На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Теоретические аспекты субъективной стороны преступления

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 22.06.2012. Сдан: 2011. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Глава 1. Теоретические  аспекты субъективной стороны преступления. 

      §1. Понятие, содержание и значение субъективной стороны преступления 

      Под субъективной стороной преступления понимается психическая деятельность лица, непосредственно  связанная с совершением преступления. Если объективная сторона преступления составляет его фактическое содержание, то субъективная сторона образует его психологическое содержание, то есть характеризует процессы, протекающие в психике виновного. Она не поддается непосредственному чувственному воспиятию, а познается только путем анализа и оценки всех объективных обстоятельств содеянного. Содержание субъективной стороны преступления раскрывается с помощью таких юридических признаков, как вина, мотив и цель. Эти признаки органически связаны между собой и взаимозависимы, однако представляеют психологическое явление с самостоятельным содержанием, и ни одно из них не включает другое в качестве составной части. Некоторые ученые, необоснованно противопоставляют вину и якобы характеризующие ее юридические признаки, отождествляют субъективную сторону преступления с виной, в которую, по их мнению, входят также мотив и цель1. Другие рассматривают субъективную сторону преступления лишь как часть вины, которая является общим основанием уголовной ответственности и выступает как целостная характеристика преступления во всех его существенных для отечественности отношениях2.
      Юридическое значение каждого из признаков субъективной стороны различно.
      Вина  как психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию составляет ядро субъективной стороны преступления, хотя и не исчерпывает полностью ее содержания. Вина — обязательный признак любого преступления. Но она не дает ответа на вопросы, почему и для чего виновный совершил преступление. На эти вопросы отвечают мотив и цель, которые являются не обязательными, а факультативными признаками субъективной стороны преступления.
      Иногда  в содержание субъективной стороны  преступления включают эмоции, то есть переживания лица в связи с  совершаемым преступлением3. Однако эмоции, выражающие отношение к уже совершенному преступлению (удовлетворение или, наоборот, раскаяние, страх перед наказанием и т. д.), вообще не могут служить признаком субъективной стороны. Эмоции же, сопровождающие подготовку преступления и процесс его совершения, могут играть роль мотивообразующего фактора; и в некоторых случаях, предусмотренных законом, им придается определенное юридическое значение (ст. 107, 113 УК). Но и в этих случаях эмоции характеризуют не психическую деятельность виновнного, а его психическое состояние, то есть характеризуют не столько субъективную сторону, сколько субъекта преступления, следовательно, они не являются самостоятельным признаком субъективной стороны.
      Субъективная  сторона преступления имеет следующие значения.
      Во-первых, будучи составной частью основания  уголовной ответственности, она  отграничивает преступное поведение  от непреступного. Так, не является преступлением  причинение общественно опасных  последствий без вины (ст. 5, 28 УК), неосторожное совершение такого деяния, которое наказуемо лишь при наличии умысла (ст. 115 УК), а также предусмотренное нормой уголовного права деяние, если оно совершено без цели, указанной в этой норме (ст. 158-162 УК), или по иным мотивам, нежели указанные в законе (ст. 153-155 УК).
      Во-вторых, субъективная сторона преступления позволяет разграничить преступления, сходные по объективным признакам. Например, убийство (ст. 105 УК) и причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК) различаются  только по форме вины; террористический акт (ст.205 УК) отличается от диверсии (ст. 281 УК) только по содержанию цели.
      В-третьих, мотив и цель во многих нормах особенной  части УК выполняют функцию квалифицирующих  признаков и поэтому усиливают  наказание за совершенное преступление (например, п. «е», «з» - «м» ч.2 ст. 105 УК).
      В-четвертых, содержанием мотива и цели, даже если они не указаны в норме  особенной части УК, в значительной мере определяется степень общественной опасности преступления и лица, его  совершившего, а значит, характер ответственности и размер наказания с учетом предписаний, изложенных в ст. 61, 63 и 64 УК4. 

§ 2 Вина и ее основные характеристики 

      Еще в XIX в. было отмечено, что «учение о виновности и его большая или меньшая глубина есть как бы барометр уголовного права. Оно — лучший показатель его культурного уровня»5.
