Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Вторая часть книги II и, соответственно, первая часть книги III посвящены наследственному праву

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 22.06.2012. Сдан: 2011. Страниц: 4. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


    Вторая  часть книги II и, соответственно, первая часть книги III посвящены наследственному  праву.
  Наследственное  право регулирует судьбу правоотношений субъекта после его смерти. Центральным  понятием этой отрасли права является преемство (successio) правовой ситуации другого лица — de cuius (от выражения «is de cuius hereditate agitur» — «тот, чье наследство является предметом судебного разбирательства») — в результате его смерти (mortis causa). Различаются универсальное преемство (successio per inversitatem, in iuniversum ius), когда на стороне нового лица воспроизводится юридическая ситуация предшественника как таковая, и сингулярное (succession singularis, in singulas res), когда субъект преемства воспринимает лишь отдельные права прежде принадлежавшие другому лицу.
  Субъектами  наследственного права были:
  1)наследодатель  (только лицо «своего права», не  могли быть наследодателями женщины  и мужчины подвластные, рабы);
  2)наследники (круг наследников шире: женщины,  подвластные, рабы).
        Наследственные  правоотношения возникают только в случае смерти гражданина, наследования имущества при жизни собственника не бывает. Права и обязанности по имуществу не исчезают в связи со смертью лица, а по волеизъявлению или по закону переходят к другим лицам.
  Наследственное  право Гай делит на 2 главные части: наследование по закону и наследование по закону (кн.2, ст.99)
  При отсутствии завещания имущество  умершего переходило к наследникам  по закону. Термин “наследование по закону” следует воспринимать не в буквальном, а в понятийном смысле. Наследование по закону происходило всякий раз, когда из-за отсутствия завещания оно всецело определялось порядком, закрепленным в нормах действующего права. В случае столкновения этих двух видов наследства выигрывало завещание по наследству.
  Для римлян наследство не есть простая масса вещей или вообще что-либо материальное. В их представлении — это идеальная совокупность прав и обязанностей — iuris nomen. Таким образом, наследство существует, если в нем нет вещей или даже долги превышают требования и права.
 
Наследование  по закону
  Наследник — субъект наследственного правоотношения. Как в римском, так и в современном  наследственном праве России ими  могут быть граждане, юридические  лица и государство. Участие граждан  в нем никак не ограничено, важно лишь, чтобы последние находились в живых на момент открытия наследства, включая детей умершего, зачатых при его жизни и рожденных после его смерти.
  В наследовании по закону основными являются правила, устанавливавшие круг законных наследников и размер наследственной доли каждого из них. По цивильному праву круг законных наследников соответствовал сущности агнатского родства и составлял три очереди (разряда).
  К первой относились лица, являвшиеся членами  семьи наследодателя, так называемые свои наследники (sui herebes), и в результате его смерти ставшие юридически самостоятельными (personae sui iuris), например, сын, приобретавший положение pater familias (глава семейства). Внуки, освободившиеся от бремени подвластности, наследовали лишь в том случае, если ко времени вступления в наследство умер или был эманципирован их отец, который в противном случае сам был бы призван к наследованию. В таких ситуациях внуки наследодателя как бы представляли своего умершего или эманципированного отца и наследовали не на общих основаниях, а по праву представления, то есть получали все вместе долю наследства, которую получил бы их отец, если бы пережил наследодателя, а затем делили эту долю поровну между собой. Наследованию в этом случае придавался особый характер, так как наследники не столько становились обладателями нового для них имущества, сколько вступали в управление своим имуществом, принадлежавшим им вместе с главой семьи на праве семейной собственности.
