоких поражениях нередко через обугленную кожу просвечиваются прожилки тромбированных подкожных сосудов.
Некроз наступает тотчас же после ожога как результат коагуляции тканевых белков кожи. Наряду с этим, ввиду возможного распространения тромбоза сосудов за пределы участков первичной коагуляции, в последующем некроз может распространиться глубже. Даже наличие пузырей не всегда указывает, что поражение кожи ограничилось лишь поверхностными слоями эпидермиса. Если пузыри наполнены мутноватой жидкостью в результате проникновения туда форменных элементов крови, а дно их имеет вид вареного мяса и нечувствительно к уколам иглой, это свидетельствует о повреждении кожи III А, а возможно, даже и III Б степени. Истинную степень тяжести термической травмы нельзя оценить по общей площади поражения, так как чаще всего наблюдается комбинация поверхностных и глубоких поражений. Frank (1960) предложил использовать условный коэффициент, который заключается в следующем: 1% площади тела поверхностного ожога (I-II степени) принимается за - 1, а 1% площади глубокого ожога (III-IV степени) - 3. Сумма показателей должна отражать тяжесть травмы. Коэффициент Франка свыше 60 относит больных к тяжело пораженным.
Местные изменения в тканях при глубоких ожогах не ограничиваются некрозом. Ткани, граничащие с первично омертвевшими участками кожи, подвергаются в различной степени выраженным патологическим изменениям, в основе которых лежит острое воспаление. Наиболее серьезные изменения претерпевает сосудисто-нервный аппарат этих участков тканей.
Начавшись местно в обожженных тканях, патологический процесс вскоре приобретает общий характер прежде всего потому, что мощное раздражение большого количества кожных рецептов посылает непрерывный поток афферентных импульсов в центральную нервную систему, в ответ на что быстро развиваются выраженные гуморальные сдвиги, и это в конечном итоге приводит к нарушению всех видов обменных процессов. При распространенных и глубоких ожогах вскоре после травмы закономерно возникают и развиваются выраженные функциональные, а иногда даже и морфологические изменения почти во всех органах и системах и поддерживаются в течение всего периода болезни. Доказан универсальный характер изменений в организме при обширных глубоких ожогах. Это позволило выделить их в отдельную нозологическую форму - ожоговую болезнь.
Тяжесть течения и исход заболевания зависит от площади поражения, состояния защитных сил организма больного и своевременности и полноты лечебных мер как общего, так и местного воздействия. Нельзя не учитывать, что выпадение множественных физиологических функций кожи при глубоких ожогах (терморегулирующей, дыхательной, защитной, покровной) само по себе оказывает большое влияние на течение болезни, вплоть до эпителизации раны.
Изучение больных с ожогами на протяжении всего периода болезни дало возможность установить, что патологические сдвиги, как и защитные компенсаторные процессы в организме, развиваются стадийно. Причем каждой стадии свойственны свои, наиболее характерные изменения; они обнаруживаются клиническими и иными проявлениями основных патологических механизмов ожоговой болезни.
Предлагаемая периодизация ожоговой болезни рассматривает закономерно наблюдаемые осложнения в течении обширных глубоких ожогов (шок, токсемию, инфекционные осложнения) как стадии болезни, поскольку появление каждого из них является выражением тяжести течения и возможно лишь в определенной последовательности, в определенном периоде болезни.

1.1 Стадии ожога

I стадия - шок. Длится около двух суток с момента ожога. У 94,5% стационарных больных, среди которых значительное количество с распространенными поверхностными поражениями, удается с помощью предпринимаемых лечебных мероприятий не допустить клинического проявления шока. Однако принципиально важно знать, что в течение первых двух суток после травмы у пострадавших возможно развитие шока при значительной площади поражения (более 10 - 15% площади тела) и недостаточном предупредительном лечении. В основе возникновения и развития ожогового шока лежат нейрогуморальные механизмы, и своевременные меры патогенетического лечения могут предотвратить клинические проявления его даже при весьма обширных и глубоких поражениях.

II стадия - ожоговая токсемия. В ее основе лежит отравление организма продуктами денатурации и распада собственных тканевых и сывороточных белков. По-видимому, они вызывают и иммунологическую перестройку в организме. Клинические проявления ожоговой токсемии наиболее отчетливо выражены с 3-го до 9-го дня после ожога и в отличие от шока постоянно наблюдаются при ожоговой болезни (при распространенных поражениях III степени, захватывающих более 7 - 8% площади тела). Поверхностные ожоги (I -II степени) даже при обширных по площади поражениях, но заживающие без нагноения в ране, обычно заканчиваются быстрым выздоровлением и не сопровождаются клиническим проявлением токсемии.

III стадия - инфекционные осложнения. Клинически как бы наслаиваются на проявления токсемии; ее признаки в клиническом течении отчетливо выражены, начиная с 8 - 9-го дня после травмы, и длятся неопределенно долго, вплоть до заживления ожоговой раны. Инфекционные осложнения наблюдаются во всех случаях распространенных глубоких ожогов, если не была предпринята успешная операция первичной кожной пластики, и могут проявляться в трех основных видах: а) ожоговая интоксикация; б) ожоговое истощение; в) ожоговый сепсис.

1.2 Ожоговая интоксикация

Ожоговая интоксикация как следствие всасывания микробных токсинов и продуктов распада белков наблюдается вначале этой стадии течения болезни и обычно протекает при достаточной реактивности организма. Ожоговое истощение развивается позднее в результате длительной, обильной потери тканевых и сывороточных белков, продолжительного всасывания в кровь токсических продуктов распада белка, а также массивного попадания в кровь микробов и их токсинов. Наиболее легкие степени ожогового истощения обнаруживают уже в начале второго месяца заболевания. Если при обширных глубоких ожогах длительное время не предпринимается кожная пластика, ожоговое истощение может приобрести к необратимому состоянию даже при достаточной белковой диете и парентеральном введении белков. Основными клиническими признаками ожогового истощения являются: анемия, бактериемия, выраженная гипопротеинемия, потеря аппетита, прогрессирующая потеря массы, исчезновение подкожной клетчатки, пролежни, понижение реактивности организма, обнаруживающееся замедлением или полным прекращением репаративных процессов, понижением иммунобиологической активности. Тяжелые формы ожогового истощения клинически ничем не отличаются от сепсиса.

1.3 Ожоговый сепсис

Ожоговый сепсис развивается обычно поздно, спустя месяц и более после тяжелого ожога в связи с продолжительным и обильным проникновением в кровь микроорганизмов, чаще всего на фоне длительного поддерживающегося тяжелого ожогового истощения и ослабленной реактивности организма. Наблюдения показывают, что вероятность клинического возникновения указанных стадий ожоговой болезни зависит не только от тяжести поражения, реактивности организма, возраста и сопутствующих заболеваний, но в значительной мере и от полноценности и эффективности применяемого лечения.

Первые 8-9 дней заболевания при глубоких, распространенных ожогах обычно принято называть острым периодом болезни. Это наиболее ответственный период лечения, поскольку в это время протекают такие стадии заболевания, как ожоговый шок и токсемия. По нашим данным, на острый период ожоговой болезни приходится 72% общей летальности от ожогов, и один этот факт убедительно подтверждает исключительную важность понимания сложной цепи общих и местных изменений, происходящих в организме, для применения патогенетически обоснованного лечения. Спасение жизни больного в этом периоде во многом зависит от применения всего комплекса интенсивной терапии. Изложенное и является причиной того, что мы здесь будем рассматривать только острый период ожоговой болезни.
Первая стадия болезни - ожоговый шок, отличается сложностью патогенеза, выраженными особенностями клинического течения и нередко требует иных подходов к назначению интенсивной терапии, чем при других видах травматического шока. В возникновении ожогового шока ведущая роль принадлежит нарушениям функции центральной нервной системы. Нервно-болевые импульсы при этом вызывают перенапряжение, а в дальнейшем и истощение центральной нервной системы. При тяжелых ожогах нервная система претерпевает не только функциональные, но даже глубокие морфологические изменения. Вслед за этим присоединяются гуморальные и эндокринные нарушения, что приводит к развитию характерного симптомокомплекса торпидного ожогового шока.
Экспериментальные опыты на животных показали, что временное выключение болевого фактора (нанесение обширного ожога под наркозом) может исключить появление эректильной фазы ожогового шока, однако эта мера не способна препятствовать возникновению и течению торпидного шока со всей гаммой клинических проявлений, основу которых, прежде всего, составляют плазмопотеря и уменьшение ОЦК.
