Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Роль скоморошества в развитии русского танца

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 22.06.2012. Сдан: 2011. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


   
       
      
 

       СОДЕРЖАНИЕ 

       Введение………………………………………………………………2 

      История скоморохов………………………………………………3
      Инструменты скоморошной музыкальной традиции …………..13
      Скоморошество в русской культуре………………………………20
      Роль скоморошества в развитии русского танца…………………24
       Заключение…………………………………………………………….27 

       Литература…………………………………………………………….29 
 
 
 

       
       Введение   

       Более  ста  лет  назад  скомоpохи  впеpвые  пpивлекли  внимание   pyсской наyки. В числе дpyгих ими занимались такие кpyпные  yченые,   как И. Беляев, А. H. Веселовский и  П.  Моpозов  до  pеволюции,  H.   Финдейзен, А. Зимин и дp. - в советское вpемя. Однако до сих поp в   истоpии скомоpошества много  неясного.  Скомоpохами  интеpесовались   yченые pазличных специальностей, каждый из них, естественно, бpал тy   стоpонy, котоpая наиболее близка напpавленности его  наyки.  Сейчас   можно  сказать,  что  пpоблема  изyчена  если  не  всестоpонне,  то   многостоpонне, но в целом истоpия скомоpохов  не  полyчила  полного освещения.
         Скоморохи не раз привлекали  к себе внимание ученых, но  при изучении их творчества  допускались серьезные методологические  ошибки: искусство скоморохов изучалось  в отрыве от их произведений, вне общеисторического процесса. Долгое время господствовала культовая точка зрения на происхождение скоморошества. Некоторые ученые, например И. Беляев, А. Пономарев, И. Барщевский, А. Морозов, считали скоморохов своего рода волхвами. Подобная точка зрения ошибочна, ибо скоморохи, участвуя в обрядах, не только не усиливали их религиозно-магический характер, но, наоборот, вносили мирское, светское содержание. Столь же неверна теория зарубежного происхождения скоморохов, введенная в научный обиход А. Н. Веселовским, А. И. Кирпичниковым и их последователями. Исходя из неправильного толкования термина «скоморох» как якобы термина зарубежного, они делали тот же вывод и относительно самой профессии, забывая при этом о самом главном - об органической связи скоморохов с бытом русского народа и о своеобразии их искусства. Позднее была предложена теория национального происхождения термина «скоморох». Изучение экономики, культуры, и в частности ремесел Древней Руси, дает исследователю ключ к изучению истории скоморохов. 
 

      История скоморохов
 
       Скоморошество - явление сложное. Не вполне ясна его  ранняя история. 

       Таким в XIV веке изобразил новгородский монах-переписчик скомороха — народного музыканта, певца, плясуна. И надписал: «гуди  гораздо» — «играй получше».
       Еще задолго до того, как появился этот рисунок, бродили скоморохи по Руси, потешали народ своим искусством. Их знали в Киевской Руси, в Суздале и Владимире, в Московском княжестве, в землях Новгородских — от берегов Днепра-реки до Студеного моря (Ледовитого океана). Они плясали, пели веселые потешные песни, играли на гуслях и домрах, деревянных ложках и бубнах, на дудках, волынках и похожем на скрипку гудке.  
         В народе скоморохов любили, называли их «веселые молодцы», рассказывали про них в сказках, складывали пословицы, поговорки: «Рад скомрах о своих домрах», «Всякий спляшет, да не как скоморох», «Скоморох попу не товарищ».

       Духовенство, князья и бояре скоморохов не жаловали. Скоморохи веселили народ. К тому же у «веселых молодцов» не раз  находилось смешное, острое словцо про  попов, монахов и бояр.
       Уже в те времена скоморохов начали преследовать. Свободное житье было им только в  Новгороде Великом и в Новгородской земле. В этом вольном городе их любили и уважали.
       Скоморохом, музыкантом-профессионалом, был герой  новгородских былин певец-гусляр Садко, ставший «торговым гостем». Игрою на гуслях и пением он покорил морское царство — самого царя Морского и его дочь, прекрасную царевну Волхову. Там, где между Ильмень-озером и озером Ладожским был «волок», где приходилось по земле волочить корабли, царевна Волхова разлилась, заструилась быстрою речкой. Так, по народному сказанию, певец-гусляр Садко открыл путь кораблям новгородским в далекие страны, в «океан-море синее».
       Со  временем искусство скоморохов стало  более сложным и разнообразным. Кроме скоморохов, которые играли, пели и плясали, появились скоморохи актеры, акробаты, жонглеры, скоморохи с дрессированными животными, появился кукольный театр.  
               Один из иностранцев, Адам Олеарий, путешествовавший по России в XVII веке, поместил в своей книге такой рисунок:
 

