На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Реабилитация

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 22.06.2012. Сдан: 2011. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


             СОДЕРЖАНИЕ:
      

Оглавление страница
Введение  2
1. Понятие  реабилитации в уголовном процессе 3
2. Основания  возникновения права на реабилитацию 5
3. Субъекты  права на реабилитацию 11
4. Содержание  реабилитации 13
4.1. Возмещение имущественного вреда 14
4.2. Возмещение морального вреда 17
4.3. Восстановление иных прав реабилитированного 20
Заключение  22
Библиография  23
      
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

      Введение
     Согласно  Конституции Российской Федерации (ст. 53) каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Особое значение это положение приобретает в сфере уголовного судопроизводства, где решается вопрос о виновности лица в совершении преступления и о применении к нему мер уголовного наказания.
     Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания является основной и первоочередной задачей органов расследования и суда в рамках уголовного процесса. «Но стоит процессу возникнуть, как сразу же перед данными органами появляется и другая задача, которая по своей значимости становится в один ряд с первой: не допустить привлечения к уголовной ответственности невиновного, не подвергать его незаслуженному наказанию, в максимальной степени оградить от негативного воздействия судебной или следственной ошибки», - совершенно справедливо отмечает А.А. Подопригора. Обе данные задачи неразрывно связаны и не могут существовать друг без друга, только с учетом обеих задач уголовно-процессуальное регулирование может достичь своих целей. И.Л. Петрухин по этому поводу указывает, что «оправдание подсудимого при отсутствии или недостаточности улик – такой же полезный результат судебного разбирательства, как и осуждение виновного».
     Вместе  с тем уголовное судопроизводство, как и любая другая сфера деятельности человека, не застраховано от возможных ошибок и заблуждений. Для ликвидации данного противоречия, исправления следственной или судебной ошибки государство обязано обеспечить пострадавшим от незаконного уголовного преследования возможность восстановления своих прав в полном объеме. Лица, в отношении которых неправильно были применены меры уголовного наказания или уголовно-процессуального принуждения, должны иметь гарантии восстановления их в прежних правах, гарантии компенсации причиненного материального и морального вреда, что необходимо и для престижа правосудия правового государства. Именно на достижение этой цели направлен такой институт уголовно-процессуального права, как институт реабилитации.
     В своей работе хотелось бы проанализировать институт реабилитации, выделить основные проблемы, возникающие на практике, и изложить основные решения, которые предлагаются авторами для их разрешения. 
1. Понятие реабилитации в уголовном процессе

