На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти готовые бесплатные и платные работы или заказать написание уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов по самым низким ценам. Добавив заявку на написание требуемой для вас работы, вы узнаете реальную стоимость ее выполнения.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Быстрая помощь студентам

 

Результат поиска


Наименование:


реферат Сельское хозяйство в России после 1861 года

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 26.06.2012. Сдан: 2011. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Введение
     После промышленного переворота, сохранялось  множество крепостнических пережитков и отсталых форм хозяйствования. Капиталистическое  переустройство сельского хозяйства  шло довольно медленно. Именно решение  аграрного вопроса станет основным в общественно-политическом развитии России в начале ХХ в.
    Реформы 1860-1870-х годов открыли перед  Россией новые перспективы, создав возможность для широкого развития рыночных отношений. Страна вступила на путь капиталистического развития. Но в отличие от промышленности развитие сельского хозяйства в пореформенное время не было достаточно успешным.
    Цель  исследования: выявить особенность развития сельского хозяйства России после 1861 года.
    Задачи исследования:
    Определить положение крестьян в пореформенной России.
    Выявить главные особенности сельскохозяйственного развития.
    Рассмотреть особенности «американского» и «прусского» пути развития сельского хозяйства.
     Для написания данной работы я использовал  литературу, авторы которой для изучения развития сельского хозяйства применяют проблемно-хронологический метод. Тема наиболее полно освещена в следующих книгах: Зайончковский П.В. Отмена крепостного права в России; Буганов В.И. История России конец XVII – XIX вв.
     В этих работах авторы довольно подробно и интересно рассказывают о переделе земельной собственности и положении  в сельском хозяйстве, тем самым  давая хорошие представления  о переменах в российской земельной  политике после реформы 1861 года. 