  Во  вторую очередь входили agnati proximi —  ближайшие агнаты умершего (агнаты второй степени), призывавшиеся к наследованию при отсутствии «своих наследников», то есть наследников первой очереди. К ближайшим агнатам относились лица, связанные в прошлом с наследодателем отношениями подвластности и имевшего общего pater familias: отец, мать умершего (она занимала положение его сестры), его полнородные братья и сестры, и дети ранее умерших братьев и сестер. Наследники этого разряда должны делить наследство поровну, а дети ранее умерших братьев и сестер получают долю, которая причиталась бы их умершему родителю. Если наследуют одни восходящие наследники, это, как было указано выше, отец, мать, то наследство делится по линиям, т.е. одна половина идет восходящим родственникам с отцовской стороны, другая - восходящим с материнской стороны. Однако надо заметить, что женщины далее родной сестры к наследованию не призывались.
  Ближайшие агнаты (агнаты второй степени) устраняли  от наследования агнатов отдаленных степеней, то есть таких, которые в  кровном отношении были дальше от умершего (сын вытеснял внука и т. п.). Таким образом, агнаты более отдаленной (в кровном отношении) степени призывались к наследованию при отсутствии агнатов предыдущей степени.
  К третьей очереди законных наследников  принадлежали когнаты — кровные  родственники умершего (gentiles). При этом не имела значения степень кровнородственной близости. Но и здесь ближайший когнат (как во второй очереди — ближайший агнат) вытеснял более отдаленного, а в случае отказа от своих прав его не мог заменить другой когнат очередной степени родства. В таких обстоятельствах наследство признавалось выморочным, а в древнейший период — бесхозяйным. Выморочное имущество поступало к фиску, а иногда к монастырям, церкви и т.д.
  Действующий Гражданский Кодекс Российской Федерации  определяет временем открытия наследства день смерти гражданина, а не какой-либо иной момент, поэтому лица, умершие в один день, но в разное время суток, считаются умершими в одно время. Вследствие этого как современное, так и римское право, безусловно считают, что между ними наследование не возникает.
  В наследовании по закону применяется  принцип «in legitimas hereditatibus successio non est» («при законном наследовании трансмиссия  не применяется»), в соответствии с  которым в случае, если призванный к наследству не приобретает его, призвание к наследству не переходит на следующее по степени родства лицо, как не переходит оно и на родственников следующей очереди.
  Эта чрезмерная строгость права могла  быть исправлена эдиктом претора. Реформы, осуществленные в области наследования претором, начались еще в республиканский период и завершились в эпоху принципата. Эти реформы шли следующим путем. Претор создал особый интердикт для ввода во владение наследственным имуществом. Первоначально этот интердикт давался лицам, которых претор, после рассмотрения их претензий, считал вероятными наследниками по цивильному праву. Это облегчало положение цивильных наследников, которые нередко были заинтересованы в изъятии наследственного имущества из рук посторонних лиц до разрешения спора о правах на наследство. В этих случаях претор служил интересам имущих слоев населения, так как наследниками, хотя бы и по завещанию, чаще всего были лица, связанные с наследодателем, обладателем наследственного имущества, кровной или иной личной связью.
  Однако скоро оказалось, что интересы господствующих классов в области наследования сложны и разнообразны, и в частности не всегда оказывалось приемлемым правило, в силу которого в тех случаях, когда ближайший наследник не принимал наследства, оно, не переходя к дальнейшему по порядку призвания к наследованию, становилось выморочным т.е. бесхозяйным, а, следовательно, могло быть присвоено любым лицом. Для устранения этой последней возможности претор стал давать в таких случаях преимущество следующему по порядку родственнику и действовал в целях восполнения цивильного права.
  Так наряду с цивильной системой наследования сложилась преторская система. В  дальнейшем две системы наследования по римскому праву — цивильная  и преторская — стали постепенно сближаться. Существенное значение, наряду с деятельностью претора, имела и практика центумвирального суда, которому были подведомственны споры о наследовании.
  Таким образом, наследование по закону ab intestato – древнейшая форма наследования, когда наследство переходило (вместе с титулом домовладыки) ближайшему агнату. Круг наследников определялся моментом призвания к наследованию, степень агнатского родства исчислялась по определенной процедуре. Выделялись категории наследников.
 
II. Принятие наследства

II.1 Открытие наследства «по закону»

  В процессе наследования выделялось два  этапа:
  1) открытие наследства (смерть наследодателя);
  2) принятие наследства.