      Принцип ответственности за деяния, совершенные  только при наличии вины, впервые  закреплен лишь в Уголовном кодексе  РФ, согласно ст. 5 которого уголовной  ответственности подлежит лишь лицо, которое виновно совершило общественно опасное деяние. Данная норма категорически запрещает объективное вменение.
      Вина  — это психическое отношение  лица к совершаемому им общественно  опасному деянию, предусмотренному уголовным  законом, и его последствиям.
      Человек несет полную ответственность за свои поступки только при условии, что  он совершил их обладая свободной  воли, то есть способностью выбирать линию  социально значимого поведения. Указанная способность включает отражательно-познавательный и преобразовательно-волевой элементы, воплощенные в уголовно-правовой категории вменяемости. Она является предпосылкой вины, ибо виновным может признаваться только вменяемое лицо, то есть способное осознавать фактическое содержание и социальное значение своих действий и руководить ими.
      Элементами  вины как психологического отношения  выступают сознание и воля, которые  в своей совокупности образуют ее содержание. Таким образом, вина характеризуется  двумя слагаемыми элементами: интеллектуальным и волевым. Некоторые ученые неосновательно пытаются сузить психологическое содержание вины за счет исключения из него одного из двух элементов. Так, Н.Г. Иванов не признает желание самостоятельным элементом умышленной вины и предлагает определить умысел только через осознание общественно опасного и противоправного характера совершаемого деяния6. Однако «уголовно-правовое понятие вины не сводится к характеристике мыслительных процессов — оно включает и волевой компонент, это умышленный или неосторожный поступок, запрещенный уголовным законом»7.
      Различные предусмотренные законом сочетания  интеллектуального и волевого элементов  образуют две формы вины — умысел и неосторожность (ст. 25 и 26 УК), по отношению  к которым вина является родовым  понятием. Признать лицо виновным —  значит установить, что оно совершило преступление либо умышленно, либо по неосторожности.
      Вина  — это понятие не только психологическое, но и юридическое. Поскольку преступлением  признается лишь общественно опасное  деяние, лицо, его совершившее, виновно перед обществом, перед государством. Вина — категория социальная, ибо в ней проявляется отношение лица, совершающего преступление, к важнейшим социальным ценностям. Это сторона вины раскрывается в ее социальной сущности.
      Социальную  сущность вины составляет проявившееся в конкретном преступлении искаженное отношение к основным ценностям общества, отношение, которое при умысле обычно является отрицательным (так называемая антисоциальная установка), а при неосторожности — пренебрежительным (асоциальная установка) либо недостаточно выраженная социальная установка).
      Важным  показателем вины является ее степень, которая, как и сущность вины, носит  не законодательный, а научный характер, хотя в судебной практике применяется  весьма широко.
      Степень вины — это количественная характеристика ее социальной сущности, то есть показатель глубины искажения социальных ориентаций субъекта, его представлений об основных социальных ценностях. Она определяется не только формой вины, но и направленностью умысла, целями и мотивами поведения виновного, его личностными особенностями и т. д. «Лишь совокупность формы и содержания вины с учетом всех особенностей психического отношения лица к объективным обстоятельствам преступления и его субъективных, психологических причин определяет степень отрицательного отношения лица к интересам общества, проявленного в совершенном лицом деянии, то есть степень его вины»8.
      Итак, вина есть психическое отношение  лица в форме умысла или неосторожности к совершаемому им общественно опасному деянию, в котором проявляется антисоциальная, асоциальная либо недостаточно выраженная социальная установка этого лица относительно важнейших ценностей общества.9
      Форма вины — это установленное уголовным  законом определенное соотношение (сочетание) элементов сознания и  воли совершающего преступление лица, которое характеризует его отношение к деянию. Уголовное законодательство предусматривает две формы вины — умысел и неосторожность. УК РФ предусматривает деление умысла на прямой и косвенный (ст. 25 УК), а неосторожности — на легкомыслие и небрежность (ст.26 УК). Форма вины в конкретных преступлениях либо указывается в диспозициях статей Особенной части УК РФ, либо подразумевается.
      Во  многих случаях умышленная форма  вины с очевидностью вытекает из цели деяния (например, терроризм, кража, грабеж, диверсия), либо из характера описанных в законе действий (например, изнасилование, клевета, получение взятки), либо из указания на заведомо незаконность действий или на их злостный характер.
