На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Судебный процесс по «Русской правде»

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 26.06.2012. Сдан: 2011. Страниц: 9. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


ВВЕДЕНИЕ
    Крупнейшим памятником древнерусского права и основным правовым документом Древнерусского государства был сборник правовых норм, который получил название Русской Правды и сохранил свое значение  в более поздние периоды истории.
    На протяжении  нескольких веков Русская Правда  служила  основным руководством  при судебных разбирательствах. В том или ином виде она вошла в состав или послужила одним из источников позднейших судных грамот: Псковской судной грамоты, Двинской уставной грамоты, Судебника Казимира 1468 г., Судебников 1497 и 1550 гг., даже некоторых статей Соборного Уложения 1649 г.
    В нашей  исторической  литературе  господствует  убеждение,  что частная  юридическая  жизнь  древнейшей  Руси  наиболее  полно и   верно отразилась в древнейшем памятнике русского права - в Русской Правде.
    В своей курсовой работе я хочу обратиться к истокам, к корням писаного права древней Руси - к Русской Правде, рассмотреть содержание этого уникального памятника древнерусского права, проанализировать изложенные в нем правовые нормы.
    Эта тема особенно полезна для рассмотрения, так как это позволит сравнить первоисточник русского законодательства с ныне существующим и сделать выводы о переходе и трансформации правовых норм.
    Для достижения данной цели  ставятся следующие задачи:
- охарактеризовать финансово-административную реформу княгини Ольги и договоры с Византией;
- раскрыть происхождение Русской Правды и ее основные редакций;
- проанализировать право феодальной собственности смердов, наследование смердов, а также классовый характер защиты права собственности по Русской правде;
- раскрыть виды преступлений и наказаний по Русской Правде, классовый характер уголовной политики древнерусского государства;
- показать состязательный характер уголовного процесса в Древней Руси и дать характеристику отдельных видов доказательств.
    Освещение всех вопросов темы курсовой работы я буду проводить на основе использования текста документов, а также исторической литературы.
    Таким образом, детальное изучение научной литературы по истории отечественного государства и права позволит мне наиболее полным образом охарактеризовать Русскую Правду как яркий пример источника древнерусского феодального права. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

I. «Русская Правда»- кодекс частного права.
       Возникновение Древнерусского государства, естественно, сопровождалось формированием древнерусского феодального права. Первым источником его были обычаи, перешедшие в классовое общество из первобытно-общинного строя и ставшие теперь обычным правом. Но уже с X в. мы знаем и княжеское законодательство. Особое значение имеют уставы Владимира Святославича, Ярослава, внесшие важные нововведения в финансовое, семейное и уголовное право.
     Наиболее  же крупным памятником древнерусского права является Русская Правда, сохранившая свое значение и в следующие периоды истории, и не только для русского права. История Русской Правды достаточно сложна. Вопрос о времени происхождения ее древнейшей части в науке спорен. Некоторые авторы относят его даже к VII в.
     Однако  большинство современных исследователей связывает древнейшую Правду с именем Ярослава Мудрого. Спорно и место  издания этой части русской Правды. Летопись указывает на Новгород, но многие авторы допускают, что она  была создана в центре земли Русской  — Киеве [2, стр.66].
     Под именем Русской Правды подразумевается  сборник законодательных памятников, который называется Правдой Русской Ярослава Владимировича. Но Ярослав издал лишь, первые семнадцать статей. Позднее этот свод правил постоянно пополнялся: есть прибавления сыновей Ярослава, Мономаха и др. Некоторые прибавления относятся к концу XII — началу XIII в. [7,стр. 92].
 
