На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти готовые бесплатные и платные работы или заказать написание уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов по самым низким ценам. Добавив заявку на написание требуемой для вас работы, вы узнаете реальную стоимость ее выполнения.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Быстрая помощь студентам

 

Результат поиска


Наименование:


статья "Барокко" МАНДЕЛЬШТАМА.

Информация:

Тип работы: статья. Добавлен: 25.06.2012. Сдан: 2011. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


  Галиева М.А. 
Ивановский государственный университет   
 

БАРОЧНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ В ПОЭЗИИ О.МАНДЕЛЬШТАМА
( “ЖЕНСКОЕ” БАРОККО) 

      Работы крупных исследователей, - А.А.Морозова, Д.С.Лихачева, Б.А.Успенского, А.М.Панченко, А.С.Демина, А.Н.Робинсона - посвященные теме барокко, представляют собой преимущественно глубокий анализ этого направления в искусстве, литературе XVII -  XVIII веков, а рассмотрение влияния барокко на дальнейший литературный процесс XIX - XX века почти не входит в сферу их интересов. Однако, «повышенный интерес к барокко появлялся в XX веке»1. Возникает закономерный вопрос: «Чем это обусловлено?». В ответе нам может помочь статья И.П.Смирнова «Барокко и опыт поэтической культуры XX века», который обращает внимание на то, что «иногда можно видеть сознательное обращение поэтов к стилю барокко», но в России такая связь «существовала скрыто, не была подтверждена и документирована самими писателями»2. Действительно, это точное наблюдение исследователя дает нам право «поискать», а если без шуток, смело поработать над поэзией Осипа Мандельштама в этом контексте, в пространстве барокко, тем более что эта тема уже разрабатывалась в науке. Некоторые ученые отмечают "барочность" сборника "Tristia"
О.Э. Мандельштама (Н. Н. Пунин, кстати, близкий к авангарду): «"Tristia" очень пышный и торжественный сборник, но это не барокко, а как бы ночь формы. Работающие в искусстве <...> знают ночное и предрассветное состояние сознания, когда свет предыдущего дня, приведший уже однажды мир в порядок, погас, и огромные коромысла качаются в пустоте ночи, строя чертежи новой формы»; Шкловский «устойчиво понимает под барокко, условно говоря, монтажное искусство, "фрагментарность", находя ее далеко не только у заведомых авангардистов, но у Мандельштама<…>»3
     И.П.Смирнов сравнивает искусство барокко с поэзией футуристов, подтверждая это конкретным анализом текста. Заметим, что и Смирнов и ряд других исследователей сопоставляют поэзию футуристов, акмеистов, имажинистов (Пастернак, Ахматова, Хлебников) с барочным стилем, приводя веские аргументы. Говоря о нашей теме, приведем слова В.Б.Шкловского по этому поводу: «Люди нашего времени, люди интенсивной детали - люди барокко… барокко <…> свойство нашего времени»4. Шкловский говорит относительно В.Маяковского и «времени» вообще. Данное высказывание можно так же отнести к О.Мандельштаму. После такой краткой истории вопроса непосредственно приступим к анализу стихотворений поэта, конечно, в ходе которого мы еще не раз будем обращаться к работам А.А.Морозова, А.М.Панченко, И.П.Смирнова и других исследователей, затрагивающих обозначенную тему.
      Поэзия Осипа Мандельштама - поэзия сферы, в ней то и дело просматриваются, промелькивают, «пролетают», отрываясь от земного
пространства «круглые» образы: 

И мудрое сферическое зданье
Народы и века переживет5   (69) 

