На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Правовое регулирование международных воздушных сообщений

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 23.06.2012. Сдан: 2011. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ
Казанский (Приволжский) Федеральный Университет 

Юридический факультет 
 
 
 
 

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА 

По дисциплине: «Международное право»
Вариант 9 
 
 
 

                Работу  выполнил: студент
                заочной формы обучения, 4 курса,
                группы 2
                Стрункин Д.А.
                  
                 
                 
                 
                 
                 
                 

     КАЗАНЬ  – 2011 

     Содержание 
 
 

 

Введение

     Настоящая контрольная работа посвящена изучению двух вопросов в рамках курса «Международное право» - вопросу о правовом регулировании  международных воздушных сообщений  и анализу положений Венской конвенции о консульских сношениях 1963 г.
     Изучение  темы первого вопроса нам представляется интересным и актуальным, так как  международный воздушный транспорт  как одно из важнейших звеньев  мировой инфраструктуры всегда являлся  предметом пристального внимания государств и международных организаций. Заметное усиление этого внимания в настоящее время объясняется динамичным развитием гражданской авиации и все более интенсивной эксплуатацией глобальной сети международных воздушных линий  и в связи с этим многократным повышением экономического и политического значения международных воздушных сообщений.
     Анализ  положений Венской конвенции  консульских сношений 1963 г. на наш  взгляд имеет огромное теоретическое  и практическое значение, так как  Венскую конвенцию о консульских сношениях следует считать первым международным многосторонним соглашением, устанавливающим универсальные правила в области консульских отношений. В конвенции затронуты самые различные вопросы, связанные с осуществлением консульских отношений между государствами. Венская конвенция 1963 г. систематизировала нормы международного консульского права, обобщила существующую консульскую практику и явилась первым важным шагом на пути официальной кодификации и прогрессивного развития международного консульского права.
     Нормативной и теоретической базой исследования вопросов контрольной работы являются международные нормативно-правовые акты, учебные пособия, монографические  работы российских авторов, материалы  периодических изданий.
 

