На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти готовые бесплатные и платные работы или заказать написание уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов по самым низким ценам. Добавив заявку на написание требуемой для вас работы, вы узнаете реальную стоимость ее выполнения.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Быстрая помощь студентам

 

Результат поиска


Наименование:


реферат НЭП: сущность, опыт и уроки

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 24.06.2012. Сдан: 2011. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


     Содержание
     1 Введение……………………………………………………………2
     2. Причины перехода к нэпу……………………………………….  4
     3. Основные черты нэпа……………………………………………  5
     4. Трудности, кризисы и сворачивание  нэпа………………………13
     5. Заключение ……………………………………………………… 16 
 

     1. Введение.
     По  замечанию известного американского политолога З.Бжезинского, для многих советских людей 20-е годы «были лучшими годами той эры, начало которой возвестила революция 1917 г.», а господствовавшая в те годы новая экономическая политика (нэп) стала по этой причине «лаконичным термином для обозначения периода экспериментирования, гибкости и умеренности». [2]. Подъем экономики после разрушительной гражданской войны, несомненно, стал возможным благодаря восстановлению, хотя и не полного, рыночных отношений в советской экономике, отказа от многих идеологических догм в экономике. Только благодаря нэпу большевикам удалось удержаться у власти, окончательно устранить своих политических соперников в лице других политических партий и внутренней оппозиции. Вместе с тем, относительная либерализация экономики не привела к демократизации в общественной и политической жизни в Советской России. Для любой, успешно функционирующей рыночной системы, абсолютно необходима политическая стабильность, гарантии собственности, инвестиций и т.д., однако ничего подобного большевики предлагать не собирались. В этой ситуации развитие частного сектора ограничивалось лишь мелким предпринимательством и спекуляцией, что явно не способствовало успешному развитию экономики. Но в целом, после нескольких лет террора переход к новой экономической политике позволил поднять экономику Советской России из разрухи.
     Начатая в стране, где люди умирали с голоду, новая экономическая политика представляла собой радикальный поворот в политике, акт колоссальной смелости. Но переход на новые рельсы заставил советский строй на протяжении года с лишним балансировать на краю пропасти. После победы в массах, которые во время войны шли за большевиками, исподволь нарастало разочарование. Для партии Ленина нэп была отступлением, концом иллюзий, а в глазах противников – символом признания большевиками собственного банкротства и отказа от своих проектов.
     Сама  жизнь подсказывала, что нужно  переходить к новым способам хозяйственного строительства. По инициативе В.И.Ленина вскоре после окончания гражданской войны Коммунистическая партия и Советское правительства ввели новую экономическую политику.
     «…Сущность  новой экономической политики, – говорил В.И.Ленин, –есть союз пролетариата и крестьянства, сущность – в смычке авангарда, пролетариата с широким крестьянским полем» [1]. Бухарин видел в нэпе социалистическую диктатуру, опирающуюся на социалистические производственные отношения в крупной промышленности и регулирующую широкую мелкобуржуазную организацию хозяйства. Значительная часть большевиков воспринимала нэп как поражение, уступку капитализму, капитуляцию перед буржуазией.
     Современные исследователи считают, что сущность нэпа заключается в восстановлении в ограниченных рамках рыночной экономики при сохранении командных высот народного хозяйства в руках партийно-государственного аппарата. Тактической целью нэпа стал выход из кризиса путём укрепления экономического союза рабочих и крестьян, стратегической целью – построение социализма. Основные элементы этой политики: подоходный прогрессивный налог с крестьянства (1921-1922 года – продналог), свобода торговли, разрешение аренды небольших частных предприятий, найм рабочей силы, отмена карточной системы и нормированного снабжения, плавность всех услуг, перевод промышленности на полный хозрасчёт и самоокупаемость.  

