На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Джон Локк о человеческом познании

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 22.06.2012. Сдан: 2011. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


     СОДЕРЖАНИЕ 

ВВЕДЕНИЕ                                                                                                             2                        

1. Основные  идеи теории познания Д. Локка                                                       5                    

2. Уровни  познания и виды истинности.                                                             13                  

3. Соотношение  первичных и вторичных качеств  по Локку                            17               

ЗАКЛЮЧЕНИЕ                                                                                                    19                              

СПИСОК  ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ                                             20                                        

 

      ВВЕДЕНИЕ 

     Поскольку реальные процессы развития в обществе отношений познания и нравственности находили свое отражение в философских, этических теориях своих исторических эпох в длительной и духовно насыщенной истории идей, то в целом, возможно решить указанную проблему, обратившись к истории наиболее значительных учений прошлого, заложивших основы нашего современного воззрения на эти вопросы. Особый интерес представляет 17 век – важный период в истории человечества. В эпоху Нового времени были разработаны основные идеи, характерные для европейского сознания, сформировавшие общую теоретическую основу историко-философских учений вплоть до наших дней. Произошел коренной пересмотр взглядов на человека, что во многом стимулировало развитие эмпирического естествознания последующих столетий. Для самой философии это обернулось решительной переориентацией в сторону эмпиризма и сенсуализма. Выявились собственно социальные факторы определения границ теоретического познания, открывавшие перспективы для развития моральной философии.
     Подлинным центром новаторской мысли была Англия. Отсюда необходимость особого внимания к творчеству британских эмпириков того времени и, прежде всего, Джона Локка. Имя Джона Локка (1632-1704) занимает весьма почетное место не только в ряду великих философских имен эпохи Нового времени, но и в мировом историко-философском процессе. Философские концепции теории познания и нравственности английского мыслителя послужили своеобразным связующим элементом между философской и социально-этической мыслью 17 и 18 веков. Следует отметить, что Локк сыграл выдающуюся роль в развитии политических концепций 17 века, оставив потомкам достаточно полно разработанную систему идей, которые легли в основу современной политики. К Локку также восходит философское учение о воспитании, послужившее развитию философско-педагогической мысли эпохи Просвещения. Достаточно очевидным представляется тот факт, что для самого Локка на первом месте его философских интересов стояла гносеологическая и политико-правовая проблематика, а не исследование вопросов нравственного поведения человека и создание науки о морали. Это подтверждается и самим названием основного труда философа «Опыт о человеческом разумении».
     Цель  контрольной работы: выделить и проанализировать основные идеи теории познания Локка. 

 