       В центре — кукольник. Он укрепил у  пояса одеяло и поднял его выше головы. Это — ширма. Всмотритесь  в кукол. Длинноносый веселый  Петрушка держит за хвост лошадь. Он покупает ее у цыгана и собирается расплатиться с ним не деньгами, а ударами дубинки за то, что цыган хочет его обмануть. У морды лошади цыган. А по другую сторону Петрушки женская фигурка: это Петрушкина невеста. Направо от кукольника два музыканта. Один играет на гуслях, другой на гудке. В глубине налево поводырь «медведчик» со своим ученым мишкой.
       А вот еще один рисунок XVIII века. На нем изображена пляска медведя с  козой. У медведя дудка, у козы ложки. Сверху надпись: «Медведь с козою  проклажаются на музыке своей забавляются. И медведь шляпу вздел, сделав дутку играл, а коза сива в сарафане синем с рошками и с колокольчиками и с лошками скачет и вприсятку пляшет».
       Чем веселей было искусство скоморохов, чем больше высмеивали они князей, дьяков, бояр и попов, тем сильнее  становились гонения на «веселых молодцов». По городам, деревням и селам рассылались указы — гнать скоморохов, бить их батогами, не позволять народу смотреть на «бесовские игрища».
       Царь  Алексей Михайлович «повелел» отобрать у скоморохов их музыкальные инструменты  и сжечь их. В то же время придворным музыкантам — царским «домрачеям» — жилось спокойно и на их домрах звенели порою серебряные струны.  

       Изменилась  и судьба новгородских скоморохов. Новгород потерял свою вольность. Скоморохов стали преследовать и здесь. Одних  вывозили в Москву, в царские и княжеские дворы; другие расселились по глухим местам Новгородской земли. И по сей день на севере встречаются названия: деревня Скоморохово, мыс Скомороший. Иные скоморохи оказались очень далеко от родных краев. Селились они и в средней России, и в Сибири. Поэтому следы скоморошьих песен можно найти и сейчас по всей нашей стране. Но особенно много их в бывшей Новго родской земле.  
          Искусство скоморохов продолжало жить у бродячих кукольников и в XIX веке. Об их представлениях Некрасов писал:

       Комедия не мудрая,
       Однако  и не глупая,
       Хожалому  квартальному
         Не в бровь, а прямо в глаз.
                                                 («Кому на Руси жить хорошо»)
       У «веселых молодцов» — скоморохов, верных друзей народа, было много собратьев  в разных странах. В Англии их называли вагрантами, в Германии — шпильманами, во Франции и Италии — жонгерами. Были братья и у Петрушки: итальянский Пульчинелло, французский Полишинель, английский Понч, в Австрии и Германии — Кашперле (Касперль) и Гансвурст.
       Искусство народных музыкантов резко отличалось от искусства музыкантов, которые служили в замках, у рыцарей. Так же, как и на Руси, оно было очень разнообразным. Вот что должен был уметь бродячий музыкант в средние века: «Хорошо изобретать и рифмовать, выступать в состязаниях, лихо бить в барабан, играть па лире, на мандолине, на гитаре и на скрипке, под- ражать пению птиц, ловко подбрасывать яблоки и подхватывать их на ножи, проделывать фокусы с картами» и т. д.
       И на Западе, как и на Руси, духовенство  и знать преследовали народных музыкантов за веселье, которое они несли народу, за меткое слово против попов, монахов, князей. Где бы ни были народные музыканты, они хранили верность народу.
       XV век. По всей Германии голодный, забитый люд, вечный раб многих  господ, начиная от господа Бога до любого монаха и рыцаря, поднялся на защиту своих прав. Один из первых крестьянских заговоров возглавлял молодой пастух и музыкант Ганс Бёхаум. Его называли также «барабанщик» и «Ганс-дударь». Когда в XVI веке в Германии вспыхнула Великая крестьянская война, многие городские музыканты присоединялись к восставшим крестьянам. Образы скоморохов и их музыка вошли в произведения русских композиторов-классиков: «Камаринская» Глинки, где звучит пляспвий скомороший напев: пляска скоморохов в опере «Снегурочка» Рямского-Корсакова; скоморохи Скула и Брошка в опере Бородина «Князь Игорь»...
       Народное  искусство скоморохов в измененном виде живет полной жизнью в наши дни: кукольные театры, цирк с его  акробатами, жонглерами и дрессированными  животными, эстрадные концерты с их меткими частушками и песнями, оркестры и ансамбли русских народных инструментов развились в отдельные большие области из разнообразного веселого искусе та скоморохов.
       В Древней Руси музыка звучала и  на боярских и княжеских пирах, и на народных празднеставх, гуляньях. Главными музыкантами в те далекие времена были скоморохи. Каждый из них мог и петь, и плясать , и играть на музыкальных инструментах.
Они - на базарах, на княжьих пирах,
На игрищах  тон задавали,
Играя на гуслях, волынках, гудках,
На ярмарках люд потешали.
оть бубен - не меч, а сурна - не копье,
Но кто  же из смертных не знает,
Как песня  уставшему силы дает,
Как музыка дух поднимает!
Беспечное племя веселых бродяг,
Рожденное духом свободы,
Не нужно  им було ни славы, ни благ,
Довольно  любви всенародной
       Скоморошить, то есть петь, плясать, балагурить, разыгрывать  сценки, мог всякий. Но скоморохом-умельцем становился и назывался только тот, чье искусство выделялось над  уровнем искусства масс своей  художественностью. «Всяк спляшет, да не как скоморох», - говорит русская поговорка. Так постепенно создавалась почва для того, чтобы искусство скоморохов в дальнейшем сделалось их профессией, ремеслом. А. М. Горький писал: «Основоположниками искусства были гончары, кузнецы и златокузнецы, ткачихи и ткачи, каменщики, плотники, резчики по дереву и кости, оружейники, маляры, портные, портнихи и вообще - ремесленники, люди, чьи артистически сделанные вещи, радуя наши глаза, наполняют музеи». В одном ряду с перечисленными мастерами стоят и скоморохи.
       Первые  летописные сведения о скоморохах совпадают  по времени с появлением на стенах Киево-Софийского собора фресок, изображавших скоморошьи представления. Вряд ли это  совпадение случайно: оно наглядно иллюстрирует жанровые разновидности искусства скоморохов, указывает время, когда они привлекли к себе внимание, и говорит о двояком к ним отношении.
       Монах-летописец  называет скоморохов служителями дьявола, а художник, расписывавший стены  собора, счел возможным включить их изображения в церковные украшения наряду с иконами. Но летописные сведения совпадают по времени и с одним из киевских народных восстаний; вряд ли и это случайно, если иметь в виду, что скоморохи были связаны с массами и что одним из видов их искусства был «глум», то есть сатира, которая в дни восстания могла иметь антифеодальный и антиклерикальный характер, - тогда оценка летописца станет вполне понятной. Особого внимания заслуживает с этой точки зрения, правда более позднее (XIII век), свидетельство рязанской «Кормчей».
       Она именует скоморохов «глумцами», то есть насмешниками. Глум, издевка, сатира и в дальнейшем будут прочно связаны  со скоморохами. Очевидно, по мере обострения классовой борьбы скоморохи становятся все активнее в этом отношении.
       Насквозь  мирское искусство скоморохов было враждебно церкви и клерикальной идеологии. О ненависти, которую питали церковники к искусству скоморохов, свидетельствуют записи летописцев. Так, в «Повести временных лет» говорится: «Дьявол лстить, и другыми нравы, всячьскыми лестьми превабляя ны от бога, трубами и скоморохы, гусльми и русальи». Летописец с негодованием отмечает успех искусства скоморохов у простого народа в ущерб посещению христианского богослужения: «Видим бо игрища утолочена и людий много множьство, яко упихати начнуть друг друга, позоры деюще от беса замышленного дела, а церкви стоять». Церковные поучения XI—XII веков объявляют грехом и ряжения, к которым прибегали скоморохи: «Москолудство вам братие нелепо имети».