1.4 Эректильная фаза ожогового шока
Ожоговый шок является разновидностью травматического шока, но клинические проявления его имеют много особенностей. Так называемую эректильную фазу при ожоговом шоке наблюдают гораздо реже, чем при шоке, развивающимся в результате механической травмы. Как и при механической травме, эректильная фаза шока характеризуется речевым и двигательным возбуждением, состоянием эйфории. Даже при весьма обширных и глубоких поражениях, которые не совместимы с жизнью и в последующем неизбежно приводят к летательному исходу. Такие пострадавшие в течение короткого периода после травмы (до 1-1,5 ч) нередко по многим клиническим признакам не производят впечатления тяжело больных. Активное поведение, живая реакция на окружающее, беспокойство за состояние других пострадавших. Жалобы на жгучую боль в обожженных участках, чувство озноба, учащенный пульс удовлетворительного наполнения и учащенное дыхание - вот те основные признаки, с которыми чаще всего встречается врач и на основании которых он может оценить состояние пострадавшего в ранние сроки после травмы. При обширной площади глубокого поражения может рано наступить декомпенсация эректильного шока, и больной может умереть прежде, чем будет доставлен в хирургический стационар. Врач, работающий в ожоговом отделении, редко имеет возможность видеть пострадавших в стадии эректильного шока. Однако возбуждение пострадавшего иногда сохраняется и в более поздние сроки (до 2-з ч с момента травмы), но при этом легко можно обнаружить не только сохранение учащенного пульса и дыхания, но и прогрессирующее снижение артериального давления.
Торпидная фаза ожогового шока обычно развивается значительно позднее, чем после механической травмы. Клинические признаки ее при тяжелых ожогах развиваются нередко через 3-5 ч после травмы и даже позднее. Это надо учитывать, поскольку недооценка тяжести состояния больного в первые часы после травмы может дать неопытному хирургу иллюзию легкости поражения и, что особенно опасно, определить необоснованное показание к первичной хирургической обработке ожоговой раны. При очень тяжелом поражении клинические проявления торпидной фазы шока развиваются впервые 2-3 ч после ожога и чем раньше они появляются, тем большую опасность они представляют для жизни больного, тем чаще шок приобретает необратимое течение. Как и после механической травмы, торпидная фаза ожогового шока клинически характеризуется постепенно развивающейся безучастностью больного при сохраненном сознании, уменьшением болевых ощущений, понижением температуры тела, бледностью кожных покровов, ранним и значительным уменьшением диуреза, понижением артериального и венозного давления. Как и при травматическом шоке, торпидная фаза ожогового шока бывает компенсированной и декомпенсированной. Это находится в зависимости от площади глубокого поражения, защитных сил организма, и полноценности лечебных мер. У детей и пожилых людей ожоговый шок чаще приобретает декомпенсированное течение.
Данные исследования крови, особенно подсчета эритроцитов, гемоглобина и гематокритного числа, степень развития ацидоза, а также интенсивность снижения диуреза и понижения температуры тела чувствительные других признаков и гораздо раньше, чем понижение АД, могут указать на угрозу декомпенсации защитных сил организма.
Уменьшение ОЦК происходит вследствие увеличения проницаемости капиллярных мембран, раньше всего в месте и вблизи участков обожженных тканей, а вскоре далеко за их пределами. Последнее обусловливает быстрое и массивное проникновение за пределы сосудистого русла (в межклеточное пространство и на поверхность обожженной кожи) жидкой части крови (плазмы), а при весьма тяжелых поражениях даже частичное пропотевание ее форменных элементов. Степень гемоконцентрации прямо зависит от площади поражения и тяжести ожога. При недостаточной инфузионной терапии у больного с глубоким ожогом ( 20% общей площади тела ) через 16 - 18 ч после травмы ОЦК в кровяном русле уменьшается на 25% и больше. Более точные данные о размерах уменьшения циркулирующей крови можно получить при использовании сложных лабораторных методик (определение ОЦК, сердечного индекса). Однако об этом и проще, и легче судить по степени снижения центрального венозного давления и ежечасному определению диуреза с помощью постоянного катетера. Пределы уменьшения ОЦК и изменения функции почек при ожоговом шоке колеблется от умеренной олигурии, когда ежечасно выделяется 30-35 мл мочи, до полной анурии. На основании данных подсчета количества эритроцитов, гемоглобина и изменение гематокрита судят о размерах гемоконцентрации. Например, принято считать, что при потере 250 мл плазмы (уход ее из сосудистого русла в ткани и на раневую поверхность) количество эритроцитов в периферической крови возрастает приблизительно на 300 тыс. в 1 мм3. Изменения крови (гемоглобина, гематокритного числа, эритроцитов) у больных с распространенными ожогами протекают в основном параллельно. Максимальное сгущение крови происходит к концу вторых суток с момента ожога, после чего гемоконцентрация постепенно идет на убыль и к 5-6-му дню, как правило, уже обнаруживается анемия.
Сгущение крови, наступающее вследствие плазмопотери и патологического депонирования крови, становится одним из ведущих механизмов расстройства гемодинамики при ожоговом шоке. Одновременно оно является результатом уменьшения ОЦК. Выход плазмы за пределы кровяного русла через порозные капилляры достигает своего максимума через 5-6 ч и заканчивается в основном к исходу 2-х суток после ожога. При тяжелом ожоговом шоке количество эритроцитов в 1 мл периферической крови может увеличиваться до 9-10 млн. Однако при оценке значимости размеров увеличения эритроцитов следует учесть, что из сосудистого русла уходит не только плазма, но и большое количество форменных элементов. Относительная полиглобулия в шоковом периоде развивается на фоне потери, разрушения и гемолиза значительного количества эритроцитов. Впервые два дня после обширного ожога вследствие гемолиза и диапедеза из кровяного русла может убыть до 50% эритроцитов.
Одновременно при этом уже в раннем периоде обнаруживается значительная активизация костномозгового кроветворения, что в известной мере компенсирует потерю эритроцитов. Интенсивная инфузионная противошоковая терапия значительно снижает гемоконцентрацию, но она не может полностью ее устранить. Названные изменения в крови у больных с ожоговым шоком значительно затрудняют кровообращение, доставку кислорода тканями способствуют нарушениям внутриклеточных реакций.
Наряду с этим отмечается лейкоцитоз, который характеризует не только стадию ожогового шока, но и последующий острый период-токсемию. Вначале лейкоцитоз является в известной мере проявлением сгущения крови (достигая иногда 16-19 тыс. в 1 мм3), а позднее в стадии токсемии он развивается в результате интенсивного распада тканей и нагноительного процесса на обожженной коже.
Вскоре после ожога, как правило, наблюдается учащение сокращений сердца - тахикардия. Между тем при этом обнаруживается понижение скорости кровотока. Уже спустя 10-15 минут после тяжелого ожога можно наблюдать уменьшение просвета больших и малых, главным образом емкостных, периферийных сосудов, достигающее своего максимума (на 40 и даже 80% исходного диаметра) при компенсированном шоке через 1,5-2 ч после травмы. Очевидно, эти компенсаторные механизмы централизации кровообращения и являются основной причиной того, что в первые часы ожогового шока артериальное давление остается на нормальном, а иногда даже на несколько повышенном уровне. При обширных тяжелых ожогах уже с первых минут после травмы обнаруживается значительное увеличение выделения в кровь адреналина и норадреналина, что усматривается основной, непосредственной причиной повышения тонуса сосудов в первые часы, несмотря на уменьшающуюся массу циркулирующей крови.
У лиц, рано умерших от тяжелого ожогового шока, в моче обнаруживается значительное увеличение адреналина и норадреналина (в 20 - 26 раз ). На секции у них почти всегда определяются выраженные морфологические изменения в надпочечниках: исчерпаны адреналин и липоиды, реже наблюдаются отечность клетчатки вокруг надпочечников, иногда некроз как корковой, так и мозговой части железы. Обеднение липоидами коры надпочечников обычно прямо пропорционально сроку жизни пострадавшего. Очевидно, система гипофиз - надпочечники играет важную роль в защитной реакции организма (компенсаторной вазоконстрикции) в ответ на неспецифический раздражитель, каким является тяжелый ожог.
Меры интенсивной противошоковой терапии чаще всего дают возможность компенсировать ожоговый шок, однако это в большой мере зависит от тяжести термической травмы и состояния защитных сил пострадавшего. Обычно через 2 - 4 ч, а при весьма тяжелых поражениях и ранее, вслед за более или менее кратковременной вазоконстрикцией обнаруживается понижение АД. При этом систолическое АД снижается в большей мере, чем диастолическое, и соответственно этому пульсовое давление оказывается пониженным. Снижение АД наступает чаще всего ранее венозного. Более того, в первые часы ожогового шока, проявляющегося артериальной гипотонией, венозное давление в периферических венах имеет тенденцию даже к некоторому повышению. Зато снижение центрального венозного давления обнаруживается раньше; оно наиболее рано и наиболее объективно отражает картину развивающегося шока.