     Понятие реабилитации в уголовном процессе связывается с двумя основополагающими категориями – невиновностью и справедливостью, т.е. с такими случаями, когда уголовному преследованию, будучи невиновным, подвергается тот, кто преступления не совершал, а это значит, что все лишения, связанные с уголовным преследованием, он претерпел зря, несправедливо; воздаяние последовало при отсутствии деяния.
     Понятие «реабилитация» происходит от немецкого  «rehabilitation» и означает возвращение  в прежнее состояние; восстановление. В соответствии с п. 34 ст. 5 УПК РФ реабилитация – это порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно и необоснованно подвергнутому уголовному преследованию, и возмещения причиненного им вреда.
     Б.Т. Безлепкин отмечает, что в теории и практике уголовного судопроизводства сложилось двоякое определение понятия реабилитации. Иногда оно трактуется как сам факт признания невиновным гражданина, подвергавшегося уголовному преследованию; в других случаях в содержание данного понятия включаются также и правовые последствия признания невиновным, а именно: возмещение безвинно пострадавшему причиненного вреда, восстановление его в прежних правах, возвращение имущества, званий и наград.
     Таким образом, можно выделить два основных подхода к понятию «реабилитация» в научной литературе.
     Первый  подход к понятию реабилитации, в соответствии с которым реабилитация лица тождественна с фактом его оправдания или прекращения дела по реабилитирующим основаниям, разделяют, в частности, такие авторы, как А.Г. Эдилян, И.А. Либус, Б.Т. Безлепкин, Т.Т. Таджиев. Так, по мнению Т.Т. Таджиева, под реабилитацией понимается «решение правомочного органа правоохранительного органа, изложенное в предусмотренном уголовно-процессуально-правовом акте и констатирующее, что отсутствуют либо не установлены событие или состав преступления, либо не доказано участие в совершении преступления данного лица».
     Приверженцами второго подхода, в соответствии с которым в понятие реабилитации включаются также правовые последствия  признания невиновным, являются Н.Я. Шило, В.М. Савицкий, Н.Н. Скворцов, М.Ф. Полякова, М.И. Пастухов, Л.В. Бойцова. Так, в частности, Л.В. Бойцова, под реабилитацией понимает «возвращение утраченных прав и преимуществ, ликвидации правоограничений, связанных с незаконным осуждением, привлечением к уголовной ответственности, лишением свободы невиновных лиц, а также восстановление правоспособности на будущее время».
     А.А. Подопригора, анализируя все имеющиеся  точки зрения по данному вопросу, предлагает включать в понятие реабилитации следующие три элемента:
     1) признание невиновности обвиняемого  (подозреваемого), подсудимого, осужденного в установленном законом порядке;
     2) восстановление для реабилитируемого  возможности своими действиями осуществлять ранее ограниченные права и нести обязанности;
     3) гарантии реального возмещения причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием вреда в случае заявления данным лицом желания реализовать свое право на возмещение названного вреда.
     На  мой взгляд, более верным было бы включать в понятие реабилитации не только признание лица невиновным в совершении преступления, но и указание на восстановление его прав, ведь главная цель реабилитации в уголовном процессе – это, именно восстановление лица в его правах.
     А.А. Подопригора, Д.В. Татьянин указывают  также на необходимость законодательного определения термина «частичная реабилитация», ведь на практике предъявленное обвинение (подозрение), либо осуждение лица могут быть признаны незаконными и необоснованными и в части. Э.А. Губайдуллин рассматривает случаи изменения объема обвинения либо квалификация действий обвиняемого по уголовному закону о менее тяжком преступлении. Подобное право предоставлено прокурору п. 1 ч. 2 ст. 221 УПК РФ при утверждении обвинительного заключения, однако исходя из буквального смыла норм УПК РФ, по мнению автора, изменение обвинения не дает лицу право на реабилитацию.
     Вопрос  о признании права на реабилитацию за лицами, в отношении которых  имело место частичное прекращение  уголовного преследования, рассматривался и Конституционным Судом Российской Федерации.
     Д.В. Татьянин в связи с этим для  большей определенности предлагает ввести в ст. 5 УПК РФ пункт 60 следующего содержания: «Частичная реабилитация – это признание незаконной или необоснованной части подозрения, предъявленного обвинения, обвинительного приговора с последующим восстановлением прав и законных интересов лица, ограниченных в части осуществления незаконного или необоснованного уголовного преследования или осуждения, а также возмещение вреда в той мере, в какой к нему были незаконно или необоснованно применены меры уголовного преследования или осуждения, при наличии требования данного лица о таком возмещении».
     На  мой взгляд, решение вопроса о  частичной реабилитации на законодательном уровне позволило бы избежать расхождений в судебной практике.  
2. Основания возникновения права на реабилитацию

     В ч. 2 ст. 133 УПК РФ указывается, что  предпосылкой для реабилитации является установление факта необоснованного или незаконного уголовного преследования, применения принудительных мер медицинского характера. Данный факт должен найти подтверждение в решении о реабилитации. Это решение и образует правовое основание для восстановления пострадавшего в правах и возмещения причиненного ему вреда. Статья 134 УПК РФ не требует составления отдельного документа, фиксирующего признание права на реабилитацию. Согласно части первой ст. 134 УПК РФ решение о реабилитации фиксируется в оправдательном приговоре, а также в определении или постановлении суда, в постановлении следователя, дознавателя о прекращении уголовного преследования. Одновременно реабилитированному направляется извещение с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием.
     Основания возникновения права на реабилитацию закреплены в ч. 2 ст. 133 УПК РФ. Исходя из положения пункта 3 части второй ст.133, основанием возникновения права на реабилитацию у подозреваемого или обвиняемого будет являться прекращение уголовного преследования по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 части первой ст. 24 и пунктами 1 и 4-6 части первой ст. 27 УПК РФ. Такими основаниями являются:  
1) отсутствие события преступления;  
2) отсутствие в деянии состава преступления;  
3) отсутствие заявления потерпевшего по делам частного и частно-публичного обвинения, при условии, что тот не находился в беспомощном или зависимом состоянии либо по иным причинам не мог защищать свои права и законные интересы; 
4) отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в пунктах 1, 3 - 5, 9 и 10 части первой статьи 448 настоящего Кодекса, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в пунктах 1 и 3 - 5 части первой статьи 448 настоящего Кодекса; 
5) непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления; 
6) наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению; 
7) наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела; 
8) отказ Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации в даче согласия на лишение неприкосновенности Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий, и (или) отказ Совета Федерации в лишении неприкосновенности данного лица.

