На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти готовые бесплатные и платные работы или заказать написание уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов по самым низким ценам. Добавив заявку на написание требуемой для вас работы, вы узнаете реальную стоимость ее выполнения.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Быстрая помощь студентам

 

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Самозванцы на Руси в XVII веке

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 26.06.2012. Сдан: 2011. Страниц: 10. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Государственное Образовательное  Учреждение
Высшего Профессионального Образования                                                                   Московский Педагогический Государственный Университет 
 
 
 
 
 
 

Курсовая  работа на тему:
 Самозванцы на Руси в XVII веке 
 
 

                                                                   Выполнил:
              студент 1 курса 3 группы
              Бузулуков Николай Степанович 

              Научный руководитель:
              Доцент, кандидат исторических наук
              Артамонов Герман Анатольевич 
               
               
               
               
               
               
               

Москва 2011г. 

Содержание 
 

Введение 3
Глава I. Причины появления самозванцев 4
§1. Кризис русского государства на рубеже  XVI-XVII веков 4
§2. Дело царевича Дмитрия 6
Глава II. Самозванцы на русском престоле. 14
§1. Самозванец идет на Москву. 14
§2. Лжедмитрий I на русском престоле. 22
§3.’’Тушинский вор’’ и прочие лжецаревичи 32
Заключение 36
Примечания 37
Список используемой литературы 38 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение

 
                             Смутное время - один из важнейших периодов в истории России. В это тяжелое для людей и страны время решалась судьба Русского государства. На пустой российский престол претендовали и родовитые бояре, и принцы европейских государств, но впервые за всю историю, место на троне хотели занять люди, не имеющие никакого отношения к власти и правящей династии. Эти люди выдавали себя за наследников престола, внуков Ивана Грозного, или за дальних родственников царя. Так, впервые на Руси, появились самозванцы.
            Феномен самозванцев в настоящее  время необычайно актуален: его исследуют известные ученые, о самозванцах снимают фильмы, пишут пьесы. Появившись в XVI веке, самозванцы остались на всем протяжении Русской истории - от Пугачева до самопровозглашенных наследников престола Романовых в 20-ых годах прошлого века.
Цель работы: установить причины появления самозванцев.
Задачи работы: узнать предпосылки появления самозванцев, их путь к власти, проводимую ими политику.
Хронологические рамки 1591год ( убийство царевича Дмитрия)- 1612год.
Историография вопроса. У этой проблемы богатая  историография. Ею занимались такие известные историки как В.О. Ключевский, С.М.Соловьёв, Н.И.Костомаров. В наше время ей занимается известный историк Р.Г.Скрынников. 

                 