Изменения тонуса различного калибра сосудов при ожоговом шоке обнаруживают отличия от этих изменений, наблюдаемых при сильной механической травме.
При глубоких ожогах 20 - 25% площади тела АД снижается обычно не позднее чем через 2 - 3 ч, даже если применяется интенсивная шоковая терапия. При более обширных глубоких поражениях тяжелая гипотония может возникнуть уже через несколько минут после травмы как отчетливое проявление декомпенсированного шока; это сопровождается рано возникающим частым нитевидным пульсом, резким замедлением тока крови и нередко приводит к ранней смерти. Чем раньше появляется снижение артериального давления, тем, как правило, тяжелее клинически протекает ожоговый шок, приобретая декомпенсированное течение. Обычно вслед за артериальной наблюдается и венозная гипотония периферических вен, что нередко серьезно затрудняет венепункцию. Следует помнить, что сосудистый тонус в течение всего шокового периода остается весьма лабильным и поэтому уровень артериального давления является надежным признаком для суждения о тяжести шока и об общем состоянии больного.
В основе нарушения водного обмена, особенно выраженного впервые два дня после тяжелой ожоговой травмы, лежит обильная потеря жидкой части крови: вода переходит в ткани, создавая тканевой отек, или вовсе покидает организм через обширную раневую поверхность. Ю. Ю. Джанелидзе (1976) подсчитал, что больной массой 65 кг при ожоге II степени, захватывающем до 20% площади кожи, теряет только в течение первых суток до 3,5 л жидкости. При ожогах III степени, когда коагулирует белки на всей толще кожи, наружная плазморея менее значительна, между тем общая потеря плазмы примерно такая же, как и при ожогах II степени, но происходит она вследствие увеличения тканевого отека.
Плазмопотеря приводит к быстрому нарушению белкового состава крови, прежде всего за счет потери альбуминов. Это создает еще более благоприятные условия для дальнейшего перехода воды из крови в ткани. Неутомимая жажда, олигурия и даже анурия являются ведущими клиническими симптомами ожогового шока. При самой интенсивной инфузионной терапии ожогового шока больные не выделяют с мочой и половины вводимых жидкостей. В связи с тканевым ацидозом, накоплением ионов натрия в тканях и повышенной выработкой альдостерона повышается гидрофильность тканевых коллоидов. Состав жидкости отечных тканей и подэпидермальных пузырей в основном соответствует плазме крови. Увеличение проницаемости капиллярных мембран носит внеочаговый характер, за исключением зоны термического повреждения тканей, где эти изменения развиваются значительно ранее и более выражены.
Такое одностороннее движение жидкости из кровяного русла в ткани через проницаемые капиллярные мембраны продолжается в течение двух суток после ожога и имеет, по- видимому, защитный характер. Большое количество токсических продуктов неполного распада белка, образующихся в результате ожога, при этом покидает кровяное русло и накапливается в межклеточном пространстве, что известной мере предотвращает интоксикацию организма в раннем периоде болезни. Указанное обстоятельство подтверждают многочисленные опыты на животных, показывающие, что если в течение первых двух суток после ожога ввести в обожженные ткани смертельную дозу стрихнина, животное остается живым. Ограничение всасывания из обожженных тканей, по-видимому, является основной причиной, в результате чего токсемия впервые двое суток после ожога не имеет ведущего значения в клиническом течении.
Лабораторные исследования дают возможность своевременно расшифровать многие патогенетические механизмы ожогового шока, а в последующем и токсемии. Важное значение принадлежит нарушению выделительной функции почек. Значительное уменьшение ОЦК и гипотония, очевидно, не являются единственной причиной олигоурии и особенно анурии. В этом ведущая роль принадлежит болевому раздражителю и особенно нарушению осмотического давления белков крови. Однако на вскрытии умерших в результате ожогового шока анатомические повреждения почечных канальцев и клубочков являются почти постоянной находкой. Следовательно, повреждение почек также в известной мере повинно в задержке выделения мочи. Хирургу важно знать, что интенсивная инфузионная терапия при ожоговом шоке и применение осмодиуретиков способствуют улучшению функции почек и усилению диуреза. Общие сдвиги в физико-химических реакциях и нарушение окислительных процессов в периоде ожогового шока приводят к нарушению обмена электролитов. Характер этих изменений при ожоговом шоке принципиально не отличается от такового при механической травме. Лишь более выраженная интенсивность их проявления характеризует ожоговый шок. Резкий ацидоз, понижение резервной щелочности как выражение извращенного метаболизма определяют степень нарушения обмена электролитов при ожоговом шоке.
Концентрация ионов натрия и хлора в крови уменьшается параллельно тяжести поражения и степени сгущения крови. Гипохлоремия обусловливает понижение осмотического давления белков крови. Наиболее резкие гипохлоремия и гипонатримия наблюдается при тяжелейшей форме ожога с летательным исходом. В крови повышается содержание ионов калия и фосфора. Степень их увеличения параллельна тяжести ожогового шока.
Концентрация электролитов в крови в прямом смысле не отражает их общего содержания в организме. Почти у всех больных с ожоговым шоком в организме обнаруживается положительный баланс натрия и хлора вследствие накопления их в тканях и отрицательный баланс калия и фосфора в результате значительного обеднения ими тканей (трансминерализация ).
Накопление в тканях ионов натрия и хлора приводит к наводнению внутренних органов и являются косвенной причиной усиления тканевых отеков в этом отношении особенно опасные отеки легких и мозга. Избыток ионов калия в крови на фоне почечной недостаточности в ряде случаев обусловливает калийную интоксикацию. Высокие показатели гиперкалиемии при ожоговом шоке всегда являются прогностически тяжелым признаком нарушения ионного равновесия.
Точное значение характера нарушения водно-электролитного обмена как стадии шока, так и в последующей стадии ожоговой токсемии необходимо для определения характера и состава жидкостей для инфузионной терапии. Установлено, что уже в шоковой стадии ожоговой болезни биохимические сдвиги в организме вызывают усиленный распад в тканях кислоты аскорбиновой и повышенное выделение ее в мочи. В результате с первых часов после обширного ожога возникает дефицит этого витамина. Парентеральное введение кислоты аскорбиновой и богатая витаминами диета лишь в небольшой мере могут устранить ее дефицит. Недостаточность в организме витамина В1 приводит к накоплению пировиноградной кислоты в тканях и другим проявления нарушения обмена веществ. Поскольку витамины оказывают влияние на многообразные и сложные функции органов и систем больного с ожогами, нормализация их содержания в организме представляет постоянную заботу не только при шоке, но и на всех стадиях ожоговой болезни.
Ежедневное применение в организме в остром периоде ожоговой болезни аскорбиновой кислоты ( доза 40 мг массы ), тиамина с рибофлавином ( доза 0,4 мг на 1 кг массы ) и никотина натриевого (доза 5 мг на 1 кг массы) в значительной мере способствует нормализации прежде всего белкового и углеводного обмена, а в последующем - эпителизации раневой поверхности.
Гипопротеинемия представляет характерную особенность белкового обмена на всех стадиях ожоговой болезни. Наиболее стойкая и прогрессирующая гипопротеинемия обычно наблюдается у больных с глубокими и обширными ожогами. Основные причины ее - гибель большого количества тканевых и сывороточных белков под влиянием высокого термического агента, выраженная плазмопотеря, а также нарушение синтеза белка. Распад тканевых белков усиливается на фоне тканевой гипоксии. Впервые два дня после тяжелого ожога редко обнаруживается отрицательный азотистый баланс в связи с олигурией. Но, однако, в последующие стадии болезни, начиная с ожоговой токсемии, вплоть до периода, когда появляется эпителизация раны, большая потеря белков, интоксикация организма и нарушение функции печени определяют прогрессирующее развитие гипопротенемии. С первых дней тяжелой формы ожога больной ежесуточно теряет до 25 г белка, что соответствует 40 г азота.
Основную массу белка организм теряет с раневым экссудатом. Наряду с этим небелковый азот в моче больных с тяжелыми ожогами составляет до 80% общего количества выделяемого с мочи азота. Увеличение содержания небелкового азота при обширных ожогах обнаруживается также и в крови. Концентрация остаточного азота в крови нередко достигает 120 - 130 мг %.
