На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Деятельность Добролюбова

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 23.06.2012. Сдан: 2011. Страниц: 3. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


                               План:
    Н.А. Добролюбов. Основные вехи жизни.
    Статья Добролюбова -  Что такое обломовщина?
    Статья Добролюбова -  Луч света в тёмном царстве
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
                                                          Добролюбов. Жизнь.  Личность.
Добролюбов  Николай Александрович (1836-1861). Русский  публицист, литературный критик, поэт, революционный демократ. Николай  Александрович Добролюбов родился 5 февраля (по старому стилю - 24 января) 1836 года в семье весьма состоятельного священника, в Нижнем Новгороде. Безграничную привязанность Николай Добролюбов питал только к матери - доброй, приветливой, умной и благородной: "От нее, - писал Добролюбов в своем дневнике вскоре после смерти матери, - получил  я свои лучшие качества; с ней  сроднился я с первых дней моего  детства; к ней летело мое сердце, где бы я ни был; для нее было все, что бы я ни делал". К отцу относился отчужденно, но с уважением  и почтительностью. Уже в три  года Николай Добролюбов прекрасно  декламировал многие басни И.А. Крылова. Когда Николаю исполнилось 8 лет, его образованием занялся семинарист философского класса М.А. Костров, позднее  женившийся на сестре Добролюбова. Костров  отказался от стандартного зазубривания и старался развивать мыслительные способности ученика. Когда 11-летнего  Николая Добролюбова отдали в  старший класс духовного училища, он всех поразил осмысленностью ответов  и начитанностью. Через год он перешел в семинарию, где также  оказался сразу среди первых учеников, несмотря на то, что большинство  из них были старше Николая на 4-5 лет. Сочинения семинариста Добролюбова  занимали 30, 40, а иногда и 100 листов. Особенно объемны были его сочинения на философские темы и по русской  церковной истории. Уже в 14 лет  Николай Добролюбов наачл общаться с редакциями по поводу переведенных им стихотворений Горация, а в 15 лет стал вести свой дневник.
 В  1853 приехал в Петербург, где  в 1857 окончил Главный педагогический  институт. В институте был главой  оппозиционного студенческого кружка, в 1855 выпускал нелегальную рукописную  газету «Слухи». В 1856 Николай  Добролюбов познакомился с Н.Г.  Чернышевским и с Н.А. Некрасовым  и вскоре стал сотрудничать  в журнале «Современник» в  качестве редактора критико-библиографического  отдела. В 1859-1861, являясь составителем, редактором и основным автором  сатирического отдела «Современника» "Свисток", печатал фельетоны  и стихотворные пародии. В 1857-1859 одновременно с работой в "Современнике" печатался в «Журнале для воспитания».  В мае 1860 Николай Добролюбов  по настоянию друзей выехал  за границу для лечения начинавшегося  туберкулеза. Жил в Германии, Швейцарии,  Франции, Италии, но вылечить туберкулез  не удалось. В июле 1861 Николай  Александрович Добролюбов вернулся  в Петербург, где 29 ноября (по  старому стилю - 17 ноября) 1861 умер. Похоронен на Литераторских мостках Волкова кладбища в Петербурге (рядом с могилой Белинского).
 Среди  произведений Николая Александровича  Добролюбова - стихи, фельетоны,  стихотворные пародии, публицистика  на литературные, философские и  исторические темы: «На 50-летний юбилей Н.И. Греча» (1854; стихотворение), «Ода на смерть Николая I» (1855; стихотворение), «О степени участия народности в развитии русской литературы» (1858; статья), «Первые годы царствования Петра Великого» (1858; статья), «Русская цивилизация, сочиненная г. Жеребцовым» (1858; статья), «Литературные мелочи прошлого года» (1859; статья), «Что такое обломовщина?» (1859; статья о романе И.А. Гончарова «Обломов»), «Темное царство» (1859; статья о пьесах А.Н. Островского), «Луч света в темном царстве» (1859; статья о пьесах А.Н. Островского), «Когда же придет настоящий день?» (1860; статья о романе И.С. Тургенева «Накануне»), «Черты для характеристики русского простонародья» (1860, статья), «Непостижимая странность» (1860; статья), «Отец Александр Гавацци и его проповеди» (1860; статья), «Жизнь и смерть графа Камилло Бензо Кавура» (1860; статья), "Пускай умру, печали мало" (1861; стихотворение), «Роберт Овэн и его попытки общественных реформ», рецензия на книгу И.Бабста «От Москвы до Лейпцига». 

