На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти готовые бесплатные и платные работы или заказать написание уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов по самым низким ценам. Добавив заявку на написание требуемой для вас работы, вы узнаете реальную стоимость ее выполнения.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Быстрая помощь студентам

 

Результат поиска


Наименование:


реферат Гениальность и безумие

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 25.06.2012. Сдан: 2011. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Оглавление 
 

Вступление 3
Глава 1. Гениальность как феномен 4
1.1. Понятия  "гений" и "гениальность" 4
1.2. Важнейшие  и исключительные особенности  гениальных людей 7
Глава 2. Взаимосвязь гениальности и безумия 10
2.1. Исторические  корни понимания проблемы гениальности и безумия 10
2.2. Чезаре  Ломброзо и его работа "Гений  и помешательство" 12
Заключение. 19
   
   
   
Вступление
       Гениальность  и безумие – две неотделимые грани. Мы знаем немало людей, которые являли собой живейшую иллюстрацию к данному утверждению. В них безумие сочеталось с самыми разными талантами.
       Только  безумие порой помогает человеку найти гениальный выход из сложившейся  ситуации. Человек, начавший мыслить  искаженно, по непривычной траектории, натыкается на такие решения, которые  при обычных обстоятельствах просто не пришли бы ему в голову.
       Гении, как и безумцы, - люди "не от мира сего". В древности безумцев звали юродивыми. Считалось, что они видят бесов, невидимых обычным людям, и поэтому кидаются в них камнями, кричат на них. Гении – это также люди, которые видят то, что простым людям недоступно, то, что за гранью их понимания, непонятно их логике.
       Логику вообще можно считать препятствием на пути к гениальности. Пытаясь объяснять вещи и явления с логической точки зрения, человек забывает о том, что логика далеко не всегда так необходима, как кажется. Иногда она лишь барьер на пути к совершенству, который нужно преодолеть.
       Безумец же, у которого разрушается логическое видение мира, перестает быть зависимым  от некой канонизированности, присутствующей, с точки зрения обычного человека, в мире, и ему открываются новые горизонты, совершенно новые и непостигнутые истины.
       Таким образом, можно судить о том, что  присутствующая между гениями и  безумцами грань предельно тонка  и видима разве что им самим. Правда, бытующие в обществе предрассудки нередко смывают и эту грань, клеймя гениев безумцами. Поэтому зачастую сложно понять, кто есть кто, в этом безумном, но по-своему гениальном мире… 
 
 