      1. Теория познания  д. Локка 

     Главная работа Д. Локка по теоретической  философии – «Опыт о человеческом разуме» – была закончена в 1687 году и опубликована в 1690 году.
     Годы  перед революцией 1688 года, когда  Локк не мог без серьезного риска  принять теоретическое или практическое участие в английской политике, он провел, сочиняя свой «Опыт о человеческом разуме». Это его важнейшая книга, которая больше всего принесла ему славы, но его влияние на философию политики было так велико и так продолжительно, что его можно рассматривать как основателя философского либерализма, так же как и эмпиризма в теории познания.
     Локк  является наиболее удачливым из всех философов. Он закончил свою работу по теоретической философии как  раз в тот момент, когда правление  в его стране попало в руки людей, которые разделяли его политические взгляды. В последующие годы наиболее энергичные и влиятельные политики и философы поддерживали и на практике и в теории взгляды, которые он проповедовал. Его политические теории, развитые Монтескье, отражены в американской конституции и находят применение повсюду, где существует спор между президентом и конгрессом. На его теории еще около пятидесяти лет тому назад основывалась британская конституция, и так же обстояло дело с французской конституцией, принятой в 1871 году.
     Во  Франции 18 века Локк своим влиянием первоначально был обязан Вольтеру. За ним пошли философы и умеренные  реформаторы; крайние же революционеры  пошли за Руссо. Его французские  последователи, правы они были или  нет, верили в тесную связь между теорией познания Локка и его взглядами на политику.
     В Англии эта связь менее заметна. Из двух наиболее известных последователей Локка Беркли не был значительной фигурой в политике, а Юм принадлежал  к партии тори и свои реакционные  взгляды изложил в «Истории Англии». Но после Канта, когда немецкий идеализм начал оказывать влияние на мысль Англии, снова возникла связь между философией и политикой: философы, которые шли за немецкими идеалистами, в основном были консерваторами, тогда как последователи Бентама, являющегося радикалом, оставались верными традициям Локка. Однако это соотношение не было постоянным; Т.Г. Грин, например, был одновременно и либералом и идеалистом.
     Не  только правильные взгляды Локка, но даже его ошибки на практике были полезны.
     Опытная компонента познания, в принципе присущая как эмпиристам, так и рационалистам, с наибольшей последовательностью  в рассматриваемом веке, была разработана  Локком. Автор «Опыта о человеческом разумении» утверждал, что «на опыте  основывается все наше знание, от него, в конце концов, оно происходит» [4,154]. Опыт складывается из двух источников: ощущений и рефлексии.
     Внешний опыт Локк понимал как состоящий  из ощущений, а внутренний – как  образуемый чувственным отображением (рефлексией) душой своей собственной деятельности.
     Таким образом, Локк понимал опыт как совокупность внешних и внутренних чувствований, заявляя, что в этом смысле «все идеи происходят от ощущения и рефлексии» [4,154]. Философ последовательно проводил принцип сенсуализма, сформулированный еще в античной философии, - «нет ничего в уме, чего ранее не было бы в чувствах».
     Философия Локка, как это видно из изучения «Опыта о человеческом разуме», вся  пронизана определенными достоинствами  и определенными недостатками. И  те и другие одинаково полезны: недостатки являются таковыми только с теоретической точки зрения.
     Локк  всегда благоразумен и всегда скорее охотно пожертвует логикой, чем станет парадоксальным. Он провозглашает общие  принципы, которые, как читателю легко  себе представить, способны приводить к странным следствиям; но всякий раз, когда такие странные следствия, кажется, готовы появиться, Локк тактично воздерживается от их выведения. Так как мир является тем, чем он есть, ясно, что правильное умозаключение из истинных посылок не может привести к ошибкам; но посылки могут быть настолько близки к истине, насколько это требуется в теоретическом отношении, и, тем не менее, они могут привести к практически абсурдным следствиям.
     Характерная особенность Локка, которая распространяется и на все либеральное направление, - это отсутствие догматизма. Убеждение в нашем собственном существовании, существовании Бога и в истинности математики – вот те немногие несомненные истины, которые Локк унаследовал от предшественников. Но как бы ни отличалась его теория от теорий его предшественников, в ней он приходит к выводу, что истиной обладать трудно и что разумный человек будет придерживаться своих взглядов, сохраняя некоторую долю сомнения.
     Важная  процедура, которая была осуществлена Локком, связана с классификацией деятельности разума. После того, как мы получили идеи из опыта, мы их должны обработать[4]. Это обрабатывание может осуществляться всего тремя способами. Мы идеи, полученные из опыта, можем либо разделять – отделять друг от друга – в таком случае мы имеем дело с операцией абстрагирования; причем пределов разделения идей Локк не видит: ему кажется, что любая идея может быть отделена от любой другой; потом ему возражали (вообще, его теорию абстракции резко критиковали). Мы можем соединять идеи; в частности – в суждении это происходит. И мы можем сравнивать идеи.