     2. Причины перехода к нэпу
     После окончания гражданской войны  страна оказалась в тяжелейшем положении, столкнулась с глубоким экономическим  и политическим кризисом. В результате почти семи лет войны Россия потеряла более четверти своих национальных богатств. Особенно крупный урон понесла промышленность. Объем ее валовой продукции уменьшился в 7 раз. Запасы сырья и материалов к 1920 году были в основном исчерпаны. По сравнению с 1913 годом валовое производство крупной промышленности сократилось почти на 13%, а мелкой более чем на 44%.
     Огромные  разрушения были нанесены транспорту. В 1920 г объем перевозок железных дорог составил 20% по отношению к  довоенному. Ухудшилось положение в  сельском хозяйстве. Сократились посевные площади, урожайность, валовые сборы зерновых, производство продуктов животноводства. Сельское хозяйство все более приобрело потребительский характер, его товарность упала в 2,5 раза. [2].
     Многомиллионное российское крестьянство, отстояв в  боях с белогвардейцами и интервентами землю, все настойчивее выражало нежелание мириться с удушавшей всякую хозяйственную инициативу экономической политикой большевиков.
     Одно за другим в разных концах страны (в Тамбовской губернии, в Среднем Поволжье, на Дону, на Кубани, в Западной Сибири) вспыхивают антиправительственные восстания крестьян. К весне 1921 г. в рядах их участников насчитывалось уже около 200 тыс. человек.
     Положение в стране продолжало ухудшаться: пришлось сократить продовольственные пайки, углубился топливный кризис, который особенно сильно затронул Петроград. Рабочие были вынуждены покидать города и уезжали в деревню. Петроград потерял 60% рабочих, когда закрылись Путиловский, Обуховский и другие предприятия, Москва – 50%. Прекратилось движение на 30 железных дорогах. Безудержно нарастала инфляция. Сельскохозяйственной продукции производилось только 60% довоенного объема. Посевные площади сократились на 25%, так как крестьяне не были заинтересованы в расширении хозяйства. В 1921 г. из-за неурожая массовый голод охватил город и деревню. В итоге началось восстание в Кронштадте. В марте 1921 г. моряки и красноармейцы военно-морской крепости Кронштадт потребовали освобождения из заключения всех представителей социалистических партий, проведения перевыборов Советов и изгнания их них коммунистов, предоставления свободы слова, собраний и союзов всем партиям, обеспечения свободы торговли, разрешения крестьянам свободно пользоваться землей и распоряжаться продуктами своего хозяйства. Их активно поддержали рабочие. На подавление восстания были брошены полки Красной Армии, усиленные отрядами ВЧК и делегатами Х съезда РКП(б), которые штурмом взяли Кронштадт.
     Разруха и голод, забастовки рабочих, восстания  крестьян и матросов - все свидетельствовало  о том, что в стране назрел глубокий экономический и социальный кризис. Кроме того, к весне 1921 г. была исчерпана надежда на скорую мировую революцию и материально-техническую помощь европейского пролетариата. Поэтому В.И.Ленин пересмотрел внутриполитический курс и признал, что только удовлетворение требований крестьянства может спасти власть большевиков.
     Итак, двумя основными причинами перехода к нэпу стали:
     – политический кризис в стране, о чем свидетельствует «Кронштадский мятеж» в марте 1921 года и, как следствие, необходимость союза с крестьянством и ужесточения борьбы с оппозицией.
     – экономический кризис, вызванный в первую очередь политикой «военного коммунизма», итогами которой явились падение промышленного и сельскохозяйственного производства, голод 1921 года и детская беспризорность. 

     3. Основные черты новой экономической политики
     Переход к новой экономической политике был провозглашён В.И.Лениным в марте 1921 г. на Х съезде РКП(б).
     Руководству РКП(б) стоило немалого труда убедить  рядовых коммунистов в целесообразности нового экономического курса, встретившего на местах определенное противодействие. Практически во всех парторганизациях имели место случаи выхода из РКП(б) «за несогласие с нэпом».