1. Правовое регулирование международных воздушных сообщений

     Под международными воздушными сообщениями (полетами) понимаются воздушные передвижения летательных аппаратов с пересечением государственных границ более чем одной страны. Осуществляемая в процессе таких передвижений транспортировка пассажиров и других объектов классифицируется в качестве международной перевозки.
     Основным  документом, регулирующим международные  воздушные сообщения, является Конвенция  о международной гражданской  авиации1, заключенная в Чикаго в 1944 году, участниками которой являются свыше 160 государств, в том числе - с 1970 года - СССР (ныне - республики бывшего СССР). Чикагская конвенция устанавливает общие принципы межгосударственного сотрудничества в области международных полетов, регулирования деятельности воздушного транспорта и обеспечения его безопасности, а также включает уставные положения Международной организации гражданской авиации (ИКАО).
     Лежащий в основе правового режима воздушной навигации принцип полного и исключительного суверенитета государств над их территорией предполагает, что пересечение иностранным летательным аппаратом государственной границы какой-либо страны может быть осуществлено только по получении от ее компетентных властей разрешения, испрашиваемого в надлежащем порядке.
     Разрешительный порядок международных полетов, вытекающий из преобладающей международной практики, а также из ряда положений Чикагской конвенции 1944 г., означает, в частности, что пересечение летательным аппаратом воздушной границы иностранного государства в нарушение установленных на этот счет процедур может служить основанием для использования в отношении этого летательного аппарата мер, применяемых к нарушителям государственной границы.
     После влета в пределы государственной территории иностранного государства воздушное судно в течение всего времени нахождения в ее пределах должно строго соблюдать условия, установленные законодательными актами данной страны. Это касается требований, относящихся к самому летательному аппарату, его экипажу, пассажирам, перевозимым грузам, багажу и почте. При этом согласно ст. 11 Чикагской конвенции соответствующие требования применяются к воздушным судам всех государств без различия их национальной принадлежности, т. е. на недискриминационной основе.
     Конкретно указанные требования касаются порядка прибытия, пребывания и отправления воздушного судна, паспортного, таможенного, иммиграционного, валютного, санитарного, карантинного контроля. Предусматриваются положения, направленные на регулирование полетов иностранных воздушных судов над определенными зонами данной страны (например, над пограничной зоной), указываются точные маршруты следования, места посадки, высота полета и т. д. Устанавливается уголовная, административная и гражданская ответственность за нарушение перечисленных требований и за ущерб, причиненный во время нахождения воздушного судна на. территории данной страны2.
     Национальным законодательством и соответствующими положениями Чикагской конвенции (ст. 16 и 29) закреплено требование об обязательном наличии на воздушном судне, прибывающем в иностранное государство или убывающем из него, ряда официальных и действительных (не просроченных) документов. К их числу отнесены свидетельство о регистрации летательного аппарата в государстве флага, удостоверение о годности воздушного судна к полетам, свидетельство о наличии у каждого из членов экипажа необходимой профессиональной подготовки. Должны также иметься бортовой журнал, разрешение на пользование бортовой радиостанцией, список фамилий пассажиров с указанием пунктов их посадки (отправления) и следования (места назначения), манифест и подробная декларация на груз.
     В части осуществления во время международных полетов коммерческой деятельности за невоенными воздушными судами может признаваться одна из следующих возможностей полетов, именуемых «свободами воздуха», фиксируемых двусторонними соглашениями государств:
     1) право на беспосадочный - транзитный полет над территорией данной страны, т. е. полет без посадок и совершения каких бы то ни было коммерческих операций;
     2) право транзитного полета с посадкой на территории данного государства исключительно в технических (дозаправка топливом, ремонт) и иных некоммерческих целях, т. е. без погрузки-выгрузки перевозимых объектов и без посадки-высадки пассажиров;
     3) право выгрузки перевозимых объектов и высадки пассажиров, которые были взяты на борт в аэропорту государства регистрации данного воздушного судна;
     4) право принимать на борт на территории данного государства пассажиров, их багаж, иные грузы и почту, если такие объекты имеют местом назначения территорию государства, под флагом которого эксплуатируется воздушное судно - государства его регистрации;
     5) право принимать на борт и высаживать пассажиров, выгружать и погружать объекты перевозки при нахождении на иностранной территории, если таковые имеют пунктом отправления и назначения территорию любого третьего государства;
     6) право осуществлять все виды международных воздушных перевозок между третьими странами через территорию государства регистрации воздушного судна;
     7) право осуществлять все виды воздушных перевозок между третьими странами, минуя территорию государства регистрации воздушного судна;
     8) право осуществлять все виды воздушных перевозок между аэропортами одного и того же государства, иного чем страна регистрации воздушного судна (каботаж).