             Глава I. Причины появления самозванцев

       §1. Кризис русского государства на рубеже XVI-XVII веков

 
         Конец XVI-начало XVII века - тяжелое время для Русского государства. В 1584 году умирает царь Иван IV, прозванный Грозным, на престол вступает его слабоумный сын Федор. Во время его царствования, а затем и после его смерти самостоятельно правит Борис Годунов. Он - первый царь не из рода Рюриковичей, что наводило людей на мысли о законности его пребывания на троне. Во время правления Бориса Годунова такая точка зрения начала высказываться все чаще.
        В начале XVII века сельское хозяйство России испытало все последствия общего похолодания в Европе и нарушения погодного цикла. Длительные дожди помешали созреванию хлебов во время холодного лета 1601 года. Ранние морозы довершили беду. Крестьяне использовали незрелые, «зяблые» семена, чтобы засеять озимь.
         В итоге -на озимых полях хлеб либо вовсе не пророс, либо дал плохие всходы. Посевы, на которые земледельцы возлагали все свои надежды, были погублены морозами в 1602 году. Поэтому в следующем году нечем было засевать поля.
        Наступил страшный голод. В городах начали есть кошек и собак, обдирали кору с деревьев. Голод уничтожал людей тысячами. Трупы валялись по дорогам. В городах их едва успевали вывозить в поле, где закапывали в большие ямы. По свидетельству русских (А.Палицын)1 и зарубежных источников (Я.Маржерет)2 только в Москве власти за время голода погребли в трех больших «скудельницах» (на братских кладбищах) сто двадцать тысяч человек.
        Правительство Бориса Годунова не могло справится с  голодом. Авторитет царя падал всё ниже и ниже.
        Не помогла ему  и попытка вернуть старый закон  о Юрьевом дне. Хитрый Борис сопроводил закон множеством оговорок. Действие закона не распространялось на владения бояр, столичных дворян, князей церкви. Жившие на этих землях крестьяне оставались крепостными. Право выхода получили лишь жители мелких провинциальных имений. Речь шла не столько о выходе крестьян, сколько о свозе их уездными дворянами. В 1603 году Годунов снова отменил Юрьев день. Этим он сумел угодить боярам и крупной дворянской знати, зато в среде мелкого дворянства и крестьянства его популярность стала быстро падать.
        Голод ожесточил  население городов и деревень. К 1603 году по всей России стали появляться повстанческие отряды. Самый крупный  из них - отряд Хлопка действовал в Подмосковье. Борис перевел Москву на военное положение. Но этого оказалось недостаточно.  В столице заполыхали пожары, бедняки врывались в дома и усадьбы, грабили и жгли все на своем пути. В попытке не пустить Хлопко в Москву был убит воевода Басманов. Лишь получив подкрепление из города, правительственные войска смогли разгромить бунтовщиков, а самого Хлопко пленить и доставить в столицу. Оставшиеся в живых повстанцы бежали на окраины  - в Северскую землю и Нижнее Поволжье, именно оттуда начался мятеж казаков в 1604 году.
        Во время всех этих событий усилилась молва  о «чудесно спасшемся царевиче Дмитрие» - младшем сыне Ивана Грозного, таинственно  погибшем в Угличе в 1591 году. Народ обвинил в его смерти царя Бориса и его окружение. Годунова объявили главным виновником неурожая, голода и последовавших за ними голодных бунтов. Люди говорили ,что все несчастья оттого, что на троне сидит «не богом избранный царь». В будущем этим воспользовался самозванец.
        Неудачная политика, проводимая Борисом Годуновым, привела  к утрате к нему доверия населения.
        Таким образом, царствование Бориса Годунова совпало с началом Смутного времени и появления самозванцев на российском престоле. 

                      