Уменьшение содержания сывороточных белков в крови при ожогах происходит главным образом за счет альбуминовой фракции. Это также приводит и к значительному снижению альбумино-глобулинового показателя до весьма низких цифр (0,4 - 0,3 и ниже), особенно в стадии ожогового сепсиса. В раневом экссудате, напротив, обнаруживается обычно значительное превалирование альбумина над глобулиновыми фракциями, и белковый показатель значительно превышает единицу.
Гиппопротенемия создает тон неблагоприятный фон, который оказывает большое влияние на другие виды обмена в организме и на весь ход течения ожоговой болезни, В борьбе с гипопротенемией большое значение принадлежит переливаниям крови, плазмы, полноценному белково-витаминному питанию. Нормализация белкового обмена при этом может быть в известной мере достигнута при выравнивании обмена кислоты аскорбиновой. Инфузиями плазмы и белковых препаратов обычно уделяется легче достигнуть повышения количества общего белка в сыворотке крови, хотя названные меры лечения почти не оказывают влияния на нормализацию альбумина - глобулинового показателя. При ожоговом шоке с первых минут после повреждения в крови возрастает содержание глюкозы, а при тяжелых его формах - гликозурия и даже ацетонурия. Однако в отличие от механической травмы у больных в острой стадии ожоговой болезни гипергликемия держится более продолжительное время (около недели и более). В тяжелых случаях, заканчивающихся смертельных исходом, перед смертью нередко обнаруживается гипогликемия.
Увеличенное выделение сахара в кровь при обширных ожогах в определенной степени связано с гиперадреналинемией как проявление гиперфункции надпочечников.
Наряду с этим распад гипогликогена в печени, очевидно, также способствует тканевая гипоксия, При ожоговом шоке она приводит к активизации анаэробного обмена и повышенного гликогеноанализа в печени. В острой стадии ожоговой болезни создаются условия также для гликонеогенеза, то есть синтеза глюкозы из белков и жиров. Гликонеогенезу, в частности, способствует также накопление в крови межуточных продуктов обмена веществ.
В целях замедления темпов истощения гликогена печени и нормализации углеводного обмена в организме обожженного назначают внутривенное введение глюкозы и углеводную диету. Уменьшению послеожоговой гипергликемии также способствует насыщение организма аскорбиновой кислоты, тиамином, рибофлавином и никотином натриевым в дозировке, указанной выше.
Нарушения обмена в остром периоде ожоговой болезни находятся в тесной связи с выраженными изменениями окислительных процессов. Понижение окислительных процессов обнаруживается уже с первых часов после ожога и продолжается в течение всего периода ожогового шока, обусловливая нарушения обмена веществ и функциональные сдвиги в различных системах и органах. Оно является также причиной уменьшения потребления кислорода тканями поврежденного участка тела. В результате венозная кровь, оттекающая по сосудам поврежденной конечности, более насыщена кислородом, чем венозная кровь здоровой конечности. Вследствие этого в крови накапливается большое количество недоокисленных продуктов и, в частности, молочной кислоты. Угнетение интенсивности окислительных процессов при этом оказывает решающее влияние на рано развивающийся ацидоз. Степень ацидоза является прогностические важной, так как, развиваясь до весьма низких показателей ( р Н в моче и ниже), особенно в первые два дня болезни, он еще более усиливает нарушение обменных процессов в организме, прежде всего белкового распада, что может стать причиной смерти. Параллельно этому наблюдается понижение резервной щелочности; оно нарастает, следуя за тяжестью ожога. Понижение резервной щелочности ниже 40% без повышения ее в ближайшие дни является прогностические тяжелым признаком. Лечебные меры, направленные на уменьшение белкового распада, снижение ацидотических сдвигов в организме больного с ожоговым шоком, способствуют одновременно повышению окислительных процессов и улучшению насыщения тканей кислородом.
Целый ряд клинических и лабораторных признаков позволяют врачу судить об угрозе возникновения декомпенсированного шока в торпидной фазе. Это анурия, значительное снижение ОЦК, ЦВД, гематокрита, р Н крови, температуры тела, появление коллапса и резкого сгущения крови. Обычно указанные изменения наблюдаются при весьма тяжелой ожоговой травме. Однако, наряду с этим, они могут свидетельствовать о недостаточно интенсивной терапии. Современные средства лечения позволяют не допускать декомпенсированного торпидного ожогового шока при самых тяжелых поражениях, если пациент до этой травмы был практически здоровым. Другое дело, что потом, в стадии ожоговой токсемии (период с 3-го по 9-й день болезни ) эти пострадавшие нередко гибнут, но уже не от шока, а вследствие токсемии.
1.5 Стадия токсемии
Какой бы ни была тяжесть ожогового шока, если больной остается в живых, то к концу 2-х суток после травмы клинические и лабораторные признаки его постепенно идут на убыль. Начинается следующая стадия ожоговой болезни- стадия токсемии. Об этом свидетельствует повышение температуры тела (вначале до субфебрильной, а затем и до высоких показателей), постепенное возникновение полиурии вместо бывшей в течение первых двух суток олигоурии (в течение третьих суток после ожога больной может выделить 4 л мочи и более ), исчезновение олигемии, постепенное развитие анемии.
На 3-и сутки после самого тяжелого ожога признаков шока уже не бывает. В связи с возвращением в кровяное русло большого количества тканевой жидкости, содержащей токсические продукты распада белков, на первый план в клиническом течении болезни в период между 3-м и 9-м днем после травмы выступает картина ожоговой токсемии. Начиная с 3-х суток после распространенного ожога, водный баланс выравнивается, а к 4-5-му дню он уже обычно становится отрицательным за счет возвращения большого количества жидкости из тканей в кровяное русло и выведение ее с мочой. Полиурии при этом сопутствуют гидремия и выраженные симптомы интоксикации организма на первых порах главным образом за счет возвращения в кровяное русло вместе с жидкостью большого количества продуктов распада белка.
В основе этого интереснейшего явления- изменения направления движения жидкости при сохраняющейся повышенной проницаемости капиллярных стенок - лежат сложные биохимические сдвиги и, прежде всего, нарушения окислительных процессов, а также особенности обмена электролитов, белкового обмена. От этого же зависят изменения онкотического и гидростатического давления крови. В стадии ожоговой токсемии увеличивается диурез, и нередко возникают симптомы почечной недостаточности в результате появления в крови большого количества токсических продуктов распада белка.
Приведенные данные о сложной цепи общих и местных изменений, наступающих в организме с первых минут после травмы, о значительном нарушении обменных процессов позволили построить схему патогенетические обоснованного лечения больных в остром периоде заболевания, дифференцируя его прежде всего на лечение при ожоговом шоке, а затем - при ожоговой токсемии. Все лечебные меры впервые двое суток после распространенных ожогов направлены ранее всего на предупреждение и борьбу с шоком. Установив болевой фактор первичным в этиопатогенезе ожогового шока, экспериментальная медицина подсказала клинике необходимость применения наиболее эффективных средств, влияющих на снижение патологической импульсации , идущей от обожженных тканей к коре головного мозга. Наиболее эффективными средствами в борьбе с болью являются аналгетики - морфин, промедол, пантопон - и седативные средства. Они обеспечивают состояние психа - эмоционального покоя больного. 1.6 Лечение
В первые сутки, при обширных ожогах взрослым можно ввести внутривенно один из указанных аналгетиков. Три раза в дозировке по 1-2 мл 1% раствора, не опасаясь угнетающего действия морфина на вазомоторный и дыхательные центры. Седативный эффект оказывает введение оксибутирата натрия (в дозировке 100 мг на 1 кг массы ). В тяжелых случаях резкого ослабления сердечной деятельности одновременно с аналгетиками и седативными средствами следует вводить строфантин, кофеин.
Обнаружено противошоковое действие антигистаминных препаратов. Применение димедрола 1,0-0,1% раствора, пипольфена 1-2,0-2,5% раствора, супрастина, прометазина вместе с анальгетиками и седативными препаратами по этой причине признано целесообразным. Подкожное введение в этой стадии заболевания любых лекарственных средств, по изложенным выше причинам, не достигает должного эффекта. Применение медикаментозного сна в течение двух суток после ожога способствует торможению коры больших полушарий головного мозга. В этих целях, если отсутствует рвота, назначается перорально барбамил в дозировке 0,1-0,2 г 4 раза в сутки. В последнее время для борьбы с ожоговым шоком используют аналгетический полинаркоз - смесь анестетиков в субнаркотических концентрациях (закись азота-4л/мин, циклопропан-0,4 л/мин, фторотан-0,5 об % ) и кислорода-4 л/мин. Применяются также новокаиновые блокады - циркулярные, воротниковые, поясничные, вагосимпатические - в зависимости от локализации ожога. Блокады призваны снизить раздражение коры головного мозга, уменьшая патологическую импульсацию с периферии, ввиду чего должно быть, рекомендовано их однократное применение в первые сутки после распространенного ожога. Ингаляция кислорода способствует более успешной борьбе с ожоговым шоком. Каждый больной с ожогом более 15% общей поверхности тела, независимо от общего состояния, должен в течении первых двух суток получать путем ингаляции через маску, с известными перерывами, увлажненный кислород.