     Перечисленные права могут предоставляться воздушным судам не только государства их регистрации, но и (в случае сдачи воздушного судна в аренду) государства-эксплуатанта, которое в таком случае самостоятельно будет вступать в договорные отношения по поводу коммерческих прав таких судов3. Наделение летательных аппаратов, принадлежащих иностранным авиапредприятиям, любой из перечисленных «свобод воздуха» производится на условиях упоминавшегося выше принципа взаимности и детализируется в двусторонних соглашениях, заключаемых заинтересованными государствами по проформе, включенной в Чикагскую конвенцию.
     Необходимо принимать во внимание, что содержащееся в этом документе положение (ст. 7) утверждает за каждым государством «право отказывать воздушным судам других Договаривающихся государств в разрешении принимать на борт на его территории пассажиров, почту и груз, перевозимых за вознаграждение или по найму и имеющих другой пункт назначения в пределах его территории. Каждое Договаривающееся государство обязуется не вступать ни в какие соглашения, которые специально предоставляют какому-либо другому государству или авиапредприятию какого-либо другого государства любую такую привилегию на исключительной основе, и не получать такой исключительной привилегии от любого другого государства». Это положение трактуется специалистами как запрещение каботажных международных воздушных перевозок4. В то же время в ряде источников справедливо указывается на существование и развитие такой практики в рамках Европейского союза, где «произошло деление восьмой «свободы воздуха» на восьмую и девятую», из которых последняя представляет собой внутреннюю перевозку, выполняемую по маршруту, проходящему исключительно на территории государства, предоставляющего это право, тогда как восьмая свобода предполагает воздушную каботажную перевозку с полетом (залетом) в пределы территории какого-либо сопредельного (третьего) государства5.
     Следует еще раз подчеркнуть, что в соответствии с принципом полного и исключительного суверенитета государства над его воздушной территорией предоставление иностранному летательному аппарату любого или любых из перечисленных коммерческих транспортных сообщений, как и прав на осуществление самих полетов в указанных пределах, является его неоспоримой прерогативой. Реализация такого правомочия осуществляется, с одной стороны, на базе положений национального законодательства соответствующей страны, а с другой стороны, посредством установления заинтересованными государствами двусторонней договоренности6. Подобные договоренности, фиксируемые в особых межгосударственных соглашениях, могут классифицироваться по следующим категориям:
     а) соглашение «Чикагского типа» - типовое соглашение о временных воздушных маршрутах, образец которого был разработан в рамках ИКАО, воспроизводящее основные принципы Чикагской конвенции 1944 г.
     Такое соглашение закрепляет обязательство сторон, во-первых, установить между двумя государствами международные гражданские воздушные маршруты и линии и, во-вторых, дать четкое описание таковых с указанием аэропортов посадки и перечня конкретных прав коммерческого характера («свобод воздуха»), предоставляемых летательным аппаратам друг друга7.
     Соглашение должно содержать четкое указание на то, какие авиакомпании стран-контрагентов допускаются к эксплуатационной деятельности на устанавливаемых воздушных маршрутах и линиях, а также подтверждать, что каждая из допускаемых к эксплуатационной деятельности авиакомпаний соответствует применимым национальным нормативным предписаниям данного государства и требованиям его компетентных властей.
     Особо в подобных соглашениях должны оговариваться отказ каждой из сторон от дискриминации в отношении аэропортовых сборов, таможенных пошлин, налогов, вопросы о взаимном безусловном соблюдении законов и правил государства-контрагента, о признании конвенционных документов и пилотских свидетельств;
     б) соглашение «Страсбургского типа» - типовое соглашение административной и финансово-технической направленности, отличающееся от соглашений «Чикагского типа» в основном использованием ряда новых терминологических формул («договорные линии», «назначенные предприятия» и др.) и введением дополнительных положений о согласовании тарифов, свободном переводе доходов, образующихся в процессе эксплуатации воздушных линий, а также о порядке проведения консультаций между национальными ведомствами гражданской авиации договаривающихся сторон8;
     в) соглашение «Бермудского типа» - типовое соглашение, учитывающее основные положения соглашений «Чикагского типа» и, в целях пресечения недобросовестной конкуренции в области организации воздушных перевозок, детально регламентирующее условия эксплуатации воздушных линий, особенно в части установления тарифов и распределения объемов перевозок с их утверждением национальными ведомствами гражданской авиации государств-контрагентов. Усовершенствованная в 1977 г. данная форма соглашения («Бермуды-2») предусматривает гибкую систему тарифов и вводит критерий зависимости между частотой движения воздушных судов, их вместимостью (емкостью) и возможностью использования различных договорных линий9.
     В заключение рассмотрения темы вышеизложенного вопроса отметим, что современная, в том числе российская, практика регулирования международных воздушных сообщений на двусторонней основе развивается в направлении комплексного использования всех вышеперечисленных конвенционных форм, т. е. использования их положений с учетом особенностей, характерных для конкретных стран, специфических ситуаций и т. д. (mutatis mutandis).
 