      Юридическое значение формы вины разнообразно.
      Во-первых, форма вины является субъективной границей, отделяющей преступное поведение от непреступного. Это проявляется в тех случаях, когда закон устанавливает уголовную ответственность только за умышленное совершение общественно опасного деяния (например, за причинение легкого вреда здоровью — ст. 115 УК РФ).
      Во-вторых, форма вины нередко определяет квалификацию преступления. Так, форма вины служит разграничительным критерием квалификации убийства (ст. 105 УК РФ) и причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ), причинения тяжкого вреда здоровью (ст. 111 и 118 УК РФ), уничтожения или повреждения имущества (ст. 167 и 168 УК РФ).
      В-третьих, форма вины в ряде случаев служит основанием законодательной дифференциации уголовной ответственности: одно и  то же деяние наказывается значительно строже при умышленном совершении, чем при неосторожной вине.
      В-четвертых, вид умысла или вид неосторожности, не влияя на квалификацию, может  служить важным критерием индивидуализации уголовной ответственности и  наказания. Преступление, по общему правилу, представляет более высокую степень опасности, если оно совершено с прямым умыслом, нежели с косвенным, а преступное легкомыслие обычно опаснее небрежности.
      В-пятых, форма вины в сочетании со степенью общественной опасности деяния служит критерием законодательной классификации преступлений: в соответствии со ст. 15 УК РФ к категориям тажких и особо тяжких относится только умышленные преступления.
      В-шестых, форма вины предопределяет условия  отбывания наказания в виде лишения свободы. Согласно ст. 58 УК РФ, лица, осужденные к этому наказанию за преступления, совершенные по неосторожности, по общему правилу отбывают наказание в колониях-поселениях, а лица, осужденные за умышленные преступления, - в колониях-поселениях, исправительных колониях общего, строгого или особого режима либо в тюрьме.
      Целый ряд уголовно-правовых понятий и  институтов связан исключительно с  умышленной формой вины: рецидив, опасный  и особо опасный рецидив преступлений, соучастие в преступлении, приготовление к преступлению и покушение на преступление.10 

§ 3. Умысел и его виды. 

      Преступлением, совершенным умышленно, признается деяние (действие или бездействие), совершенное с прямым или косвенным  умыслом (ст. 25 УК РФ).
      Прямой  умысел означает, что лицо осознавало общественную опасность своего деяния (действия или бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления. Данное законодательное определение прямого умысла относится к преступлениям с материальным составом, в котором наказуемым является не только деяние, но и общественно опасные последствия, указанные в конкретной статье в качестве обязательного признака. Поэтому в характеристику прямого умысла включаются предвидение последствий и желание их наступления. Преступление с формальным составом признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своего деяния (действия или бездействия) и желало выполнить деяние. Предвидение последствий по таким составам не является обязательным признаком умысла, так как они лежат за рамками состава преступления.
      Интеллектуальный  критерий прямого умысла характеризуется  двумя понятиями: сознанием и  предвидением. Лицо, совершающее преступление с прямым умыслом, сознает общественно опасный характер своего действия или бездействия, предвидит неизбежность либо реальную возможность наступления общественно опасных последствий. Сознание общественной опасности деяния означает понимание его фактического содержания и общественного значения. Лицо сознает, где и какое именно преступление оно совершает, кому причиняет вред, каким способом, в какое время и при какой обстановке. Предвидение — это отображение в сознании лица, совершающего преступление, тех событий, которые произойдут в будущем. Предвидением преступника охватывается в общих чертах тот вред (ущерб), который наступит от совершенного им деяния.
      Прямой  умысел предусматривает два варианта предвидения: неизбежность или реальную возможность наступления общественно  опасных последствий. Конкретизация вариантов зависит от обстановки совершения преступления, способа и степени подготовленности лица к его совершению (стреляя в упор из надлежащего, проверенного оружия, виновный предвидит неизбежность смерти жертвы; тот же выстрел на значительном расстоянии от потерпевшего создает лишь реальную возможность лишения жизни).