     В связи с этим ЦК РКП(б) в мае 1921 г. созвал экстренную Всероссийскую партконференцию. В своих выступлениях на конференции В.И.Ленин доказывал неизбежность новой экономической политики, подтвердив, что она вводится не для обмана, а «всерьез и надолго», возможно, на 5-10 лет. «Конечно, – говорил он, – приходится отступать, но надо самым серьезным образом, с точки зрения классовых сил относиться к этому. Усматривать в этом хитрость – значит подражать обывателям...» [1]. Суть же сложившегося соотношения классовых сил, было таково, что «или крестьянство должно идти с нами на соглашение, и мы делаем ему экономические уступки, или – борьба». [1]
     Вслед за Х съездом партии ВЦИК издал  декрет «О замене продовольственной и сырьевой разверстки натуральным налогом». Размеры налога были почти в два раза меньше продразверстки Теперь государству нужно было сдавать уже не все излишки, а лишь строго определённую часть. Все запасы продовольствия, сырья и фуража, оставшиеся после выплаты налога, поступали в полное распоряжение земледельцев и могли быть использованы для укрепления их хозяйства, повышения личного потребления и обмена на промышленные товары.
     Продовольственный налог взимался в виде процентов  или долевого отчисления от производственных в хозяйстве продуктов с учётом урожая, числа едоков в хозяйстве, наличия скота. Размер налога устанавливался до сева.
     Налог представлял собой прогрессивное обложение: для маломощных хозяйств, а также для хозяйств городских рабочих ставка налога снижалась; в исключительных случаях эти хозяйства и вовсе освобождались от налога. Была введена свобода обмена, покупки и продажи сельскохозяйственных объектов.
     Замена  продразвёрстки продналогом имела  большое значение.
     Повысилась  заинтересованность крестьянства в  развитии хозяйства. Крестьянину была предоставлена возможность свободного выбора формы использования своей земли – товарищеской, общинной, отрубной или хуторной.
     Стало возможным наладить правильный продуктообмен, без чего невозможно было восстановить хозяйство.
     Из  обращения ВЦИК и СНК «К крестьянству РСФСР»
       «Постановлением Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров развёрстка отменяется, и вместо неё вводится налог на продукты сельского хозяйства.
     Этот  налог должен быть меньше, чем хлебная  развёрстка. Он должен назначаться ещё до весеннего посева, чтобы каждый крестьянин мог заранее учесть, какую часть урожая он должен отдать государству и сколько останется в его полное распоряжение. Налог должен взиматься без круговой поруки, т.е. должен падать на отдельного домохозяина, чтобы старательному и трудолюбивому хозяину не пришлось платить за неаккуратного односельчанина. По выполнении налога оставшиеся у крестьянина излишки поступают в его полное распоряжение. Он имеет право обменять их на продукты и инвентарь, которые будет доставлять в деревню государство из-за границы и со своих фабрик и заводов; он может использовать их для обмена на нужные ему продукты через кооперативы и на местных рынках и базарах…»[2].
     Коренные  изменения произошли и в области  промышленного производства. Прежде всего, был отменён декрет о поголовной национализации промышленности. Было разрешено временно возобновить капиталистическое производство на мелких промышленных предприятиях, выпускающих товары широкого потребления. В связи с этим в промышленности и торговле возник частный сектор: некоторые государственные предприятия были денационализированы, другие – сданы в аренду; было разрешено создание собственных промышленных предприятий частным лицам с числом занятых не более 20 человек (позднее этот «потолок» был поднят). Среди арендованных частниками фабрик были и такие, которые насчитывали 200-300 человек, а в целом на долю частного сектора в период нэпа приходилось от 1/5 до 1/4 промышленной продукции, 40-80% розничной торговли и небольшая часть оптовой торговли.
     Капиталисты были допущены только к производству предметов народного потребления, т.е. в очень нужных, но не решающих отраслях производства. Вместе с тем значительная часть промышленности, вся внешняя торговля оставались в руках государства, которое сохраняло за собой «командные высоты в экономике».