     Таким образом, УПК РФ выделяет реабилитирующие  основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования и нереабилитирующие основания.
     Конституционный Суд РФ в Определении от 18.07.2006 № 279-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Рысевой Нины Николаевны на нарушение ее конституционных прав статьей 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» указал, что установленный главой 18 УПК Российской Федерации, в том числе его статьей 133, порядок реабилитации, предполагающий возмещение вреда, причиненного в результате уголовного преследования, при условии принятия в конкретном уголовном деле решения, снимающего с лица выдвинутые против него обвинения, не распространяется на случаи прекращения уголовного преследования и отмены применяемых в отношении лица принудительных мер по так называемым нереабилитирующим основаниям, в частности, в связи с таким основанием, как истечение сроков давности. Конституционный суд пояснил, прекращение уголовного дела в подобных случаях само по себе не является свидетельством незаконности осуществлявшегося против лица уголовного преследования; оно означает не исправление ошибки или иного нарушения закона, а отказ от дальнейшего доказывания виновности лица, несмотря на то, что основания для осуществления в отношении него уголовного преследования сохраняются. Такие же выводы сделаны Конституционным Судом РФ и в Определении от 21.12.2006 № 531-О.
     Основаниями для возникновения права на реабилитацию у подсудимого, согласно пункту 1 и пункту 2 части второй статьи 133 УПК РФ, являются: 
1) вынесение оправдательного приговора;  
2) прекращение уголовного преследования в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения.

     Оправдательный  приговор, в соответствии с частью 2 ст. 302 УПК РФ, постановляется в случаях, если: 
1) не установлено событие преступления;  
2) подсудимый не причастен к совершению преступления;  
3) в деянии подсудимого нет признаков преступления;  
4) в отношении подсудимого коллегией присяжных заседателей вынесен оправдательный вердикт.

     Отказ государственного обвинителя предусматривается  в ч. 7 ст. 246 УПК РФ. Государственный  обвинитель отказывается от обвинения в случае, если в ходе судебного разбирательства придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, изложив при этом суду мотивы отказа. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 УПК РФ.
     Основанием для возникновения права на реабилитацию у осужденного, согласно пункту 4 части второй ст.133 УПК РФ, является полная или частичная отмена вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращение уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 27. Осужденный, в отношении которого полностью или частично отменен вступивший в законную силу приговор суда, признается подлежащим реабилитации, если обвинительный приговор отменен с прекращением производства по делу в любой вышестоящей инстанции при пересмотре дела в апелляционном, кассационном, надзорном порядке либо по вновь открывшимся обстоятельствам.
     Право на реабилитацию имеют и лица, к  которым были применены принудительные меры медицинского характера, в порядке, предусмотренном главой 51 УПК РФ. Основанием для возникновения права на реабилитацию у этих лиц является отмена незаконного постановления суда о применении данной меры. Отмена постановления суда о применении принудительных мер медицинского характера может иметь место по любым реабилитирующим основаниям в кассационном, надзорном порядке или по вновь открывшимся обстоятельствам.
     В ч. 3 ст. 133 УПК РФ указано также, что  право на возмещение вреда в установленном  порядке имеет также любое  лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному дел. Является ли данное обстоятельство основанием возникновения права на реабилитацию? А.А. Подопригора считает, что в данном случае законодатель говорит о наличии у лиц, незаконно подвергнутым мерам процессуального принуждения, только лишь права на возмещение вреда. «Первостепенным признаком реабилитации в уголовном процессе является признание невиновности лица, привлеченного к уголовной ответственности, что является ее неотъемлемой частью, и, более того, ее первоначальным моментом. Правом же на возмещение вреда, согласно части 3 ст. 133 УПК РФ, обладает любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения, в том числе и те, чья невиновность не была установлена и признана в соответствующем уголовно-процессуальном порядке». Таким образом, указанное в ч. 3 ст. 133 УПК РФ обстоятельство является лишь основанием для возмещения вреда, а не основанием для возникновения права на реабилитацию.
     Часть 4 статьи 133 УПК РФ содержит специальную оговорку о том, что правила реабилитации не распространяются на следующие случаи: 
1) когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или постановленный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду издания акта об амнистии, истечения сроков давности, недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность; 
2) если обвиняемый несовершеннолетний, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом; 
3) при принятии закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния.