       Особенно  сильному преследованию скоморохи  подверглись в годы татарского ига, когда церковь, авторитет которой заметно возвысился, стала усиленно проповедовать аскетический образ жизни. Так, митрополит Кирилл в своем поучении 1274 года запрещал ходить «на русалии скоморохов и прочие диавольские игры». Рязанская «Кормчая» 1284 года осуждала «скомрахов, гоудцов, свирелников, глумцов». Летопись Переяславля Суздальского (XIII век) сетовала на распространение короткого мужского платья: «Начаша... кротополие носити... аки скомраси». Никакие преследования не искоренили в народе скоморошье искусство. Наоборот, оно успешно развивалось, а сатирическое жало его становилось все острее.
       Оппозиционный характер творчества скоморохов определялся  в их социальной принадлежностью: по данным писцовых книг, скоморохи числились  в ремесленниках. Следует заметить при этом, что противопоставление понятий «ремесленник», «ремесло» понятиям «художник», «искусство», не всегда достаточно обоснованное в наше время, было бы тем более ошибочным для эпохи раннего феодализма. А. М. Горький не случайно считал ремесленников «основоположниками искусства». Легендарные Кузьма и Демьян, бывшие некогда кузнецами, считались «святыми» - покровителями сперва кузнецов, а потом и ремесленников вообще. В одной из былин («Вавило и скоморохи») говорится, что они были также покровителями скоморохов.
       В Древней Руси были известны ремесла, связанные с искусством: иконописцы, ювелиры, резчики по дереву и кости, книжные писцы. Скоморохи принадлежали к их числу, являясь «хитрецами», «мастерами» пения, музыки, пляски, пантомимы, поэзии, драмы. Но они расценивались лишь как забавники, потешники, «веселые ребята». К тому же их искусство идеологически было связано с народными массами, с ремесленным людом, обычно настроенным оппозиционно к правящим классам. Это делало их мастерами не просто бесполезными, но, с точки зрения феодалов и духовенства, идеологически вредными и опасными. Представители христианской церкви ставили скоморохов рядом с волхвами и ворожеями. Очевидно, сторонники церкви и сложили такие поговорки, как «Бог дал попа, черт - скомороха», «Скоморох попу не товарищ».
       Характер  выступления скоморохов первоначально  не требовал объединения их в большие  группы. Для исполнения сказок, былин, песен, игры на инструменте достаточно было только одного исполнителя. До нас дошло несколько скоморошьих монологов и диалогов. Можно полагать, что игрища с участием четырех-пяти и более человек - явление позднейшее.
       Первоначально и радиус деятельности скоморохов был  небольшим. Но позже они оставляют  родные места и бродят по русской земле в поисках заработка, переселяются из деревень в города, где обслуживают уже не только сельское, но и посадское население, а порой и княжеские дворы. Вместе с тем городские массы сами выделяют из своей среды скоморохов.
       Расслоение  в скоморошьей среде наблюдалось еще в Киевской Руси.
       Известно, что при дворе скоморохи развлекали пением, плясками и игрой на музыкальных  инструментах князей Святополка (1015), Святослава Ярославича (1073—1076), Изяслава Мстиславича (1146—1154), Всеволода Мстиславича (1135) и т. д. Больше всех любил веселье, музыку, песни и пляску Владимир Святославич (978—1015). Во время его пиров, как гласят былины, с песнями и плясками выступали богатыри, которым, таким образом, народная молва приписывала искусство скоморохов. Вот как обращается в одной из былин Владимир Святославич к Добрыне Никитичу:
       Ай  же, мала скоморошина!
       За  твою игру за великую,
       За  утехи твои за нежныя
       Без мерушки пей зелено вино.
       Не  вызывает сомнения, что идейное содержание скоморошьих выступлений при  дворе отличалось от их выступлений в своей, народной среде. Надо думать, скоморохи привлекались и к парадным придворным представлениям, которые умножились под влиянием знакомства с Византией и ее придворным бытом.
       Военные и торговые отношения Руси с Византией  общеизвестны. Русь ходила войной на Византию в 860, 911, 941, 944, 969-971, 989 годах. При этом русские князья с войском не раз бывали и в Царьграде. По договору 911 года, упрочивались и расширялись русские торговые отношения с Византией. Значительны были и культурные связи между двумя странами. В 957 году княгиня Ольга с многочисленной свитой совершила дипломатическую поездку в Царьград. Византийский император торжественно принимал ее. По придворному обычаю во время пиршества показывались различные представления, игры, исполнялись пляски, пелись песни. Пиршество сопровождалось также игрой на музыкальных инструментах. Исполнителями были труппы актеров и танцовщиков. 
Эти представления кроме княгини Ольги смотрела ее многочисленная свита. В течение своего долговременного пребывания в Царьграде Ольга и ее свита посещали торги и ипподромные представления. На ипподромных играх, конечно, бывали и жившие в Царьграде русские купцы; об этих зрелищах говорили киевлянам и заезжие византийские купцы. Когда греческая царевна Анна вышла замуж за великого князя Владимира Святославича, она приехала в Киев с большой свитой, в состав которой, вероятно, входили также византийские актеры и скоморохи. Нельзя сомневаться в том, что для обслуживания двора тогда были привлечены и русские скоморохи.