При затруднении дыхания, особенно при поражении слизистой верхних дыхательных путей и угрозе асфиксии, производят трахеотомию и искусственную вентиляцию легких. Согревание больных с ожоговым шоком так же необходимо, как и введение аналгетиков. Однако согреванием нельзя стремиться повысить температуру тела больного до обычной для него температуры, поскольку именно это и будет означать не менее опасное для него перегревание, усугубляющее течение ожогового шока. Недопустимо в шоковом периоде также и местное согревание определенных частей тела. Оправданным является помещение больного с ожогом в палату для интенсивной терапии с постоянной температурой воздуха в пределах 22-24 .
Стабилизация функций центральной и вегетативной нервной систем и гормональной активности выдвигает следующую лечебную задачу- нормализацию гемодинамики. Наиболее эффективное противошоковом влияние на выравнивание нарушений гемодинамики оказывает ифузионная терапия. Известно, что одной из основных задач в лечении ожогового шока является поддержание адекватного минутного объема кровообращения, объема, качественного состава и реологических свойств циркулирующей крови, поддержание режима кровообращения и микроциркуляции. Подкожные введения жидкостей противопоказаны из-за нарушения резорбции. Пероральное введение жидкостей часто бывает малоэффективным вследствие нарушения способности слизистой желудочно-кишечного тракта к всасыванию в течение шокового периода.
Надежный путь нормализации гемодинамики - внутривенное введение жидкостей. При этом кровезаменители лучше вводить в центральную вену с помощью сосудистого катетера. Проведение адекватной инфузионной терапии возможно лишь на основе изучения показателей гемодинамики и водно-солевого обмена. Однако определение всех этих показателей сложно и часто невыполнимо в условиях работы ОИТ. Опыт показывает, что достаточно информативными и доступными могут быть два основных критерия: а) изменение величины ЦВД, могущего указать на степень соответствия циркулирующей крови емкости сосудистого русла и отражающего важнейшие параметры гемодинамики (минутный объем кровообращения, массу циркулирующей крови и состояние сосудистого тонуса); б) ежечасное изменение диуреза, отражающего уровень органного кровоснабжения и состояние гормональной регуляции в организме. Эти показатели с учетом клинических данных служат указанием на выбор состава и количества вводимых инфузионных сред. При низких показателях ЦВД, тяжелой олигурии (15-20 мл/ч) состав инфузионных жидкостей - коллоидов и белков, кристаллоидов и бессолевых жидкостей - должен находиться в соотношениях 1:1:1. В особо тяжелых случаях это соотношение должно равняться 2:1:1. В отношении количества вводимых жидкостей, кроме указанных показателей, большое значение имеют клинические данные. Перегрузка жидкостью не менее опасна и чревата угрозой развития отека легких. Мы считаем, что больному взрослому человеку с ожогом более 20% площади тела необходимо ввести внутривенно в первые сутки после травмы от 3 до 4 л жидкости. Количество и скорость вводимых жидкостей должны варьировать в зависимости от площади поражения, динамики изменения ЦВД и диуреза. Приведем оправдавшую себя на практике схему инфузионной терапии ожогового шока.
В течение первых суток больному с тяжелым ожогом вводят внутривенно (предпочтительно в центральную вену) следующие препараты: раствор сухой плазмы -400-500 мл, кровь-300-400 мл; реополиглюкин и полиглюкин -1000-1200 мл; глюкозу ( 5% раствор )- 800-1000 мл; смесь глюкозы (40% раствор -40-60 мл с инсулином и кислотой аскорбиновой-750 мг, витамином А -500 МЕ, тиамином -2 мг, рибофлавином -3 мг и никотиновой кислотой -20 мг) новокаин (0,13% на физиологическом растворе поваренной соли) - 600-100 мл. При прогрессирующем понижении ЦВД и Значительном уменьшении диуреза количество и скорость вводимых жидкостей нужно увеличивать, однако следует сохранять указанное их соотношение. На 2-е сутки после ожога вводят внутривенно 50-65% объема жидкостей, введенных в первые сутки.
Кроме инфузии названного состава жидкостей, оказывающих ведущее влияние на улучшение биодинамики, при ожоговом шоке приобретает важное значение, особенно при угрозе декомпенсированного шока, введение средств регулирования сосудистого тонуса: это нейролептические средства (дроперидол в дозировке 0,5 мг на 1 кг массы при внутримышечном введении вдали от места ожога, дегидробензперидол - в той же дозировке), нормализующие эффективное кровообращение и способствующие соответствию венозного притока к сердцу его производительности; ганглиоплегики (пентамин 5%-4,0-5,0) вызывающие торможение нежелательных реакций и способствующие нормализации гемодинамики. В случаях тяжелого декомпенсированного шока назначают симпатомиметические средства (адреналин), оказывающее избирательное действие на регулирование сосудистого тонуса. При нарастающем сосудистом коллапсе и стойкой анурии дополнительно внутривенно вводят 3 мл 0,1% раствора норадреналина на глюкозе (500 мл 5% раствора), а также 30% раствор мочевины в дозировке 1 г сухого вещества на 1 кг массы больного. Это является профилактической мерой острой недостаточности.
Учитывая выраженное дополнительное шокогенное действие всяких манипуляций на обожженной коже, следует считать правилом, что первичная хирургическая обработка ожоговых ран возможна лишь после выведения больного из шока; при этом она должна быть щадящей, то есть предусматривать лишь хирургический туалет обожженной кожи и удаление отслоившегося эпидермиса с последующим наложением повязки.
Своевременное применение комплексной патогенетически обоснованной противошоковой терапии (анальгетики, седативные средства, нейролептики, осмотические диуретики, инфузионная терапия, новокаиновые блокады), внутривенное введение норадреналина, диафилина, сердечных средств, согревание, щадящая и не срочная первичная хирургическая обработка обожженной кожи является причиной того, что клинические проявления ожогового шока стали наблюдаться значительно реже, летальность от ожогового шока снизилась до 0,9% общего количества лечащихся и составляет 35% от общего количества умерших от ожогов. Шок как причина смерти отодвинулся с первого на второе место, уступив его ожоговой токсемии.
В клиническом течении ожоговой болезни часто бывает трудно установить четкий переход одной стадии в другую, и это следует признать закономерным ввиду того, что усиление одних и угасание других ведущих патогенетических механизмов болезни как бы наслаивается. К концу вторых суток даже после распространенных ожогов у больных постепенно восстанавливаются основные гемодинамические нарушения, но несколько ранее этого периода в связи с медленным возобновлением всасывания из тканей в кровь и массивным проникновением в кровь продуктов распада белка токсические явления приобретают большое влияние и на течение ожогового шока. Таким образом, можно допустить, что токсемия представляет один из компонентов и в патогенезе торпидной фазы ожогового шока. По-видимому, это обстоятельство и является основной причиной отсутствия четких границ в клинической картине между шоком и токсемией. В симптомокомплексе ожогового шока уже имеются начала развития токсемии.
Являясь одной из причин клинических особенностей в течении ожогового шока, токсемия в последующем, с третьих суток, выходит как бы на первый план и становится ведущим фактором в течении болезни до 8-9-го дня заболевания. Она характеризуется выраженными клиническими признаками и отчетливыми сдвигами в обмене веществ. Клинические наблюдения показывают, что с первых часов третьих суток после распространения ожога можно обнаружить постепенное повышение температуры тела больного. Это принято считать клиническим тестом, знаменующим возникновение стадии токсемии. Наряду с этим появляются жалобы на усиливающую головную боль, сухость во рту, отмечается возбуждение, рвота, сухой язык, учащенное сердцебиение, повышение артериального давления. В тяжелых случаях может развивается помутнения сознания, озноб. В это же время возникает и постепенно нарастает гидремия из-за возвращения жидкости из тканей в кровь вследствие возобновления резорбции. На фоне этого обнаруживают анемию и усиление гипопротеанемии. Диурез у большинства тяжелобольных на 3-и сутки достигает 4 - 6 л. Одновременно нормализуется в связи с этим количество мочевины, остаточного азота в крови и электролитов в плазме.