     Допускалось также создание концессий с привлечением иностранного капитала, смешанных акционерных обществ и совместных предприятий. В статье «О продовольственном налоге» В.И. Ленин, призывая идти на выучку к капиталистам, называл основные формы реализации новой экономической политики: аренда, кооперация, концессии, торговля. К числу важнейших законов, принятых Советской властью в 1920 г., принадлежит закон о концессиях. Советская сторона по договору передавала зарубежным предпринимателям на определённый срок в эксплуатацию природные богатства, предприятия или другие хозяйственные объекты. В концессиях Ленин видел опасность восстановления капитализма. Но через те же концессии он видел возможность приобрести необходимые машины и паровозы, станки и оборудование, без которых восстановить хозяйство невозможно.[1]
     Были  заключены концессии между правительством РСФСР и Большим Северным телеграфным обществом (1921 г.) на эксплуатацию подводных телеграфных линий между Россией, Данией, Японией, Китаем, Швецией и Финляндией. В 1922 г. открылась первая международная авиалиния Москва – Кенигсберг. Создаются специальные акционерные предприятия – русские, иностранные, смешанные.
     В 1923 г. имелось 24 смешанных общества, т.е. совместных предприятия. В отличие от концессий в них участвовал и капитал Советского государства. В 1926-1927 г.г. насчитывалось 117 действующих соглашений такого рода. Они охватывали предприятия, на которых работали 18 тыс. человек и выпускалось чуть более 1% промышленной продукции.
     Помимо  капитала в СССР направлялся поток  рабочих-эмигрантов со всего мира. В 1922 г. американским профсоюзом швейников и Советским правительством была создана Русско-американская индустриальная корпорация (РАИК), которой были переданы шесть текстильных и швейных фабрик в Петрограде, четыре – в Москве.
     Но  в дальнейшем концессии и смешанные  предприятия не получили своего развития, т.к. постоянно сталкивались с жестким государственным механизмом в виде его центральных органов управления, которые если не препятствовали, то ограничивали экономическую свободу предпринимателей. Сказывалось и недоверие Запада к нашей стране из-за судьбы прежних долгов, так и не возвращенных.
     Декретами Совнаркома в 1923 г. были определены новая  структура и устав государственных промышленных предприятий (трестов) и государственной торговли (синдикатов). Главки были упразднены, а вместо них созданы тресты – объединения однородных или взаимосвязанных между собой предприятий, получившие полную хозяйственную и финансовую независимость, вплоть до права выпуска долгосрочных облигационных займов. Уже к концу 1922 г. около 90% промышленных предприятий были объединены в 421 трест, причем 40% из них было централизованного, а 60% – местного подчинения. Тресты сами решали, что производить и где реализовывать продукцию. Предприятия, входившие в трест, снимались с государственного снабжения и переходили к закупкам ресурсов на рынке. Закон предусматривал, что "государственная казна за долги трестов не отвечает".
     ВСНХ, потерявший право вмешательства  в текущую деятельность предприятий  и трестов, превратился в координационный центр. Его аппарат был резко сокращен. Тогда и появляется хозяйственный расчет, означающий что предприятия (после обязательных фиксированных взносов в государственный бюджет) само распоряжается доходами от продажи продукции, само отвечает за результаты своей хозяйственной деятельности, самостоятельно использует прибыли и покрывает убытки. В условиях нэпа, «государственные предприятия переводятся на так называемый хозяйственный расчет, т.е. по сути, в значительной степени на коммерческие и капиталистические начала.» [1]
     Не  менее 20% прибыли тресты должны были направлять на формирование резервного капитала до достижения им величины, равной половине уставного капитала (вскоре этот норматив снизили до 10% прибыли до тех пор, пока он не достигал 1/3 первоначального капитала). А резервный капитал использовался для финансирования расширения производства и возмещения убытков хозяйственной деятельности. От размеров прибыли зависели премии, получаемые членами правления и рабочими треста.
