На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти готовые бесплатные и платные работы или заказать написание уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов по самым низким ценам. Добавив заявку на написание требуемой для вас работы, вы узнаете реальную стоимость ее выполнения.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Быстрая помощь студентам

 

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Судебный прецедент

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 26.06.2012. Сдан: 2011. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Федеральное агентство по образованию РФ
Пензенский  Государственный Университет
                                           Кафедра  
 
 
 
 
 
 
 

Судебный  прецедент 
Контрольная работа
    Дисциплина  «Теория государства и права» 
 
 
 
 

                                                       Принял:
                                                       д. ю. н., профессор
                                                       А.Ю. Соломатин
                                                       Выполнил:
                                                       студент гр.10ЮДО5
                                                             Осин А.А.
                                                                                                                                    
 
 
 
 

Пенза 2011
Содержание 

Введение…………………………………………………………………………...3
    Роль судебного прецедента в англо-саксонской системе права………...4
    Англо-саксонская правовая система в США……………………………..9
    Роль судебного прецедента в Российской Федерации…………………13
Заключение……………………………………………………………………….21
Список литературы………………………………………………………………22 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение 

Суде?бный прецеде?нт (от лат. praecedens, родительный  падеж praecedentis — предшествующий) —  решение определённого суда по конкретному  делу, имеющее силу источника права (то есть устанавливающее, изменяющее или отменяющее правовые нормы). Прецедентом  являются решения, вынесенные по аналогичному делу, разрешенному в рамках аналогичного судопроизводства. Прецедент — случай или событие, которое имело место в прошлом и является примером или основанием для аналогичных действий в настоящем. Судебный прецедент — решение высшего судебного органа по определенному делу, которое в дальнейшем является обязательным для судов при разрешении аналогичных дел.
Как источник права прецедент известен с древнейших времен. В Древнем Риме в качестве прецедентов выступали эдикты (устные заявления) или решения по конкретным делам преторов и других магистратов. Первоначально они имели обязательную силу при рассмотрении аналогичных дел лишь для самих магистратов, их принявших, и лишь в течение определенного срока, однако постепенно наиболее удачные эдикты приобрели устойчивый характер и постепенно сложились в систему общеобязательных норм под названием преторского права.
Прецедент широко использовался в Средние  века как источник права. После того, как Вильгельм I Завоеватель захватил Англию в 1066 году, создаются королевские разъездные суды, которые от имени Короны решали дела с выездом на места. Вырабатываемые судьями решения брались за основу другими судебными инстанциями при рассмотрении аналогичных дел. На смену разрозненным местным актам приходит общее для всей страны право. Так стала складываться единая система прецедентов, общая для всей Англии, получившая название «общее право» (англ. common law).
Судебный  прецедент и, как следствие, судебная практика являют собой основу для  одной из наиболее распространённых правовых семей – англосаксонской. До недавнего времени, по мнению наших учёных-теоретиков, Россия принадлежала к так называемой континентальной, или романо-германской  правовой семье. Это подразумевает использование писаных законов, и где исследуемый предмет – прецедент – не имеет такой силы как в странах англосаксонской системы права. Тем не менее, и у нас решения высшего суда федерации, Конституционного Суда, имеют руководящую силу. Что, фактически, является отголоском прецедентного права. Наблюдается своего рода проникновение и частичное смешение двух правовых систем. На ряду с отсутствием у нас прецедентного права, в той степени, в которой оно понимается в Англии и США, нельзя отрицать существование и немаловажное значение судебной практики при отправлении правосудия.
Исходя  из вышесказанного, основной задачей  своей работы я решил поставить  выявление значения судебного прецедента и судебный практики при отправлении  правосудия в Российской Федерации  и, для сравнения, в странах  англо-саксонской системы права, взяв Англию и США, как классический пример. 
 