Есть основания полагать, что именно постепенное возвращение в кровь продуктов неполного распада белка определяет в основном и клиническое течение, и патофизиологические нарушения в организме в стадии ожоговой токсемии. Начало и окончание клинического течения в этой стадии болезни не имеют четких очертаний, и это, очевидно, свидетельствует о постепенном развитии ее движущих механизмов. Не подлежит сомнению, что при этом имеет место проникновение из раневой поверхности в кровяное русло микробных тел и их токсинов, но думается, что в эти первые 8-9 дней болезни не они определяют течение заболевания.
Ведущее место в терапии при ожоговой токсемии принадлежит средствам, повышающим реактивность организма, уменьшающим токсическое влияние продуктов распада белка и регулирующим обменные процессы. Инфузионная терапия в этом периоде болезни постепенно теряет свое назначение фактора улучшения гемодинамики. Однако в целях дезинтоксикации организма необходимо усилить функцию выделительной системы, а потому пероральное и внутривенное введение увеличенных количеств жидкости оправдано. Внутривенно следует вливать 3-4 раза в неделю свежецитратную кровь по 400 мл, нативную, фибринолизную или сухую плазму (1 раз в неделю 200 мл ), альбумин-2 раза в неделю 100 мл для взрослого. В целях дезинтоксикации организма необходимо ежедневно вводить полиглюкин, гемодез (400 мл), сбалансированные кристаллоидные растворы и глюкозу. Суточное количество внутривенно вводимых жидкостей должно составлять 1,0-1,5 л.
К внутренним вливаниям белковых жидкостей следует подходить с осторожностью вследствие нередко наблюдающейся в этой стадии болезни реакции сенсибилизации. Ее можно в значительной мере подавить предварительным внутривенным вливанием 0,25% раствора новокаина (70-100 мл), 10 мл 10% глюконата кальция, а также антигистаминных и нейроплегических средств. В тех случаях, когда эти средства не в состоянии купировать посттрансфузионную реакцию, назначают литические смеси из следующих ингредиентов: 2% раствор аминализина ( 0,5-1 мл ), 2% раствор димедрола ( 1-2 мл ), 2% раствор промедола-1 мл, 5% раствор витамина В - 1 мл. Смесь вводят дважды: вечером на кануне переливания крови или плазмы и утром за полчаса до трансфузии.
Помимо этого, с 3-го дня обычно начинается усиленное питание легкоусвояемой белково-витаминной пищей и питье больших количеств жидкостей (чай, кофе, фруктовые соки). В этой, как и в последующих стадии больной, с обширным ожогом по-прежнему ежедневно теряет, главным образом с экссудатом, большое количество белка и витаминов. В известной мере это может быть компенсировано внутривенным введением белков и высококалорийным белковым питанием. Наличие белка в моче и увеличение выделения небелкового азота в этой стадии болезни не является противопоказанием для назначения богатой белками диеты.
Высокий суточный энергетический расход (в среднем на 60% выше нормы), а также большая потеря белка ( до 250-280 г в сутки ) требуют, чтобы с пищей больной получал в сутки не мене 4 тыс. ккал, а пищевой рацион был построен в следующих соотношениях: белки 100-200 г, жиры 90-150 г, углеводы 200-500 г.
Заметное влияние на уменьшение интоксикации иногда оказывает специфическая иммунотерапия переливанием крови ожоговых реконвалесцентов (И. Р. Петров, 1961). При тяжелой форме ожога переливание такой крови можно начинать уже в первый день после ожога в дозировке 150-250 мл и продолжать в последующие дни. Иногда это приводит к значительному снижению токсических проявлений: прекращению рвоты, прояснению сознания, снижению лихорадки, улучшению аппетита, улучшению функции почек, уменьшению лейкоцитоза, нормализации окислительных процессов. В этот период показано применение сульфаниламидных препаратов и антибиотиков направленного действия (в зависимости от высеваемой микрофлоры), в частности, назначение антибиотиков дает возможность без ущерба производить первичную обработку ожоговой раны в отсроченном периоде.
В стадии токсемии обнаруживается самая высокая летальность больных, и на снижение ее мы еще мало можем влиять. От токсемии умирает, по нашим данным, около 37% всех умирающих от ожогов. Смерть наступает обычно у лиц с наиболее распространенными глубокими поражениями. Наши данные показывают, что от ожогового шока умирают главным образом люди преклонного возраста и дети, иногда даже со сравнительно ограниченными поражениями, в то время как в стадии ожоговой токсемии чаще умирают лица молодого возраста, наиболее здоровые, которых даже при очень обширных поражениях удается вывести из шокового состояния.
Становится очевидным, что улучшение исходов в остром периоде ожоговой болезни лишь в небольшой мере может быть достигнуто в результате снижения летальности от шока. В настоящее время применяемым лечением мы успешно выводим из шокового состояния больных с обширными глубокими ожогами, которые умирают в последующие периоды болезни, особенно в стадии ожоговой токсемии.
Таким образом, дальнейшее снижение летальности при ожогах может быть обеспечено главным образом в результате улучшения исходов лечения больных в стадиях токсемии и инфекционных осложнений. Между тем мы по существу, почти еще беспомощны противодействовать губительному влиянию ожоговой токсемии и потому вынужденно называем весьма обширные, глубокие поражения несовместимыми с жизнью. Полученные первые данные советских авторов (И. Р. Петров,1961), обнаружившие появление неинфекционного иммунитета к токсическому действию продуктов термической коагуляции собственных белков, могут не только обогатить наши сведения о патогенезе ожоговой болезни, но и способствовать разработке более эффективной специфической иммунотерапии ожогов. Можно рассчитывать, что метод специфической неинфекционной иммунотерапии ожоговой болезни будет разработан для клинического применения и это обеспечит улучшение результатов лечения больных, прежде всего в стадии ожоговой токсемии.
Следующая стадия ожоговой болезни - инфекционных осложнений -менее всего характеризуется специфическими изменениями в организме. Ее особенностью является наличие обширной раневой поверхности, создающей почву для проникновения микроорганизмов в ткани и кровь. Известно, что неинфицированных глубоких ожогов не бывает. Длительная потеря социализированных и тканевых белков, обильное всасывание в кровь токсинов-продуктов жизнедеятельности микроорганизмов, а также самих микроорганизмов, ведут, прежде всего, к интоксикации, дальнейшему нарушению обменных процессов, уменьшению продукции иммунных тел, ожоговому истощению и в конечном итоге - понижению защитных сил организма. На этом общем фоне раневая инфекция находит хорошие условия для своего развития.
При несвоевременном пластическом закрытии обширного дефекта кожи после ожога постепенно развивается ожоговое истощение, а в дальнейшем раневая инфекция нередко приводит и к другим тяжелым инфекционным осложнениям, в том числе и к сепсису. Разумеется, что ожоговое истощение и другие инфекционные осложнения, особенно сепсис, бывают только при глубоких, распространенных поражениях кожи. Наблюдения подтверждают, что без эффективного общего лечения, обеспечивающего повышение защитных сил организма, обычно не удается достигнуть успеха при операциях кожной пластики.
Раздел 2. Амбулаторное лечение и реабилитация пострадавших от ожогов
Обязательной госпитализации подлежат:
1) все пострадавшие с явными или предполагаемыми глубокими ожогами любой площади и локализации;
2) получившие ожоги любой площади и глубины при наличии у них признаков поражения органов дыхания;
3) имеющие ожоги II и IIIа степени -- взрослые более 5%, дети более 1--2% поверхности тела;
4) пострадавшие с ограниченными поверхностными ожогами лица, сопровождающимися поражением глаз, а также при выраженном отеке век, являющемся причиной временного ослепления;
5) с электроожогами любой площади, глубины и локализации, если одновременно была электротравма с потерей сознания.
Иногда госпитализация необходима и при ограниченных поверхностных ожогах кистей и стоп, если пострадавший, утративший способность к элементарному самообслуживанию и самостоятельному передвижению, не может быть обеспечен надлежащим уходом дома.
Нередко приходится госпитализировать пострадавших с ограниченными поверхностными ожогами, тяжелые сопутствующие заболевания, течение которых может существенно ухудшиться в результате даже небольшой травмы. У отдельных больных необходимость в госпитализации возникает через несколько дней; после травмы в связи с развитием тяжело протекающих инфекционных осложнений.
Амбулаторное лечение возможно при обширных ожогах I степени, ожогах II и IIІа степени не более 5 % поверхности тела, главным образом функционально малоактивных областей.
Оперировать и лечить пострадавших с ограниченными глубокими термическими и химическими ожогами в условиях травматологического пункта. В отдельных, весьма редких, случаях допустимо амбулаторное лечение после иссечения таких ожогов и зашивания ран, хотя этот вопрос дискутабелен. Производить некроэктомию и свободную пересадку кожи можно лишь в хирургическом стационаре, где оперированный должен находиться хотя бы до первой перевязки, т. е. не менее 5--7 дней.