     Русская Правда не есть кодекс, данный Ярославом и дополненный его сыновьями и Владимиром Мономахом. В пользу мнения о Русской Правде как кодексе Ярослава свидетельствует, во-первых, надписание ее: «Устав вел. князя Ярослава», но такое надписание существует в полных списках Правды, заключающих в себе не только древнейшую Правду, но и уставы позднейшие (Владимира Мономаха); во-вторых, сказание летописи: «Отпусти (Ярослав) - их (новгородцев после победы над киевским князем Святополком) домов и дав им Правду и устав списав, глаголав тако: по сей грамоте ходите, якоже писах вам, того держите»; затем следует текст древнейшей Правды.
     Но  Русская Правда не заключает в  себе никаких привилегий для новгородцев. Точно так же сыновья Ярослава издавали несколько раз отдельные постановления, но не кодифицировали законов.  Надписание «А се уставил в. к. Владимер Всеволодович Мономах»  относится только к законам о процентах, а не ко всей последней половине Правды.
     В пользу предположения о частном  составлении сборников говорит, во-первых, разнообразие состава Правды в разных списках; во-вторых, употребление 3-го лица в отношении к законодателю («яко уставил Изяслав...»; «по Ярославе совокупившеся сынове его... отложиша убиение за голову»; «в. кн. то Ярослав Володимерович был уставил убити, но то сынове его по нем уставиша на куны»; в-третьих, внесение в списки Русской Правды незаконодательного материала и иногда смешанное изложение ее статей со статьями византийских источников [стр.117].
     Принято делить сборник на три редакции (большие  группы статей. Объединённые хронологическим  и смысловым содержанием): Краткую, Пространную и Сокращенную. В Краткую редакцию входят две составные части: Правда Ярослава( или Древнейшая) и Правда Ярославичей - сыновей Ярослава Мудрого. Правда Ярослава включает - первые 18 статей Краткой Правды и целиком посвящена уголовному праву. Скорее всего, она возникла во время борьбы за престол между Ярославом и его братом Святополком (1015-1019 гг.). Наемная варяжская дружина Ярослава вступила в конфликт с новгородцами, сопровождавшийся убийствами и побоями. Стремясь урегулировать ситуацию. Ярослав задобрил новгородцев «дав им Правду, и устав списав, тако рекши им: по ее грамоте ходите». За этими словами в Новгородской 1 летописи помещен текст Древнейшей Правды.
     Правда  Ярославичей включает ст. ст. 19-43 Краткой  Правды (Академический список). В  ее заголовке указано, что сборник  разрабатывался тремя сыновьями  Ярослава Мудрого при участии  крупнейших лиц из феодального окружения. В текстах есть уточнения, из которых можно заключить, что сборник утвержден не ранее года смерти Ярослава (1054 г.) и не позднее 1072 г. (год смерти одного из его сыновей).
     Со  второй половины ХI в. стала формироваться  Пространная Правда (121 статья по Троицкому  списку), сложившаяся в окончательном  варианте в ХП в. По уровню развития правовых институтов социально-хозяйственому содержанию это уже весьма развитой памятник права. Наряду с новыми постановлениями он включал и видоизмененные нормы Краткой Правды. Пространная Правда состоит как бы из объединенных единым смыслом групп статей. В ней представлено уголовное и наследственное право, основательно разработан юридический статус категорий населения и холопов, содержится банкротский устав и т.д. К началу XII в. Пространная Правда сформировалась.
     В ХIII-XIV вв. возникла Сокращенная редакция, дошедшая до нас всего в нескольких списках (50 статей по IV Троицкому списку). Она представляет собой выборку из Пространной Правды, приспособленную для более развитых общественных отношений периодам раздробленности.
     Русскую Правду можно определить как кодекс частного права — все ее субъекты являются физическими лицами, понятия юридического лица закон еще не знает. С этим связаны некоторые особенности кодификации. Среди видов преступлений, предусмотренных Русской Правдой, нет преступлений против государства. Личность самого князя как объекта преступного посягательства рассматривалась в качестве физического лица, отличавшегося от других только более высоким положением и привилегиями. С конкретными субъектами связывалось содержание права собственности; оно могло быть различным в зависимости и от объекта собственности. Русская Правда еще не знает абстрактных понятий «собственность», «владение», «преступление». Кодекс строился по казуальной системе, законодатель стремился предусмотреть все возможные жизненные ситуации [4, стр.20].
     Источниками кодификации  Русской Правды явились  нормы  обычного  права  и  княжеская  судебная  практика. К числу  норм  обычного права,  зафиксированные в Русской Правде,   относятся,  прежде  всего,  положения о кровной мести    и о круговой  поруке.  Законодатель  проявляет различное отношение к этим  обычаям:  кровную месть он  стремится ограничить (сужая круг  мстителей)  или вовсе отменить, заменив денежным  штрафом – вирой (наблюдается сходство с «Салической правдой»  франков, где кровная месть также была  заменена  денежным  штрафом); в отличие от  кровной мести круговая  порука    сохраняется как мера,  связывающая всех  членов  общины  ответственностью  за  своего  члена, совершившего  преступление ( «Дикая  вира» налагалась  на  всю общину )
        В нашей литературе  по  истории  русского  права  нет единого  мнения  о  происхождении  Русской  Правды.  Одни считают ее не официальным  документом,   не  подлинным  памятником  законодательства,  а  приватным   юридическим  сборником,  составленным  каким-то  древнерусским  законоведом  или  группой  законоведов  для  своих  личных  целей.  Другие  считают  Русскую  Правду  официальным  документом,  подлинным  произведением  русской   законодательной  власти,  только испорченной  переписчиками,  вследствие  чего  появилось  множество  различных  списков  Правды,  которые  различаются  количеством, порядком  и  даже  текстом  статей [4,стр.20]. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