Глава 1. Положение крестьян в пореформенной  России
1.1 Социальное расслоение пореформенной деревни.
     Еще в крепостную эпоху в деревне  стал возникать небольшой слой зажиточных, так называемых "капиталистых" (по тогдашней терминологии) крестьян - ростовщиков, скупщиков, торговцев. Вместе с тем увеличивалось и число  обедневших крестьян. В пореформенный  период этот процесс получил свое дальнейшее развитие. Его зафиксировала  земская и правительственная  статистика, об этом заговорили публицистика и художественная литература. Исследователи, публицисты и писатели народнического направления трактовали этот процесс  как рост простого имущественного неравенства. Авторы, принадлежавшие к марксистскому  направлению, рассматривали этот процесс  как важное социальное явление и  показатель утверждения капитализма  в деревне. Среди них первым заявил об этом Плеханов в середине 80-х годов  в споре с народниками. Такой  взгляд получил затем развитие в  ряде научных исследований 90-х годов  о русской деревне (например, И.А. Гурвича и В.Е. Посникова).
     Наиболее  основательно критика народнических  взглядов на социальные изменения в  деревне была дана В.И. Лениным в  его книге "Развитие капитализма  в России" (1899). Опираясь на данные земской статистики 80 - 90-х годов  по 23 уездам семи губерний, Ленин сделал такой расчет: 20% крестьянских дворов составляли зажиточную группу, 30% - среднюю  и 50% - беднейшую. Отсюда он делал вывод о "разложении крестьянства" - его распадении на "сельскую буржуазию" и на "сельских пролетариев с наделом". По его расчетам, обе эти "крайние" группы составляли уже подавляющую часть деревни. В полемике с народниками марксисты, особенно В.И. Ленин, акцентировали внимание на "успехи" капиталистического развития в деревне. Впоследствии (после революции 1905-1907 гг.) Ленин внес коррективы в этот вывод. Подчеркивая, что направление, в котором протекали в конце XIX в. социальные процессы в русской деревне, им было определено верно, степень развития их (особенно социального антагонизма внутри крестьянства), как показал опыт революции 1905 - 1907 гг., была преувеличена, к тому же не была учтена сила крепостнических пережитков в деревне, в первую очередь, давление помещичьего землевладения, в борьбе за ликвидацию которого проявляли единство все слои крестьянства.
     Следует признать неверной бытовавшую в прежней  учебной литературе (и не только учебной) оценку всего зажиточного  слоя крестьян как кулаков, а бедного  как пролетариев. Кулаками следует  считать лишь тех, кто вел предпринимательское, капиталистическое хозяйство, эксплуатируя других крестьян либо как наемных  работников (батраков), либо путем ростовщических операций. Такие богатые крестьяне-кулаки составляли сравнительно небольшой  слой крестьянства (3-4%). Однако сила и  влияние их в деревне были огромны. Иногда кулак мог держать в  кабале не только свою деревню, но и  целую округу. Также не всех обедневших крестьян нельзя считать пролетариями. В своем большинстве они имели  собственное хозяйство, соединяя земледелие с различного рода промыслами, в  том числе и с работой по найму. Но в этой группе сформировался  слой "раскрестьянившихся" дворов, основой существования которых  было уже не собственное земледельческое  хозяйство, а продажа своей рабочей  силы. Вместе с тем уход на заработки  не всегда приводил к "раскрестьяниванию". Более того, отпуск на заработки "лишних" работников из семьи поддерживал  хозяйство двора.
     С учетом этих поправок и надлежит трактовать характер и значение социального  расслоения крестьянства, которое, безусловно, имело место в русской пореформенной  деревне. Однако степень развития этого  процесса была различной в зависимости  от региона страны, характера занятий  крестьян, близости к торгово-промышленному  центру и т.п. В центрально-промышленных и южных степных губерниях, в  Верхнем и Среднем Поволжье процесс  социального расслоения деревни  шел интенсивнее. Слабее он был выражен  в центрально-черноземных губерниях  и в глухих, "медвежьих", углах  заволжских и северных губерний.
       Социальное  расслоение крестьянства являлось важным условием раз вития капиталистического рынка и всего капитализма  в целом. Неимущее крестьянство, терявшее свою хозяйственную самостоятельность, создавало рынок рабочей силы как для предпринимательского сельского  хозяйства, так и для крупной  капиталистической промышленности. Вместе с тем такой крестьянин, живший в основном за счет "заработков", приобретавший необходимые предметы потребления преимущественно на рынке, способствовал росту спроса на них. Зажиточная деревенская верхушка, товарное хозяйство которой требовало  применения машин, улучшенных сельскохозяйственных орудий, удобрений и пр., способствовала росту спроса на предметы производства. Увеличивая капиталы за счет эксплуатации наемного труда, а также за счет торгово-ростовщических операций, богатая деревенская верхушка вкладывала их не только в предпринимательское  сельское хозяйство, но и в промышленное производство. Поскольку крестьянство составляло преобладающую часть  населения страны, то процесс его  социального расслоения играл первостепенную роль в формировании пролетариата и  буржуазии.[2, 112 с.] 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

1.2 Классификация крестьянских хозяйств.
     Хозяйственная и общественная жизнь российского  крестьянина протекала в рамках общины, которая существовала на Руси испокон веков. По реформе 1861 года она  получила статус сельского общества. Крестьянская община одновременно являлась и экономическим объединением, и  низшей административной единицей. Община распределяла землю среди своих  членов, устанавливала правила, как  использовать пастбища и леса. В  то же время закон возлагал на общину обязанности по распределению налогов  и поддержанию порядка на ее территории.
      (кол-во  лошадей в хозяйстве как фактор  состоятельности)
    Название  хозяйства размер  земли кол-во лошадей
    Бедняцкое хозяйство до 8 десятин как правило, без лошадей
    бедное  хозяйство 8-15 десятин как правило, 2 лошади
    середняцкое хозяйство 15-30 десятин несколько лошадей
    кулацкие  хозяйства  свыше 30 десятин  много лошадей
 