В поликлинических лечебных учреждениях должны также заканчивать лечение обожженные, выписанные из стационаров. Основной задачей амбулаторного лечения таких пациентов является скорейшее восстановление их трудоспособности, т. е. реабилитация.
Первая помощь обожженному, обратившемуся в поликлиническое лечебное учреждение сразу или в ранние сроки после травмы, должна оказываться с соблюдением основных изложенных ранее правил. Ограниченные ожоги І степени даже в поликлинических условиях приходится наблюдать крайне редко лишь потому, что такие пострадавшие почти всегда занимаются самолечением (охлаждение участков ожога водой, обработкой спиртом, одеколоном и т.п.) и не обращаются за медицинской помощью. Обширные ожоги І степени, как правило происходят при длительном воздействии солнечных лучей (в основном ультрафиолетовой части спектра) на обожженную, имеющую мало пигмента, кожу. С этой сезонной травмой обычно приходится встречаться у лиц, пренебрегающих соблюдением правил приема солнечных ванн.
В таких случаях целесообразно использовать охлаждающий крем (ланолин, персиковое масло, дистиллированная вода в равных частях), слабодезинфицирующие (2% борный вазелин) мази, содержащие кортикостероидные гормоны (преднизолоновая мазь, оксикорт), индифферентные взбалтываемые смеси (окись цинка, тальк, глицерин по 30 г, дистиллированная вода 100 мл). Накладывать повязку не нужно. Гиперемия и отек ликвидируются в течение 3 -- 5 дней, боли исчезают значительно раньше.
Если пострадавший обращается с повязкой, уже наложенной на месте происшествия, после ее удаления определяются площадь и глубина поражения. Убедившись в том, что пациент может лечиться амбулаторно, следует сразу произвести первичный туалет ожогов II--Ша степени. Поскольку эта манипуляция, если она выполняется умело и бережно, при ограниченных ожогах не является травматичной, предварительное введение наркотических анальгетиков не требуется.
Кожа в окружности ожога, а также его поверхность, если не нарушена целость отслоенного эпидермиса, очищается бензином или спиртом или обмывается 0,25 % раствором нашатырного спирта. Надсекаются крупные пузыри, срезается отслоенный эпидермис. Мелкие пузыри могут быть оставлены невскрытыми. Чрезмерно тщательное удаление эпидермиса, увеличивая продолжительность и травматичность первичного туалета ожога, не отражается заметным образом на последующем заживлении ожоговых ран.
После туалета поверхность ожога закрывается эмульсионно-мазевой повязкой (мазь Вишневского, 5 и 10 % синтомициновая эмульсия, 0,5 % фурацилиновая мазь и другие аналогичные средства). Не следует преувеличивать значимость того, какое средство применяется на ожоговую рану. Если нет указанных мазей, можно применить растворы антисептиков или другие средства для лечения ожогов. Вполне допустимо ограничиться наложением сухой асептической повязки. Вводится противостолбнячная сыворотка с анатоксином.
При ожогах II степени первая перевязка на 7--8-й день после травмы в принципе может быть и последней. К этому сроку наступает эпителизация обожженной поверхности и повязка уже не нужна. Если же остаются незажившие участки ожога III-а степени, перевязки производятся через 1--2 дня до полной их эпителизации.
Показанием к более раннему снятию повязки является подозрение на развитие острого гнойного воспаления, проявляющегося усилением болей в ожоговой ране, иногда приобретающих пульсирующий характер, промоканием повязки гноем, регионарным лимфаденитом, отеком в окружности ожога, иногда значительным повышением температуры тела, ознобом. Осмотр ожоговой раны, оценка состояния регионарных лимфатических узлов и других симптомов позволяют установить характер осложнения.
Следует иметь в виду, что при ожогах II степени нагноение раневой поверхности и жидкости невскрытых ожоговых пузырей не отражается на сроках и исходах заживления. В то же время при ожогах с омертвением дермы (частично или на всю глубину) демаркация и отторжение погибших тканей обязательно сопровождаются развитием в конце первой -- начале второй недели в различной мере выраженного гнойно-демаркационного воспаления. В таких случаях оно является обязательным компонентом раневого процесса. Поэтому при нагноении ожоговой раны следует еще раз тщательно оценить глубину поражения и, если будут выявлены участки глубокого ожога, госпитализировать больного.
Если решено продолжать лечение амбулаторно, следует повторить туалет ожоговой раны, полностью удалив отслоенный эпидермис и наполненные гноем не вскрытые ранее пузыри. Раневая поверхность тщательно промывается раствором перекиси водорода пли антисептика, после чего накладывается повязка с каким-либо антисептическим раствором. При ухудшении самочувствия, ознобах, высокой лихорадке целесообразно назначение антибиотиков широкого спектра действия. Антибактериальная терапия должна корригироваться в зависимости от клинической эффективности ее применения и данных лабораторного исследования о чувствительности микрофлоры ожоговой рапы к антибиотикам. Такой же должна быть тактика при изредка наблюдаемом рожистом воспалении, лимфадените и лимфангоите. Как правило, острые воспалительные явления при поверхностных ожогах быстро стихают и существенно не увеличивают продолжительность лечения.
Исследования, проведенные, в клинике термических поражений показали, что у 3,3% пострадавших с ограниченными поверхностными ожогами в ранние сроки после травмы развиваются различные дерматозы. Из них наиболее часты околораневые пиодермиты. Они текут длительно, и после заживления ожогов часто рецидивируют. Следует иметь в виду возможность дерматитов, возникающих вследствие непереносимости к местно применяемым медикаментозным препаратам (антибиотикам, сульфаниламидным препаратам, ампровизолю, фастину), или раздражающего действия дезинфицирующих средств. Иногда дерматиты развиваются от применения мазей, изготовленных на основе вазелина. Одной из причин дерматитов может быть редкая смена повязок на нагноившихся ожоговых ранах. Для борьбы с пиодермитами необходимы тщательная дезинфекция окружающей ожог кожи, использование водных или спиртовых растворов анилиновых красок, 1% гекса-хлорафеновой или 5 % борно-нафталиновой мазей на пораженных участках. При аллергических дерматитах следует сменить место используемые медикаментозные средства.
При ожогах функционально активных областей через 3 дня после травмы необходимо начинать занятия лечебной физкультурой, чтобы ускорить восстановление функции. Вначале используются активные движения с минимальной мышечной нагрузкой и ограниченной амплитудой, не вызывающие болезненных ощущений. Движения в суставах пораженной области следует сочетать с упражнениями симметричной непораженной конечности. Обязательным условием эффективности занятий лечебной физкультурой являются их регулярность и постепенное нарастание нагрузки.
Особенно важно использование этого метода при ожогах кистей. К медленным безболезненным движениям в суставах кисти и пальцев по максимально возможной амплитуде (сгибание, разгибание, противопоставление) следует добавить упражнения для укрепления мышц (сжимание мягкой губки в ванночке после отмачивания повязки). Наиболее важны упражнения, восстанавливающие функции захвата, а также координацию движений. Для этого используются складывание спичек, кубиков, мозаики, плетение косичек из тесемки, возможно более раннее восстановление бытовых навыков. При ожогах II степени указанные мероприятия позволяют восстановить функцию кисти через 1,5--2, а при ожогах Ша степени 4--6 недель после травмы.
При ожогах голеней и стоп значительное внимание должно уделяться восстановлению опороспособности нижних конечностей. Боли в участках ожогов, усиливающиеся при вставании, вынуждают пострадавших лежать не менее 6--7 дней после травмы. Даже после эпителизации ожогов проходит несколько дней, прежде чем обожженный становится способным ходить в обычной обуви. Полное восстановление опороспособности конечностей наступает в конце третьей - в начале четвертой недели при ожогах II степени, а при ожогах IIIа степени этот срок увеличивается в 1,5 -- 2 раза.
Чтобы ускорить восстановление опороспособности нижних конечностей, необходимы физические упражнения с первых дней после травмы -- частая смена положения конечностей, тыльное и подошвенное сгибание в голеностопном суставе, отведение, приведение и круговые движения стопы. После начала ходьбы нужно следить за правильностью движений -- добиваться естественного выноса ноги, постановки стопы, ее переката. Если не соблюдать этих требований, походка может оказаться патологической и после полного восстановления подвижности в суставах.