    1. Роль судебного прецедента в англо-саксонской системе права 

   В странах англо-саксонской правовой семьи прецедент является основой правовой системы.
   Нормативная сторона англосаксонской системы  права определяется наличием двух видов норм: законодательных и прецедентных. Законодательные нормы - правила поведения общего характера. Прецедентные нормы - строго определенная часть судебного решения по данному конкретному делу. Прецедент состоит  из необходимой основы решения (ratio decidendi — само правило, что формирует правовую норму), и из попутно сказанного (obiter dictum — другие обстоятельства дела, обосновывающие решение). Сам судья не определяет, что в решении ratio decidendi, а что obiter dictum — это делает другой судья, устанавливая, является ли данное решение прецедентом для дела, которое он рассматривает. Принцип судебного прецедента применяется в части ratio decidendi, тогда как часть obitur dictum не имеет обязательной силы.
    К прецедентной норме относят  только первую часть судебного  решения, а вторая часть является  необязательной для других судей.  Практически же достаточно трудно  отличить одну часть  от  другой, и для этого разработана  целая система методов и приемов, эффективность которых подвергается сомнению.
    В своих судебных решениях  юристы стран  с английской  системой права предпочитают  не формулировать правила общего  характера, т. к. у них существует  презумпция неприменения широких  правовых принципов. 
    К источникам англосаксонского  права  можно отнести судебные  прецеденты (о которых уже говорилось  ранее), законы (статуты), обычаи, юридическую  доктрину.
    Прецедент долгое время был  главной формой выражения и  закрепления норм английского  права. Прецеденты создаются  только высшими судебными инстанциями (Палатой лордов, Судебным комитетом  Тайного совета (по делам государств - членов содружества)), Апелляционным судом и Высоким судом. Нижестоящие суды прецедентов не создают. Каждая судебная инстанция обязана следовать прецедентам, выработанным вышестоящим судом и созданным ею самой. Правило прецедента гласит: “ stare decsis” (решать так, как было решено ранее). Прецедентное право было выработано в предшествующую эпоху в системе королевских судов (общее право) и в суде лорда-канцлера (право справедливости). Это прецедентное право составляли основу английского права и превосходили по значению статутное право, обновленное во время революции.
   После революции XVII века в английском праве сложилось противоречие между прецедентным правом и судейским правотворчеством. В общем праве намечалась тенденция к отходу от прецедентного права в сторону увеличения судейского правотворчества. Многие устаревшие правила не соответствовали новой ситуации в обществе, поэтому судьи общего права пытались освободить право от этих правил.
   Судебная реформа 1873—1875 годов объединила общее право и право справедливости в единое прецедентное право. Тем не менее полного соединения этих двух систем не произошло до сих пор.
   Принцип судебного прецедента окончательно оформился в XIX веке в связи с реформированием судебной системы в Англии. После этой реформы обязательными решениями стали решения Суда Палаты Лордов, Апелляционного суда и Высокого суда.
   В XX веке произошло дальнейшее ослабление права прецедента в Англии. По заявлению лорда-канцлера в 1966 году Палата Лордов не связана своими прецедентами, и может не придерживаться своих прежних решений. Палата лордов на будущее отказалась от этого правила в случаях, когда особые соображения требуют достаточно умеренно использовать это нововведение. Она отрицательно отнеслась к тому, что Апелляционный суд отказался следовать одному из своих решений, считая, что суд поступил так по невнимательности.
    Вторым  источником англосаксонского права  является статут (закон). Статут имеет приоритет перед прецедентом, т. е. может отменить его. Это не значит, что прецедент производен от закона. Напротив, закон реализуется через прецеденты. Всякий законодательный акт конкретизируется посредством обязательных судебных решений. По сфере действия законы можно разделить на публичные (распространяются на неопределенный круг субъектов и действуют на всей территории государства) и частные (распространяются на отдельных лиц и территории). Выделяют также делегированное законодательство, т. е. акты, создать которые Парламент уполномочил других субъектов (правительство, королеву, министерства). Данные акты имеют силу закона и являются обязательными для исполнения всеми гражданами. Можно еще отметить так называемое автономное законодательство - акты местных органов власти, действующие на определенной территории, некоторых учреждений, организаций. Такие законы обязательны для исполнения на местном уровне, членами организаций, их клиентами и т. п. Сила автономных актов уступает силе актов Парламента и делегированного законодательства. Если норма закона противоречит норме прецедента, то используется положение закона, хотя обычно законы «не могут быть использованы, пока их положения не разъяснены судами». Так, в Англии принято ссылаться не на самого себя, а на ситуацию, в котором он использован. В силу неоднозначности трактовки многих решений такая система создаёт весьма широкий простор для судейского усмотрения.