     Община  строилась на сочетании коллективного  землепользования и отдельного ведения  хозяйства каждым двором. Землей в  общине крестьяне владели через  полно. Каждый двор получал полосы и  хороших, и плохих земель, и ближних, и дальних, и на пригорке, и в  низине. Имея полосы в разных местах, крестьянин ежегодно получал средний  урожай: в засушливый год выручали полосы в низких местах, в дождливый - на взгорках.
     По-разному отозвалась реформа 1861 года в разных российских землях. В общем же, несмотря на тяжесть выкупных платежей и полукрепостническую эксплуатацию со стороны помещиков, эта реформа значительно ускорила переход крестьян от застойного натурально-потребительского хозяйства к товарно-рыночному.
     В конце 70-х годов ХIХ века, в связи с удешевлением дальних морских перевозок, в Европу хлынул дешевый хлеб из Америки и Австралии. Цены на зерно покатились вниз, разразился мировой сельскохозяйственный кризис. Русские помещики поспешили переложить убытки на крестьян. В поместьях свертывались собственные запашки, “отработки” уходили в прошлое. Все более значительная часть помещичьей земли отдавалась в аренду крестьянам. Безостановочно росли арендные цены. К началу ХХ века они достигли таких высот, что забеспокоились некоторые губернаторы. Они докладывали царю о “несоразмерно высоких арендных ценах”.
      Положение крестьянства резко ухудшилось. Если богатые крестьяне (всего около 5 % сельского населения) еще кое-как  держались на плаву, то середняки  начинали тонуть в массе бедняков. В черноземных губерниях России росла крестьянская нищета. Под ее давлением рушились понятия о  частной собственности на землю, которые стали прививаться в  предыдущий период. С начала 80-х годов  крестьяне Черноземного центра вспомнили  о земельных переделах. Сопротивление  владельцев “лишних” земельных душ  было быстро сломлено. Переделы совершались  подобно цепной реакции, перекидываясь  из волости в волость, из уезда  в уезд, из губернии в губернию. Они  охватили огромное пространство (Курскую, Орловскую, Воронежскую, Рязанскую, Саратовскую  и другие губернии). В 1891 году обширную территорию России охватил неурожай. Вслед за ним в деревню пришел голод. Русская общественность организовала сбор средств в помощь голодающим. Активное участие в этой работе принимал Л.Н.Толстой.
      В Новгородской, Псковской, Тверской, Ярославской  и Московской губерниях начинали отказываться от устаревшей трехпольной  системы земледелия и с помощью  земских агрономов переходить к  многопольным севооборотам с высевом  кормовых трав (клевера, вики, люцерны).
      90-е  годы ХIХ века стали периодом интенсивного экономического роста России. Динамические процессы в народном хозяйстве обозначились еще раньше. В первой составленной для Николая II росписи государственных доходов и расходов на 1895 год министр финансов приводил достаточно наглядные показатели: если средний показатель сбора хлебов за 1881-1887 составлял 263 млн. четвертей, то в 1894 году он превысил 332 млн. четвертей.
      Но  при всех очевидных успехах хозяйственного развития Россия все еще оставалась по преимуществу аграрной страной, где  подавляющая часть населения  была занята в сельском хозяйстве, а  главными статьями экспорта являлись предметы земледелия и животноводства.
      По  данным на 1900 год среди частных  землевладельцев преобладали представители  высшего сословия.
Сословия  владельцев % лиц % земель
Дворяне 23,8 79,8
купцы и потомственные  почетные граждане 2,6 10,7
Мещане 12,1 2,1
крестьяне 56,7 5,5
прочие (духовенство, иностранцы и др.) 4,8 1,9
 
     Россия  с конца ХIХ века занимала лидирующее положение на мировом рынке сельскохозяйственной продукции. Около трети ее производилось в крупных аграрных хозяйствах. В крестьянско-общинном землепользовании преобладали рутинные агротехнические приемы и архаичные сельскохозяйственные орудия. Продуктивность подобного производства была чрезвычайно низка, хотя крестьянские хозяйства и поставляли большую часть товарного зерна. [2, 98с.] 
 