                                 §2. Дело царевича Дмитрия

        В 1591 году в Угличе погиб наследник русского престола царевич Дмитрий. С его смертью  прервалась династия Рюриковичей, поскольку  у слабоумного Федора не могло  быть детей. Странная смерть царевича породила множество слухов и стала одной из причин восшествия на русский престол самозванцев. По свидетельству очевидцев, Дмитрий с друзьями пошел играть в «тычку», с ним случился припадок эпилепсии и он ударил себя ножом в горло. По словам кормилицы Арины Тучковой: «Она того не уберегла, как пришла на царевича болезнь черная, а у него в те поры был нож в руках, и он ножем покололся, и она царевича взяла к себе на руки, и у нее царевича на руках и не стало». Мать Дмитрия, царица Мария Нагая, была уверена, что её сына зарезали друзья, с которыми он ходил играть. Город был поднят по набату, и возбуждённая толпа растерзала предполагаемых убийц царевича. 19 мая, через четыре дня после смерти царевича, в Углич приехала комиссия, посланная Борисом Годуновым для расследования обстоятельств дела. В её состав входил митрополит Геласий, глава Поместного приказа думный дьяк Елизарий Вылузгин и будущий царь Василий Шуйский. Комиссия пришла к выводу, что царевич погиб от несчастного случая.
        Однако не все поверили в случайную смерть Дмитрия.  И сегодня эта тема исследуется многими историками и занимает важное место в русской историографии. В народе все шире стал распространяться слух о том, что настоящий Дмитрий спасся, несмотря на происки Бориса Годунова, стремившегося «извести царевича» и самому занять русский престол. В этом была и доля правды.
         Р.Г. Скрынников пишет: «У московской знати были все основания желать смены династии на троне. Всё будущее династии Грозного сосредоточилось на младенце Дмитрии. Но среди бояр мало кого заботил вопрос о спасении этой династии…Не только Годуновы, но и Романовы и Шуйские одинаково отвергали возможность передачи трона младшему сыну Грозного»3.
        Слухи о том, что  царевич жив, еще более усилились  во время массового голода в 1602-1603 годах. Они были на редкость противоречивыми. Одни говорили, будто в Смоленске были подобраны письма от Дмитрия, известившие жителей, что "он уже сделался великим князем" на Москве. Другие толковали, что появился не царевич, а самозванец, "во всем очень похожий на покойного князя Дмитрия". Борис будто бы хотел выдать самозванца за истинного царевича, чтобы добиться его избрания на трон, если не захотят избрать его самого.
        В1603 году, человек, которого позже будут называть царём Дмитрием Иоанновичем, объявился в 1603 году при дворе польского князя Адама Вишневецкого, где проявил себя обходительным, но скрытным и замкнутым человеком.
        Существует несколько версий, каким образом он сумел донести до князя версию о том, что он спасённый верными боярами царевич Дмитрий. По одной из них, слуга Вишневецкого опасно заболел («разболелся до умертвия») или просто притворился больным — и потребовал себе духовника. Пришедшему священнику он якобы открыл во время исповеди свое «царское имя» и завещал после его смерти отдать князю Вишневецкому находившиеся под подушкой бумаги, которые должны были подтвердить его слова. Но священник не дожидаясь этого, поспешил к Вишневецкому и передал ему услышанное, а тот немедля потребовал бумаги. Изучив их, и якобы удостоверившись в их подлинности, Адам Вишневецкий поспешил к умирающему слуге и прямо спросил о его подлинном имени и происхождении. На сей раз молодой человек не стал отпираться и показал Вишневецкому золотой наперсный крест, якобы переданный ему матерью. Кроме того, по его утверждению, порукой служили «особые приметы» — большая бородавка на щеке, родимое пятно выше кисти и разная длина рук. Вторая версия рассказывает, что Вишневецкий отнюдь не выделял московита из толпы челяди, и тому не раз пришлось почувствовать на себе тяжелый и вспыльчивый княжеский характер. Так, однажды, будучи в бане, Вишневецкий разгневался на чересчур нерасторопного по его мнению слугу, ударил его по лицу и обругал площадными словами. Подобного обращения тот не выдержал и горько упрекнул князя, что тот не знает, на кого поднял руку. В дальнейшем легенда разворачивается подобно первой. Неизвестно какая из этих легенд правдива, но факт остаётся фактом: в 1604 года при дворе польского короля Сигизмунда появился человек, приехавший вместе с братьями Вишневецкими и назвавшийся царем Дмитрием Ивановичем.