Глава 1. Гениальность как  феномен
1.1. Понятия "гений" и "гениальность"
       Гениальность — предельно допустимая демонстрация творческого потенциала личности. Традиционно выражается в новых и уникальных творениях, с опозданием признаваемых "шедеврами". Иногда гениальность объясняют новым и неожиданным методологическим подходом к творческому процессу. Гениальность — культурное явление человеческой природы.
       "Гений есть терпение мысли, сосредоточенной в известном направлении" –И. Ньютон. "Мысль есть ничто иное как абстракция гения" – А. Гордиенко (политолог, известный философ современности).
       Как правило, гений творит значительно  продуктивнее и быстрее своих  ровесников, достигающих официального признания в той же самой сфере  занятий. Со времён эпохи Возрождения  укоренилось общее представление  о гениальности как особом роде вдохновения, побуждающего к новаторству в ремесле. С тех пор существует мнение, что гениальность требует универсальных интересов незаурядной личности.
       При бесспорном влиянии личности учителя  на будущего гения признаётся, что  самообучение и самовоспитание всегда были структурообразующим элементом гениальной личности. Европейский культ гениальности сопровождался становлением философии буржуазной индивидуальности, достигшей кульминации в период романтизма.
       В XX веке феномен гениальности становится предметом множества социологических и физиологических исследований. Наиболее известны проявления гениальности в научном и художественном творчестве. В большинстве случаев гениальность музыкантов (прежде всего, исполнителей) основана на врождённых и приобретённых свойствах организма, недоступных другим представителям данной сферы деятельности.
       В современный период при умалении фактора универсализма атрибутом  гениальности признаётся способность  исключительной личности воспринимать, отслеживать и обрабатывать огромное количество информации. Повсеместно обязательным рабочим навыком современного гения обнаруживается способность отличать полезное сообщение от информационного мусора. Несмотря на имеющийся прогресс в педагогике и генетике современная наука не владеет методами воспроизводства гениальности как трудового навыка или воспроизводимой характеристики субъекта.
       Среди многих не решенных до сих пор проблем  тайны разума существует столь важная, как проблема гениальности. Откуда она, и что это такое, каковы причины ее исключительной редкости? Действительно ли это подарок богов? И если это так, то почему такие подарки даются одному, тогда как тупость, или даже идиотство удел другого? Гениальность, по определению Колриджа, это по крайней мере с внешней стороны способность роста; но для внутренней интуиции человека существует вопрос, является ли гениальность сверхнормальной способностью ума, который развивается и крепнет, или же физического мозга, то есть его носителя, который, благодаря некоему таинственному процессу, становится все лучше приспособленным к восприятию и проявлению внутренней и божественной природы сверх-души человека.
       Великий гений, если он является истинным и прирожденным гением, а не просто результатом патологической экспансии нашего человеческого интеллекта,
      никогда не копирует кого-то,
      никогда не опускается до имитации,
      он всегда будет оригинальным, в своих творческих импульсах и их реализации.
Используя популярное выражение, можно сказать, что врожденная гениальность, подобно убийству, рано или поздно раскрывается, и чем больше она будет подвергаться угнетению и противодействию, тем больше будет поток света, вызванный ее внезапным проявлением.
       Гениальность - это редкое явление. Лафатер подсчитал, что отношение количества гениев (в целом) к обычным людям примерно один к миллиону; но то же в отношении гения без тиранства, без претензий, который судит слабого беспристрастно, начальствующего человечно, и обоих по справедливости, таких найдется один на десять миллионов
       Даже  гениальность - эта единственная державная власть, принадлежащая человеку, перед которой, не краснея можно преклонить колена, - даже ее многие психиатры поставили на одном уровне с наклонностью к преступлениям, даже в ней они видят только одну из тератологических (уродливых) форм человеческого ума, одну из разновидностей сумасшествия. И заметьте, что подобную профанацию, подобное кощунство позволяют себе не одни лишь врачи и не исключительно только в наше скептическое время.
       Еще Аристотель, этот великий родоначальник и учитель всех философов, заметил, что под влиянием приливов крови к голове многие индивидуумы делаются поэтами, пророками или прорицателями и что Марк Сиракузский писал довольно хорошие стихи, пока был маньяком, но, выздоровев, совершено утратил эту способность.
       Он  же говорит в другом месте: "Замечено, что знаменитые поэты, политики и художники были частью меланхолики и помешанные, частью - мизантропы, как Беллерофонт". Даже и в настоящее время мы видим то же самое в Сократе, Эмпедокле, Платоне и других, и всего сильнее в поэтах. Люди с холодной, изобильной кровью бывают робки и ограниченны, а люди с горячей кровью - подвижны, остроумны и болтливы.
       Платон утверждает, что бред совсем не есть болезнь, а, напротив, величайшее из благ, даруемых нам богами; под влиянием бреда дельфийские и додонские прорицательницы оказали тысячи услуг гражданам Греции, тогда как в обыкновенном состоянии они приносили мало пользы или же совсем оказывались бесполезными.
       Феликс  Платер утверждает, что знал многих людей, которые, отличаясь замечательным талантом в разных искусствах, в то же время были помешанными. Помешательство их выражалось нелепой страстью к похвалам, а также странными и неприличными поступками. 