Они напоминают волны, что придает текучесть хронотопу. С таким ярко выраженным явлением мы встречаемся в индийской культуре. Тогда первый встречный вопрос, который может возникнуть со стороны исследователей и поэтики барокко, и поэтики Мандельштама: «Какая связь заданной темы, то есть искусства барокко с индийской культурой?». В этом случае обратимся к природе барокко и вспомним то, что «Западная Европа обогащалась орнаментальными и декоративными элементами Ближнего и Дальнего Востока, Индии, Китая, Африки, Америки» - «барокко жадно впитывало противоречивые элементы разных стилей»6. (В исследовании мы будем исходить из понятия не только  литературного "барокко", но и культурного барокко, затрагивая живопись, архитектуру).
     В основном все работы показывают экскурс лишь в «западное» барокко, а Индия, Китай, Африка остаются в стороне, но опираясь на высказывание А.А.Морозова о «противоречивости» искусства, уместным будет рассматривать барокко в индийском аспекте и применить этот, на первый взгляд, необычный синтез, изучив сплетение культур, к идиостилю поэта. Такое сферическое начало, присущее творчеству Мандельштама, мы находим в Индии, где главным символом является Змея. (Архитектура Древней Индии имеет сферические формы - ступы, то есть могильные курганы, с несколькими куполами - цилиндрический и полусферический7). Змея - волна, поэтому космос Индии волновой, текучий8. Если обратиться к семантике женского костюма, то в нем главным элементом окажется даже не сама одежда, ткань, а украшения. Как отмечает Г.Д.Гачев в своей книге «Образы Индии», индусы больше всего любят и почитают во внешнем облике украшения: бусы, кольца и т.д. эти предметы имеют форму круга, замкнутого, законченного пространства, то есть форму сферы, все эти предметы объемны. Такие витиеватости встречаются и в искусстве барокко - архитектуре, живописи. Так, «художники барокко вырываются за пределы своих  границ»9, тем самым они отрывают искусство от действительности, находясь «в полете». В этом искусстве особенно сложно усмотреть грань между реальностью и ирреальностью. (Так, для европейской поэзии барокко характерно чувство непрочности, шаткости бытия, острое ощущение текучести времени, его неудержимого бега10). В поэзии Мандельштама мы так же не можем провести этой грани, не можем различить, где быт, а где бытие, ибо быт все время превозносится, поэтизируясь: 

Нет, не луна, а светлый циферблат
Сияет мне, и чем я виноват   (62)
………………………………………………….
Как раковина без жемчужин,
Я выброшен на берег твой.   (55) 

Лирический герой - герой другого мира, который «выброшен» в иное пространство, он переправлен в него силами стихий.  Заметим, что способы переправы и сама переправа имеют несколько модификаций11, у Мандельштама точкой перехода являются или вершины гор (Эльбрус, Крым) или океан.  
 

Идея барокко - идея движения, жизнь - путничество, модель мира - лабиринт, человек - пилигрим, осужденный плутать в поисках истины12: 

А мне уж не на кого дуться
И я один на всех путях.   (319)
В этом стихотворении, датированном 1932 годом, выражен протест против «бездействия», лирический герой находится в жадном поиске: 

Но не хочу уснуть, как рыба,
В глубоком обмороке вод,
И дорог мне свободный выбор
Моих страданий и забот.               (319) 

В поэзии Мандельштама чувствуется трагизм, а яркие пышные образы усиливают пафос поэтической мысли - все это присуще и барочной культуре: 

Быть может, я тебе не нужен,
Ночь; из пучины мировой,
Как раковина без жемчужин,
Я выброшен на берег твой.  (55) 

В этом, с одной стороны, и заключается трагизм - в «видимой» ненужности, «выброшенности» героя, но в то же время оборотная сторона этих чувств - игра. Как заметил Йохан Хейзинга в своей работе «Homo ludens»: «Поэзия в своей первоначальной функции фактора ранней культуры рождается в игре и как игра»13, то у Мандельштама мы так же обнаружим этот элемент игры:
Ты как нарочно создана
Для комедийной перебранки.
…………………………………………
Так не старайся быть умней,
B тебе все прихоть, все минута.   (172-173) 

Барокко точно так же «игриво» по своей природе14. Если даже взять живопись этого направления то мы увидим, как художник умело обращается со светом, а если рассмотреть рококо (направление, вытекшее из барокко), то увидим, что все маленькие детали создают совсем неожиданные эффекты - за счет украшений, декора возникают пышные игривые формы, иногда неподвластные человеческому разуму: «В Версале, у посетителя, едва переступившего порог, создается впечатление, будто он начинает вращаться вокруг собственной оси. Возможно, это следствие <…>игры с пространством»15. Правда, здесь нужно сделать небольшие уточнения - Мандельштаму присущи качества именно раннего, первого барокко, так как, например, в русской литературе XVIII века, у нас в России, это направление утрачивает свои начальные признаки: трагизм и мистическую экзальтацию, но приобретает «государственный» характер - панегирическая и просветительская функции16. Поэт же поддается той «необузданной», стихийной энергии искусства, которая в Европе, только еще при зарождении барокко, казалась «грубой и пустой»17:  

И сам себя несу я,
Как жертву, палачу.   (177) 

Конечно, такие хитросплетения, модель «мирового лабиринта», как отмечает И.П.Смирнов, мы найдем и у Б.Пастернака (например, в «Метели»), а у Мандельштама все поэтическое  пространство представляет собой «узор», «паутину», лабиринт: 

На стекла вечности уже легло
Мое дыхание, мое тепло. 