     В декрете ВЦИК и Совнаркома от 1923 г. было записано следующее: «тресты – государственные промышленные предприятия, которым государство предоставляет самостоятельность в производстве своих операций, согласно утвержденному для каждого из них уставу, и которые действуют на началах коммерческого расчета с целью извлечения прибыли.» [1]
     Стали возникать синдикаты - добровольные объединения трестов на началах кооперации, занимавшиеся сбытом, снабжением, кредитованием, внешнеторговыми операциями. К концу 1922 г. 80% трестированной промышленности было синдицировано, а к началу 1928 г. всего насчитывалось 23 синдиката, которые действовали почти во всех отраслях промышленности, сосредоточив в своих руках основную часть оптовой торговли. Правление синдикатов избиралось на собрании представителей трестов, причем каждый трест мог передать по своему усмотрению большую или меньшую часть своего снабжения и сбыта в ведение синдиката.
       Была проведена денежная реформа. Для стабилизации рубля была проведена деноминация денежных знаков, то есть изменение их нарицательной стоимости по определенному соотношению старых и новых знаков. Взамен обесценившихся, и фактически уже отвергнутых оборотом, совзнаков в 1922 г. был начат выпуск новой денежной единицы – червонцев, имевших золотое содержание и курс в золоте (1 червонец = 10 дореволюционным золотым рублям = 7.74 г. чистого золота). В 1923 году были выпущены другие совзнаки, один рубль которых равнялся 1 млн. прежних денег и 100 рублям образца 1922 года [4]. В 1924 г. быстро вытеснявшиеся червонцами совзнаки вообще прекратили печатать и изъяли из обращения; в том же году был сбалансирован бюджет и запрещено использование денежной эмиссии для покрытия расходов государства; были выпущены новые казначейские билеты - рубли (10 рублей = 1 червонцу). На валютном рынке как внутри страны, так и за рубежом червонцы свободно обменивались на золото и основные иностранные валюты по довоенному курсу царского рубля (1 американский доллар = 1,94 рубля).
     Возродилась кредитная система. В 1921 г. был воссоздан Госбанк, начавший кредитование промышленности и торговли на коммерческой основе. В 1922-1925 г.г. был создан целый ряд специализированных банков: акционерные, в которых пайщиками были Госбанк, синдикаты, кооперативы, частные лица и даже одно время иностранцы для кредитования отдельных отраслей хозяйства и районов страны; кооперативные – для кредитования потребительской кооперации; организованные на паях общества сельскохозяйственного кредита, замыкавшиеся на республиканские и центральный сельскохозяйственные банки; общества взаимного кредита – для кредитования частной промышленности и торговли; сберегательные кассы – для мобилизации денежных накоплений населения. На 1 октября 1923 г. в стране действовало 17 самостоятельных банков, а доля Госбанка в общих кредитных вложениях всей банковской системы составляла 2/3. К 1 октября 1926 г. число банков возросло до 61, а доля Госбанка в кредитовании народного хозяйства снизилась до 48%.
     Экономический механизм в период нэпа базировался на рыночных принципах. Товарно-денежные отношения, которые ранее пытались изгнать из производства и обмена, в 20-е годы проникли во все поры хозяйственного организма, стали главными связующим звеном между его отдельными частями. Всего за 5 лет, с 1921 по 1926 г., индекс промышленного производства увеличился более чем в 3 раза; сельскохозяйственное производство возросло в 
2 раза и превысило на 18% уровень 1913 г. Но и после завершения восстановительного периода рост экономики продолжался быстрыми темпами: в 1927-м, 1928 гг. прирост промышленного производства составил 13 и 19% соответственно. В целом же за период 1921-1928 гг. среднегодовой темп прироста национального дохода составил 18%. [6]

     Самым важным итогом нэпа стало то, что впечатляющие хозяйственные успехи были достигнуты на основе принципиально новых, неизвестных дотоле истории общественных отношений. В промышленности ключевые позиции занимали государственные тресты, в кредитно-финансовой сфере – государственные и кооперативные банки, в сельском хозяйстве – мелкие крестьянские хозяйства, охваченные простейшими видами кооперации.