     Приложил  свои классификаторские усилия Локк и к проблеме видов познания.
     Во-первых, он неявно различает экзистенциальные положения и эссенциальные –  касающиеся существования вещи и ее сущности. И здесь возможны три вида знания: интуитивное, демонстративное и чувственное. Или интуитивное знание, доказательное знание и вера (потому, что чувственное знание сближается с верой).
     Интуитивное знание Локк понимает так же, как  Декарт. То, что он называет демонстративным знанием – соответствует дедуктивному знанию у Декарта – просто другой термин, обозначающий одно и то же (как бы, демонстрация Локка то же самое, что дедукция у Декарта). И чувственное знание тоже имеет аналоги в декартовской философии: вот когда он, к примеру, говорит об убежденности в существование внешнего мира – именно это здесь имеется в виду Локком под чувственным знанием. Наиболее совершенным, конечно, является интуитивное знание, потом демонстративное, и наименее достоверное – чувственное знание.
     Эти все проблемы он обсуждает в четвертой  части «Опыта...». Она имеет наиболее онтологический характер, потому что  здесь Локк прилагает все эти  размышления к обсуждению проблемы, с которой Декарт начинал свою философию. А Локк, наоборот, это под занавес обсуждает, а именно – степени достоверности нашего знания о существовании души, мира и Бога.
     Еще одно популярное, распространенное заблуждение  в отношении Локка состоит  в том, что он философ материалистического  плана. Какие-то основания для такого рода суждения всегда имеются, на пустом месте они не возникают. Для Локка более достоверно бытие Бога, чем бытие внешнего мира[2,96]. Внешний мир – это чувственное. Это не то, что дано. Это не внешний мир – то, что мы сейчас с вами осознаем – это идеи все, по Локку. То, что мы видим, непосредственно осознаем – мы остаемся при этом в рамках нашей собственной субъективности.
     Мы  непосредственно ни одну материальную вещь воспринять не можем: мы воспринимаем только собственные идеи. Идеи вызываются вещами, к бытию которых мы должны умозаключать. Потому что в принципе это может быть сновидением – все, что мы видим, – или может непосредственно Богом вызываться. То есть здесь из того, что мы видим вот этот мир, не следует, что он существует независимо от нас, во-первых; и, во-вторых, что он вызван похожими вещами – на те вещи, которые мы видим. По крайней мере, там нет (в настоящих вещах) цветов и так далее. Но можно вообще поставить вопрос: есть ли этот мир? откуда мы знаем, что он есть за нашими идеями?
     Декарт  доказывал бытие материального  мира, отталкиваясь от представления  о правдивости Бога. Но для Локка  это слишком метафизичный аргумент, поэтому он вообще никак не доказывает бытие внешнего мира. Локк в этом плане гораздо скептичнее Декарта. Вообще, он по ряду вопросов занимает скептическую позицию – как о носителе, например, психики (субстанциальности ее или несубстанциальности) – так и здесь: бытие внешнего мира недоказуемо. Бытие нашей собственной души мы знаем из интуиции – оно интуитивно очевидно, достоверно. Бытие Бога можно строго доказать, утверждает Локк. Строго. Потому что демонстрация – это высшая степень доказательности. А вот здесь мы ничего не можем сделать.
     Правда, он успокаивает нас, что, во-первых, вера в существование внешнего мира и так очень сильна, так что тут доказательств особых не надо. Но в действительности, продолжает он, ничего не меняется. Казалось бы, парадоксальное рассуждение.
     Главная цель Локка – определение источников идей и видов знания, видов достоверности, проистекающих из сравнения, соединения или разъединения этих идей. Под идеей Локк имеет в виду любой объект мышления. Мышление же он понимает абсолютно в декартовском смысле, как сознание о чем-то.
     Идея  – любой объект мышления, а мышление – это любой душевный акт, сопровождающийся сознанием.
     Сознание  может работать с не-понятиями. Вот  вы ощущаете, вы осознаете, что видите сейчас что-то перед вами – неважно  даже, что; вот вы это пятно осознаете  – это акт мышления, реализующийся  в виде ощущения, в данном случае. Мышление не имеет никакого отношения к понятиям. Мышление любой акт сознания, а сознание не обязательно концептуализировано. К понятиям имеет отношение только деятельность рассудка или разума.
     Так же, как и Декарт, Локк отрицает бессознательные  перцепции – поскольку он связывает сознание с мышлением; бессознательные идеи, точнее говоря. Ничего этого нет. Душа целиком пронизана сознанием. Тут же Локк говорит – вот, во «Введении» - об отрицательных и положительных задачах трактата своего.
     Значит, отрицательным или ограничительным, - итогом всего его исследования будет понимание, что далеко не все вопросы - традиционные вопросы метафизики - под силу человеческому разуму. Зачем мы вообще... – вот, надо понимать это четко – зачем браться за исследование души, за исследование способностей души? Какой смысл это имеет? Можно ответить, конечно, на этот вопрос, что это самоценно – это действительно так, не надо искать никакой другой пользы; просто само по себе важно. Но есть и внешняя польза.
     После того, как мы узнаем, как устроено наше познание, мы автоматически очертим вокруг него некие пределы, за которые наши способности пробираться не в состоянии, - вот это так называемая ограничительная задача.