     Разъяснения касательно применения п. 3 ч. 4 ст. 133 УПК  РФ дал Конституционный суд РФ в Определении от 5 ноября 2004 г. № 360-О «По жалобе гражданина Краюшкина Евгения Васильевича на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации». Судом сделан вывод о том, что часть 4 статьи 133 УПК РФ не препятствует суду рассмотреть по существу находящееся в его производстве уголовное дело, если до вынесения приговора новым уголовным законом устранятся преступность и наказуемость инкриминируемого обвиняемому деяния, и решить вопрос о признании (или об отказе в признании) за ним права на реабилитацию.
     Аналогичное решение вынес Конституционный Суд после рассмотрения жалобы гражданина Филиппова, который обжаловал постановления судов первой и кассационной инстанций в части прекращения в отношении него уголовного дела на основании части второй ст. 24 УПК РФ ввиду устранения уголовным законом до вступления приговора в законную силу преступности и наказуемости инкриминируемого ему деяния и по основанию, предусмотренному в части 4 ст. 133 УПК РФ, отказа в признании права на возмещение вреда, причиненного в результате привлечения к уголовной ответственности. (Определение Конституционного Суда РФ от 5 ноября 2004 г. N 361-О «По жалобе гражданина Филиппова Владимира Тимофеевича на нарушение его конституционных прав частью 2 статьи 24, частью 4 статьи 133, статьей 239 и пунктом 1 статьи 254 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»). 
3. Субъекты права на реабилитацию

     М.И. Пастухов дает следующее определение  субъектов реабилитации «субъектами  реабилитации являются лица, которые  привлечены к уголовной ответственности  без достаточных оснований, которым в связи с производством по уголовному делу причинен вред и которые в установленном порядке признаны невиновными в совершении преступления». По действующему УПК такими лицами являются незаконно или необоснованно привлеченные к уголовной ответственности в качестве подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, осужденного, а также те, к кому незаконно или необоснованно были применены принудительные меры медицинского характера.
     При этом, как отмечалось, ранее к  субъектам права на реабилитацию не могут быть отнесены лица, незаконно подвергнутые мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу (ч. 3 ст. 133 УПК РФ). Как отмечает А.В. Толстой, уголовное преследование в отношении данных лиц не обязательно должно прекратиться, оно может и продолжаться и в дальнейшем прийти к осуждению лица, однако само нарушение процессуального закона при применении мер принуждения к подозреваемому или обвиняемому порождает появление у них права на возмещение вреда в порядке реабилитации.
     Стоит отметить, что положения ч. 3 ст. 133 УПК РФ вызывают значительную критику в юридической литературе, так как они не исключают широкого толкования их смысла. Так, статья 111 УПК РФ в ч. 2 определяет, что дознаватель, следователь, прокурор или суд вправе применить к потерпевшему, свидетелю, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, эксперту, переводчику, специалисту и (или) понятому следующие меры процессуального принуждения: обязательство о явке, привод, денежное взыскание. В том случае, если данные меры процессуального принуждения были применены с нарушением закона, на основании ст. 133 УПК РФ можно сделать вывод, что эти лица получают возможность на возмещение причиненного им вреда в порядке реабилитации.
     М.В. Орлова считает, что подобные случаи «не имеют никакого отношения к институту реабилитации и восстановительно-компенсационные правоотношения, возникающие при этом, имеют иной правовой смысл». В связи с этим в юридической литературе предлагается внести в УПК РФ изменения и разрешать вопрос о возмещении вреда лицу, незаконному подвергнутому мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу, в порядке гражданского судопроизводства.
     Вызывают  вопросы в юридической литературе и нормы о возмещении вреда юридическим лицам. В соответствии со ст. 139 УПК РФ вред, причиненный юридическим лицам незаконными действиями (бездействием) и решениями суда, прокурора, следователя, дознавателя, органа дознания, возмещается государством в полном объеме в порядке и сроки, которые установлены настоящей главой. Между тем, юридические лица в соответствии с законодательством Российской Федерации не подлежат уголовной ответственности, возмещение вреда, причиненного юридическим лицам, никакого отношения к реабилитации не имеет. Представляется верным мнение тех авторов (Я. Валежниковой, А.В. Толстым), которые предлагают отношения по возмещению вреда юридическим лицам отнести полностью к области регулирования гражданского права.
     Долгое  время вызывает дискуссии среди  ученых-процессуалистов вопрос о возмещении вреда несовершеннолетнему, не достигшему возраста уголовной ответственности, но привлекавшемуся в качестве подозреваемого или обвиняемого. Некоторые ученые считают, что в связи с тем, что лицо, не достигшее возраста уголовной ответственности, не является субъектом преступления, ему необходимо возмещать вред, явившийся следствием необоснованного привлечения к уголовной ответственности. А.А. Подопригора считает, что положение ч. 4 ст. 133 УПК РФ, которое запрещает распространять правила о реабилитации на случаи привлечения к уголовной ответственности лиц, не достигших возраста уголовной ответственности, дает широкий простор для безнаказанного применения мер принуждения в отношении несовершеннолетних. По мнению Д.В. Татьянина необходимо внести в УПК РФ положения о предоставлении права на реабилитацию несовершеннолетним, не являющимся субъектами уголовной ответственности, в случаях незаконного привлечения их к уголовной ответственности, либо незаконного задержания по подозрению в совершении преступления, либо незаконного применения мер пресечения, при условии, что сотрудникам правоохранительных органов было достоверно известно о том, что лицо не достигло возраста уголовной ответственности.  
4. Содержание реабилитации