        О происхождении  этого человека до сих пор спорят историки. Н. Костомаров предполагал, что самозванец мог происходить из Западной Руси, будучи сыном какого-нибудь мелкого московского дворянина или сына боярского, беглеца из Москвы, но фактов, подтверждающих подобную теорию, не найдено.
        Ещё более оригинальную идею выдвинул Н. М. Павлов, писавший под псевдонимом «Бицын». По его предположению, существовало два самозванца, один — Григорий Отрепьев, посланный из Москвы, другой — неизвестный поляк, подготовленный к своей роли иезуитами. Именно второй и сыграл роль Лжедмитрия. Эта версия была признана слишком искусственной и дальнейшего хождения не получила.
        Иногда выдвигается  версия, что «Гришка» был в действительности одним из незаконнорожденных сыновей  Грозного, отданным на воспитание в  семью Отрепьевых. Опять же, никаких  документальных подтверждений для  данной версии не существует. 
        Людмила Таймасова в своей книге «Трагедия в Угличе» (2006), посвящённой смерти царевича Дмитрия и появлению самозванца, излагает следующую теорию.  Согласно ей, самозванцем являлся якобы существовавший незаконный сын ливонской королевы и племянницы Ивана Грозного Марии Старицкой и короля польского Стефана Батория, родившийся в 1576 году.
        Большинство известных  историков, таких как В.О. Ключевский, Р.Г.Скрынников и других утверждают, что под личиной Дмитрия скрывался беглый монах Чудова монастыря Григорий (Юрий) Отрепьев.
        Юрий Богданович Отрепьев родился в небогатой  дворянской семье. Предки Отрепьевых выехали  из Литвы на службу в Москву. Отец Юрия Богдан Отрепьев, достигнув совершеннолетия в пятнадцать-шестнадцать лет, получил поместье вместе со старшим братом Никитой Смирным. Произошло это в феврале 1577 года. Дворянские недоросли, начиная служить, вскоре же заводили семью.
        Так поступил и Богдан Отрепьев. На рубеже 70-80-х  годов XVI века в его семье родился  сын Юрий. Это значит, что он был  примерно одного возраста с царевичем Дмитрием. Ребёнок оказался весьма способным, легко выучился чтению и письму, причём успехи его были таковы, что решено было отправить его в Москву, где он в дальнейшем поступил на службу к Михаилу Никитичу Романову. Спасаясь от «смертныя казни» во время расправы с боярами Романовыми, которые пользуясь болезнью Бориса Годунова попытались поднять бунт с целью захвата власти, постригся в Железноборковском монастыре, расположенном неподалеку от родительского поместья.
        Однако простая  и непритязательная жизнь провинциального  монаха его не привлекала: после  скитания по монастырям он в конечном итоге вернулся в столицу, где по протекции своего деда Елизария Замятни поступил в аристократический Чудов монастырь.
        Там грамотного монаха довольно быстро замечают, и он становится «крестовым дьяком»: занимается перепиской книг и присутствует в качестве писца в государевой Думе. Именно там, если верить официальной версии, выдвинутой правительством Годунова, будущий претендент начинает подготовку к своей роли; сохранились свидетельства чудовских монахов, что он расспрашивал их о подробностях убийства царевича, а также о правилах и этикете придворной жизни. Позже «чернец Гришка» начинает весьма неосмотрительно хвалиться тем, что когда-нибудь займёт царский престол. Похвальбу эту ростовский митрополит Иона доносит до царских ушей, и Борис приказывает сослать монаха в отдалённый Кириллов монастырь, но дьяк Смирной-Васильев, которому было это поручено, по просьбе другого дьяка Семёна Ефимьева отложил исполнение приказа, потом же совсем забыл о нём. Тем временем, неизвестно кем предупреждённый Григорий бежит в Галич, затем в Муром, в Борисоглебский монастырь и далее — на лошади, полученной от настоятеля, через Москву в Речь Посполитую, где и объявляет себя «чудесно спасшимся царевичем».
             Отмечается, что бегство  это подозрительно совпадает  со временем разгрома «романовского кружка», также замечено, что Отрепьеву покровительствовал кто-то достаточно сильный, чтобы спасти его от ареста и дать время бежать. Сам Лжедмитрий, будучи в Польше, однажды оговорился, что ему помог дьяк Василий Щелкалов, также подвергшийся затем гонению от царя Бориса. Серьёзным доводом в пользу тождественности Лжедмитрия I с Отрепьевым считается акварельный портрет самозванца, обнаруженный в 1966 году в Дармштадте американским исследователем Ф. Бабуром. На портрете стоит латинская надпись «Demetrius Iwanowice Magnus Dux Moschoviae 1604. Aetatis swem 23», то есть «Дмитрий Иванович Великий Князь Московии 1604. В возрасте своём 23». Надпись сделана с характерными ошибками — теми же, на которые обратил внимание ещё С. П. Пташицкий  — путаницей между буквами «z» и «e» при написании польских слов. Портрет важен хотя бы потому, что реальному царевичу, останься он жив, в 1602 году исполнилось бы 22 года, в то время как Отрепьев был на год или два его старше.