  Под открытием наследства понимается наступление  фактов, ввиду которых принадлежавшее собственнику имущество становится наследственным и может быть принято лицами, для которых оно в этом качестве предназначено. К примеру, специфическим основанием признания лица умершим были так называемые обстоятельства postliminium. В частности, римское право приравнивало к смерти плен, и такое лицо объявлялось умершим со всеми вытекающими отсюда последствиями относительно наследства.
  В момент смерти наследодателя наследство только открывается для наследников, только предлагается им (defertur), вследствие чего этот момент представляет собой  всего лишь первую стадию в процессе наследственного перехода и имеет название delatio hereditas.
  После открытия наследства определяется круг лиц, призываемых к наследству. Однако переход прав происходит только в  момент вступления в наследство, когда  наследник выражает волю принять наследство.
  Зачастую  складывается ситуация, когда наследуемое  имущество остается некоторое время  после смерти наследодателя без  наследников. В архаичный период юридически положение открытого, но не принятого наследства (hereditas iacens — «лежачее наследство») приравнивалось к положению бесхозного имущества (res nullius). И хотя к нему не применялось правило о допустимости свободного захвата бесхозных вещей, любое лицо, захватив вещь из открытого наследства и провладев ею в течение одного года, становилось ее собственником. В классический период лежачее наследство до принятия его наследником все же стали числить как бы за умершим. Подобная конструкция с использованием правовой фикции в отличие от понимания лежачего наследства лишь как бесхозного имущества позволила бороться с разного рода посягательствами на лежачее наследство. Таким образом, захват вещей, составляющих часть «лежачего» наследства, рассматривался в качестве преступного деяния.
  Наследниками  по закону признавались лица, состоявшие в родстве с наследодателем. Римляне различали агнатское родство, основанное на общей подвластности, и когнатское родство, основанное на общности по кровному происхождению; по мере разрушения патриархальных связей агнатское родство все более вытесняется когнатским, а впоследствии и вовсе выходит из употребления. Цивильное право подразделяло законных наследников на три очереди (эта очередность была закреплена еще законом XII таблиц).
  Аналогичных начал придерживалось и преторское право, хотя соотношение между агнатским и когнатским родством благодаря ему меняется в пользу родства когнатского. Претор различал уже не три, а четыре очереди законных наследников.
  Наследники  первой очереди: дети, супруг и родители наследодателя, внуки наследодателя  и их потомки наследуют по праву представления.
  Наследники  второй очереди: полнородные и неполнородные  братья и сестры наследодателя, его  дедушка и бабушка как со стороны  отца, так и со стороны матери. Дети полнородных и неполнородных  братьев и сестер наследодателя (племянники и племянницы наследодателя) наследуют по праву представления.
  Наследники  третьей очереди: полнородные и  неполнородные братья и сестры родителей  наследодателя (дяди и тети наследодателя). Двоюродные братья и сестры наследодателя  наследуют по праву представления.
  Если  нет наследников первой, второй и  третьей очереди, право наследовать  по закону получают родственники наследодателя  четвертой, пятой и шестой степени  родства.
  Право собственности у наследника на наследуемое  имущество возникало лишь после принятия наследства. Право на принятие наследства зависело от усмотрения наследника, за исключением наследников первой очереди по Законам XII таблиц, которые являлись «необходимыми наследниками» и обязаны были принять открывшееся в их пользу наследство, независимо от своей воли; отказ от принятия наследства в таком случае не допускался.
  Таким образом, под открытием наследства понимается наступление фактов, ввиду  которых принадлежавшее собственнику имущество становится наследственным и может быть принято лицами, для которых оно в этом качестве предназначено. Право собственности у наследника на наследуемое имущество возникало лишь после принятия наследства. Право на принятие наследства зависело от усмотрения наследника, за исключением наследников первой очереди, которые являлись «необходимыми наследниками» и обязаны были принять открывшееся в их пользу наследство.