     Решить  эту задачу можно лишь в результате строгого и тщательного анализа душевных сил. Это положительная сторона. То есть и позитивная часть – собственно анализ устройства души, - и ограничительные выводы, которые из этого вытекают; Локк четко проговаривает вот эти две стороны вопроса. И потом это многократно дублировалось, вот такая структура, в сочинениях новоевропейских авторов: у Юма, например.
     Самый известный пример – это кантовская «Критика чистого разума» - это одновременно исследование трансцендентальных способностей познания, т.е. позитивное некое действие, и ограничение познаваемых объектов. И слово «критика» включает в себя два смысла, и вот в «Критике чистого разума» эти два смысла действительно очень удачно объединяются. Критика – это и некое несогласие, отрицание; и критика – это исследование, если говорить об этимологии слова.
     Вернемся  к Локку. После того, как он завершает  артподготовку, он приступает к выяснению  вопроса, откуда же берутся идеи? Перед  ним два варианта: либо они априорны, то есть уже заранее даны в душе, либо из опыта. Других вариантов нет. Доопытные идеи называются врожденными. Локк доказывает, что таковых нет. Как он это делает? Он использует очень простой и действенный аргумент. Он задает вопрос: «Скажите, вот врожденные идеи – допустим, они есть. Но что значит «врожденная идея»? Это значит, что она исконно присуща человеческой природе; не какому-то конкретному человеку, неважно, где это человек живет, в каких условиях, и т.д. – если идея врожденна, она всегда будет присутствовать в нем. Так? Значит, если у человека есть врожденные идеи, то они должны быть у всех людей; поскольку, если они присущи человеческой природе, то, соответственно, должны быть присущи и всем людям, которые люди именно потому, что они имеют человеческую природу. Итак, если врожденность связана со всеобщностью идей – если они всеобщи, то они должны быть всем понятны сразу же[4,175].
     Локк  говорит о внутреннем чувстве  как одном из источников идей - о  внутреннем опыте. Но что раскрывает нам этот опыт? Он раскрывает нам  устройство собственной души и ее способностей. Значит, предполагается уже, самой фигурой речи предполагается, что есть душа, обладающая определенными способностями, которые присущи ей независимо от внешних предметов. И эти способности мы можем назвать врожденными. Способности врожденными можно назвать. Что Локк и делает.
     Он  признает врожденные способности –  на этот раз уже прямо. Врожденные способности души – это те законы, по которым осуществляется деятельность души и которые находятся, принадлежат  ее природе, а не берутся откуда-то извне. Эти законы можно открыть во внутреннем чувстве. Эти законы, или формы деятельности, в точности соответствуют тому, что Декарт назвал бы «врожденными идеями II класса», как то: мышление, сознание и т.д. То есть и в этом плане различие между Декартом и Локком невелико.
     Итак, если нет врожденного знания в  таком абсолютном смысле, а можно  говорить лишь в условном ключе, то тогда все наше знание берется  из опыта. Опыт бывает, я уже говорил, внешний и внутренний. Идеи внешнего опыта, или внешнего чувства, Локк называет идеями ощущений. Идеи, которые поставляются нам внутренним чувством, он называет идеями рефлексии. Опять-таки, термин «идея» широко им употребляется. Идеей он называет то, что вы сейчас непосредственно ощущаете перед собой – тетрадки, ручки, - это идеи по Локку, а не сами вещи. Он придерживается той же концепции дуплицированного мира, что и Декарт. Идея ощущения, продолжает он, возникает в душе в результате воздействия на нас внешних предметов.
     Далее посмотрим, как Локк различал простые  и сложные идеи[1].
     Простая идея (определение довольно трудное, как и всякое элементарное понятие) – это такой предмет мысли, в котором мы никоим образом не можем обнаружить внутреннюю структуру, часть. К примеру, представление  о цвете: красный цвет – яркий  образец простой идеи. Или какой-нибудь вкус возьмем, запах: никаких частей в запахе нельзя найти - это простая идея. Простые идеи могут объединяться; возникают конгломераты, которые Локк называет сложными идеями. Пример сложной идеи – комок снега. Этот образ объединяет в себе белизну, холод, рассыпчатость и многие другие качества, каждое из которых является простой идеей.
     Простые идеи надо отличать от модусов простых  идей – довольно сложное понятие  локковской философии. Модусы простых  идей возникают при повторении, при размножении одной и той же качественной определенности. Пример – протяжение. Если мы спрашиваем: идея протяжения – простая или сложная идея, то мы оказываемся в несколько двусмысленном положении, по Локку. С одной стороны, протяжение мыслится как однородное что-то. Это говорит за то, что это простая идея. Но с другой стороны, протяжение делимо. А делимость – качество сложной идеи. Локк сочетает эту амбивалентность в термине «модус простой идеи».
     И сами сложные идеи Локк тоже классифицирует[4,92]. Он подразделяет их на три класса: идеи субстанции, идеи модусов (идея субстанции – это, например, человек – вот идея субстанции (какая субстанция здесь не указывается – просто субстанция, неважно, какая); модус (пример сложной идеи (не простого модуса, а сложного) – идея красоты) и идеи отношения (например: причина – коррелятивное понятие). 