     Содержательная часть реабилитации должна представлять собой некую совокупность действий, направленных на восстановление нарушенных прав гражданина и компенсацию вреда, причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием, при условии, что лицом будет заявлено желание воспользоваться своим правом на такую компенсацию. В соответствии с п. 1 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.
     Право на реабилитацию являются комплексным  явлением. Как отмечалось в начале работы, право на реабилитацию непосредственно связано с признанием необоснованности, незаконности уголовного преследованием и включает кроме права на возмещение имущественного вреда устранение последствий морального вреда, восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.
     В соответствии с п. 1 ст. 133 УПК РФ вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда. В случае смерти реабилитированного право на возмещение вреда переходит к его наследникам или тем членам семьи, которые относятся к категории лиц, имеющих право на пенсию по случаю потери кормильца (ст. 9 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» от 17.12.2001 № 173-ФЗ).
     На  основании норм УПК РФ можно выделить три группы реабилитирующих мер:  
1) возмещение имущественного вреда;  
2) возмещение морального вреда;  
3) восстановление иных прав реабилитированного.

     Рассмотрим  в отдельности каждую группу реабилитирующих мер.  
4.1.  Возмещение имущественного вреда

     Меры, которые направлены на возмещение имущественного вреда, призваны компенсировать материальные потери, наступившие для гражданина в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием. Под имущественным вредом, связанным с уголовным преследованием, понимается причиненный вред, убытки, упущенная выгода, то есть разность между материальным положением лица до его уголовного преследования и после, а также неполученные доходы, которые это лицо могло получить. В соответствии с п. 1 ст. 135 УПК Возмещение реабилитированному имущественного вреда включает в себя возмещение: 
1) заработной платы, пенсии, пособия, других средств, которых он лишился в результате уголовного преследования; 
2) конфискованного или обращенного в доход государства на основании приговора или решения суда его имущества; 
3) штрафов и процессуальных издержек, взысканных с него во исполнение приговора суда; 
4) сумм, выплаченных им за оказание юридической помощи; 
5) иных расходов.

     Требование  о возмещении имущественного вреда, об отмене или изменении незаконных или необоснованных решений реабилитированный адресует органу, постановившему приговор и (или) вынесшему определение (постановление) о прекращении уголовного дела, об отмене незаконных или необоснованных решений (ч. 2 ст. 135 УПК РФ). При этом согласно ч. 2 ст. 135 УПК РФ требования могут быть предъявлены только в пределах сроков исковой давности, установленных Гражданским кодексом Российской Федерации (трех лет).
     В соответствии со ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный  гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъектов Российской Федерации или казны муниципальных образований. При этом в соответствии со ст. 1071 ГК РФ от имени казны выступают соответствующие финансовые органы.
     Интерес представляет следующее дело из практики Верховного Суда Российской Федерации:
     Постановлением  суда в пользу Гаджиева взыскано с  Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации 595949 рублей в возмещение имущественного вреда, причиненного в результате уголовного преследования.
     Министерство  финансов Российской Федерации в  кассационной жалобе поставило вопрос об отмене постановления, ссылаясь на то, что надлежащим ответчиком по делу должна быть Генеральная прокуратура Российской Федерации, а также на то, что действующие нормы законов не предусматривают возмещение реабилитированному имущественного вреда с учетом уровня инфляции, которые суд не принял во внимание.
     Судебная  коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации оставила кассационную жалобу без удовлетворения, а постановление - без изменения, указав, что согласно требованиям ст. 1070 ГК РФ возмещение вреда гражданину в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности производится за счет казны Российской Федерации, поэтому суд обоснованно взыскал имущественный вред, причиненный Гаджиеву, с Министерства финансов Российской Федерации за счет средств казны Российской Федерации (Определение ВС РФ N 78-О06-81).
     Стоит отметить, что серьезные проблемы связаны с исполнением постановлений следователей и дознавателей о возмещении вреда реабилитированным представляет сложность, так как финансовые органы отказываются принимать данные документы к исполнению, ссылаясь на Федеральный закон «Об исполнительном производстве», который не относит их к числу исполнительных документов.
     К числу основных источников, регулирующих отношения, связанные с возмещением в
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.