       По-видимому, одно из таких представлений изображено на фресках Киево-Софийского собора. Здесь изображены представления  нескольких жанров. На одной из фресок нарисованы три пляшущих скомороха - один соло, двое других в паре, причем один из них либо пародирует женскую пляску, либо исполняет нечто подобное пляске «кинто» с платком в руке. На другой - трое музыкантов: двое играют на рожках (сопелях), один на гуслях. Тут же два акробата-эквилибриста: взрослый стоя поддерживает шест, по которому поднимается мальчик. Рядом - музыкант со струнным смычковым инструментом.
       На  фреске представлены также травля медведя  и белки или охота на них, бой  человека с ряженым зверем, конные ристания; кроме того, ипподром, публика  в ложах, князь с княгиней и  их свита. В Киеве, по-видимому, ипподрома не было, но происходили конные ристания и травля зверей. Следовательно, существовало нечто подобное ипподрому, а художник, желая придать своей фреске большую пышность и торжественность, изобразил ипподром, подобный константинопольскому. Однако из этого вовсе не следует, будто на фресках изображены константинопольские представления.
       Вместе  со скоморохами, естественно, эволюционировали и сами игрища. 
Они вызывали все больший интерес среди присутствовавших на праздниках, оказывавшихся на положении более или менее активных зрителей. В связи с этим в игрищах стали усиленно развиваться зрелищные черты; «игрища» перерастали в «позорища».