Особую, пока еще очень мало изученную и весьма важную проблему представляет реабилитация обожженных, выписанных из стационара. Обычно амбулаторное лечение таких пациентов сводится главным образом к консервативному лечению перевязками небольших ран, оставшихся после поверхностных ожогов, и вокруг приживших трансплантатов у оперированных по поводу глубоких ожогов. Этого недостаточно у пациентов, перенесших тяжелую ожоговую болезнь, а также имеющих различные послеожоговые деформации, поздние дерматозы.
Медицинская реабилитация после разнообразных заболеваний, травм и оперативных вмешательств, привлекает все большее внимание вследствие огромной социальной и экономической значимости этой проблемы. По опыту многих стран сформулированы основные принципы реабилитации (преемственность и индивидуализация лечебных и реабилитационных мероприятий, непрерывность реабилитации, комплексный се характер), соблюдение которых позволяет, возможно раньше, полностью или частично, возвратить пациента к общественно-полезному труду или хотя бы обеспечить ему способность к самообслуживанию. Создаются реабилитационные центры (специализированные больницы и поликлиники), структура которых определяется контингентом обслуживаемых больных. В их реабилитации, наряду с клиницистами, принимают участие и многие другие специалисты (методисты лечебной физкультуры, психологи, педагоги трудового обучения, юристы и т. д.).
До сих пор изучались лишь отдельные частные аспекты реабилитации перенесших ожоги. Само понятие медицинская реабилитация обожженных нуждается в уточнении и конкретизации. Отмечается тенденция к чрезмерному его расширению. Так, в литературе часто встречаются рекомендации, смысл которых сводится к тому, что реабилитация должна начинаться в ранние сроки после травмы, практически сразу после госпитализации пострадавшего. Тем самым фактически ставится знак равенства между лечением и реабилитацией, что вряд ли правильно, хотя элементы реабилитации могут и должны использоваться и при лечении в остром периоде.
Несомненно, в ранние сроки после ожога лечение должно проводиться с учетом требований последующей реабилитации, чтобы создать для нее возможно более благоприятный фон. Соответствующие рекомендации по этому вопросу были представлены в предыдущих главах. Однако отождествлять лечение и реабилитацию ошибочно хотя бы потому, что это вносит определенную путаницу и препятствует созданию рациональной системы реабилитации пострадавших от ожогов.
Применительно к обожженным представляется целесообразным определять реабилитацию как систему мероприятий, осуществляемых после полного или почти полного заживления ожоговых ран, наступившего в результате консервативного или оперативного лечения, и ликвидации острых проявлений ожоговой болезни. Методика реабилитации, её продолжительность и ожидаемые результаты определяются многими факторами, главными из которых являются: площадь ожогов, в особенности глубоких, их локализация, наличие или отсутствие первичных или вторичных поражений глубоких анатомических структур, метод лечения ожогов, их осложнения, особенности течения ожоговой болезни. Естественно, это определяет многообразие необходимых реабилитационных мероприятий, в проведении которых врачам поликлиник и травматологических пунктов отводится существенная роль. Части пациентов реабилитация может проводиться от начала до конца в поликлинических учреждениях общего профиля V ряда перенесших ожоги возникает необходимость в повторных госпитализациях для борьбы с последствиями ожогов, правильная оценка которых и своевременное направление пострадавших к специализированное лечебное учреждение, после консультаций, при необходимости, с соответствующими специалистами, является важной задачей поликлинических врачей.
2.1 Особенности реабилитации после выписки из стационара
Целесообразно выделить следующие группы патологических состояний:
1) нарушения функции и косметические дефекты после консервативного лечения поверхностных, в том числе обширных ожогов;
2)нарушения функции и косметические дефекты, остающиеся после оперативного лечения ожогов IIІб степени;
3) последствия ожогов IV степени, а также калечащих вмешательств- ампутации, экзартикуляций, резекций суставов, выполненных по поводу гибели сегмента конечности вследствие глубокого ожога;
4) поздние дерматозы;
5)различные функциональные нарушения и заболевания внутренних органов, являющиеся следствием ожоговой болезни или её осложнений.
Разумеется, у многих пациентов наблюдается не одно, а несколько из указанных патологических состояний в различных сочетаниях, что определяет как программу реабилитации, так и состав специалистов, которые должны принимать в ней участие.
Реабилитация перенесших поверхностные ожоги сводится, в основном, к занятиям лечебной физкультурой, методика которой описана в этой главе применительно к амбулаторному лечению ограниченных поверхностных ожогов. Необходимо иметь в виду возможность развития келоидных рубцов после ожогов Ша степени, особенно у пациентов, предрасположенных к их образованию. Если такие рубцы являются существенным косметическим дефектом, следует провести лечение пирогеналом или введением в рубцовую ткань лидазы с кортикостероидными гормонами. Иногда удовлетворительные результаты достигаются после использования электрофореза с ронидазой, ультразвука с эмульсией гидрокортизона, 70 % раствора диметилсульфоксида. При безуспешности консервативного лечения возникает необходимость в оперативной коррекции рубцов, которую следует предпринимать в специализированном отделении для лечения ожогов и их последствий.
Эти же методы должны использоваться при реабилитации пациентов, которым было произведено оперативное восстановление кожного покрова на участках ожогов ІІІб степени. Основной задачей является растяжение рубцов, ускорение их созревания, а также предупреждение необратимой реакции трансплантатов. Это достигается в основном пассивными движениями в суставах, выполняемыми с помощью методиста ЛФК. Для борьбы с контрактурами важно укрепление мышц-антагонистов, что достигается активными силовыми упражнениями и расслаблением мышц, находящихся в состоянии контракции, для чего осуществляются движения небольшой амплитуды с разгрузкой. Комплекс используемых упражнений определяет методист ЛФК в зависимости от срока, прошедшего с момента травмы, развившихся местных изменений и локализации ожога.
Эффективность лечебной физкультуры возрастает, если она применяется с массажем и физиотерапевтическими процедурами. В ранние сроки после эпителизации ран следует использовать теплые (35--40° С) ванны, соллюкс. По мере формирования рубцов и увеличения прочности покрывающего их эпителия перед занятиями лечебной физкультурой следует делать парафиновые аппликации. Массаж должен проводиться осторожно, чтобы не травмировать молодой эпидермис. Эта процедура существенно ускоряет нормализацию кровообращении и лимфообращения, способствует не только деретракции рубцов и оперативно-восстановленного кожного покрова, но и повышению эластичности глубже расположенных анатомических структур, также участвующих в развитии контрактуры. Кроме того, при массаже растягивается окружающая неповрежденная кожа, что увеличивает амплитуду движений. Иногда достигаемый во время занятий лечебной физкультурой объем движений через несколько часов уменьшается. Чтобы предупредить это нежелательное явление, целесообразно иммобилизовать сустав в том положении, которое было достигнуто в конце занятия.
Особенно важно не упустить время для производства тех вмешательств, промедление с которыми грозит развитием тяжелых последствий (кератит с изъязвлением роговицы и утратой зрения при рубцовом вывороте век, нарушения роста костей вследствие рубцовых деформаций у детей). Таких пациентов следует своевременно направлять в лечебные учреждения, занимающиеся восстановительной хирургией.
Как показывает опыт, после глубоких ожогов нижних конечностей возможно развитие нарушений венозного и лимфатического оттока и образование трофических язв. Для выявления причины и характера этих нарушений и выбора патогенетические обоснованного лечения, помимо обычного клинического обследования, следует использовать флебографию и лимфографию, которые лучше всего производить в хирургических стационарах, занимающихся сосудистой хирургией. При варикозном расширении поверхностных вен следует рекомендовать флебэктомию (желательно в стадии компенсации). Лишь при отказе пациента от операции при наличии противопоказаний к той можно ограничиться рекомендацией носить эластические чулки или бинтовать конечности эластическим бинтом, а также соблюдать соответствующий режим труда и быта. У страдающих трофическими язвами консервативная терапия, как правило, дает лишь временное улучшение. Стойкое излечение может быть достигнуто лишь после радикального иссечения язвы в пределах неизмененных тканей с одномоментной кожной пластикой.
Необходимость в госпитализации и оперативном лечении может возникнуть и при выраженном лимфостазе и вторичной слоновости. Метод оперативного лечения посттромботической болезни, осложненной трофической язвой (флебэктомия, перевязка перфорантных вен, иссечение язвы и аутопластика) определяется особенностями патологического процесса. Обследование и лечение таких больных лучше всего проводить в специализированных отделениях сосудистой хирургии или в ожоговых отделениях, при наличии в последних соответствующих условий для полноценного обследования. Правильная ориентация больных с учетом характера развившихся нарушений, отказ от необоснованно длительного консервативного лечения является важной задачей врача поликлиники.
Наиболее сложна реабилитация после ожогов IV степени, приводящих к резким нарушениям функции вследствие разрушения глубо и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.