II.2 Принятие наследства

  Для принятия наследства в Древнем Риме требовалось наличие таких условий: 1) способность призванных наследников  к принятию наследства; 2) выраженная определенным образом воля на принятие наследства.
  С точки зрения принятия наследства все  наследники подразделялись на две категории:
  1)свои  наследники (heredes sui), т.е. проживавшие  с наследодателем до момента  его смерти; переход к ним имущества означал оставление его в той же семье, поэтому закон обязывал этих лиц к принятию наследства и исключал возможность отказа от него. Их называли поэтому обязательными наследниками;
  2)-все  прочие наследники. Они именовались  внешними или посторонними наследниками (heredes extranei), так как они находились вне подвластности наследодателя и не образовывали совместно с ним единой семьи. Поскольку переход к наследникам этой категории выводил имущество за пределы данной семьи, закон не обязывал их к принятию наследства. Поэтому они именовались добровольными наследниками.
  Наследник вступал в наследство либо прямым выражением своей воли, строго формальным по нормам цивильного права, либо не таким  формальным в преторском праве, либо своим поведением в качестве наследника (например, оплата долгов наследодателя). При принятии наследства наследник в силу универсального характера наследственного правопреемства принимал не только активы наследодателя, но и все его долги и прочие обязательства (кроме обязательств сугубо личного характера, прекратившихся со смертью наследодателя). При этом по обязательствам наследодателя наследник отвечает в полной мере, избежать этой ответственности возможно лишь отказавшись от наследства в целом. Вступление в наследство автоматически погашало взаимные обязательства наследника и наследодателя. При непризнании кем-либо из должников наследодателя прав, переходящих по наследству, наследник имел право на те же иски, что и сам наследодатель. Если право наследника не признавалось, ему предоставлялся особый цивильный иск об истребовании наследства (hereditatis petitio), по своим последствиям аналогичный виндикационному иску собственника вещи. Преторский наследник получал для своей правовой защиты особый интердикт guorum bonorum, с его помощью он мог получить владение наследуемыми вещами.
  Претор  признавал наследников принявшими наследство, если они обращались с  просьбой о вводе их во владение наследственным имуществом.
  Наследник считался принципиально ответственным  за долги наследства неограниченно, как за свои собственные. Избежать этого он мог только посредством непринятия наследства, если его пассив превышает актив. При этом принятие наследства приводило к слиянию имущественных масс наследника и наследодателя, и теперь кредиторы как наследника, так и наследодателя могли искать удовлетворение из всего объединенного имущества.
  Следствием  приобретения наследства было также  погашение взаимных обязательств, существовавших между наследником и наследодателем.
  Закон предусматривает условия, когда при наличии формальных оснований для признания наследником лицо может быть лишено права наследования после умершего. Такие основания неполучения наследства имели название indignitas. Если лицо, получившее наследство, окажется неблагодарным по отношению к завещателю, например, при таком обстоятельстве, как неуважение к его памяти, недостойный лишается наследства. Indignitas предусматривалась и в тех случаях, когда наследник оказывался виновным в смерти умершего, когда наследник ненадлежащим образом действовал по защите своего наследодателя или же опекая душевнобольного, не ухаживал за ним. Такое наследство, которое он получил, а затем был его лишен, называлось ereptorium.
  Эманципированные  дети обязаны были при наследовании вносить в наследственную массу все свое имущество (collatio bonorum emancipati), которое и поступало в распределение между всеми наследниками в составе наследственной массы. Таким способом устранялась несправедливость, которую создавало бы уравнение в наследственных правах эманципированных детей, обладателей собственного имущества, с неэманципированными, весь продукт труда и все приобретения которых поступали при жизни paterfamilias в состав имущества последнего, т. е. в состав наследственной массы.
  В то же время призвание к наследованию эманципированных сыновей ухудшало положение детей этих сыновей, остававшихся in patria potestate деда: пока эманципированные не наследовали, внуки наследодателя были его sui herebes, теперь их устранял от наследования их отец, как более близкий родственник paterfamilias. Между тем труд внуков также содействовал образованию имущества умершего. Ввиду этого Юлиан при пересмотре эдикта включил туда новое постановление — nova clausula Iuliani или edictum de coniungendis cum emancipato liberis, в силу которого эманципированный сын обязан был разделить свою наследственную долю пополам со своими детьми.