       Разделение  на зрителей и исполнителей вызывало необходимость сооружать особые приспособления - сценические коробки, сценические площадки, что впервые было осуществлено в народном кукольном театре; при дворе строились специальные помещения со сценой или эстрадой и зрительным залом.
       Таким образом, позорища постепенно становились  самостоятельным видом искусства, средством отражения, оценки действительности и воздействия на нее. Все это обусловливало общественное значение позорищ. 
 

      Инструменты скоморошной музыкальной  традиции
 
       Вокальная и инструментальная музыка (последняя, вероятно, чаще всего как сопровождение, а затем уже и как замена первой) были известны русским славянам уже в глубокой древности. На это указывают многочисленные русские обрядовые песни, несомненно ведущие свое начало из языческой старины, и свидетельства, рассеянные в сказках и других произведениях народной поэзии. В сказках упоминаются чудесные рога, вызывающие своими звуками многочисленную рать, гусли-самогуды, заставляющие плясать леса и горы и наводящие волшебный сон, обличительница дудка-жалейка, сделанная из надмогильного тростника или из кости злодейски убитых юноши или девушки, и т. д. В былинах также упоминаются гусли-звончаты, игрой на которых занимаются не только гости богатые, вроде Садко, но и богатыри, как Добрыня Никитич, Чурила Пленкович, Соловей Будимирович, Ставр Годинович; говорится и о профессиональных музыкантах-инструменталистах, игроках, гудочниках, о мастерах-певцах, вроде Василия Буслаевича. Эти зачатки вокальной и инструментальной музыки не были самостоятельным приобретением наших предков, но представляли собой наследие, вынесенное ими из еще более древней, общеславянской, или праславянской, эпохи. Доказательством этому служит тождество известных природных (не заимствованных) музыкальных терминов в славянских языках: глагол «петь» и разные производные образования от его корня (песня, петел и т. п.) свойственны всем или почти всем отдельным славянским языкам. О существовании у праславян инструментальной музыки свидетельствует также ряд общеславянских названий музыкальных инструментов: свирель, сопелка, пищаль, дуда, труба, гусли, струна, смычок.
       С начала русской истории до сер. XVII в. профессиональными представителями  светского музыкального искусства  являются у нас «веселые молодцы, люди вежливые, очестливые, веселые  ребята скоморохи». Откуда явились на Руси эти бродячие «умельцы», часто бывшие в одно и то же время и певцами, и музыкантами, и мимами, и танцорами, и клоунами, и авторами-импровизаторами исполняемых произведений — до сих пор еще не выяснено; сама этимология слова загадочна. Одно из его объяснений указывает на византийское происхождение скоморохов, не обошедшееся, конечно, без южнославянского посредства. В Византии были целые дружины актеров, танцовщиков, придворных певчих, которые во время торжественной царской трапезы (напр., во время приема русской княгини Ольги) занимали и потешали пирующих. Существует даже известие, что во времена византийского императора Константина Багрянородного (X в.) придворными музыкантами служили славяне, любовь которых к музыке отмечается греческими летописцами еще в VI в. Возможно, что и с Запада рано попадали к нам изредка тамошние скоморохи — жонглеры и шпильманы (последнее слово встречается уже в памятниках XIII в.; переделкой его является русское шпынь — насмешник, балагур, шут, слепой нищий — певец, откуда шпынять — насмехаться, язвить, бранить). Этим, быть может, объясняется сходство скоморошеского платья с латинским, т.е. западноевропейским, отмечаемое в XIII в. летописцем Переяславля-Суздальского. Случайные западные влияния едва ли, однако, могли равняться по силе более широким и постоянным византийским. Древнейший образ, в котором являются у нас скоморохи, — это «гусельники», играющие на своих «звончатых» или «яровчатых» (т. е. яворовых) гуслях, поющие песни, а иногда и пляшущие, одетые в особое скоморошье платье и ходящие поодиночке или целыми толпами-товариществами. Они — желанные гости на свадьбах, народных праздниках и сборищах, пирах княжеских и частных; их охотно зазывают к себе в дом любители их искусства, несмотря на поучения и запрещения духовных пастырей. Древнейшее историческое свидетельство о гусельной игре на княжеских пирах встречается в летописи под 1015. Там же (в житии Феодосия Печерского) находим описание пира у великого князя киевского Святополка Ярославича, где игумен Феодосий увидел многих «игрецов», «овы гусльми гласы испускающе», «органьныя гласы поюще», «инем замарьныя писки гласящем и тако всем играющем и веселящемся, яко-же обычай есть пред князем». Замечание Феодосия: «Будет ли так на том свете?» — заставляет князя прекратить веселье. Очевидно, что в XI в. «игра», т.е. музыка и пение, были «обычной» принадлежностью княжеского двора на Руси, как и тогдашнего сербского царского двора. На старинной фреске Софийского киевского собора, относимой к XI в., есть изображения таких «игрецов» на флейте, на длинных трубах, на струнных инструментах, вроде арфы и гитары, и на тарелках, причем флейтист и тарелочник изображены в то же время и пляшущими. Есть в летописи и данные о существовании военной музыки: во время похода Святослава в Болгарию «пойде полк по полце бьюще в бубны, и в трубы, и в сопели»; в «Сказании о Мамаевом побоище» рассказывается, что перед началом битвы «начаша гласы трубные от обоих стран сниматися». По-видимому, количество музыкальных инструментов находилось в известном отношении к численности