    Одним из источников английского  права  являются обычаи. В настоящее время  роль этого источника заметно уменьшилась, однако, исторически обычаи оказали очень большое влияние на правотворчество.
        Основным  правовым органом традиционно  был  суд, так как именно  судебные органы формировали  основной источник права - прецедент. Законодательные органы, а именно Парламент, действуют также под воздействием институтов прецедентов и обычаев. Порядок принятия законов в английском Парламенте, например, находится под влиянием сильно устаревших обычаев. Исполнительные органы лишены права заниматься нормотворчеством, за исключением случаев делегирования права нормотворчества Парламентом.
    Если  рассматривать англосаксонскую  правовую систему с точки зрения  правовой культуры, то необходимо  отметить, что совокупность правовых взглядов, идей, понятий и представлений формировалась под влиянием особенностей процесса нормотворчества. А так как нормы образуются чаще всего путем принятия конкретных решений по конкретному делу одним человеком, следовательно, правовая культура общества основана не на уважении к закону, хотя и это тоже присутствует, а на уважении к человеческой справедливости, на которой основано принятие решения по делу. В англосаксонской системе права сложилась формула « судебная защита предшествует праву», которая и до сих пор определяет черты правопонимания, присущие данной правовой системе.
    Своеобразие структуры права,  его источников наложило определенный  отпечаток на понятия присущие  данной системе. В  англосаксонской  правовой системе отсутствуют  понятия «юридическое лицо», «родительская власть», «подлог», «непреодолимая сила» и другие. Однако в ней существуют понятия «доверительная собственность», «встречное удостоверение», «треспасс», «эстоппель» и т. д.
   В судебной практике используется также метод доктора Гудхарда: ratio decidendi дела определяется путем оценки его существенных фактов, выводится из судебного решения, основанного на этих фактах. Основным предметом исследования должно быть не мнение судей, а их метод разрешения дела. Гудхард основывается не на доводах судьи, а на решениях, так как доводы могут быть, очевидно, неправильными, а решения будут прецедентами. Он также предположил, что прецедент может содержать несколько ratio decidendi; установленные судом самостоятельные ряды фактов являются их основой. В качестве примера такого рода Р. Кросс приводит дело National Salor' s and Fichermen's (1926), где тредюниону было отказано в иске, так как он действовал в поддержку всеобщей стачки 1926 г., которую судья признал незаконной, и, кроме того, нарушил установленные для профсоюзов правила. Такое явление часто возникает при обсуждении решений в апелляционных судах, когда отдельные члены суда приходят к одинаковому выводу, но по разным основаниям. Мнение большинства представляет собой очевидное ratio, в то время как аргументы оставшихся в меньшинстве судей обычно считаются несущественными для данного решения и потому нс имеют обязательной силы. Более сложная ситуация возникает, когда ни один из доводов не получает большинства голосов. Тогда каждое из высказанных мнений должно содержать ratio decidendi, и ответ в данном случае зависит от того, какой из аргументов предпочтут в последующем суды в качестве ratio.
Было  бы ошибочно полагать, что obiter dictum вообще не имеет силы прецедента. Оно является не обязательным, а только убеждающим прецедентом persuasive autiioriti. Тем не менее, когда правовая аргументация исходит от суда более высокого ранга и представляет собой хорошо продуманную формулировку правовой нормы, а не случайно высказанное мнение, тогда ей следуют, если нет обязательного прецедента противположного характера. Примером может служить уже упоминавшееся дело Donoghue (1932), при рассмотрении которого был сформулирован "принцип заботы о ближнем". Он, несомненно, составлял obiter, так как его содержание гораздо шире, чем требовалось по делу, но, несмотря на это, указанный принцип стал основой ответственности за небрежность и применялся судами большое количество раз".
    Кратко  суммируя материал данного  раздела, можно заметить, что англосаксонское право - это «право судей». Юридическое регулирование строится на прецедентах (судебных решениях), юридическую суть и логически-юридические принципы которых суды обязаны применять при рассмотрении аналогичных дел. Правовая система выражена не в абстрактных нормах, а носит характер открытой системы методов решения юридически значимых проблем, поэтому правовые системы государств, относящихся к данной группе можно отнести к нормативно-судебным. В массовом правосознании такая система права воспринимается, как «субъективное право», защищенное судом. 