  Таким образом, при принятии наследства наследник  в силу универсального характера  наследственного правопреемства принимал не только активы наследодателя, но и  все его долги и прочие обязательства. При формировании наследственной массы в нее включалось имущество наследодателя и имущество эманципированных детей, пожелавших наследовать.
 
    Основная  часть книги III посвящена  обязательствам.
Гай именно здесь дает известное деление обязательств (obligatione) по их источникам: обязательства из контрактов и из деликтов. Здесь же и юридическая характеристика контрактов по четырем группам (реальным, вербальным, литтеральным и консенсуальным).
Более разработанной частью римского права в классический период было обязательственное право, которое являлось юридической формой товарно-денежного обращения. обязательства рассматривались конкретно как правовая связь (juris vinclum) по крайней мере двух лиц. С развитием товарного производства обязательства в значимой мере утратили свой былой формализм, а также из односторонних превратились в основном в двусторонние, поскольку любая из участвовавших в нем сторон имела как права, так и обязанности. Ответственность должника по обязательству не затрагивала его личность и ограничивалась только пределами его имущества. Более тщательную и точную разработку получили договоры 
(контракты). Но не все договорные связи имели юридическую силу. Некие соглашения носили неформальный характер (пакты) и не воспользовались исковой защитой, хотя предусмотренные в них обязательства на практике традиционно соблюдались. Со временем отдельные пакты были признаны преторским правом, а в постклассический период закреплены в императорском законодательстве. В 
Институциях Гая договоры (контракты) были разделены на четыре главные группы: вербальные, литеральные, настоящие, консенсуальные.

Вербальные  договоры (от лат. verbum — слово) брали  свое начало от древнейших религиозных  договоров-клятв, но в рассматриваемый  период их форма была существенно упрощена. Для возникновения обязательства в таковых договорах требовалось произнесение установленных слов. Главным и более распространенным видом вербальных договоров по-прежнему была стипуляция. Но для её заключения уже не требовалось соблюдения многих былых твердых условий. Так, в вопросе кредитора и ответе должника можно было употреблять не лишь праздничный глагол "spondeo", но и остальные глаголы. Сторонами в стипуляции могли быть и перегрины. Допускалось произнесение вопроса-ответа даже и не на латинском языке. Так, к примеру, в ст. 97 сказано по поводу стипуляции: «Если то, что мы стипулируем (stipulation – контракт, соглашение, формальное обещание), не может быть дано, то стипуляция будет ничтожна, к примеру, если кто при помощи стипуляции будет требовать для себя свободного, которого считал рабом, либо покойника, которого считал живым…» 
Литеральные договоры (от лат. littera — буква) представляли собой особенные письменные договоры, принятые в торговом обороте. Обязательство в этих договорах появлялось в силу записи в особых книгах доходов и расходов 
(ст.128) Одной из сторон, составления долговых расписок, подписанных обеими сторонами (синграфа) либо же одним должником (хирографа). Последние были позаимствованы из греческого права.

настоящие договоры (от лат. res — вещь) кроме  соглашения сторон по главным условиям договора требовали обязательной передачи вещи, которая составляла предмет  контракта. Без передачи вещи обязательственное  отношение не появлялось. К настоящим  договорам относился до этого всего заем (mutuum). 