       войска. Так, в летописи количество войска у  князя Юрия Владимировича определяется числом знамен (30), труб и бубнов (140). В описании междоусобицы Новгорода с Владимиром (1216) указывается, что первый выставил в поле 60 труб, а второй 40 труб и 40 бубнов. Музыка (исполнявшаяся, конечно, скоморохами) долго была непременной принадлежностью царского двора, особенно на свадьбах. На свадьбе Михаила Федоровича, как «государь пошел в мыльню, во весь день и с вечера и в ночи на дворце играли в сурны и в трубы и били по накрам». Котошихин свидетельствует (в 1660-х), что на царских свадьбах, «на царском дворе и по сеням играют в трубки и в суренки и бьют в литавры». Алексей Михайлович первый отказался от этого обычая, соблюдавшегося «на прежних государских радостях», и «накрам и трубам быти не изволил, а велел государь в свои государские столы, вместо труб и органов и всяких свадебных потех, петь своим государевым певчим дьякам... строчные и демественные большие стихи». Это настроение не было продолжительно; музыка опять является при дворе, и ей отводится широкое место в ряду прочих увеселений. Так, в сентябре 1674 был при дворе большой пир, на котором «великого государя тешили и в арганы играли, а играл в арганы немчин, и в сурны и в трубы трубили и в сурепки играли, и по накрам, и по литаврам били во все». Бояре также заводили у себя скоморохов. Скоморошеские забавы нередко примешивались и к церковным обрядам, В определениях Стоглава (1551) указывается на участие в «мирских свадьбах» «глумотворцев и органников и гусельников и смехотворцев», поющих «бесовские песни». Вследствие этого Собор запрещал «скомрахом и глумцом» ходить «к венчанию ко святым церквам». Участники «пещного действа» — «халдеи» — на улицах вели себя как скоморохи. Митр. Даниил в своем поучении (в сер. XVI в.) говорит, что «суть нецыи от священных, иже суть сии пресвитери и диакони, иподиакона, и четци и певци, глумяся, играют на гуслях, в домры, в смыки». С сер. XVII в. скоморошество благодаря разным законодательным мерам стало падать: бродячие скоморохи постепенно исчезают, а оседлые превращаются в музыкантов, актеров, балетных танцоров и т. д. Пережитки бродячих и добровольцев скоморохов долго продолжали существовать в виде сказителей былин на севере, кобзарей-бандуристов на юге, народных дударей, гудочников-скрипачей (у белорусов сельский скрипач назывался «скоморохой»), балалаечников, лирников и др. Древнейшим музыкальным инструментом скоморохов являлись гусли — струнный инструмент, родственный нем. Hackebrett, цитре и т. п.
       БУБЕН - музыкальный ударный инструмент в виде неширокой круглой деревянной обечайки, с натянутой на одной стороне кожаной мембраной. Иногда внутри обечайки подвешиваются бубенчики и колокольцы, а в прорези стенок вставляются бряцающие металлические пластинки.
       Распространен бубен у многих народов: узбекская  дойра; армянский, азербайджанский, таджикский дэф; шаманские бубны с длинной  ручкой у народов Сибири и Дальнего Востока. О шаманских бубнах можно  прочитать на разных сайтах, хотелось бы рассказать о истории бубна на Руси. Бубен известен восточным славянам с древнейших времён. 

       Особенно  широко они применялись в ратном деле и у скоморохов. В прежние  времена бубном называли ударные  инструменты, на которых натянута кожа. Возможно, когда в русских летописях встречается название "бубен", под этим следует разуметь инструмент, который позже стал называться "барабаном".
       Одно  из описаний бубна вместе с трубами  в качестве военно-музыкального инструмента  относится к X в. (960-е годы) и включено в описание похода князя Святослава Игоревича. Число бубнов в войске определяло его численность. Бубен служил знаком командного достоинства, исполнители на бубнах находились в непосредственном распоряжении начальников отрядов.
       Бубен ратный представлял собой котёл  с натянутой кожаной мембраной. В древности удар по мембране производился с помощью вощаги - колотушки в  виде кнута с плетенным шаром  на конце. Ратные бубны применялись  как пехотой, так и конницей. Известны разновидности ратных бубнов: тулумбас и набат.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.