2. Англо-саксонская  правовая система  в США 

   Американское право, несмотря  на его европейское происхождение,  сохранило свои специфические черты, одна из которых заключается в федерализме. По существу, право США состоит из права федерации и права 50 отдельных штатов. До принятия Конституции США штаты обладали полной автономией в законодательной и судебной областях, поэтому наблюдалось большое многообразие в нормах прецедентного права, отражающих местные условия. Штаты, имея собственные системы права, всячески стремились сохранить их самобытный характер.
   Как английская, так и американская правовые системы базируются на доктрине судебного  превосходства, т.е. в системе разделения властей роль контрбаланса играет судебная власть, которая в отличие от законодательной  и исполнительной является полностью  независимой и неукоснительно придерживается верховенства федерального конституционного закона (однако в Англии превосходство судебной власти время от времени нарушается отменами решений высшими судами). Отсюда и те широкие полномочия, которыми обладают американские судьи в вопросах применения права. Объем компетенции судебной власти в США значительно превышает компетенцию соответствующих судебных инстанций в других странах, например, во Франции, Англии, Канаде. В ряде случаев суды федерации и отдельных штатов решают споры, требующие политической оценки и решения на уровне общегосударственных интересов. Судебную систему возглавляет Верховный суд США, деятельность которого наполняется глубоким политическим содержанием: в частности, Верховный суд в процессе своей судебной деятельности осуществляет функцию конституционного надзора, решает не только судьбу дела на основе закона, но и в соответствующих случаях судьбу закона - вопрос о его соответствии конституции.
    Поскольку определяющей чертой  англосаксонской правовой системы  веками была роль судей в  развитии юридических доктрин,  то и исключительно велико  было влияние юристов в политико-правовом  процессе. В Соединенных Штатах роль корпораций судей и профессиональных юристов достаточно велика, во-первых, потому, что федеральная конституция и конституции штатов устанавливают разграничение федеральной власти и законодательных органов штатов и неукоснительно гарантируют определенный минимум гражданских прав и свобод. Толкованием этих конституций всегда занимались суды. В XIX веке в Америке возникла правовая доктрина, согласно которой суды могли не принимать во внимание любой законодательный или исполнительный акт, если они посчитают его противоречащим федеральной конституции или конституции штата.
    Существование Верховного суда  США в качестве некой  четвертой  власти в государстве служит  не только гарантией авторитета  и независимости судебной власти, но и является важным инструментом урегулирования основных политико-юридических проблем, возникающих в отношениях между федерацией и штатами, между центром и местной администрацией, между законодательной и исполнительной властью.
    В этом смысле даже законотворческий  процесс  США находится под бдительным контролем высшей судебной инстанции, 9 членов которой если и не вырабатывают и не изобретают законов, тем не менее, существенно влияют на осуществление законодательного процесса.
    Если  внимательно проанализировать  американское право в ретроспективе, то следует отметить созидательную роль корпорации судей и профессиональных юристов в развитии общей концепции гражданских прав и свобод. Целые поколения участвовали в выработке законодательных и управленческих решений, заложивших основу частнопредпринимательской деятельности.
    В 1920-1930-х гг. судебная корпорация  была нередко настроена враждебно  против новых законов, защищающих  появление управленческого аппарата  на уровне штата, который смог  бы самостоятельно достигнуть "социальной справедливости", не нуждаясь в традиционных методах судопроизводства и юридических категориях. Время показало, что судебные расследования установленных законом управленческих действий достаточно прогрессивны не только в защите личности от оскорблений чиновников, но и для надлежащего выполнения должностными лицами своих обязанностей.
    Более того, безусловны ценности  судебной традиции при рассмотрении  гражданских дел  или при  решении возникающих  споров  и конфликтов с помощью компромиссов. Эта традиция является отправной точкой в решении насущных и будущих проблем социального взаимодействия. Важная особенность американской правовой системы заключается и в ее относительной стабильности и созидательной способности.
    Говоря  об американском праве  и законодательстве, всегда следует  помнить, что жизненную силу  они черпают из конституции,  существующей более 200 лет. Американская  конституция эластична до такой  степени, что даже ее неполнота  и возможность разных толкований отдельных положений, в конечном счете, оборачивается известными преимуществами. После внесения в текст первых поправок конституция нисколько не потеряла в своем конструктивном величии и американцы до сих пор чтят конституцию как народную святыню.
    Отдельные штаты и территории, вследствие своего своеобразного развития, придали конституции весьма пеструю окраску. Внесение поправок все же не избавило конституцию от всех изъянов. Постоянным камнем преткновения был и остается вопрос о разграничении полномочий Конгресса и правительственной администрации в вопросах текущего законодательства. Многие из полномочий Конгресса нередко узурпировались президентами под предлогом решения срочных национальных проблем.
    Одно  из наиболее почитаемых  и важных правил, лежащих в основе американской правовой системы, заключается в том, что правительство (исполнительная власть) формируется из наиболее авторитетных и компетентных представителей общества. Для американцев идея выборного и подконтрольного правительства больше чем теория. Назначенные на официальные посты на точно фиксированный срок лица рассматриваются как временно стоящие во главе учреждений в результате свободного волеизъявления народа. Отсюда концепция ответственности правительства перед Конгрессом и, в конечном счете, перед народом за все предпринимаемые им действия. 