     Совершенно  новыми оказались в условиях нэпа и экономические функции государства; коренным образом изменились цели, принципы и методы правительственной экономической политики. Если ранее центр прямо устанавливал в приказном порядке натуральные, технологические пропорции воспроизводства, то теперь он перешел к регулированию цен, пытаясь косвенными, экономическими методами обеспечить сбалансированный рост. Государство оказывало нажим на производителей, заставляло их изыскивать внутренние резервы увеличения прибыли, мобилизовывать усилия на повышение эффективности производства, которое только и могло теперь обеспечить рост прибыли.
     Широкая кампания по снижению цен была начата правительством еще в конце 1923 г., но действительно всеобъемлющее регулирование ценовых пропорций началось в 1924 г., когда обращение полностью перешло на устойчивую червонную валюту, а функции Комиссии внутренней торговли были переданы Наркомату внутренней торговли с широкими правами в сфере нормирования цен. Принятые тогда меры оказались успешными: оптовые цены на промышленные товары снизились с октября 1923 г. по 1 мая 1924 г. на 26% и продолжали снижаться далее.
     Весь  последующий период до конца нэпа вопрос о ценах продолжал оставаться стержнем государственной экономической политики: повышение их трестами и синдикатами грозило повторением кризиса сбыта, тогда как их понижение сверх меры при существовании наряду с государственным частного сектора неизбежно вело к обогащению частника за счет государственной промышленности, к перекачке ресурсов государственных предприятий в частную промышленность и торговлю. Частный рынок, где цены не нормировались, а устанавливались в результате свободной игры спроса и предложения, служил чутким барометром, стрелка которого, как только государство допускало просчеты в политике ценообразования, сразу же указывала на непогоду.
     Но  регулирование цен проводилось  бюрократическим аппаратом, который  не контролировался в достаточной  степени низами, непосредственными производителями. Отсутствие демократизма в процессе принятия решений, касающихся ценообразования, стало, “ахиллесовой пятой” рыночной социалистической экономики и сыграло роковую роль в судьбе нэпа. 

     4. Трудности, кризисы и сворачивание нэпа
     Начало  нэпа совпало с небывалыми трудностями. Первый год нэпа сопровождался катастрофической засухой, охватившей Поволжье, юг Украины и Северный Кавказ – те районы, где во время гражданской войны особенно яростно и долго бесчинствовали интервенты и белогвардейцы. Из 38 млн. десятин, засеянных в европейской России, урожай погиб полностью на 14 млн., так что продналога было собрано лишь 150 млн. пудов. Была проведена эвакуация жителей пораженных районов в Сибирь, масса людей (около 1,3 млн. человек) шла самостоятельно на Украину и в Сибирь. Официальная цифра пострадавших от голода составляла 22 млн. человек. По официальным данным, в результате голода погибло более 5 млн. человек[3].
     После страшной засухи 1921 г. и голодного 1922 г. сельское хозяйство стало постепенно увеличивать свои объёмы. К 1923 г. в основном были восстановлены дореволюционные посевные площади. В 1925 г. валовой сбор зерна почти на 20,7% превысил среднегодовой сбор наиболее благоприятного для России пятилетия 1909-13 гг.
     Однако, выход из кризиса не был таким уж гладким. В 1923 г., когда подъем только-только начал набирать силу, более быстрое восстановление на селе в сочетании с медленно преодолеваемой дезорганизацией рынка привело к падению цен на сельскохозяйственную продукцию при одновременном резком повышении цен на промышленные товары. То был “кризис ножниц цен”, как его стали называть по знаменитой диаграмме, которую Троцкий, первый заговоривший об этом явлении, показал делегатам XII съезда РКП(б). К осени кризис приобрел такие масштабы, что угрожал парализовать товарообмен между городом и деревней, а следовательно, подорвать едва начавшееся восстановление и вызвать неизбежную депрессию.