Юридическое содержание этого контракта состояло в том, что кредитор давал должнику в собственность обусловленное количество заменимых вещей, определяемых мерой, весом либо числом, а должник обязывался вернуть в установленный срок такое же количество таковых же вещей (традиционно средств). В принципе этот контракт был безвозмездным, но часто сразу с займом оформлялось стипуляционное соглашение о выплате процентов. Поскольку процветавшие в это время в Риме ростовщические круги стремились все более увеличить процентные ставки, что усиливало социальное напряжение, в законодательстве (в особенности в императорский период) устанавливался (но без особенного фуррора) предельный размер взимаемых процентов. К настоящим контрактам относилась также ссуда (commodatum), т.е. Предоставление в безвозмездное использование (а не в собственность, как при займе) индивидуально определенной вещи, которую должник обязывался вернуть в обусловленный срок. К данной же группе договоров относилось хранение 
(depositum), а также закладной контракт (о передаче заложенной вещи кредитору). более разработанными и наименее формальными были консенсуальные договоры (от лат. consensus — согласие), которые получили признание позже остальных групп договоров. Обязательство в консенсуальных договорах появлялось в силу обычного соглашения сторон по всем главным условиям договора. К данной группе относился до этого всего контракт купли-реализации (ernptio-venditio). 
Юридическая связь меж сторонами в этом договоре возникала уже с того момента, когда торговец соглашался реализовать какую-или вещь, а клиент обязывался уплатить установленную цену. Фактическая передача вещи либо средств могла иметь место позже. Купля-продажа была возможна даже в отношении вещи, которой еще не было в натуре, но которую торговец обязывался произвести и поставить в указанный срок. В преторском праве была подробно разработана и обусловлена ответственность торговца за проданную им вещь, так торговец отвечал за скрытые недочеты вещи, о которых клиент не мог знать в момент заключения контракта, но которые обнаруживались позже и имели значимый характер. В этом случае клиент мог требовать либо убавления цены, либо возврата всей суммы средств. 
торговец нес ответственность также в случае так называемой эвикции вещи, если проданная им вещь была с помощью виндикационного иска отчуждена у покупателя реальным собственником. До передачи вещи покупателю торговец отвечал за её повреждения, связанные с небрежностью хранения (даже при самой незначительной неосторожности), а также нес на себе риск случайной смерти вещи. К консенсуальным договорам относился также контракт найма (locatio-conductio), представленный в это время тремя разновидностями. Наем вещей (locatio- conductio rerum) предполагал предоставление во временное использование и за плату (последним контракт найма различался от ссуды) какой-или индивидуально определенной вещи. Этот вид найма (аренда) имел огромное хозяйственное значение в Риме в особенности в период империи, поскольку с окончательным утверждением частной принадлежности на землю в это время обширное распространение получила аренда земли. В постклассический период было установлено правило, согласно которому колон (либо его наследники) в случае невозобновления контракта аренды при молчаливом согласии сторон оставался на земле бессрочно. 
Контракт найма услуг (locatio-conductio operаrum), который заключался на определенный срок и с фиксированной оплатой труда наемного работника, не мог получить огромного развития в условиях рабовладельческой системы, где основную рабочую силу составляли рабы. Римскому праву был известен также наем рабочей силы для выполнения работы, имеющей своим результатом изготовление какой-или конкретной вещи, т.е. Своеобразный подряд (locatio- conductio operis). К этому виду найма прибегали в тех вариантах, когда речь шла об изготовлении вещей, которое требовало особых навыков и умений. Но поскольку платный наемный труд в римском рабовладельческом обществе для свободных людей числился унизительным занятием, юристы, живописцы и другие представители "свободных" профессий не прибегали к договору найма. Они получали за проделанную ими работу либо за оказанные сервисы не наемную плату, а "почетное вознаграждение" — гонорар. К консенсуальным контрактам относились также контракт поручения (mandatum) и контракт товарищества (societas). Последний заключался для совместного ведения какой- или определенной хозяйственной деятельности.В институциях Гая важную роль играются также обязательства, возникающие из деликтов, если, к примеру, кто- или сделал воровство, разграбил имущество, причинил убыток, нанес обиду и т.д. Вот, что, к примеру сказано в ст. 225 по поводу обиды : «Обида считается тяжкой либо по действию, если кто, к примеру, кем-или ранен, высечен либо побит палками; либо по месту, если, к примеру, обида нанесена в театре либо на площади; либо по личности, если, к примеру, претерпит обиду магистрат либо когда обида будет нанесена сенатору обычным человеком 
(низкого происхождения». С одной стороны, наблюдался заметный процесс перевоплощения целого ряда частных деликтов в общественные (преступления), с другой — создавались новейшие виды частных деликтов. К числу последних относился обман (dolus malus), который порождал обязательство уплатить вознаграждение, равное по размеру причиненному вреду, а также угроза 
(metus), влекущая за собой возмещение вреда в четырехкратном размере. 