3. Роль судебного прецедента в Российской Федерации 

В конце XIX — начале XX в. Гражданский кассационный департамент Правительствующего сената пришел к практике формулирования прецедентов, причем по тем же самым вопросам, о которых и сейчас спорят цивилисты: о виндикационном и негаторном исках, приобретательной давности, ответственности без вины и т.д. Эта в высшей степени ценная практика была опубликована — и любой желающий может с ней познакомиться. Однако, суды не могут основывать свои решения на этой практике в наши дни: все суды Российской империи после октябрьского переворота 1917 г. были упразднены, а их практика аннулирована. Но сейчас, столетие спустя, идет  обсуждение тех же вопросов, и тема уместности внедрения принципов прецедентности снова стала актуальной для нашей судебной системы. В обществе развернулась широкая дискуссия о том, допустимо ли придавать силу прецедента судебным актам высших судов в наших условиях.
Если  посмотреть на российскую судебную систему с точки зрения дихотомии «прецедент — не прецедент», то окажется, что она находится где-то посередине, причем довольно давно. С того момента как высшие суды получили право принимать постановления пленумов о толковании законов, они перешли от классического континентального подхода, согласно которому судебный акт влияет только на то правоотношение, которое подвергалось анализу суда, к более широкому влиянию на социальные отношения. Еще дальше в сторону прецедента российская судебная система пошла с созданием Конституционного суда РФ, предоставив ему право давать общеобязательное толкование Конституции РФ и признавать неконституционными нормы законов.
   Естественно, это нетипично для континентальной правовой системы, и в Западной Европе всегда удивляются тому, что российские пленумы могут принимать обязательные постановления по толкованию законов. Для многих это означает, что мы косвенно принимаем англосаксонский подход к формулированию правовых позиций. Более того, нормативность постановлений пленумов высших судов даже более высока, чем прецедентов. Ведь прецеденты работают только в судах, а постановления пленумов — далеко за их пределами.
   Однако от признания нормативности постановлений пленумов высших судов до перехода к системе прецедентного права — один шаг. И этот шаг совершается тогда, когда приходит  идея отбора судебных актов для пересмотра высшими судами.
   В чем смысл отбора дел и национальных фильтров, которые устанавливаются для того, чтобы высшие суды могли решать только наиболее значимые дела? Первоначально, как и всегда в судебной системе, установление фильтров было средством облегчения работы судов.
   Но затем это решение повлекло за собой серьезные правовые и организационные последствия. Какой смысл в том, чтобы отбирать дела? Чтобы в наиболее важных для общества случаях сформулировать правовые позиции, рассчитанные не только на эти, но и на другие аналогичные им дела. Иначе нарушается принцип правовой определенности — и возникают серьезные проблемы с правом на судебную защиту. Почему одно решение, если оно кажется малозначительным и неинтересным, не пересмотрено высшим судом, а другое пересмотрено?
   Цель фильтра — формирование правовых позиций, которые будут влиять на все остальные правоотношения. Как только устанавливается национальный, на уровне высшего суда, фильтр отбора для судебных решений вне зависимости от того, какими целями он обусловлен, сразу же авторитетность правовых позиций суда возрастает, и они начинают влиять на будущие судебные решения, а дальше и на те отношения, которые, возможно, никогда не будут пересмотрены в суде. Причем чем выше авторитет правовых позиций суда, тем сильнее его влияние на социальные отношения.