                                 2. Статья Добролюбова  -  Что такое  обломовщина?
   Вслед за выходом в свет романа «Обломов» появилась статья Н. А.  Добролюбова  «Что такое  обломовщина ?» д.Статья Н. А.  Добролюбова «Что такое обломовщина ?» (1859) – один из самых ярких образцов «реальной критики», главный «прием» которой состоял в том, чтобы «толковать о явлениях самой жизни на основании литературных произведений».
Масштаб, в котором рассматривается проблема, обозначенная в названии статьи, намечен  уже в эпиграфе: «Русь», «русская душа», «веки» русской жизни. Обращение  к высокому гоголевскому слову о  будущем России1 давало читателю возможность понять, что в сознании автора статьи содержание романа соотносится с главными вопросами национальной жизни в ее историческом развитии.
В простенькой  истории о том, как «лежит и  спит добряк-ленивец Обломов и  как ни дружба, ни любовь не могут  пробудить и поднять его», «отразилась, – в этом, но мнению критика, проявился  мощный творческий потенциал романиста, – русская жизнь», «сказалось новое  слово нашего общественного развития». Слово это – « обломовщина », оно «служит ключом к разгадке многих явлений русской жизни». Тут рассуждения критика и выходят к проблематике, намеченной эпиграфом.
Читая статью  Добролюбова, надо помнить  об особом ракурсе, в котором анализируется  роман: критика интересует прежде всего « обломовщина ». Не резко, но настойчиво и неуклонно в анализе романа происходит смещение акцентов с эстетических моментов на социальные и социально-исторические. Такой ракурс позволил критику подойти к проблемам, связанным с историей зарождения и развития в русской литературе и жизни особого «типа» «лишнего человека».
Ирония, заключенная в определении «лишний  человек», была направлена прежде всего на общество, в котором передовая по своему духовному развитию личность оказывалась не у дел. Но в конце 50-х годов критической переоценке подвергся и сам такой герой, не нашедший возможности применить свои знания и душевные силы, реализовать свои идеалы. В таком герое критика склонна была уже видеть не только продукт реакционной эпохи, но и особый психологический тип – созерцателя, человека, не способного по своей внутренней структуре стать деятелем, перешагнуть барьер, отделяющий «идеальную» жизнь от конкретной действительности. Радикальная критика подчеркивала социально-историческую несостоятельность такого героя.
заключаются главные черты обломовского характера? В совершенной инертности, происходящей от его апатии ко всему, что делается на свете. Причина же апатии заключается  отчасти в его внешнем положении, отчасти же в образе его умственного  и нравственного развития. По внешнему своему положению - он барин; "у него есть Захар и еще триста Захаров", по выражению автора. Преимущество своего положения Илья Ильич объясняет  Захару таким образом:  

Разве я мечусь, разве работаю? мало ем, что ли? худощав или жалок на вид? Разве недостает мне чего-нибудь? Кажется, подать, сделать есть кому! Я ни разу не натянул себе чулок  на ноги, как живу, слава богу! Стану  ли я беспокоиться? из чего мне? И  кому я это говорю? Не ты ли с детства  ходил за мной? Ты все это знаешь, видел, что я воспитан нежно, что  я ни холода, ни голода никогда не терпел, нужды не знал, хлеба себе не зарабатывал и вообще черным делом не занимался. И Обломов говорит совершенную правду. История его воспитания вся служит подтверждением его слов. С малых лет он привыкает быть байбаком благодаря тому, что у него и подать и сделать - есть кому; тут уж даже и против воли нередко он бездельничает и сибаритствует. он себя над работой убивать не станет, что бы ему ни толковали о необходимости и святости труда: он с малых лет видит в своем доме, что все домашние работы исполняются лакеями и служанками, а папенька и маменька только распоряжаются да бранятся за дурное исполнение. И вот у него уже готово первое понятие - что сидеть сложа руки почетнее, нежели суетиться с работою... В этом направлении идет и все дальнейшее развитие. Когда он вырастает, он делается Обломовым, с большей или меньшей долей его апатичности и бесхарактерности, под более или менее искусной маской, но всегда с одним неизменным качеством - отвращением от серьезной и самобытной деятельности. в мечтах своих он и любил предаваться воинственным и героическим стремлениям. "Он любил иногда вообразить себя каким-нибудь непобедимым полководцем, пред которым не только Наполеон, но и Еруслан Лазаревич ничего не значит; выдумает войну и причину ее: у него хлынут, например, народы