1.2. Важнейшие и исключительные особенности гениальных людей
       В бурной и тревожной жизни гениальных людей бывают моменты, когда эти люди представляют большое сходство с помешанными, и в психической деятельности тех и других есть немало общих черт, например
      усиленная чувствительность,
      экзальтация, сменяющаяся апатией,
      оригинальность эстетических произведений и
      способность к открытиям,
      бессознательность творчества и
      употребление особых выражений,
      сильная рассеянность и
      наклонность к самоубийству, а также нередко
      злоупотребление спиртными напитками и, наконец,
      громадное тщеславие.
Правда, в числе гениальных людей были и есть помешанные, точно так же, как и между этими последними бывали субъекты, у которых болезнь вызывала проблески гения.
       Если  бы гениальность всегда сопровождалась сумасшествием, то как объяснить  себе, что Галилей, Кеплер, Колумб, Вольтер, Наполеон, Микеланджело, Кавур, люди несомненно гениальные и притом подвергавшиеся в течение своей жизни самым тяжелым испытаниям, ни разу не обнаруживали признаков умопомешательства?
        Кроме того, гениальность проявляется обыкновенно гораздо раньше сумасшествия, которое по большей части достигает максимального развития лишь после 35-летнего возраста, тогда как гениальность обнаруживается еще с детства, а в молодые годы является уже с полной силой: Александр Македонский был на вершине своей славы в 20 лет, Карл Великий - в 30 лет, Бонапарт - в 26 .
        Далее, между тем  как сумасшествие чаще всех других болезней передается по наследству и  притом усиливается с каждым новым  поколением, так что краткий припадок бреда, случившийся с предком, переходит  у потомка уже в настоящее безумие, гениальность почти всегда умирает вместе с гениальным человеком, и наследственные гениальные способности, особенно у нескольких поколений, составляют редкое исключение. Кроме того, следует заметить, что они передаются чаще потомкам мужского, чем женского пола, тогда как умопомешательство признает полную равноправность обоих полов. Положим, гений тоже может заблуждаться, положим, и он всегда отличается оригинальностью; но ни заблуждение, ни оригинальность никогда не доходят у него до полного противоречия с самим собою или до очевидного абсурда, что так часто случается с помешанными.
       Гораздо чаще мы замечаем у помешанных людей недостаток
      усидчивости,
      прилежания,
      твердости характера,
      внимания,
      аккуратности,
      памяти – вообще главных качеств гения.
И остаются они  по большей части всю жизнь  одинокими, необщительными, равнодушными или нечувствительными к тому, что волнует род людской, точно  их окружает какая-то особенная, им одним  принадлежащая атмосфера. Возможно ли сравнивать их с теми великими гениями, которые спокойно и с сознанием собственных сил неуклонно следовали по раз избранному пути к своей высокой цели, не падая духом в несчастиях и не позволяя себе увлечься какой бы то ни было страстью.
        Таковы были: Спиноза, Бэкон, Галилей, Данте, Вольтер, Колумб, Макиавелли, Микеланджело. Все они отличались сильным, но гармоничным развитием черепа, что доказывало силу их мыслительных способностей, сдерживаемых могучей волей, но ни в одном из них любовь к истине и к красоте не заглушила любви к семье и отечеству. Они никогда
      не изменяли своим убеждениям и
      не делались ренегатами,
      не уклонялись от своей цели,
      не бросали раз начатого дела.
Сколько настойчивости, энергии, такта выказывали они при  выполнении задуманных ими предприятий и какой умеренностью, каким цельным характером отличались в своей жизни.
       Единственная, излюбленная идея, составлявшая цель и счастье их жизни, всецело овладевала этими великими умами и как  бы служила для них путеводной звездой. Для осуществления своей  задачи они не щадили никаких усилий, не останавливались ни перед какими препятствиями, всегда оставаясь ясными, спокойными. Ошибки их слишком немногочисленны, чтобы на них стоило указывать, да и те нередко носят такой характер, что у обыкновенных людей они сошли бы за настоящие открытия.  

Глава 2. Взаимосвязь гениальности и безумия
 
Талант попадает в цель, в которую  никто не может  попасть,  
гений - в цель, которую никто не видит. 