2. Уровни познания  и виды истинности 

          Вопрос об истине был понят  Локком как проблема отображения  реальных сущностей в человеческом  познании. Четвертая книга «Опыта о человеческом разумении» посвящена рассмотрению границ познания, природы истины и соотношения разума и веры.
          Философ проводит различие между  видами знания по степени его  очевидности, а очевидность ставит  в зависимость от способа восприятия человеком соответствия и несоответствия идей вещам и друг другу. Локк выделяет три вида (уровня) познания.
          Первый из них, и притом исходный, — это чувственное познание, содержанием  которого оказываются идеи первичных  и вторичных макрокачеств. По убеждению Локка, чувственный опыт доставляет чрезвычайно достоверное, близкое по своей очевидности и бесспорности к безусловной интуиции знание о факте существования внешнего мира. Мы знаем, что очевидность есть в действительности продукт уроков общественно-исторической практики; Локк же, как известно, понятием практики не оперировал. Но он настолько высоко ценил значение непосредственных чувственных констатации, что по сравнению с ними «достоверность», скажем, догматов религиозной веры проигрывает у него по всем статьям. Однако в отношении конкретной полноты знания о вещах ощущения страдают нетвердостью и случайностью, что вытекает из неполной надежности идей вторичных качеств и из устремленности их на единичное. В отличие от Декарта Локк придает определенное значение условному и вероятному познанию, получаемому через эмпирические аналогии и свидетельства других лиц и тем значительнее восполняющему пробелы в истинном познании природы, чем менее противоречит оно уже известной части истины и чем более велико число подтверждающих его лиц.
          Но все же Локк воспринял  от Декарта и Гоббса рационалистическое  убеждение в том, что подлинное  знание должно быть безусловным  и абсолютно достоверным. Это  знание всеобщее, необходимое и  для ума очевидное. Так, «несколько первичных качеств стоят в необходимой взаимной зависимости...» Локк повторил картезианскую критику в адрес неполной индукции, хотя его собственный третий способ образования производных идей в значительной мере слагается из таких же индуктивных приемов и в позитивной разработке проблемы сам он остался в плену узкоиндуктивистских представлений о способах познавательного использования чувственного материала.
          Чувственному виду (уровню) познания  соответствует, по Локку, истинность  отдельных идей. Простые идеи внешнего опыта истинны, если они точно отображают свойства вещей вне нас, и это имеет место в случае ощущения первичных качеств. Здесь истинность состоит в соответствии идей обозначаемым этими идеями свойствам предметов.
          Высшим видом (уровнем) познания Локк считает интуитивное. Здесь налицо прямое влияние «Правил для руководства ума» Декарта. Но Локк решительно отверг врожденные идеи картезианцев, так что перед нами интуиция, но без врожденных идей. Она обращена на идеи опыта, в том числе чувственного. Рассуждая об интуитивном познании, Локк имеет в виду непосредственное восприятие разумом человека соответствия и несоответствия сенситивных или же сравнительно простых, т. е. достаточно «наглядных», рациональных идей друг другу. В наибольшей степени эта умственно-воззрительная деятельность имеет место при втором способе образования сложных идей, т. е. при сопоставлении идей и установлении отношений между ними. Здесь «ясные выводы, так сказать, напрашиваются сами собой» как самоочевидные.
          «Применительно к интуитивному  познанию Локк пользуется понятием  истинности как «соответствия» между идеями. «Соответствие» идей как искомый результат интуиции имеет у Локка несколько значений: интуиция призвана выявить либо фактическое существование, тождество и совместимость между идеями, либо различия, либо, наконец, необходимую, но самую простую дедуктивную связь и вообще элементарные отношения между идеями[5,108]. Можно сказать, что интуитивно устанавливаемое «соответствие» идей означает у Локка ясное выражение простейших - результатов работы рефлексии, а различия в смыслах этого соответствия зависят не только от целей, которые ставит перед собой субъект, но и от того, что имеется в виду под сопоставляемыми в процессе этой работы идеями (вспомним многообразие значений у Локка термина «идея»).
            Когда речь заходит о выявлении  дедуктивных соотношений между  идеями, мы перемещаемся в область  демонстративного, т. е. происходящего  посредством умозаключений, познания. С одной стороны, этот вид (уровень) познания опосредствован интуицией, дающей некоторые отправные пункты и составляющей отдельные звенья, как бы «атомы», самого дедуктивного процесса выяснения истины, «демонстрации». С другой — опосредствован материалом чувственного познания, без которого рефлексия, а значит, и интуиция иссякают и прекращаются. Характеризуя выводное знание, Локк довольно пренебрежительно и не совсем справедливо отзывается о силлогистике (для него она схоластический шаблон, и только) и в качестве подлинных умозаключений, ведущих к истине, указывает на рассуждения, в ходе которых удается продолжить дело интуиции и выявить тождество, равенство и другие связи между понятиями. Неочевидное для интуиции, становится очевидным для «демонстрации». Но до логики отношений науке после Локка предстояло пройти еще долгий путь. Что касается его общей скептической оценки прежней формальной логики, то Лейбниц в «Новых опытах о человеческом разумении» убедительно показал проистекающую от этой науки пользу. Если бы английский философ ознакомился с «Новыми опытами», он, возможно, скорректировал бы свой взгляд[5,78].
          Теперь мы видим, что между  тремя разными определениями  истинности, которые Локк сформулировал  применительно к трем разным  видам (уровням), познания, нет никакого противоречия. Они представляют собой не какой-то эклектический конгломерат, но достаточно стройное единство. Во всех трех случаях речь идет, в конечном счете о содержательном соответствии наших знаний объективному миру. Знания людей «должны быть сообразны вещам». Имена (слова) должны соотноситься с идеями, а те должны сообразовываться с вещами и их свойствами. Затем между идеями должны быть четко установлены определенные отношения, а эти отношения поставлены в ситуацию точного подобия отношениям между свойствами данной вещи, а также между разными вещами (вместе с принадлежащими им свойствами), событиями, процессами и т. д.
           Таков итог учения Джона Локка  об истине и истинности. Это  материалистическое учение. Некоторый  диссонанс в него вносит лишь  тезис о том, что интуитивное познание есть наивысший род знания. Решительное отрицание английским материалистом врожденных идей и здесь приносит огромную пользу теории познания.
          Такова материалистическая теория  познания Локка. Кроме нее в  теоретическую систему английского просветителя входят: онтология, этика и педагогика, философия истории, политическая теория и учение о веротерпимости. Но эти части его системы связаны с его гносеологией посредством ряда сквозных положений. Отметим среди них признание того, что человек имеет свои слабости и заблуждения, но способен преодолеть их, а также тезис о том, что чувственно познаваемый «естественный закон» морали имеет разумную санкцию и действует во всех областях человеческой жизни и деятельности. Постулируемый этим «законом» принцип самосохранения становится отправным пунктом буржуазной философии истории. Локков человек — не только эгоист-собственник, он не лишен и чувства социальной ответственности и жадно поглощает информацию об окружающем его мире. Из взаимодействия этих взаимопротивоположных устремлений возникает Локков стандарт буржуазного «здравого смысла», складываются его ограниченные рассудочные нормы. 