             Обращают внимание также на письмо Лжедмитрия к патриарху  Иову, обильно уснащённое церковнославянизмами (что указывает на церковное образование его автора) и наблюдениями, которые, как считается, могли быть сделаны только человеком, лично знакомым с патриархом. Со своей стороны, противники такого отождествления обращают внимание на «европейскую образованность» первого самозванца, чего трудно было бы ожидать от простого монаха, его умение ездить верхом, легко владеть конём и саблей.
        Также известно, что  будущий царь Московский возил с  собой некоего монаха, которого выдавал за Григория Отрепьева, доказывая таким образом, что грамоты царя Бориса лгут. Возражение, что этим монахом был совсем другой человек — «старец Леонид» — отметаются на том основании, что «названный Отрепьев» показал себя в конце концов пьяницей и вором, за что был сослан самозванцем в Ярославль — то есть, по соседству с городом, где подлинный Отрепьев начинал свою монашескую карьеру — место, более чем неподходящее для его «двойника».Отмечают также, что Отрепьев был достаточно известен в Москве, лично знаком с патриархом и многими из думных бояр. Кроме того, в Кремлевский дворец во времена царствования самозванца был вхож архимандрит Чудова монастыря Пафнутий, которому ничего не стоило бы изобличить Отрепьева. К тому же специфическая внешность первого самозванца (большие бородавки на лице, разная длина рук) также усложняла обман.
        О версии самого Лжедмитрия мы узнаём из дневника Марины Мнишек «Был при царевиче там же некий доктор, родом влах. Он, узнав об этой измене, предотвратил ее немедленно таким образом. Нашёл ребенка, похожего на царевича, взял его в покои и велел ему всегда с царевичем разговаривать и даже спать в одной постели. Когда тот ребенок засыпал, доктор, не говоря никому, перекладывал царевича на другую кровать. И так он все это с ними долгое время проделывал. В результате, когда изменники вознамерились исполнить свой замысел и ворвались в покои, найдя там царевичеву спальню, они удушили другого ребенка, находившегося в постели, и тело унесли. После чего распространилось известие об убийстве царевича, и начался большой мятеж. Как только об этом стало известно, сразу послали за изменниками в погоню, несколько десятков их убили и тело отняли. Тем временем тот влах, видя, как нерадив был в своих делах Фёдор, старший брат, и то, что всею землею владел он, конюший Борис, решил, что хоть не теперь, однако когда-нибудь это дитя ожидает смерть от руки предателя. Взял он его тайно и уехал с ним к самому Ледовитому морю и там его скрывал, выдавая за обыкновенного ребёнка, не объявляя ему ничего до своей смерти. Потом перед смертью советовал ребенку, чтобы тот не открывался никому, пока не достигнет совершеннолетия, и чтобы стал чернецом. Что по совету его царевич исполнил и жил в монастырях».
         Ту же историю пересказал после своего ареста Юрий Мнишек, добавив лишь, что «доктор» отдал спасённого царевича на воспитание некому неназванному сыну боярскому, и тот уже, открыв юноше его подлинное происхождение, посоветовал скрыться в монастыре. В анонимном документе «Краткая повесть о злополучии и счастии Димитрия, нынешнего князя московского», написанном на латинском языке неизвестным, но, видимо, близким Лжедмитрию человеком, иноземный лекарь уже получает имя Августина (Augustinus) и называется имя «слуги», уложенного в постель вместо царевича — «мальчик Истомин». В этом варианте повествования, убийцы, оставив на месте преступления нож, уверяют угличан, что «царевич зарезался сам в приступе падучей болезни». Лекарь вместе со спасенным мальчиком прячется в монастыре «у Ледовитого океана», где принимает постриг, а возмужавший Димитрий скрывается там до самого побега в Польшу.
        Возможно мы уже никогда не узнаем истинного пути самозванца, но его образованность, знание правил придворной жизни, храбрость, а главное искренняя уверенность в том, что он настоящий царевич  -   всё это подкупало как русских людей, так и иностранцев, с радостью становившихся под его знамена.
                                    