из Африки в Европу, или устроит он новые крестовые походы и воюет, решает участь народов, разоряет города, щадит, казнит, оказывает подвиги добра и великодушия". А то он вообразит, что он великий мыслитель или художник, что за ним гоняется толпа и все поклоняются ему... Ясно, что Обломов не тупая, апатическая натура, без стремлений и чувств, а человек, тоже чего-то ищущий в своей жизни, о чем-то думающий. Но гнусная привычка получать удовлетворение своих желаний не от собственных усилий, а от других - развила в нем апатическую неподвижность и повергла его в жалкое состояние нравственного рабства. Рабство это так переплетается с барством Обломова, так они взаимно проникают друг друга и одно другим обусловливаются, что, кажется, нет ни малейшей возможности провести между ними какую-нибудь границу. Это нравственное рабство Обломова составляет едва ли не самую любопытную сторону его личности и всей его истории...
Он сам  хвалится тем, что не чувствует надобности кланяться, просить, унижаться, что  он не подобен "другим", которые  работают без устали, бегают, суетятся, - а не поработают, так и не поедят... Он внушает к себе благоговейную любовь доброй вдовы Пшеницыной именно тем, что он барин, что он сияет и блещет, что он и ходит и говорит так вольно и независимо, что он "не пишет беспрестанно бумаг, не трясется от страха, что опоздает в должность, не глядит на всякого так, как будто просит оседлать его и поехать, а глядит на всех и на все так смело и свободно, как будто требует покорности себе". И, однако же, вся жизнь этого барина убита тем, что он постоянно остается рабом чужой воли и никогда не возвышается до того, чтобы проявить какую-нибудь самобытность. Он раб каждой женщины, каждого встречного, раб каждого мошенника, который захочет взять над ним волю. Он раб своего крепостного Захара, и трудно решить, который из них более подчиняется власти другого. По крайней мере - чего Захар не захочет, того Илья Ильич не может заставить его сделать, а чего захочет Захар, то сделает и против воли барина, и барин покорится... Оно так и следует: Захар все-таки умеет сделать хоть что-нибудь, а Обломов ровно ничего не может и не умеет. И ведь Обломов не только своих сельских порядков не знает, не только положения своих дел не понимает: это бы еще куда ни шло!.. Но вот в чем главная беда: он и вообще жизни не умел осмыслить для себя. В Обломовке никто не задавал себе вопроса: зачем жизнь, что она такое, какой ее смысл и назначение? Обломовцы очень просто понимали ее, "как идеал покоя и бездействия, нарушаемого по временам разными неприятными случайностями, как-то: болезнями, убытками, ссорами и, между прочим, трудом. Они сносили труд, как наказание, наложенное еще на праотцев наших, но любить не могли, и где был случай, всегда от него избавлялись, находя это возможным и должным". Точно так относился к жизни и Илья Ильич. Идеал счастья, нарисованный им Штольцу, заключался не в чем другом, как в сытной жизни, - с оранжереями, парниками, поездками с самоваром в рощу и т.п., - в халате, в крепком сне да для промежуточного отдыха - в идиллических прогулках с кроткою, но дебелою женою и в созерцании того, как крестьяне работают. Обломов, разумеется, не мог осмыслить своей жизни и потому тяготился и скучал от всего, что ему приходилось делать. Служил он - и не мог понять, зачем это бумаги пишутся; не понявши же, ничего лучше не нашел, как выйти в отставку и ничего не писать. Учился он - и не знал, к чему может послужить ему наука; не узнавши этого, он решился сложить книги в угол и равнодушно смотреть, как их покрывает пыль. Выезжал он в общество - и не умел себе объяснить, зачем люди в гости ходят; не объяснивши, он бросил все свои знакомства и стал по целым дням лежать у себя на диване. Сходился он с женщинами, но подумал: однако, чего же от них ожидать и добиваться? Подумавши же, не решил вопроса и стал избегать женщин... Все ему наскучило и опостылело, и он лежал на боку, с полным, сознательным презрением к "муравьиной работе людей", убивающихся и суетящихся бог весть из-за чего... Его лень и апатия есть создание воспитания и окружающих обстоятельств. Главное здесь не Обломов, а  обломовщина . Он бы, может быть, стал даже и работать, если бы нашел дело по себе; но для этого, конечно, ему надо было развиться несколько под другими условиями, нежели под какими он развился. В настоящем же своем положении он не мог нигде найти себе дела по душе, потому что вообще не понимал смысла жизни и не мог дойти до разумного воззрения на свои отношения к другим.