Преторское право понимало и таковой специфичный деликт, как обман кредиторов.

3) Наконец, последняя, четвертая книга Институций целиком посвящена искам (actio) и судебному процессу.
  По  институции Гая рассматривается 2 вида исков : вещные и личные. (ст. 1 кн.4)
  В ст.2 кн.4 говорится: «Личным будет тот иск, который мы заявляем против того, кто ответственен либо по договору, либо по деликту, то есть личный иск бывает тогда, когда мы формируем исковое заявление таковым образом, что ответчик обязан либо передать, либо сделать, либо предоставить что-либо…».Личный иск также именуется кондикциями.
  В ст.3 кн. 4 говорится о вещных исках: «Вещный иск имеет место тогда, когда мы заявляем либо утверждаем, что телесная вещь – наша, либо начинаем спор о том, что мы имеем какое-или право…то есть право требовать от соседа, чтоб он никаким образом не мешал виду…».
  Второе  заглавие вещного иска — виндикационный. (ст.5)
  Другими словами он предоставлялся собственнику вещи, которая в силу каких- или обстоятельств была им утеряна и оказывалась у третьего лица. Виндикационный иск по существу представлял собой спор о праве принадлежности, в котором реальный собственник обязан был доказать свой титул на спорную вещь. При наличии таковых доказательств вещь возвращалась собственнику вне зависимости от того, как она попала последнему владельцу. Если этот обладатель чужой вещи был добросовестным, т.е. не знал о незаконности обладания ею, он обязан был вернуть собственнику вещь и все плоды, полученные от нее с момента возбуждения виндикационного иска. Недобросовестный обладатель сверх того присуждался к возмещению всех плодов, полученных от вещи за время владения ею. За преступления , которые были совершены отпрысками либо рабами установлен особый ноксальный (noxa – вред,вред) иск, по которому папе либо господину предоставляется выбор: либо принять на себя последствия совершенного преступления в виде вознаграждения либо же выдать виновного.
  Согласно ст.6 иск может предъявляться с целью получения вещи, иногда - только для преследования, наказания, в других случаях — с той и другой целью.
  Произошло разделение исков на иски легисакционные, которые велись по закону и формулярные, когда были утверждены специальные формулы, по которым излагалась суть дела.
  Законные  или легисакционные иски состояли в  том, что форма этих исков, то есть они сами, содержалась непосредственно  в законах  «… имеют силу и  значение сами по себе» (кн. 4, ст.10).
  Деление на стадии «in iure» и «in iudicio» при данной (легисакционной) форме ведения процесса, происходило следующим образом. Стороны являлись в первой стадии (in iure) к судебному магистрату и здесь выполняли требуемые по ритуалу обряды и произносили установленные фразы, в которых истец выражал свою претензию, а ответчик - свои возражения. Магистрат активного участия в процессе не принимал, хотя также давал определенные реплики по установленному ритуалу. Совокупность всех этих обрядов и фраз и носила название legis actio.
   легисакционный  процесс делился также на пять видов, в соответствии с формами  предъявляемого иска, точнее: на сакраментальный, с назначением особого судьи  для разбора дела, кондикционный, с наложением руки, захватнический (с целью удержания какой-либо вещи должника).
  Сакраментальным назывался процесс, при котором  проигравший уплачивал сакраментальную  сумму как наказание. Эта сумма  передавалась в государственную  кассу и в обеспечение исправной  уплаты представлялись поручители. «Сакраментальная форма была общею формою (для разрешения разнообразнейших споров); те дела, относительно которых закон не определял специальной исковой формулы, производились в сакраментальной форме» (кн. 4 п. 13).
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.