      Волевой критерий прямого умысла указывает  на желание лица, совершающего преступление, наступления задуманных общественно  опасных последствий. Желание —  это воля, мобилизованная на достижение конкретно, определенно поставленной цели, стремление к достижению определенного результата11.
      Косвенный умысел в соответствии с законом  означает, что лицо осознавало общественную опасность своего деяния (действия или бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.
      По  сознанию общественной опасности деяния прямой и косвенный умыслы схожи  между собой. Различие между ними  проводится по предвидению (вторая часть интеллектуального критерия) и — в основном — по волевому критерию. Предвидение в прямом умысле охватывает возможность либо неизбежность наступления общественно лпасных последствий, в косвенном умысле имеется в виду предвидение только реальной возможности их наступления.
      Волевой критерий косвенного умысла характеризуется  нежеланием наступления общественно  опасных последствий. Вместе с тем  лицо, предвидя реальную возможность  их наступления, сознательно допускает  последствия либо относится к ним безразлично. Нежелание наступления последствий объясняется тем, что при косвенном умысле общественно опасное последствие выступает как побочный результат преступных действий. Субъект направляет свои усилия на достижение иной цели, находящейся за рамками данного состава преступления. Сознавая, что ее достижение чревато причинением вреда другим объектам уголовно-правовой охраны, он не предпринимает никаких активных действий для предотвращения побочных последствий, то есть сознательно допускает возможность их наступления.  
      В отдельных случаях лицо, совершающее  преступление с косвенным умыслом  и не желающее наступления побочных вредных последствий от своего деяния, надеется на какие-то неконкретизированные, абстрактные обстоятельства, которые, по его мнению, могут предотвратить их наступление (на удачу, на судьбу, везение, удачно складывающие обстоятельства и т. п.). В теории уголовного права это принято называть «надеждой на авось». По существу, такое отношение виновного к возможности наступления последствий есть не что иное, как сознательное их допущение, ибо надежда виновного не связывается с какими-либо реальными обстоятельствами, которые могут предотвратить наступление последствий. Сам он не предпринимает никаких альтернативных действий по недопущению последствий.
      Второй  разновидностью проявления воли при  косвенном умысле является безразличное отношение к возможности  наступления  побочных общественно опасных последствий  от целенаправленных действий. По существу, оно мало чем отличается от сознательного допущения последствий. Например, пьяный хулиган, умышленно открыв беспорядочную стрельбу из ружья на остановке автобуса, убил двух человек и ранил одного. Умысла на убийство у него не было, однако безразличное отношение к наступившим последствиям свидетельствует об особом эгоизме, черствости виновного, полном равнодушии к интересам других людей, общества в целом.
      Косвенный умысел при совершении преступления может проявляться двояко:
    лицо совершает какое-либо преступление с прямым умыслом, сознает, что при этом возможно наступление побочных общественно опасных последствий, причинение вреда другим объектам уголовно-правовой охраны, и сознательно допускает их наступление. Так, заложив вщрывное устройство в автомашину с целью лишения жизни ее владельца, виновный сознает, что жизни и здоровью других пассажиров грозит реальная опасность, и, не испытывая к ним враждебных чувств, сознательно допускает возможность наступления любых последствий;
    в отдельных случаях совершаемое лицом деяние само по себе не является преступлением. Оно становится таковым лишь при наступлении общественно опасных последствий от неправильного, аморального, легкомысленного поведения человека. Например, туристы, которые разожгли в ветренную засушливую пору костер в лесу, предвидят возможность возникновения лесного пожара. Они не желают этого, но, не принимая никаких мер, сознательно допускают либо безразлично относятся к возможным последствиям.
      Общественная  опасность деяний, совершенных с  косвенным умыслом, иногда может быть не меньшей, чем опасность преступления, совершаемого с прямым умыслом. Этим объясняется тот факт, что при конструкции многих составов преступлений законодатель не дифференцирует ответственность в зависимости от вида умысла и не устанавливает пониженного наказания за преступление, совершенное с косвенным умыслом. Вид умысла, как и обстоятельства совершения преступления, могут быть учтены судом при индивидуализации наказания.
