На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Методы внешнеполитической деятельности Исламской Республики Иран в регионе Ближнего и Среднего Востока. Особенность организационной структуры вооруженных сил Ирана: армии и Корпуса стражей исламской революции. Характеристика движения Хезболла.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Междун. отношения. Добавлен: 26.09.2014. Сдан: 2011. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):



23
Реферат:
«Хезболла» как инструмент ИРИ в эскалации арабо-израильского конфликта
Любая революция со временем теряет свой революционный политико-идеологический запал. Тускнеет цвет знамен, ослабевает ультрареволюционный радикализм, меняются приоритеты, приходят новые лидеры.
Так было с Октябрьской революцией 1917 года в России. Аналогичные процессы наблюдаются и в недрах Исламской революции в Иране.
Как известно, новое государство, появившееся на карте мира в 1979 г. в результате революции в шахском Иране - Исламская Республика Иран, - сразу же после возникновения заявило о своих претензиях на руководство исламским движением в мире и конечной цели - мировой исламской революции.
В соответствии с военно-политической доктриной, разработанной лидером этой революции и создателем ИРИ аятоллой Хомейни, вся государственная машина Ирана нацеливалась на осуществление политики шиитских клерикалов по экспорту исламской революции по иранскому образцу в другие страны.
Однако минувшие с той поры 26 лет наглядно продемонстрировали иранскому руководству утопичность и несбыточность воплощения в жизнь идей Хомейни о мировой исламской революции. Не в последнюю очередь это отразилось и на существенном изменении взглядов иранских идеологов и политиков на основополагающий доктринальный принцип - «экспорт исламской революции».
Но трансформация воззрений никоим образом не снизила активности во внешнеполитической деятельности исламского государства.
Напротив, нынешняя руководящая военно-политическая верхушка ИРИ (вне зависимости от политической ориентации - либералы - консерваторы - неоконсерваторы) все чаще демонстрирует способность (когда это необходимо) освобождаться от идеологических шор «хомейнизма», объективно оценивать тенденции и динамику современного развития своего общества и мировых социально-экономических процессов, координировать внутри и внешнеполитические векторы и интенсифицировать свою активность на тех направлениях, где, по мнению исламского руководства, присутствуют в первую очередь государственные (а не религиозно-идеологические) интересы Тегерана.
В полной мере это относится и к деятельности ИРИ в регионе Ближнего и Среднего Востока. Причем следует подчеркнуть, что Исламская Республика все целеустремленнее стала осуществлять на практике идеи достижения региональной гегемонии, которую начал претворять в жизнь еще сорок лет назад свергнутый радикальными шиитами шах Мохаммад Реза Пехлеви.
Есть основания констатировать, что утопическая идея всемирной исламской революции преобразовалась в более реальную идею доминирования персо-шиитов на региональном уровне, то есть на Ближнем и Среднем Востоке. Причем религиозная составляющая этой идеи прагматично переплелась с националистической, которая все сильнее и отчетливее проявляется прежде всего в реальной политике. Постепенно националистически окрашенный прагматизм в государственной политике Тегерана стал превалировать над идеологическими соображениями.
Вспомним, как в свое время советский вождь И.В. Сталин, используя коммунистическую идеологию и пропагандистскую риторику Октябрьской революции, возвеличивая покойного лидера этой революции и основателя СССР В.И. Ленина, проводил жесточайшую внутреннюю и внешнюю имперско-полицейскую политику, о которой не могли и мечтать все российские императоры и императрицы. При этом Сталин оказывал поддержку коммунистическим и любым просоветским движениям по всему миру, спонсировал экстремистские группировки, готовые действовать в первую голову в его государственно-имперских (а не чисто идеологических) интересах, зачастую объективно в ущерб международному коммунистическому движению.
Безусловно, подобные исторические параллели условны. Однако сходства нельзя не заметить. Так, для достижения своих регионально-имперских целей Иран продолжает применять шиитские инструменты для укрепления своих позиций на Ближнем и Среднем Востоке. Одновременно Тегеран, используя пропагандистскую риторику Исламской революции, возвеличивая покойного лидера этой революции и основателя ИРИ аятоллу Хомейни, проводит активную националистическую внутреннюю и внешнюю политику, которая могла бы стать образцом и для последнего шахиншаха Ирана. Тегеран оказывает ощутимую поддержку проиранским силам по всему миру, уделяя особое внимание, естественно, Ближнему и Среднему Востоку.