1.3 Сельская община в пореформенной России.
     Крестьянская  реформа 1861 г. сохранила сельскую общину. Надельная земля отводилась, как  правило, не подворно, а всей общине, за тем каждому двору в соответствии с количеством в нем ревизских  душ выделялся земельный надел  в пользование. В конце XIX в. в составе надельной земли удельный вес общинного землепользования составлял в целом по Европейской России 80%, при этом в центральных ее губерниях - 96%, в южных - от 80 до 90%. Лишь в западных губерниях преобладало подворное землепользование, удельный вес которого составлял: в Белоруссии - 61, на Левобережной Украине - 67, а на Правобережной Украине - 86%. Но община существовала и в селениях с подворным землепользованием с той лишь разницей, что в них отсутствовали земельные переделы.
     Существовало  два типа общины: простая, состоявшая из одного селения или его части (если это селение принадлежало нескольким помещикам), и сложная, состоявшая из нескольких селений. Пореформенное  изменение территориального состава  общины выражалось в разделении сложных  общин на простые и в соединении общин, составлявших части одного селения, в одно сельское общество. Простые  общины могли состоять и из нескольких мелких деревень, что характерно было для лесистых местностей северных губерний, в которых существовали многие тысячи деревень с числом дворов по 3-5 каждая. Большие села (они были обычными в южных степных губерниях) составляли общину-волость.
     Для поземельной общины в связи с  изменением было характерно периодическое  перераспределение земли и связанных  с ней податей. Переделялась пахотная земля; выгоны и сенокосы оставались в общем пользовании, а усадьбы - в постоянном владении крестьянского  двора. До реформы 1861 г. периодические  земельные переделы, как правило, приурочивались к очередной ревизии, и наделение землей проводилось  по числу "ревизских душ" мужского пола. В пореформенную эпоху переделы земли проводились через 12-15-18 лет в соответствии с трех-, четырех- или пятилетним циклом трехпольного севооборота. Нередко переделы проводились через 24 года, а в 24% общин надельная земля со времени крестьянской реформы вообще не переделялась.
     В пореформенную эпоху при наделении  землей во время переделов стал применяться  уже и критерий состоятельности  двора (точнее, его платежеспособности). Поэтому земельные переделы, как  общие, так и частные, теряли свой уравнительный характер. В общинах  с развитыми неземледельческими промыслами, а также там, где было явное несоответствие между доходностью  земли и размерами платежей за нее, происходило и принудительное наделение землей. Для обеспечения  отбывания повинностей сохранялась  круговая порука - за неисправного плательщика  отвечала вся община. Поэтому за отмену круговой поруки особенно активно  выступала зажиточная часть крестьянства.
     Функции общины носили сложный и противоречивый характер. С одной стороны, община выполняла роль демократической  организации, товарищеского или  соседского союза, с другой, она была фискально-полицейским инструментом у государства для выколачивания  с крестьян податей и поддержания "порядка" в деревне. Отсюда давние споры в публицистике и в исследовательской  литературе о характере русской  крестьянской общины. Эти споры ведутся  и до сих пор.[4] 
 
 
 
 
 