Запечатлеется на нем узор,
Неузнаваемый с недавних пор.  (34) 

В стихах Пастернака запечатлена игра - нарушение здравого смысла18. Поэт барокко нарушает все законы обыденного, возрождая идею «lingua Adamica», он смотрит на мир новыми глазами, дает вещам свои названия19, то есть создает свой космос: 

В темнице мира я не одинок.  (34) 

………………………………………. 

Недоволен стою и тих
Я, создатель миров моих -   (35) 
 

В.Хлебников создает такой мир посредством нового языка, а Мандельштам с помощью новых, на первый взгляд нелогичных, даже абсурдных образов:  

На лапы из воды поднялся материк -   (387) 

………………………………………………. 

Что, если, вздрогнув неправильно,
Мерцающая всегда,
Своей булавкой заржавленной
Достанет меня звезда?     (58) 

В его поэзии мы встречаемся и с «напряженной выразительностью», свойственной барокко, и с чистой, «светлой» простотой, тихой радостью, о которой писал в своем очерке, воспоминании Константин Мочульский: «Эта «тихая радость» всегда светилась в нем, он был полон ею и нес ее торжественно и бережно»20: 

За радость тихую дышать и жить
Кого, скажите, мне благодарить?   (34) 

Простота - еще одно свойство барокко. возникает закономерный вопрос: «Как такое пышное, сложное искусство может быть в то же время простым и понятным?». В ответе нам и поможет дальний контекст, уже ранее затронутый нами «индийский» аспект. Но еще несколько слов о барокко… это искусство выделяется среди всех остальных «изогнутыми траекториями»21, и мы не найдем в нем ни одной прямой линии. Оно напоминает женское тело, конечно, это резкое заявление (здесь еще предстоит тщательная работа над поэтикой барокко и  текстом), но именно на данном этапе, когда сделан такой вывод или предположение, нам поможет индийская культура.
      Как мы уже отмечали космос Индии - текучий, ему свойственно циклическое время. Если даже мы обратимся к Колесу Сансары, то есть к колесу вечных реинкарнацый, из которых не так легко выйти, то увидим, что поэт в каждом стихотворении дарит своему лирическому герою определенную маску, как бы одевая его (задача исследователя состоит в «раздевании» лирического героя, то есть в выявлении сути, скрытого смысла, зашифрованных автором) - происходит перерождение: 

И так устроено, что не выходим мы
Из заколдованного круга.    (178) 

Вот почему у Мандельштама так много «круглых», выпуклых образов: 

А счастье катится, как обруч золотой,  (178) 

…………………………………………….. 

Но сильней всего непрочно-
Выпуклых голубизна -
Полукруглый лед височный
Речек, бающих без сна…      (401) 

Правда, М.Эпштейн в своей книге «Природа, мир, тайник вселенной…» пишет, что у Мандельштама нет подвижных образов, нет динамики, у него все «в тяжелой неподвижности»22 - воздух, вода, звезды. Но исследователь обращает внимание только на пейзаж (это, конечно, обоснованно, ибо его книга посвящена системе пейзажных образов в русской поэзии), а категорию времени обходит стороной. А как раз время у Мандельштама «парящее», находящееся в полете, оторванное от пространства, что хорошо видно в стихотворении «И я выхожу из пространства»: 

И я выхожу из пространства
В запущенный сад величин
И мнимое рву постоянство
И самосознанье причин.  (348) 

Г.Д.Гачев пишет об отъединенности Целого и времени23. Неважно то, что предметы застыли, главное - текучесть, подвижность, рост высшего начала. Происходит «прорыв из трехмерного измерения в четырехмерное, из горизонтальных связей в вертикальную ось»24 - об этом качестве хронотопа поэта писал М.Л.Гаспаров, правда, о его гражданской лирике, но оно применимо ко всему его творчеству. Исследователь подает пространство поэзии Мандельштама, как перепад «от горизонтали равнин к вертикали гор»25:
 
И зыблюсь я. Как бы внутри гранита,
Зернится скорбь в гнезде былых веселий   (349)
……………………………………………..
Народу нужен свет и воздух голубой,
И нужен хлеб и снег Эльбруса.    (414) 

Такая противоречивость свойственна женской натуре. Так, исследователи восточной культуры Томас Клири и Сартаз Азиз в книге «Богиня Сумерек» пишут о том, что божество соединяет в себе два начала - Богиня может быть матерью всех богов и демонов одновременно, как Рри, которая является воплощением «воспитательно-карающей функции материнства»26
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.