Таким образом, можно говорить о том, что  Добролюбов  подчеркивает крепостническое  происхождение  обломовщины  и  характернейшие черты ее — нравственное рабство, переплетающееся с барством, отсутствие дела как жизненной необходимости, безделье, дармоедство, неуменье осмыслить жизнь, общественную бесполезность, прекраснодушную фразу, не переходящую в живое дело, и т.
Илью  Ильича  Добролюбов  ставит в ряд  героев русской литературы, которые  «не видят цели в жизни и  не находят себе приличной деятельности». Онегин, Печорин, Бельтов, Рудин, Обломов – резко освещенные под определенным углом: барские бездеятельность, мечтательность, фразерство, – эти герои обнаружили сходство контрастно обозначившихся профилей. Весь этот ряд «лишних» героев  Добролюбов  назвал «обломовской семьей». Обломовский тип, по  Добролюбову , это «коренной, народный наш тип»; «с течением времени, по мере сознательного развития общества, этот тип изменял свои формы, становился в другие отношения к жизни, получал новое значение». Разницу между Обломовым и его литературными предшественниками типа «лишних людей» 40-х гг. критик видел лишь в различии социального возраста и темперамента. Основного различия взглядов на действительность у Обломова и «лишних людей» 40-х гг., у крепостника и либералов,  Добролюбов  не отметил, и в этом его несомненная ошибка. Но  Добролюбов  ни  в какой мере не склонен был ограничивать пределы этого явления помещичьей средой. Обломов для него не только помещик-крепостник, но и помещик-либерал, и чиновник, и офицер, и либеральный журналист, фразерство которых он с большой резкостью разоблачает. О. в понимании Добролюбова есть проявление политической, социальной и бытовой отсталости, всего того, что задерживает развитие буржуазно-демократической революции и что объективно поддерживает интересы господствующего класса.
Статью  «Что такое  обломовщина ?» писал человек, уверенный в исторической несостоятельности либерального дворянства. Членов «обломовской семьи»  Добролюбов  судит с позиции своего современника, человека «свежего, молодого, деятельного»; это, по мнению критика, и есть та молодая Россия, которая отказывает в доверии «лишним людям». Поскольку в течение долгих лет оставался актуальным вывод Добролюбова : «Уже настало или настает неотлагательное время работы общественной», – то актуальным оставался и тот образ обломовца, который был создан критиком.
Гончаров  полностью принял статью  Добролюбова , назвав ее в одном из писем «отличной». А в письме к П. В. Анненкову (20 мая 1859 г.) он писал: «Взгляните, пожалуйста, статью  Добролюбова  об “Обломове”: мне кажется, об  обломовщине , т.е. о том, что она такое, уже сказать после этого ничего нельзя».
...Мы  читаем и перечитываем роман,  рассматриваем гончаровский «город», соотносим его части, сопоставляем героев и приходим к выводу, что они, герои, и словом, и всей жизнью не только опровергают, но и дополняют друг друга. Как сказал автор «Обломова», «ум тогда только истинный и высокий ум, когда он и ум и сердце вместе». Вот о какой человеческой гармонии думал Гончаров. Поэтому так современен давно ставший классическим его роман.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.