Глава 2. Сельскохозяйственное развитие после реформы 1861 года.
2.1 Изменения в землевладении и землепользовании
     Сельское  хозяйство в пореформенной России продолжало оставаться доминирующей частью экономики, а аграрный вопрос являлся  главнейшим в социально-экономической  и политической жизни страны.
     По  данным поземельной переписи 1878 - 1879 гг., весь земельный фонд Европейской  России составлял 391 млн. десятин. Поскольку  статистика в это число включила свыше 100 млн. десятин неиспользованных казенных земель Крайнего Севера, то реальный сельскохозяйственный земельный фонд Европейской России составлял около 281 млн. десятин. Земельный фонд распределялся  на три основные категории: 102 млн. десятин  составляли частновладельческую землю, 139 млн. - крестьянскую надельную (в том  числе и принадлежащую казачеству) и 50 млн. - казенную и удельного ведомства. Основная часть частновладельческой  земли - 77,4% (79 млн. десятин) - находилась в руках поместного дворянства, остальной  владели церковь и приобретавшие  путем ее покупки купцы, мещане и  зажиточные крестьяне. Часть крестьян, помимо покупки земли на стороне, смогла досрочно выкупить свои наделы и выйти из общины (таковых к  началу XX в. насчитывалось до 600 тысяч дворов).
     К концу XIX в. аграрный вопрос в России приобрел особую остроту. Резко возросло крестьянское малоземелье вследствие естественного прироста населения деревни, но при сохранении в прежнем размере крестьянского надельного землепользования. Численность крестьянского населения с 1861 по 1900 гг. увеличилась 23,6 млн. до 44,2 млн. душ мужского пола, и вследствие этого размеры наделов в расчете на 1 душу мужского пола сократились в среднем с 5,1 до 2,6 десятины. В деревне создалось "аграрное перенаселение", которое не могли смягчить ни возраставший уход крестьян в город, ни переселения их на свободные земли окраин России. Особенно страдала от малоземелья обделенная реформой 1861 г. бывшая помещичья деревня.
     В 90-х годах XIX в. крестьяне вынуждены были арендовать у помещиков до 37 млн. десятин земли (что составляло 30% к их надельной), расплачиваясь за нее большей частью отработками (из-за отсутствия необходимых для денежной аренды средств). Это была аренда "из нужды" - для поддержания своего хозяйства. Но существовала и предпринимательская аренда, которую практиковали зажиточные крестьяне с целью производства товарной продукции, снимая землю за деньги. В аренду сдавались, главным, образом помещичьи земли, но также и крестьянские надельные. Первая называлась "вненадельной", а вторая "внутринадельной" арендой. При внутринадельной аренде землю сдавали, как правило, обедневшие крестьяне, которые свертывали свое хозяйство и уходили на заработки в город.
     Основная  тенденция частного землевладения  в пореформенной России заключалась  в переходе его от сословности  к бессословности - к созданию буржуазной земельной собственности. Дворянское землевладение сокращалось вследствие продажи дворянами своих земель представителям других сословий. Если в 1861 г. в руках дворян находилось 87 млн. десятин земли, а к концу 70-х годов - 79 млн., то к началу XX в. - 52 млн. десятин, т.е. количество земли уменьшилось на 41%. В связи с этим удельный вес дворянского землевладения в составе всей частновладельческой земли за пореформенный период сократился с 80% до 50%, а крестьянского возрос с 5% до 20%.
     Земля всё более втягивалась в торговый оборот. Повысились и цены на землю: за 40 пореформенных лет - в среднем  в 5 раз, а в черноземных губерниях - в 10 раз. Несмотря на сокращение дворянского  землевладения, его позиции к  началу XX в. оставались еще достаточно прочными. В руках дворян оставались наиболее ценные, высокодоходные угодья (леса, лучшие пахотные земли и сенокосы). Отмечено также, что дворянское землевладение сосредоточивалось в регионах с более высокими ценами на землю и с более быстрыми темпами их роста в пореформенное время. Вследствие этого, несмотря на сокращение дворянского землевладения, ценность дворянских земель к началу XX в. возросла с 1,25 млрд. руб. до 2,5 млрд., т.е. удвоилась.
     В частном землевладении было характерно преобладание латифундий (размером свыше 500 десятин) - их насчитывалось к началу XX в. до 30 тыс.; в них сосредоточивалось 70 млн. десятин земли (44 млн. у дворян и 36 млн. у недворян), и на 1 владение приходилось в среднем по 2333 десятины. В то же время почти столько же (71 млн. десятин) находилось у 10,5 млн. крестьянских дворов, и на каждый двор приходилось в среднем менее 7 десятин, т.е. меньше половины необходимого количества земли для более или менее сносного ведения хозяйства.
     Обострение  аграрного вопроса к началу XX в. явилось важнейшей предпосылкой революции 1905 - 1907 гг., и передача помещичьих земель крестьянам стала главным ее требованием.[5] 