Трансформация исламской революции в Иране выразилась, в частности, не только в отказе от силового экспорта революционных идей ипрямолинейной пропаганды исламского фундаментализма, но и в корректировке всего внешнеполитического курса ИРИ. Можно констатировать, что в последние годы Исламская Республика Иран, выйдя из изоляции, в определенной степени «открылась» и стала проводить наступательную внешнюю политику в регионе, основываясь исключительно на собственных интересах, которые, оставаясь по форме клерикальными, постепенно меняют свою сущность, становясь все больше националистическими и имперскими.
Примечательно, что эта старая-новая политика осуществляется религиозным руководством ИРИ все теми же тремя основными методами: «мирным» (пропагандистским), «полувоенным» (специальным) и «военным».
О «военном», надеемся, говорить не придется никогда.
Ныне среди методов внешнеполитической деятельности ИРИ первое место занимает пропагандистский. Отказавшись от экспорта исламской революции, Тегеран сделал ставку на экспорт исламской культуры и на создание положительного образа Исламской Республики. Однако это отдельная и масштабная тема, которая требует специального исследования.
Ныне в связи с последними событиями на Ближнем Востоке - палестино-израильское перемирие, кризис в Ливане, ситуация в Ираке - интерес представляет специальная деятельность Тегерана.
Иран, являясь важной составляющей частью огромного ареала, географически включающего Ближней и Средний Восток, а конфессионально - практически четверть планеты, то есть мусульманский мир, с пристальным неослабевающим вниманием следит за развитием ситуации в Ираке, в Афганистане, а также за процессами, происходящими в рамках палестино-израильского мирного урегулирования. При этом ИРИ практически на протяжении всех 26 лет своего существования стремится не только наблюдать, но и оказывать непосредственное влияние на ситуацию в этом регионе.
Не секрет, что для осуществления данной политики Тегеран обладает эффективными инструментами, которые способны обеспечивать решение этих проблем уже упоминавшимися тремя методами.
Это, прежде всего вооруженные силы. Исламская Республика Иран обладает крупнейшими по численности на Ближнем и Среднем Востоке вооруженными силами. Регулярные вооруженные силы Ирана на 1 января 2003 г., по данным Лондонского института стратегических исследований, насчитывают свыше 900 тыс. человек, что очень много для государства, не ведущего военных действий1. Особенностью организационной структуры вооруженных сил Ирана является наличие в их составе двух независимых компонентов - Армии и Корпуса стражей исламской революции (КСИР). В каждом из них имеются собственные сухопутные, военно-морские и военно-воздушные силы, практически полностью развернутые даже в мирное время. Кроме того, в условиях чрезвычайного положения под их командование поступают Силы охраны правопорядка2.
В составе КСИР действуют также и так называемые Силы сопротивления «Басидж», являющиеся, по сути, милиционным народным ополчением, насчитывающим около 400 тыс. человек и подготовленным резервом для вооруженных сил, достигающим почти десятка миллионов человек3.
Таким образом, ВС ИРИ обладают значительной мощью. Однако необходимо отметить, что КСИР, входящий в иранские ВС, помимо чисто военной функции выполняет и многие другие. Причем эти «другие» зачастую играют более приоритетную роль во внешней и внутренней политике ИРИ.
Так, Корпус представляет собой систему органов, наряду с официальным МИДом проводящих международную политику Исламской Республики Иран своими специфическими способами, которые отличаются большим разнообразием.
КСИР является одной из самых многочисленных и авторитетных организаций, занимающихся исламской пропагандой, распространением идей Хомейни по всему миру, а также в религиозной упаковке идей персидского национализма. Вся система КСИР контролируется лидером страны (рахбаром) и верховным главнокомандующим аятоллой Али Хаменеи. КСИР - важнейший инструмент политико-идеологического воздействия как внутри страны, так и за рубежом4.