 
 
 
 
 
 

                 Глава II. Самозванцы на русском престоле.

                       §1. Самозванец идет на Москву.

        14 августа 1604 года  Лжедмитрий с небольшим отрядом (1600 поляков, кроме того, к нему присоединилось 2000 добровольцев из Запорожской сечи и небольшой отряд донцов) начал поход на Москву.
        В Польше ему удалось  произвести благоприятное впечатление  почти на всех приближенных короля Сигизмунда. Одним он обещал золото, другим землю, третьим славу, даже папа римский обещал помощь в обмен на «объединение церквей». Запорожским казакам он обещал «возродить вольницу», а польскому магнату Мнишеку, отцу его невесты Марины, города  Новгород  и Псков в качестве приданного. Словом, все надеялись на самозванца, каждый хотел с его помощью реализовать свои планы.
        Самозванец выбрал благоприятное время для «возвращения»: страна лежала в руинах, на дорогах  хозяйничали бандитские отряды, царь Борис был тяжело болен и правительство не могло дать достойного отпора.
        Для начала наступления  войска самозванца были разделены на две части, одна под командованием  казацкого атамана Белешко, наступала открыто, вторая, под командованием Юрия Мнишка и самого лжецаревича, шла через леса и болота, причем начало наступления запомнилось полякам тем, что по пути оказалось «множество вкусных ягод».
        Возможно, жители Моравска отказались от сопротивления больше из страха, чем веры, что польское войско ведет подлинный царевич. Так или иначе, пытавшихся организовать сопротивление воеводы Б. Лодыгин и М. Толочанов были связаны и выданы претенденту. 21 октября Лжедмитрий с триумфом въехал в город.
        Черниговцы, в начале встретившие казацко-польское войско выстрелами, услышали о том, что сдался Моравск и также присягнули претенденту, воевода, князь И. А. Татев, попытался было организовать сопротивление, заперлся в замке с оставшимися ему верными стрельцами, но совершил грубую оплошность, оставив в руках восставших посад. В результате черниговцы, вместе с отрядом Белешко штурмом взяли замок, а воевода Татев и вместе с ним князья П. М. Шаховской и Н. С. Воронцов-Вельяминов были взяты в плен. Добычу, которую казаки успели захватить, разграбив посад, Дмитрий принудил их частично вернуть — но с огромным трудом и далеко не полностью.
        Серьёзным препятствием оказался на его пути Новгород Северский, где заперлся с войском любимец Годунова боярин Пётр Басманов. Он получил серьезное подкрепление из Брянска, Кром и других соседних городов — всего около 1500 человек. Басманов предусмотрительно сжег посад, чтобы осаждавшим негде было укрыться от ноябрьских холодов. Осада города началась 11 ноября 1604 года, три дня спустя был предпринят первый штурм, но поляки отступили, потеряв 50 человек. В ночь на 18 ноября последовал генеральный штурм, но Басманов, заблаговременно получивший предупреждение об этом от своих лазутчиков во вражеском лагере, успел подготовиться и не дал зажечь деревянные стены. Бой в открытом поле тоже ни к чему не привел, так как русские войска отступили «к лесу к обозам», откуда поляки их, несмотря на все усилия, не смогли выбить и Дмитрий в первый раз всерьёз рассорился со своим войском, упрекая поляков в том, что они не могут похвастать превосходством в военных умениям перед московитами.
        Польское войско возмутилось, поставив все предприятие  на грань провала, но претендента  спасло то, что в это время сдался Путивль, единственная в этих краях каменная крепость, ключ к Северской земле. Источники противоречат друг другу, кто из московских воевод сдал город самозванцу, выставляя на эту роль князя Василия Рубец-Мосальского или дьяка Сутупова. Так или иначе, город присягнул претенденту как «истинному царевичу московскому», на его сторону перешел не только «чёрный люд», но практически всё местное дворянство, причем — что было особенно важно на этом этапе ведения войны — в руки претендента перешла городская казна.