2. Венская конвенция о консульских  сношениях 1963 года

     Период  после II мировой войны характеризуется  широким и разносторонним развитием  международных связей, в которых  активное участие принимают и  консульские учреждения.
     В международной практике, связанной  с деятельностью консульств, также  произошли значительные изменения. Возросла роль консульских учреждений, увеличился объем их деятельности, расширились их функции. Появились новые нормы консульского права. Однако деятельность консульских учреждений в этот период продолжала базироваться частично на договорном праве, частично - на нормах обычного права; какой-либо единой основы для организации и функционирования консульских учреждений не существовало.
     Поэтому возникла необходимость кодификации  и дальнейшего развития правовых норм по вопросам консульских отношений между государствами. После длительной работы в рамках ООН был подготовлен проект конвенции по консульским вопросам, в 1963 г. в Вене была созвана международная конференция полномочных представителей 92 государств, которая выработала универсальную конвенцию, регулирующие практически все вопросы консульских отношений между государствами10.
     Советский Союз активно участвовал в подготовке проекта конвенции. Однако в связи  с тем, что в ходе конференции  в подготовленный проект был внесен ряд положений (в ст.ст. 20, 31, 35, 36), которые не удовлетворяли СССР, он не подписал конвенцию в 1963 г. и длительное время в ней не участвовал. В марте 1989 г. Советский Союз присоединился к Венской конвенции без всяких оговорок11.
     Российская  Федерация как правопреемник  (продолжатель) СССР в области международных соглашений выполняет обязательства и осуществляет права, вытекающие из этой конвенции.
     Венская конвенция о консульских сношениях 1963 г.12 состоит из преамбулы, Статьи 1, посвященной определениям терминов, встречающихся в конвенции, в целях единообразного их понимания и толкования (конвенция составлена на русском, английском, испанском, китайском и французском языках) и четырех Глав.
     Преамбула указывает цели конвенции, особо  подчеркивая, что привилегии и иммунитеты предоставляются консульским должностным лицам и консульским учреждениям не для выгод отдельных лиц, а для обеспечения эффективного осуществления этими лицами и учреждениями функций от имени их государства, т.е. кладет в основу консульской деятельности теорию функциональной необходимости.
     Статья 1 имеет ключевое значение, потому что она раскрывает содержание терминов, приводимых в  конвенции, например таких, как: «консульское учреждение», «консульский округ», «глава консульского учреждения», «консульское должностное лицо», «консульские помещения», «консульские архивы» и др.
     В части 2 ст. 1 подчеркивается, что «существуют  две категории консульских должностных  лиц, а именно: штатные консульские  должностные лица и почетные консульские  должностные лица».
     Глава I посвящена общим положениям о консульских отношениях и состоит из двух разделов: раздел I говорит об установлении и осуществлении консульских отношений, раздел II - о прекращении консульских функций.
     Важное  значение в этой главе имеет п. 2 ст. 2, который зафиксировал новый момент консульской договорной практики, заключающийся в том, что согласие, данное на установление дипломатических отношений между государствами, означает, если иное не оговорено, согласие на установление консульских отношений. В то же время п. 3 ст.2 подчеркивает, что разрыв дипломатических отношений не влечет за собой ipso facto (в силу самого факта), то есть автоматически, разрыва консульских отношений.
     Статья 3 конвенции, констатируя бесспорный факт, что консульские функции  выполняются консульскими учреждениями, добавляет, что они выполняются также дипломатическими представительствами в соответствии с положениями настоящей конвенции. Это новая норма в консульском праве, имея в виду, что и до принятия этой статьи, выполнение консульских функций дипломатическими представительствами было общепринято, оно было введено в 20-х годах в международную практику Советским Союзом. Выполнение этих функций дипломатическим представительством базировалось на обычных нормах права, регулирующих режим дипломатических представительств, в особенности, в выполнении ими отдельных консульских действий13. Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 г. (п.2 ст.3) подтвердила это положение, превратив обычную норму в договорную. Венская конвенция о консульских сношениях пошла еще дальше, закрепив за дипломатическими представительствами выполнение консульских функций в полной мере.