Но особое место в системе КСИР занимают силы специального назначения «Коде». «Коде» (от Аль-Кудс - одно из арабских названий Иерусалима) непосредственно обеспечивает иранские интересы за рубежом с использованием особых методов. Деятельностью «Коде» руководит главнокомандующий КСИР. В силах «Коде» есть девять управлений: по Турции и Закавказью; по Ираку; по Ливану; по Центральной Азии, СНГ, Пакистану, Индии, Афганистану; по Северной Африке; по Центральной и Южной Африке; по Европе, Северной и Южной Америке; по странам Персидского залива; по специальным операциям5.Примечательно, что Ливан и Ирак выделены в самостоятельные подразделения.
«Коде» выполняет стратегические разведывательно-диверсионные функции. В частности, эта организация отбирает наиболее преданных делу исламской революции иранцев, готовит из них оперативных работников внешней разведки. После прохождения специальной подготовки они работают за границей под легальным прикрытием или в качестве нелегалов. Кроме самостоятельного непосредственного ведения разведки сотрудники «Коде» за рубежом создают агентурную сеть путем вербовки местных исламистов, прежде всего в иранской диаспоре стран Европы, Северной и Южной Америки, Азии и Африки. В странах, где укоренен шиизм, эта иранская спецслужба опирается на сеть местных мечетей, медресе, культурных и благотворительных организаций6. Помимо этого, «Коде» осуществляет контроль и координацию деятельности проиранских шиитских организаций.
Задачи, которые решают силы «Коде», вытекают из военно-политической обстановки, складывающейся в конкретное время в регионе и мире.
Сегодня эта обстановка характеризуется тремя основными факторами:
1. Изменения в политической ситуации в регионе, связанные со смертью Ясира Арафата и избранием Махмуда Аббаса президентом Палестинской Национальной Администрации, что открыло позитивные возможности для урегулирования арабо-изральского конфликта.
2. Кризис в Ливане в связи с убийством бывшего премьер-министра Ливана Рафика Харири.
3. Состоявшиеся выборы в Ираке и избрание президента страны и высшего руководства.
Однако необходимо признать, что все эти факторы в той или иной мере воздействуют на главную проблему - проблему израильско-арабских отношений. Не секрет, что она весьма болезненна для Ирана. Поэтому все усилия иранских спецслужб направлены на ее решение, естественно, в пользу Тегерана.
Иран является одной из немногих, а быть может, единственной страной, не признающей возможность самого существования Государства Израиль. Позиция ИРИ по этому вопросу чрезвычайно радикальна. Ее неоднократно выражали иранские политики. Так, министр иностранных дел Ирана КамальХаррази заявил, что единственный путь к миру и спокойствию в Палестине заключается в создании свободного демократического государства с участием всех палестинцев, в том числе христиан и иудеев7. По сути, этот проект предусматривает уничтожение Государства Израиль путем его поглощения и перевод его граждан в положение религиозного меньшинства в большой Палестине, находящейся под управлением арабов-мусульман. Вполне понятно, что этот утопический план нереалистичен. Он идет вразрез как с позицией абсолютного большинства стран мира, так и решениями ООН.
Однако, несмотря на это, иранский лидер аятолла Али Хаменеи по-восточному образно, но решительно назвал Израиль «раковой опухолью на теле Ближнего Востока, подлежащей удалению»8.
Али Акбар Мохташами - представитель реформистов и один из основателей организации «Хезболла», - чрезвычайно аллегорично сравнив Израиль с «ножом в сердце исламского мира», заявил, что «настало время сопротивления агрессии великих держав и особенно агрессии их незаконного, не легитимного представителя в регионе - Израиля, который должен быть уничтожен»9.
На этой константе держится все палестинское направление ближневосточной политики Тегерана.
Совершенно ясно, что, занимая такую радикальную позицию, нынешнее руководство ИРИ выступает против любого сближения палестинцев и израильтян в вопросах разрешения этой важнейшей проблемы. Совсем недавно официальный представитель МИД Ирана Хамид Реза Ассефи заявил, что не видит варианта мирного урегулирования ближневосточного кризиса. «Политика Израиля основана на создании напряженности и кризисных ситуаций, поэтому нельзя даже предположить, что сионистский режим и Палестина достигнут мира, это не реально», - заявил Ассефи. По его мнению, «никакой связи между урегулированием ближневосточного кризиса и непризнанием Ираном Израиля как государства не существует». При этом он особо подчеркнул, что «Исламская Республика в любом случае никогда не признает Израиль, и это наше дипломатическое право»10.