2.1. Исторические корни  понимания проблемы   
гениальности и безумия

       Отличительная черта гения - не одаренность, а отличность, особость, уникальность, нестандартность мышления. В свою очередь, безумие, сумасшествие с точки зрения специалистов психиатров характеризуется в первую очередь крайним (физиологическим) отклонением психики от стандартов. Однако, сравнивая талантливую личность с человеком "не в себе", можно предположить, что оба являются "аномальными" только в сопоставлении с человеком "ординарным", используемым как точку отсчета "нормальности". И утверждать о степени "ущербности" весьма затруднительно, т.к. затруднительно оценивать сам критерий качества для совершенно несопоставимых отклонений от избранной точки "нормальности. Здесь мы имеем яркий пример, как условность, принятая за истину – понятие "нормальности личности" – и субъективность критериев оценки (мотив - личной выгоды), формируют стереотипы разно полюсного отношения к одному и тому же феномену - отличию от условно принятых стандартов.
       И все же - гений и безумец, насколько близки эти крайности по отношению друг к другу? И насколько они отдалены от "стандартно нормальной" личности? Обратимся к историческим корням понимания дилеммы.
       Связь гениального творчества с психическими расстройствами отмечалась на протяжении длительного исторического периода. Ещё до того, как первый автор смог сформулировать в конкретной форме эту идею, она нашла своё отражение в древнейших языках планеты. Некоторые из них имеют одинаковые слова как для обозначения психического расстройства, так и высокой творческой способности:
      древнегреческое "мания",
      древнееврейское "нави",
      санскритское "ниграта"
означали  и "безумие", и "пророчество". В древнеисландском языке одним словом обозначали и понятие "бешеный", и "дух, поэзия".
       Характерны  также пословицы и поговорки различных народов, касающиеся этой темы:
      "Слишком умный подчас не очень-то отличается от дурака" (индийская; аналогичная есть у японцев);
      "Если ума слишком много, человек становится бесноватым" (киргизская);
      "Все таланты близки к безумию" (итальянская);
      "Кто в пять лет взрослый человек, тот в 15-летнем возрасте сумасшедший" (английская) и т.п.
       Гениальное  творчество и психическое нарушение  объединялись как по внешнему сходству, так и из-за своего отличия от обычных проявлений душевной деятельности. Необыкновенные творческие способности, как и психические аномалии, вызываются божеством. Подтверждение этому можно найти у Гомера.
       Аристотель (384-322 до н.н.) попытался естественнонаучно объяснить тайны творчества. Он одним из первых пришёл к выводу, что талант - природный дар, естественная способность человека и задавался вопросом: "Почему люди, блиставшие талантом в области философии, или в управлении государством, или в поэтическом творчестве, или в занятиях искусствами, - почему все они, по-видимому, были меланхоликами?" Так, Аристотелю принадлежит следующая фраза: "Не бывает великого ума без примеси безумства". Приведённые точки зрения представляют лишь исторический интерес. Но они являются примечательным свидетельством наблюдательности, примером своеобразного понимания нашими предками реальных событий.
       В средние века понятия  гениальности и психического нарушения всё больше соединялись. Психически больных считали одержимыми дьяволом, околдованными, а людей с незаурядными способностями и достигшими всемирной известности - святыми, как и некоторых душевнобольных, страдавших религиозным бредом с соответствующими галлюцинациями. Учёные обращались к проблеме гениальности и в эпоху Ренессанса, но научное решение вопроса в то время было ещё невозможным.
       Заслугу первой естественнонаучной разработки этого вопроса приписывают французскому врачу Моро де Туру (1804-1884), который считал, что "гений, как и всякое состояние умственного динамизма, должен иметь свою органическую основу. Эта основа есть полупатологическое состояние мозга, нервный эретизм. Определяя гений словом невроз, мы только выражаем факт чистой физиологии и подчиняем органическим законам психологическое явление, которое почему-то всегда считали чуждым этому закону".
2.2. Чезаре Ломброзо и его работа  
"Гений и помешательство"