     В ст. 4 рассматриваются вопросы открытия консульского учреждения. В ней отмечается, что консульское учреждение может  быть открыто на территории государства пребывания только с согласия этого государства. Местонахождение консульского учреждения, его класс и консульский округ определяется представляемым государством и подлежит одобрению государством пребывания.
     Как правило, схема открытия консульского учреждения выглядит приблизительно следующим образом: заинтересованное (представляемое) государство проявляет инициативу об открытии консульского учреждения (на уровне главы государства, правительства, ведомства иностранных дел и др.); посольством представляемого государства осуществляется зондаж по выдвинутой инициативе в МИДе государства пребывания, в случае положительной реакции проводятся переговоры между полномочными представителями государств, в ходе которых определяется класс консульского учреждения, его консульский округ и местонахождение. Подготовленное соглашение подписывается на соответствующем уровне и вступает в силу согласно условиям, указанным в заключительных положениях соглашения14.
     В ст. 9 указаны классы глав консульских учреждений. Эта статья фиксирует общепринятый порядок, в соответствии с которым главы консульских учреждений делятся на генконсулов, консулов, вице-консулов и консульских агентов. Следует обратить внимание на включение в число классов класса консульских агентов. Большинство государств предпочитает вообще не назначать консульских агентов в вышеуказанном качестве. В практике ряда государств консульский агент занимает иное положение по сравнению с практикой других государств (например, в практике России (а ранее СССР) консульский агент рассматривается как глава консульского учреждения с вытекающими из этого звания правами, а в практике, например, Бельгии, Швейцарии консульский агент является простым помощником консульского должностного лица). Венская конвенция предусматривает 4 вышеназванных класса, признав тем самым консульского агента как главу консульского учреждения.
     Важное положение  содержится в ст. 17 рассматриваемой  конвенции. Эта статья предоставляет  консульским должностным лицам  право совершения дипломатических актов. Особое значение эта статья имеет для тех государств, которые в силу тех или иных причин имеют более развитую консульскую сеть, чем дипломатическую, или в силу дискриминационной политики вынуждены осуществлять главным образом консульские отношения с иностранными государствами.
     Ст. 19 говорит, что за некоторыми исключениями, предусмотренными в конвенции, представляемое государство может свободно назначать  работников консульского персонала. Вместе с тем, в статье подчеркивается обязанность представляемого государства заблаговременно сообщать государству пребывания полное имя и фамилию, категорию и класс всех консульских должностных лиц, помимо главы консульского учреждения, с тем чтобы государство пребывания могло, если оно это пожелает, осуществить свои права, предусмотренные в пункте 3 статьи 23
     В ст. 20 конвенции, по аналогии со ст. 11 Венской конвенции  о дипломатических сношениях 1961 г., зафиксировано положение о  том, что при отсутствии конкретной договоренности о численности консульского персонала государство пребывания может предложить, чтобы численность персонала не выходила за пределы, которое оно считает разумными и нормальными, учитывая обстоятельства и условия, существующие в консульском округе и потребности данного консульского учреждения.
     Это положение предоставляет государству  пребывания возможность произвольно  в любое время потребовать  сокращения численности персонала, либо не допустить того количества сотрудников, которое представляемое государство считает необходимым для эффективного выполнения консульских функций15.
     В ст. 22 Конвенции определяются вопросы  гражданства консульских должностных  лиц. Статья акцентирует внимание на то, что, в принципе, консульские  должностные лица должны быть гражданами представляемого государства. Консульские должностные лица не могут назначаться из числа граждан государства пребывания или граждан третьего государства иначе, как с определенно выраженного согласия государства пребывания. Причем это согласие может быть в любое время аннулировано.