В иранской столице прекрасно понимают, что возможность разблокирования ближневосточного мирного процесса может привести к ослаблению позиций Ирана и в целом - изменению баланса сил на Ближнем и Среднем Востоке не в пользу ИРИ. Поэтому последние события в регионе, давление США (и по палестинской проблеме также) на Сирию и Ливан, которые являются одними из главных союзников Тегерана, вызывают особую озабоченность иранских руководителей. При этом Тегеран постоянно выражает твердое намерение поддерживать исламское сопротивление на юге Ливана и в Палестине. Иран крайне заинтересован в том, чтобы не дать США изолировать себя от участия в важнейших политических процессах на Ближнем Востоке. Этим целям служит проиранская шиитская военно-политическая организация «Хезболла».
Одним из основных орудий в осуществлении секретной миссии ИРИ на Ближнем Востоке является движение «Хезболла»11.
Организация «Хезболла» появилась на свет после победы исламской революции в Иране. И это не случайно. Новое исламское государство - ИРИ - сразу же с момента возникновения заявило о своей бескомпромиссной борьбе против Израиля и США. Для этого Тегерану необходимо было иметь эффективное орудие. Таким орудием была призвана стать шиитская военно-политическая организация «Хезболла».
При создании «Хезболлы» основной частью ее политико-идеологического базиса был определен джихад, направленный против сионизма и империализма. Цель организации - уничтожение Израиля, установление исламского контроля над Иерусалимом, создание в Ливане исламского государства по образцу Ирана. В декларации «Хезболлы» от 1985 г. сказано: «Решение ливанских проблем - учреждение Исламской республики, так как только этот тип режима может гарантировать правосудие и равенство для всех ливанских граждан. Все это самым непосредственным образом совпадало с идеями аятоллы Хомейни. Даже больше того: - идеологией новой организации стала идеология «хомейнизма».
Усиливая с помощью Ирана свое влияние в Ливане, Сирии, во всем регионе, «Хезболла» превратилась в базу вербовки, подготовки, обучения иранской и арабской агентуры для проведения активных мероприятий в регионе с целью дестабилизации там внутриполитической обстановки и создания условий для начала исламских революций. Эта деятельность осуществляется путем партизанской войны, террора, а также саботажа, покушений на видных политических и государственных деятелей, проведения диверсий, захвата заложников, инициирования беспорядков и т.д. Часто отряды «Хезболлы» вели прямые боевые действия подобно кадровым вооруженным силам.
Необходимо отметить, что использование боевиков-смертников для осуществления террористических актов было своеобразным ноу-хау «Хезболлы». Появление боевиков-самоубийц начинает свой отсчет с 1983 г. Тогда в Ливане члены шиитской организации садились за руль грузовиков, начиненных тоннами взрывчатки, и направляли их на казармы американских и французских войск в Бейруте. Эти теракты ускорили вывод из Ливана воинских контингентов США, Франции, Англии и Италии.
Эффект, достигнутый террористами, вдохновил их на новые «подвиги». За этими атаками последовали другие12.
В январе этого года Международный институт контртеррористической политики (МИКП), находящийся в Израиле, опубликовал данные по терактам, совершенным боевиками-смертниками за десятилетний период (с 1994 по 2004 год). Первое место по количеству таких атак за последние десять лет занимает Израиль. Его граждане подвергались нападениям палестинских смертников 120 раз. За ним следует Ирак - 39 нападений, Шри-Ланка - 23, Россия - 14, Кашмир (Индия) - 513.
Однако к началу нового столетия в связи с известными изменениями в доктринальных установках и корректировкой политического курса Ирана интенсивность мероприятий, проводимых «Хезболлой», несколько снизилась.