      В связи с тем, что косвенный  умысел определяется отношением к последствиям, он невозможен в формальных составах, где само деяние образует оконченный состав преступления. Например, изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг, хулиганство, вандализм и т. п., где состав преступления считается выполненным независимо от наступления или ненаступления общественно опасных последствий. Волевое же отношение виновного к совершению самого деяния в таких преступлениях может быть только в виде прямого умысла. Субъект желает совершить хулиганские действия либо незаконно сбывать наркотические средства. Невозможно, совершая названные действия, одновременно не желать их совершения.
      Анализ  волевого момента косвенного умысла имеет большое значение для разграничения  его с прямым умыслом и отграничения от неосторожности формы вины в в  иде преступного легкомыслия. Разграничение между прямым и косвенным умыслом проводится по интеллектуальному и волевому критериям:
    интеллектуальный критерий прямого умысла заключается в предвидении неизбежности или реальной возможности наступления преступных последствий, а косвенного умысла — в предвидении только реальной возможности их наступления;
    волевой момент прямого умысла выражается в желании наступления общественно опасных последствий, а косвенного умысла — в нежелании, но сознательном допущении, безразличном к ним отношении или «надежде на авось»12.
      Кроме прямого и косвенного умыслов, предусмотренных  непосредственно в законе, теории и практике известны и другие виды умысла, влияющие на квалификацию преступления и индивидуализацию наказания.
      По  моменту возникновения преступного намерения умысел подразделяется на заранее обдуманный и внезапно возникший.
      Заранее обдуманный умысел характерен тем, что  намерение совершить преступление осуществляется через более или  менее значительный промежуток времени  после его возникновения. Во многих случаях заранее обдуманный умысел свидетельствует о настойчивости, а иногда и об изощренности субъекта в достижении преступных целей, и, следовательно, заметно повышает опасность, как преступления, так и самого виновного. Но опасность деяния и его субъекта не всегда повышается при заранее обдуманном умысле. Сам по себе момент возникновения преступного намерения — обстоятельство в значительной мере случайное и не может оказать существенного влияния на степень опасности деяния. Гораздо важенее те причины, по которым виновный реализовал свой замысел не сразу. Если это объясняется его нерешительностью, внутренними колебаниями, отрицательным эмоциональном отношением к преступлению и его результатам, то заранее возникший умысел ни в коей мере не опаснее, чем внезапно возникший. Но иногда разрыв во времени между возникновением и реализацией умысла обусловлен особой настойчивостью субъекта, который в это время готовит способы и средства для совершения деяния, обдумывает план осуществления преступного намерения, пути преодоления возможных препятсятвий, способы сокрытия преступления и т. д. Нередко заранее обдуманный умысел свидетельствует об особом коварстве виновного или об изощренности способов достижения преступной цели, которые могут проявляться в применении хитроумных ловушек для доверчивой жертвы, в использовании для преступных целей других лиц, не сознающих своей роли в совершаемом преступлении, в применении взрывных устройств, срабатывающих при вскрытии «посылки», в использовании поддельных документов и т. п. При таких обстоятельствах заранее обдуманный умысел повышает опасность деяния и личности виновного, поэтому он опаснее внезапно возникшего умысла13.
      В отличие от заранее обдуманного  внезапно возникший умысел характеризуется  тем, что намерение совершить преступление возникает и сразу же через незначительный промежуток времени приводится в исполнение. Преступник, совершающий преступление с внезапно возникшим умыслом, как правило, не обладает стойкими преступными намерениями.
      Обычно  этот умысел появляется при обстоятельствах, способствующих совершению преступления. Наличие заранее обдуманного или внезапно возникшего умысла в то же  время не может во всех случаях автоматически свидетельствовать о большей или меньшей степени общественно опасности лица, совершающего преступление. Так, лицо, совершившее убийство из хулиганских побуждений встречного гражданина, потому что последний ему не понравился, безусловно, характеризуется более высокой степенью общественной опасности, нежели гражданин, совершивший убийство из ревности после долгих колебаний и раздумий14.