        Тему "гений и  безумие" развивали виднейшие ученые и искусствоведы. Пожалуй, самым значительным исследованием, призванным подтвердить тезис о взаимосвязанности гениальности и сумасшествия, является работа итальянского невропатолога Чезаре Ломброзо "Гений и помешательство", в которой он, с одной стороны анализирует факты, связанные с деятельностью и поведением великих людей, в попытке доказать, что гений и невроз совпадают, а с другой приводит описания огромного количества случаев, когда душевнобольные люди с теми или иными видами помешательства, от шизофрении до различных маний, обнаруживают художественные способности ранее им не свойственные.
       "Не  подлежит никакому сомнению, что  между помешанным во время  припадка и гениальным человеком,  обдумывающим и создающим свое  произведение, существует полнейшее  сходство", - пишет Чезаре Ломброзо.
       Исследователь собрал массу фактов
      о подергивании рук, икр, плеча, лицевых мускулов выдающихся художников, ученых,
      о странностях их характеров,
      об отклоняющемся поведении,
      об аномалиях в строении черепа.
"Седина и облысение, худоба  тела, а также плохая мускульная  и половая деятельность, свойственная всем помешанным, очень часто встречается и у великих мыслителей". О гениальных, точно так же как и о сумасшедших, можно сказать, утверждал Ламброзо, что они всю жизнь остаются одинокими, холодными, равнодушными к обязанностям семьянина и члена общества. Микеланджело постоянно твердил, что его искусство заменяет ему жену. И хотя "Гете, Гейне, Байрон, Челлини, Наполеон, Ньютон и не говорили этого, но своими поступками доказывали еще нечто худшее".
       Ломброзо  считал, что для гениев характерно:
      отсутствие твердого характера;
      неестественное, слишком раннее проявление способностей;
      отклонения в половой сфере;
      отсутствие усидчивости, частная смена настроений;
      доходящая до абсурда оригинальность;
      религиозные сомнения.
       Главные признаки ненормальности выражаются и
      в самом строении устной и письменной речи описываемых Ламброзо гениев,
      в нелогичности выводов, в противоречиях;
      почти все придавали особое значение своим сновидениям;
      многие из них обладали большим черепом, но неправильной формы;
      но самая существенная черта помешанных гениев - это чередование перемежающихся состояний экстаза (возбуждения) и упадка - у них это принимало патологический характер.
       В книге "Гений и помешательство" Ламброзо не только пытается доказать, что гений и помешательство - суть одно и то же, но и весьма аргументировано рассуждает о проявлении художественных способностей у сумасшедших. То есть, по Ламброзо, справедлива и обратная взаимосвязь (гении склонны к сумасшествию, а сумасшедшие к гениальности).
       "Хотя  артистические наклонности весьма резко и почти всегда проявляются при некоторых формах умопомешательства, но лишь немногие из психиатров обратили должное внимание на это обстоятельство".
       "Психическое  расстройство часто вызывает  у больных необыкновенную оригинальность в изобретении, что резко выражается даже в произведениях полупомешанных людей. Причина этого ясна: ничем не сдерживаемое воображение их создает такие причудливые образы, от которых отшатнулся бы здоровый ум, признав их нелогичными, нелепыми".
       "Тут,  очевидно, играет большую роль тот факт, что с потерей рассудка фантазия приобретает полный простор и больной проникается сочувствием к произведениям той же фантазии, тогда как у нормальных люден здравый смысл, не допускающий их до иллюзии или галлюцинации, в известной степени подавляет в них эстетические и артистические наклонности".
       "Отсюда  уже понятно, каким образом  самое искусство может, в свою  очередь, способствовать развитию  душевных болезней и даже вызывать  их. Вазари рассказывает о живописце  Спинелли, что когда он после многих бесплодных попыток нарисовал, наконец, Люцифера во всем его безобразии, то последний явился ему во сне и укорял, зачем он изобразил его таким уродом. Этот образ потом в продолжение нескольких лет преследовал Спинелли и едва не довел его до самоубийства. Верга знал другого художника, который, долгое время упражняясь в рисовании змеевидных линий, стал видеть их перед собою днем и ночью, под конец даже превратившимися в настоящих змей. Это до такой степени мучило его, что он пытался утопиться".