3. Соотношение первичных  и вторичных качеств  по Локку. 

     Наиболее  важным вкладом Локка в метафизику Нового времени явилось его различение первичных и вторичных качеств.
     Термины не им были изобретены, но именно с его  подачи они стали очень популярными  и до сих пор таковыми остаются[2,112]. Локк не только термины изобрел, но и сам предмет, который он так традиционно застолбил – зафиксировал эту позицию в новоевропейской метафизике; связано это с разделением вещей и образов этих вещей.
     Локк  говорит, что далеко не все компоненты идей ощущения, т.е. далеко не все компоненты того мира, который мы непосредственно воспринимаем в чувствах вот сейчас, похожи на то, как устроены сами вещи. В самих вещах есть лишь протяжение, плотность и фигура. Ни цветов, ни запахов, ни вкусов в самих вещах нет. А что у них есть? Есть какое-то движение мельчайших частиц, которые при воздействии на органы чувств производят соответствующие ощущения. Реально цвет является определенной разновидностью движения материи, не более того.
     Тут надо только не путать. Потому что локковскую позицию иногда упрощают и говорят, что первичные качества существуют в самих вещах, а вторичные качества – только в восприятии. В действительности, это не совсем так. По Локку, и первичные, и вторичные качества существуют в вещах. Они объективны: и вторичные, и первичные; но просто идеи, первичных качеств похожи на сами эти качества, а идеи вторичных качеств не похожи. Реально, если говорить о самих вещах, то вторичные качества являются модификациями первичных.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.