Несмотря на это, «Хезболла» продолжала оставаться своеобразным иранским плацдармом на широком поле сложнейших взаимоотношений в многоугольнике: Израиль - Ливан - Палестина - Сирия - Иран. Причем следует отметить, что как в самом Ливане, так и в Палестине борются, часто вооруженным путем, различные военно-политические группировки. Кроме того, в Израиле, Сирии и самом Иране в высших эшелонах власти также нет абсолютного единства взглядов на процесс урегулирования ближневосточного кризиса в целом, а также конкретно - израильско-палестинских, израильско-ливанских, израильско-сирийских и израильско-иранских отношений.
Нет единства и в самом Движении «Хезболла». Часть из его лидеров настаивает на переводе активности «Хезболлы» в легальное политическое русло. Другие продолжают требовать радикализации ее деятельности.
Более того, в странах дислокации «Хезболлы» отношение к этой шиитской группировке неоднозначное. Например, сирийское руководство, имеющее к ней самое непосредственное отношение, все же с долей настороженности относится к этой боевой структуре. Как считают наблюдатели, президент Сирии Асад терпит ее у себя, поскольку других рычагов давления на Израиль у него под рукой нет. Израиль аннексировал в 1967 г. сирийские Голанские высоты, а на Востоке в ходу поговорка: «Враг моего врага - мой друг». Воюющая с Израилем террористическая «Хезболла» - как раз тот случай.
А чтобы шиитские боевики не слишком зарывались, асадовские «ассасины» время от времени убирают их полевых командиров, подкладывая мины в машины или другими не менее изобретательными способами. Разумеется, потом всё списывается на коварный «Моссад». Весь сирийский народ дружно погружается в траур по очередному «герою, павшему в борьбе с израильскими оккупантами»14.
По оценкам зарубежных СМИ, организация Хезболла насчитывает 3-3,5 тыс. человек (в т.ч. до 150 военнослужащих иранского КСИР). По некоторым другим, - до 20 тыс. человек15. Наблюдатели отмечают, что от 500-600 до 1000 человек входят в состав элитных подразделений боевиков.
Остальные представляют собой вспомогательные и учебные подразделения. На вооружении исламистов имеются артиллерийские орудия, минометы, ракетные установки, ПТРК «Малютка» и «Фагот», безоткатные орудия, ПЗРК, зенитные установки. Организация имеет РЛС для отслеживания кораблей и катеров ВМС Израиля. «Хезболла» формирует подразделения морских «коммандос», подготовка которых осуществляется в Иране.
Как уже было сказано, главным и наиболее тесным союзником организации с момента ее основания является ИРИ. Иранская помощь своим экстремистским союзникам носит всеобъемлющий характер: финансирование, дипломатическая и политическая поддержка, подготовка идеологических и военных кадров, поставки вооружения, военной техники, боеприпасов и снаряжения, гуманитарные поставки. Вместе с тем отметим, что в связи с некоторой коррекцией внешней политики ИРИ к началу нового столетия ежегодная финансовая помощь «Хезболле» сократилась с 60-100 млн. долларов до 30 млн.
Однако не надолго. По сообщению египетского информационного агентства MENL, в течение 2001-2003 гг. под руководством Фуада Балбизи, активиста иорданского отделения Организации Освобождения Палестины (ООП), возглавляемого членом политбюро ООП Фаруком Каддуми, практически полностью воссоздан канал перекачки финансовых средств из Ирана военизированным группировкам ФАТХ, действующим в Иудее, Самарии и в секторе Газы. Кроме этого, уточняет MENL, Ф. Балбизи организовал финансирование деятельности «Танзим» шиитской организацией «Хезболла»16.
Иранские субсидии в «Хезболлу» достигли рекордного размера - до 200 млн. долларов17. Подобное увеличение финансирования «Хезболлы» объясняется необходимостью для Тегерана укрепить позиции этой организации в условиях нарождающихся позитивных сдвигов в израильско-палестинском мирном процессе, возможные результаты которого не вполне соответствуют (или совсем не соответствуют) интересам ИРИ.
Сегодня Иран и его сторонники полны решимости подорвать мирный процесс, который стартовал в очередной раз, теперь уже в рамках «Дорожной карты». Как считают западные обозреватели, смерть Ясира Арафата и избрание на пост главы ПНА Махмуда Аббаса стали поворотным пункт и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.