       Таким образом, Ламброзо, как бы замыкает круг, объясняя, что сумасшествие и гениальность именно взаимно связаны, то есть не особенно важно, что является причиной, а что следствием.
       Разумеется, у Ломброзо множество оппонентов. Так, например, Николай Гончаренко в своей книге "Гений в искусстве и науке" много страниц посвящает опровержению идей Ломброзо.
       Итальянец упрекается в тенденциозном истолковании фактов о жизни великих. "Да, многие великие люди были одержимы до фанатизма. Эту бросающуюся в глаза прежде всего обычному сознанию черту часто принимали за признак гениальности. Были случаи, когда гении сходили с ума, но отсюда нельзя сделать вывод, что от гениальности до безумия - один шаг. Это рвалась до предела натянутая струна творчества, когда нервное напряжение, достигавшее последних границ, затмевало рассудок и давало волю ранее контролируемым чувствам".
       "Из всего написанного и сказанного на протяжении длительного времени о ненормальности разума и душевного склада гениальных личностей подавляющая масса информации является мифами, побасенками праздного воображения, рассчитанного на сенсацию. Не вызывают сомнения лишь факты, что некоторые гении, как и некоторые другие смертные, страдали душевными расстройствами. Данные о том, больше сумасшедших среди гениев или меньше, чем среди обычных людей, противоречивы. Все остальное только свидетельство необычности, яркости характера, огромной творческой мощи интеллекта, динамизма души гения, интенсивности его жизни, его чрезвычайной впечатлительности и обостренной восприимчивости. Возможные чудачества, экстравагантность, нелады с общепринятым в его образе жизни и поведении если и есть, то они легко объяснимы характером деятельности, предельной интенсивностью труда, особенностями установленного ими режима, привычками и т.д. Гениальность не болезнь, гений не безумец, ему свойственно здоровое безумие. Так называемые "безумные идеи" рождаются в умнейших головах, а хаос, вносимый ими в привычное течение мысли, - "созидательный хаос".
       Многочисленные  свидетельства неадекватного поведения одаренных людей Гончаренко объясняет следующим образом: "Эти факты не дают никаких оснований считать, что гении чем-то отличаются от других людей. Другое дело, что отклонение в поведении необычного человека становится известным "всему миру", а необычный поступок обычного человека - только его соседям или коллегам. Относительно других "странностей" гениев, якобы свидетельствующих об их ненормальности (высокое и раннее развитие способностей и т.п.), - это часто те преимущества, которые и отличают их от других людей, но не как душевнобольных, а именно как гениев".
       Эти слова не лишены логики. В то время  как трудно припомнить хоть несколько "абсолютно нормальных", без  странностей, гениев, именно определение  "нормальный"/"ненормальный" может являться ключевым. Разве, можно назвать нормой способности и достижения Достоевского, допустим, или Эйнштейна? Нет, конечно. И будучи не нормальны в творчестве, почему собственно гении должны быть нормальными социально.
        Как пишет в своей статье Гончаренко: "Гении вполне нормальные люди со здоровой психикой. Ненормальным у них часто бывает образ жизни, некоторые поступки, трудно объяснимые с точки зрения обычных представлений, и, конечно, их "безумные идеи" или замыслы, обгоняющие век, пугающие размахом, новизной и непохожестью на до сих пор существовавшее. Поль де Крюи пишет о Пастере, что он "проделывал самые дикие и сумасшедшие опыты - опыты, какие могут прийти в голову только помешанному человеку, но в случае удачи превращают помешанного в гения".
       Как сказал однажды Сальвадор Дали (которого, безусловно, современники считали безумным): "Единственная разница между мной и сумасшедшим, в том, что я совершенно нормален".
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.