      Разновидностью  внезапно возникшего умысла является аффектированный умысел. Его особенность  заключается в том, что состояние  сильного душевного  волнения, характерное  для аффектированного умысла, ослабляет, а порой даже полностью парализует тормозящие процессы, затрудняет осознание субъектом характера совершаемого деяния, исключает обдуманность действий. Уголовно-правовое значение аффектированный умысел имеет лишь в тех случаях, когда его возникновение обусловлено неправомерными действиями других лиц, чаще всего потерпевших. Такого рода действия или длительная психотравмирующая ситуация вызывают у субъекта эмоциональное волнение, ззатрудняющее сознательный контроль за волевыми процессами. Влияние в таких случаях ситуации как внешнего повода совершения преступления учитывается законодателем при конструировании некоторых составов преступления. Так, убийство в состоянии аффекта (ст. 107 УК) и причинение тяжкого либо средней тяжести вреда здоровью в таком же состоянии (ст. 113 УК) отнесены законодателем к числу привилегированных составов, то есть составов со смягчающими признаками. Наличие аффектированного умысла при совершении отдельных преступлений дало наряду с другими обстоятельствами основание для включения в действующий УК РФ общей нормы об уголовной ответственности лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости (ст. 22 УК).
      Вместе  с тем совершение преступления в  состоянии сильного душевного волнения (аффекта) исключено законодателем из числа обстоятельств, смягчающих наказание, в том виде, как это обстоятельство было предусмотрено УК РСФСР 1960 г. - «совершение преступления под влиянием сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями потерпевшего» (ч. 5 ст. 38). Однако законодатель включил в перечень обстоятельств, смягчающих наказание, обстоятельство, охватывающее совершение  преступления в состоянии афекта. Это п. «з» ст. 61 УК РФ - «противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления». Следовательно, преемственность отнесения состояния аффекта к числу смягчающих обстоятельств в целом сохраняется15.
      По  своей направленности умысел может  быть определенным и неопределенным.
      Действуя  с определенным умыслом, виновный четко определяет желаемый преступный результат (например, определяет красть из квартиры только ювелирные изделия, а не другое имущество). Определенный умысел может быть простым, когда лицо желает достичь только одного определенного преступного результата, а также альтернативным, при котором лицо желает наступления двух или более общественно опасных последствий. Например, субъект стреляя из пистолета в сердце потерпевшего, предвидит наступление его смерти, то есть с простым определенным умыслом. Если же виновный стреляет в живот потерпевшего, он предвидит возможность наступления вследствие этого смерти потерпевшего или причинения тяжкого вреда его здоровью и желает или сознательно допускает наступление любого из этих последствий, то есть действует с альтернативным умыслом.
      Действуя  с альтернативным умыслом, субъект  допускает несколько преступных последствий, не конкретизированных им. Например, преступник наносит потерпевшему металлическим предметом удары  по всем частям тела (голова, туловище), допуская при этом наступления ряда последствий, начиная от вреда здоровью любой тяжести вплоть до наступления смерти. Уголовная ответственность при неопрделенном умысле должна наступать в соответствии с фактически причиненным вредом. Если в приведенном примере наступила смерть потерпевшего, то виновный подлежит ответственности за убийство. Если же в этом случае потерпевшему причинен тяжкий вред здоровью, но при этом установлен прямой умысел на убийство, необходимо квалифицировать как покушение на убийство16. 

§ 4 Неосторожная форма вины и ее виды 

      Неосторожность  — вторая форма вины, которая  имеет свои признаки и в отличие  от умысла связана с отрицательным  отношением лица к преступным последствиям, наступления которых оно не желает и не допускает.
      Ненаступление последствий, как правило, исключает ответственность за неосторожное создание опасности причинения вреда.
      Преступление  признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления общественно  опасных последствий своего действия или бездействия, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение (легкомыслие) либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их  предвидеть (небрежность) (ст. 26 УК).
      Такое понимание неосторожной формы вины обусловило построение видов преступлений как метариальных, а не формальных, допускающих ответственность за неосторожное причинение вреда.
      Учитывая  особенность данной формы вины, при совершении неосторожных преступлений нельзя привлечь к уголовной ответственности за приготовление, покушение и соучастие.
      Таким образом, при совершении неосторожного  преступления все оттенки психического процесса лица, отражающие внутренн.. структуру содержания этой формы вины, уголовным правом объединяются в два вида — легкомысленность и небрежность17.
      При легкомыслии лицо предвидит возможность  наступления опасных последствий  совершаемых им действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на их предотвращение. При небрежности лицо не предвидело возможности наступления опасных последствий своих действий (бездействий), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.