     Причины его были, конечно, более сложными, чем те, на которые указывали критики  из оппозиции, сводившие все к  отставанию промышленности и отсутствию плана. Анализ его причин явился, таким образом, исходным пунктом диспута между противостоящими тенденциями в экономической теории – диспута, получившего развитие в последующие годы. Между тем уже в 1924 г. напомнил о себе второй отрицательный фактор. Новая серьезная засуха обрушилась на зерносеющие районы юга и юго-восточной части европейской России, которые еще не полностью оправились от трагических последствий недорода 1921 г. Тем самым обнаружилась непрочность подъема сельского хозяйства. Последствия на этот раз были не столь катастрофическими: население пострадавших областей насчитывало 8 млн. человек. И все же они ощущались еще и три года спустя.
     Серьезной проблемой была безработица. Резкое сокращение числа и штатов всех советских учреждений, массовая демобилизация из рядов Красной Армии, перевод всех предприятий промышленности на полный хозрасчет привели к превышению предложения труда над спросом на рабочие руки.
     Жилищный  вопрос не только не был решён, но и ещё больше обострился. Настоящим бедствием для страны было аграрное перенаселение: в деревне существовала многомиллионная масса «лишнего» населения, с трудом сводившего концы с концами. Огромное количество таких людей в поисках лучшей доли устремлялись в города. В городе крестьяне рассчитывали получить какой-нибудь паёк. По стране бродили миллионы беспризорных детей. Свирепствовали эпидемии тифа, холеры, оспы, испанки. Померзшие дома, закрытые заводы, остывшие домны, безжизненно стоящие на рельсах вагоны и паровозы. Детская преступность по сравнению с 1913 г. выросла в 7,4 раза. Не хватало самого необходимого. Драгоценностью был даже кусок обыкновенного мыла. Американские экономисты подсчитали, что национальный доход на душу населения в конце 20-х годов составлял в СССР менее 19% американского.
      После XIV съезда началось сворачивание нэпа. Подверглись сокращению избирательные  права зажиточных крестьян, урезались  кредиты сельхозкооперации и  частным  капиталистам, быстро росла  ничем не обеспеченная денежная эмиссия. Усиление контроля и подчинения рыночных отношений начинается примерно с 1925 г., когда резко упали темпы роста общественного производства в связи с завершением в основном восстановления народного хозяйства и разработкой курса на индустриализацию. При этом деревня рассматривалась не только как источник продовольствия, но и как важнейший канал пополнения финансовых ресурсов для нужд индустриализации
     Поиск средств на проведение последней  привел к нарушению эквивалентности товарообмена на стоимостной основе и постепенную его замену государственным распределением, что усиливало тенденцию к централизации управления экономикой и страной в целом. В 1927 г. новая линия определилась в решениях XV съезда ВКП(б), в которых была выдвинута программа на «реконструирование» нэпа для решения задач социалистического строительства, расширения плановых начал в экономике, активного наступления на капиталистические элементы города и деревни. Дальнейшие шаги по реализации этой программы и привели к завершению воссоздания административно-командной системы. 

     5. Заключение
     Итак, основным успехом нэпа, безусловно, является восстановление разрушенной экономики в стране, которая после революции оказалась в международной изоляции, из которой эмигрировало значительное число специалистов, интеллигенции, одним словом, той части общества, которая необходима для нормального развития государства. В этих условиях проведение достаточно успешной экономической политики является несомненным успехом новой власти. Однако именно по той причине, что в результате революции и последующей гражданской войны Россия лишилась квалифицированных кадров, неизбежны были ошибки и просчеты в экономике.     
     Главными  противоречиями в годы нэпа являлось явное расхождение в экономической политике и политической системе России. Именно в годы нэпа, когда с одной стороны в экономике происходили изменения направленные на "реабилитацию" товарно-денежных отношений и введение элементов свободной рыночной экономики, пусть даже и очень ограниченной и всецело находящейся под контролем государства, в то же самое время окончательно установилась большевистская монополия на власть. Государство, сохранявшее контроль над «командными высотами», т.е. над крупной промышленностью и банками, постоянно стремилось диктовать свои условия и в других отраслях экономики.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.