     Таким образом, конвенция не содержит обязательного  правила гражданства аккредитующего государства при назначении штатных  консульских должностных лиц, в  отличие от двусторонних консульских  конвенций, в которых это правило  подчеркивается.
     В статьях 23-27 содержатся положения, касающиеся вопросов прекращения  функций главы и других работников консульского учреждения.
     Глава II конвенции посвящена привилегиям  и иммунитетам консульских учреждений и штатных консульских должностных  лиц.
     Прежде  всего, необходимо отметить статью 31, которая говорит о неприкосновенности консульских помещений и содержит так называемую «пожарную оговорку». Особенность заключается в том, что эта неприкосновенность, по существу, ограничена некоторыми положениями статьи, которые дают возможность государству пребывания нарушать эту неприкосновенность.
     В соответствии с пунктом 2 этой статьи, власти государства пребывания не могут  вступать в ту часть консульских  помещений, которая используется исключительно  для работы консульского учреждения, иначе как с согласия главы консульского учреждения, назначенного им лица или главы дипломатического представительства представляемого государства. Тем не менее, как следует из последнего предложения этого пункта, согласие главы консульского учреждения может предполагаться в случае пожара или другого стихийного бедствия, требующего безотлагательных мер защиты, т. е. в этих случаях неприкосновенность может быть нарушена. По существу, это добавление сводит на нет принцип неприкосновенности консульских помещений.
     Однако  на практике нарушение неприкосновенности консульских помещений может  быть оправданным в случае форс-мажорных обстоятельств (пожара, наводнения, землетрясения  и пр.), если консульское учреждение занимает только часть здания, в котором находятся также и жилые или служебные помещения лиц государства пребывания16.
     Ст. 35 говорит о свободе сношений. Эта статья является новеллой в консульской  практике, отражая, с одной стороны, общепризнанную практику в ряде своих  положений, с другой стороны, эта статья вводит новые моменты, противоречащие практике подавляющего большинства государств и в лучшем случае отражающие практику только некоторых государств.
     Пункт 2 статьи говорит, что официальная  корреспонденция консульского учреждения неприкосновенна. Под официальной корреспонденцией понимается вся корреспонденция, относящаяся к консульскому учреждению и его функциям.
     Пунктам 1 и 2 ст. 35, по существу, противоречит пункт 3, который отрицает признанный в  практике большинства государств принцип полной неприкосновенности консульской вализы. Консульская вализа, говорится в этом пункте, не подлежит ни вскрытию, ни задержанию. Но в тех случаях, когда компетентные власти государства пребывания имеют серьезные основания полагать, что в вализе содержится что-то другое, кроме корреспонденции, документов или предметов, предназначенных исключительно для официального использования, они могут потребовать, чтобы вализа была вскрыта в их присутствии уполномоченным представителем представляемого государства. В том случае, если уполномоченный представитель откажется выполнить требование, вализа возвращается в место отправления.
     Это положение дает возможность, по существу, в любое время государству  пребывания прервать свободные сношения консульского учреждения со своим дипломатическим представительством или другим консульским учреждением, подвергает угрозе беспрепятственное осуществление консульским учреждением его функций и создает значительные трудности для его работы17.
     Если  проанализировать нормы, содержащиеся в статьях 41 и 43 рассматриваемой конвенции, то можно сделать следующие выводы:
     - генеральные консулы, консулы,  вице-консулы, консульские агенты, секретари консульств, стажеры и  лица, выполняющие консульские функции,  не подсудны судебным органам  и изъяты из-под действий административных органов государства пребывания в отношении действий, совершенных ими при выполнении консульских функций;
     - при совершении тяжких преступлений  они могут быть арестованы  и содержаться в местах предварительного  заключения только на основании постановления судебных властей.
     Консульским должностным лицам может быть предъявлен гражданский иск, если по их вине произошел несчастный случай, связанный, например, с дорожно-транспортным происшествием, и в тех случаях, когда консульское лицо от своего имени заключило какой-либо договор.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.