   Оценивая деятельность российской судебной системы с точки зрения фильтра и его роли в формировании прецедентов, можно обнаружить, что в РФ один суд — Верховный — фактически работает по прежней континентальной модели с добавлением постановлений пленумов, которые сами по себе являются отступлением от континентальной модели. И есть два других высших суда — Конституционный и Высший арбитражный, которые установили фильтры, выбирают наиболее значимые дела, и такая модель с неизбежностью влечет за собой прецедентность их правовых позиций.
   Стоит ли бояться этого шага? По общему убеждению, движение в сторону окончательного перехода к прецедентной системе — это движение в правильном направлении. В прецедентной системе есть много серьезных достоинств.
   Во-первых, это стабильность правовых позиций при их постепенном эволюционировании, отсутствие резких революционных изменений, что особенно важно для частноправовых отношений (идея «прочности гражданского оборота»), последовательность развития права, соблюдение внутренней логики такого развития и, наконец, четкое, почти фотографическое отображение проблем практики, адекватная реакция на те проблемы, которые возникли в сфере правоприменения.
   Во-вторых, прецедентный подход позволяет судебной власти занять достойное место в системе разделения властей, существующей в демократическом обществе. Прецедентная система в условиях обеспечения реальной несменяемости судей и стабильности судов укрепляет позиции судебной власти.
   Наконец, прецедентная система позволяет существенно снизить влияние на судей различных внешних факторов — административного давления, коррупции и т. п. Россия — огромная страна, и порой очень трудно оценить, принято ли то или иное решение по внутреннему убеждению судьи или под влиянием упомянутых выше внешних факторов. Но всегда можно определить, соответствует ли оцениваемое решение уже сформированной прецедентной позиции.
   Что же касается формирования прецедентов высшими судами, то влияние на них внешних факторов минимально.
   Именно поэтому есть все основания укреплять тот подход, который развивался в российской системе последние 20 лет с точки зрения придания судебным актам силы прецедентов.
   Нельзя отрицать существование объективных причин, провоцирующих негативное отношение к прецедентам. Это и некоторая «келейность» в создании прецедентов: законы принимаются парламентом, избранным волеизъявлением народа, а судьи назначены исполнительной властью или законодательной властью, т. е. опосредованно по отношению к воле народа. Жизнь переменчива, политические тенденции меняются, воля народа становится принципиально иной, а судьи постоянно находятся на своих должностях, вырабатывая прецеденты. На такой объективный недостаток прецедентной системы указывают многие.
   Но эту критику можно парировать не менее серьезными возражениями. Современное законодательство вышло на очень высокий абстрактный уровень. Как бы ни было это обидно, но российский депутатский корпус с трудом формулирует абстрактные правовые позиции. На какие-то простые решения он способен, быстро может их принять, но когда речь идет о толковании фундаментальных норм, о создании принципиально новых правовых позиций, основанных на толковании предыдущих правовых позиций или принципов, то здесь прецедент намного более удобен и полезен, нежели чем принятие законов парламентом.
   Некоторые утверждают, что прецедентная система ограничивает независимость каждого конкретного судьи. Но ведь прецеденты выработаны на основе анализа судебной практики в масштабах всей страны. Отбор судей для высшего суда, особые гарантии их независимости, организационный механизм деятельности высшего суда — в частности, формирование прецедентов органом, состоящим из значительного числа судей, единообразие его практики — все это позволяет прийти к выводу о том, что связанность прецедентом не такой уж большой грех. Принцип правовой определенности — более высокая ценность, чем независимость судьи. Иначе можно дойти до абсурдного вывода о том, что судья не должен соблюдать закон, если это противоречит его внутреннему убеждению.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.