        18 декабря 1604 года состоялось первое крупное столкновение под Новгородом Северским между Дмитрием и войском князя Ф. И. Мстиславского, в котором, несмотря на превосходство в количестве (15 тысяч человек у Дмитрия и 50 тысяч у князя), победу одержал самозванец.
          Возможно, поражение русских войск было вызвано не столько военным, сколько психологическим фактором — простые ратники неохотно сражались против того, кто мог по их мнению быть «истинным» царевичем, некоторые воеводы и вслух говорили что «неладно» бороться против истинного государя.
        По словам очевидцев, Дмитрий прослезился, увидев на поле боя убитых соотечественников.
        Но и после этой победы положение претендента далеко еще было не было определено. Казна, захваченная в Путивле, оказалась практически полностью истраченной. Наемное войско роптало, недовольное тем, что обещанное жалование было им выплачено только за первые три месяца, а также запретом грабежей и поборов с населения.
        1 января 1605 года вспыхнул  открытый мятеж, наемное войско  кинулось грабить обоз. Дмитрий самолично объезжал рыцарей, падал перед ними на колени и уговаривал остаться с ним, но получал в ответ оскорбления, и среди прочих пожелание быть посаженным на кол. По воспоминаниям современников, претендент, не выдержав, ударил оскорбившего его поляка в лицо, но остальные стащили с него соболью шубу, которую позднее пришлось выкупать.
        2 января большая  часть наемников ушла по направлению  к границе. В тот же день, самозванец сжёг лагерь под  Новгородом-Северским и отступил к Путивлю. 4 января Юрий Мнишек, ухудшая и без того тяжёлое положение «зятя», объявил о своем отъезде в Польшу на сейм. Считается, что Мнишек надеялся на дворянское восстание против Бориса, и чувствовал себя неуютно в лагере, где все большую силу приобретали казаки и «московский чёрный люд». Кроме того, московские «начальные бояре» переслали ему письмо, полное неприкрытых угроз. Как свидетельствуют летописи «Отошел воевода сендомирский от того вора собою после того, как ему был бой с бояры, а отходил для помочи тому вору, а не за королевским повелением, и староста остринский Михаил Ратомской, и Тышкевич, и ротмистры осталися» 5.
        Мнишек тем не менее уверял самозванца, что будет защищать его дело на королевском сейме, и пришлет из Польши новые подкрепления. С ним вместе ушло еще около 800 поляков, полковник Адам Жулицкий, ротмистры Станислав Мнишек и Фредра. В конечном итоге, с ним осталось 1500 польских рыцарей, выбравших своим предводителем Дворжецкого вместо Мнишка. Во многом самозванцу помогли иезуиты, в этот критический момент вставшие на его сторону.
        В это же время, примеру  Путивля последовали другие города и поселения — среди них Рыльск, Курск, Севск, Кромы.] Тогда же Дмитрий приказал доставить ему из Курска чудотворную икону Богородицы, устроил ей торжественную встречу, поместил в свой шатер, где позднее молился ей каждый вечер. Воеводы сдавшихся городов либо сами присягали Дмитрию, либо доставлялись связанными в его лагерь, но тут же освобождались и приносили присягу. Войско Дмитрия постоянно росло. Убыль в живой силе немедленно восполнили 12 тыс. донских казаков, под охраной которых Дмитрий укрепился в Севске.
        Московская рать, высланная против самозванца, настигла его в конце января у села Добрыничи. В ночь на 21 января 1605 года посланные Лжедмитрием лазутчики намеревались поджечь село с разных сторон.
         Однако, этот маневр не удался, и ранним утром следующего дня, выйдя из города он дал сражение царскому войску у Добрыничей, но потерпел поражение из-за многочисленной артиллерии у противника. В результате битвы самозванец потерял практически всю свою пехоту и большую часть конницы, победители захватили всю его артиллерию — 30 пушек и 15 знамён и штандартов. Под самозванцем была ранена лошадь, сам он чудом избежал плена. Со своей стороны, правительственные войска развязали жестокий террор, уничтожая всех без разбора — мужчин, женщин, стариков и даже детей как сочувствующих самозванцу.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.