2.2 Пореформенное помещичье хозяйство
     Пореформенная эпоха характеризуется постепенным  переходом помещичьего хозяйства  от барщинной системы к капиталистической. Кроме того, необходимы были стартовый  капитал и опыт ведения предпринимательского хозяйства, т. е. то, чем подавляющее  большинство помещиков не располагало. К тому же в первые десятилетия  после реформы 1861 г. крестьянское хозяйство еще не вполне было отделено от помещичьего: крестьянские и помещичьи угодья не везде были размежеваны. Малоземелье, отрезки от крестьянского надела наиболее ценных и необходимых для крестьянина угодий принуждали его идти в кабалу к прежнему барину. Оставались и некоторые черты "внеэкономического принуждения": принудительные меры к крестьянам при выполнении установленных законом 1861 г. повинностей в пользу помещика и государства (круговая порука, телесные наказания, отдача за недоимки в общественные работы и т. п.), сословная неполноправность крестьян, наконец, сохранение до начала 80-х годов их временно обязанного положения.
     В помещичьем хозяйстве в первые два  пореформенных десятилетия шел  процесс перехода от феодальных его  форм к капиталистическим. Выражением такой переходной формы, соединявшей  черты барщинной и капиталистической  систем ведения хозяйства, являлась система отработок. Суть ее состояла в обработке помещичьей земли  окрестными крестьянами своим инвентарем за взятые у помещика в аренду пахотные земли и другие угодья. Как и  при крепостном праве, крестьянин обрабатывал  поле помещика за то, что тот предоставлял ему землю, однако это был уже  свободный крестьянин, вступавший в  договорные отношения с помещиком, т. е. действовали уже рыночные условия  спроса и предложения. Но помещик, пользуясь  своим фактически монопольным положением земельного собственника, мог диктовать  крестьянину любые условия, поэтому  отработочная система приобретала  кабальный характер.
     Отработки — следствие малоземелья крестьян, ограбленных реформой 1861 г., и давления помещичьих латифундий. Помещикам особенно выгодно было вести хозяйство посредством сдачи в аренду под отработки "отрезных" (от крестьянских наделов) земель. Поэтому в пореформенное время наиболее широкое распространение отработочная система ведения помещичьего хозяйства получила там, где отрезки от крестьянских наделов оказались наиболее значительными, и крестьянское хозяйство испытывало сильнейшее давление помещичьих латифундий, а имей в центральной черноземной полосе России. К тому же крестьянское хозяйство этой полосы в силу ограниченных возможностей для промысловых занятий носило преимущественно земледельческий характер. В нечерноземных промышленных губерниях и на юге России помещики уже в первые два пореформенных десятилетий переходили к капиталистической системе ведения хозяйства, с применением наемного труда и более совершенной агротехники.
     В 80-е годы XIX в. в целом по стране капиталистическая система ведения помещичьего хозяйства уже преобладала над отработочной. Отработки, выполняет, крестьянами своим инвентарем (отработки первого вида), заменялись отработками, которые мог выполнять и неимущий крестьянин инвентарем помещика (отработки второго вида). Пореформенная эволюция помещичьего хозяйства выражалась в переходе от отработок первого вида к отработкам второго вида, а затем — и к применению капиталистического найма.
     Несмотря  на общую тенденцию замены отработочной системы капиталистической, в кризисные  годы отработочная система возрождалась. Исследователи отметили ее живучесть вплоть до начала XX в. отработочная система могла существовать при условии, если труд закабаленного крестьянина обходился помещику дешевле, чем труд вольнонаемного работника. Она консервировала низкий уровень агротехники и отсталые приемы ведения хозяйства. Поэтому неизбежным следствием отработочной системы являлась низкая производительность труда: урожайность в помещичьих хозяйствах применявших отработочную систему, была ниже, чем даже на крестьянских надельных землях.
     Далеко  не все помещики могли перестроить  свое хозяйство на капиталистических  началах. Многие из них ликвидировали  свое хозяйство, закладывали и перезакладывали  свои имения в кредитных учреждениях. Количество заложенной помещичьей земли  быстро росло. К 1870 г. помещиками было заложено 2,1 млн. десятин земли, а сумма долга составила 92 млн. руб. К 1880 г. в залоге было 12,5 млн. десятин дворянских земель, а долг дворян кредитным учреждениям составил 448 млн. руб. К 1895 г. дворяне заложили уже 37,5 млн. десятин (более половины находившихся к тому времени у них земель), а сумма их долгов достигла 1029 млн. руб. Огромные средства, полученные дворянами за счет выкупных платежей с крестьян, продажи и залога имений, тратились большей частью непроизводительно. Заложенные имения шли с молотка. Если в 1886 г. за долги было продано 166 дворянских имений, то в 1893 г. — 2237. Разорялось и ликвидировало свое хозяйство мелкопоместное Дворянство, которое не могло приспособиться к новым условиям капиталистического рынка. Устойчивее оказались латифундии.[6] 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

2.3 Новые тенденции в развитии сельского хозяйства. Рост торгового земледелия.
     Статистические  данные за сорокалетие после отмены крепостного права показывают заметный рост сельскохозяйственного производства в России. С середины 60-х до конца 90-х годов XIX в. посевы хлебов и картофеля возросли в 1,5 раза, а чистые сборы (за вычетом на семена) — более чем в 2 раза. Особенно значителен был рост посевов и сборов картофеля: его посевы возросли в 3,5 раза, а чистые сборы в 5 раз.
     Однако  в расчете на одну душу населения  прирост был столь значителен. Если в начале 60-х годов на 1 душу приходилось 2,21 четверти (примерно 20 пудов) чистого сбора хлебов, то концу 90-х — 2,81 четверти (26 пудов), т. е. на 27% больше. Лишь чистые сборы картофеля возросли в расчете на одну душу в 3 раза (с 0,27 до 0,87 четверти). Среди зерновых удельный вес ржи составлял 44%, пшеницы — 14,2%, овса — 23,1%, ячменя — 6,9%, гречиха - 5,1% и прочих яровых — 6,7%.                           
     Рост  сельскохозяйственного производства и в пореформенный период продолжал  носить преимущественно экстенсивный характер, т. е. происходил в основном за счет расширения посевных площадей. При этом он был особенно значителен в основных хлебопроизводящих регионах — в губерниях черноземного центра, Среднего Поволжья, Украины и в южной степной полосе. В центрально-промышленных губерниях, наоборот, посевы зерновых сокращались, но возрастали посевы картофеля и других технических культур. В первые два десятилетия после реформы 1861 г. существенно сократились посевы на помещичьих полях, но в 80—90-е годы отмечено их возрастание, что свидетельствовало о капиталистической перестройке помещичьего хозяйства. Тем не менее, к концу XIXв. три четверти посевов и сборов хлебов приходились на крестьянские хозяйства. Однако товарность помещичьего хлеба была существенно выше крестьянского.
     Основная  черта пореформенного развития сельского хозяйства состояла в том, что оно принимало все более торговый, предпринимательский характер. Содержанием и показателем этого процесса являлись: во-первых (и главным образом), превращение земледелия в товарное производство, при этом товаром становились не только продукция земледелия, но и сама земля (основное средство сельскохозяйственного производства) и рабочая сила; во-вторых, четкое распределение и углубление наметившейся еще в дореформенную эпоху хозяйственной специализации районов страны. Определились регионы, специализировавшиеся на производстве  товарного зерна, льна, мяса и молока, сахарной свеклы, винограда и пр. При торговом земледелии выделялся главный рыночный продукт в данном регионе, остальные отрасли сельского хозяйства в нем подчинялись или приспосабливались к производству этого продукта.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.