II. Объекты и субъекты преступления по «Русской правде»
       Частный характер древнего права проявился в сфере уголовного права. Преступление по Русской Правде определялось не как нарушение закона или княжеской воли, а как «обида», т. е. причинение морального или материального ущерба лицу или группе лиц. Уголовное правонарушение не отграничивалось в законе от гражданско-правового.
     Объектами преступления были личность и имущество. Объективная сторона преступления распадалась на две стадии: покушение на преступление (например, наказывался человек, обнаживший меч, но не ударивший) и оконченное преступление. Закон намечал понятие соучастия (упомянут случай разбойного нападения «скопом»), но еще не разделял ролей соучастников (подстрекатель, исполнитель, укрыватель и т. д.).  В Русской Правде уже существует представление о превышении пределов необходимой обороны (если вора убьют после его задержания, спустя некоторое время, когда непосредственная опасность от его действий уже не исходит).  Законодатель знал понятие рецидива, повторности преступления (в случае конокрадства) [4,стр.21].
       К смягчающим обстоятельствам  закон относил состояние опьянения  преступника, к отягощающим —  корыстный умысел [5, стр.19].
     Наиболее  ярко классовая природа древнерусского права выступает при анализе, объекта преступного посягательства. Ответственность резко различается в зависимости от социальной принадлежности потерпевшего. Так, за убийство основной массы свободных людей платится вира в 40 гривен. Жизнь представителей верхушки феодалов оценивается двойной вирой в 80 гривен. Жизнь же зависимых людей оценивается в 12 и 5 гривен, которые даже не называются вирой [2, стр.72].
     Субъекты именовались в Русской Правде следующим образом: «князья, бояре, княжьи мужи, княжеские тиуны, огнищане».
     Население разделялось на свободных и зависимых  людей, существовали также промежуточные и переходные категории. Юридически и экономически независимыми были посадские люди и смерды-общинники (они уплачивали налоги и выполняли повинности только в пользу государства).
     Городское население делилось на ряд социальных групп: боярство, духовенство, купечество, «низы» (ремесленники, рабочие и пр.), наряду со свободными  были и зависимые (крепостные) смерды.
     Свободный смерд — общинник — обладал определенным имуществом, которое мог завещать детям. Закон защищал личность и имущество смерда. За совершенные проступки и преступления, а также по обязательствам и договорам он нес личную и имущественную ответственность.
     Более сложной юридической фигурой  является закуп — человек, работающий в хозяйстве феодала за «купу» — заем, в который могли включаться разные ценности: земля, скот, зерно, деньги и пр. [5,стр.18].
     Этот  долг следовало отработать, причем установленных нормативов и эквивалентов не существовало. Объем работы определялся  кредитором. Поэтому с нарастанием  процентов на заем кабальная зависимость  усиливалась и могла продолжаться долгое время [3, стр.23].
     Первое  юридическое урегулирование долговых отношений закупов с кредиторами произведено в Уставе Владимира Мономаха в 1113 г. после восстания закупов [5, стр.18].
     Устанавливались предельные размеры процентов на долг. Закон охранял личность и  имущество закупа, запрещая господину  беспричинно наказывать его и  отнимать имущество. Если сам закуп  совершал правонарушение, ответственность была двоякой: господин уплачивал за него штраф потерпевшему, но сам закуп мог быть «выдан головой», т.е. превращен в полного холопа. Его правовой статус резко менялся. За попытку уйти от господина не расплатившись, закуп обращался в холопа.
     В качестве свидетеля в судебном процессе закуп мог выступать только в  особых случаях: по малозначительным делам (« малых исках») или в случае отсутствия других свидетелей («по  нужде»). Закуп был той юридической  фигурой, которая наиболее ярко иллюстрировала процесс «феодализации», закабаления, закрепощения бывших свободных общинников.
     В Русской Правде «ролейный» (пахотный) закуп, работавший на чужой земле, по своему правовому статусу не отличался от закупа «неролейного». От наемных работников те и другие отличались, в частности тем, что получали плату за работу впрок, а не после ее выполнения.  Ролейные закупы, работая на чужой земле, обрабатывали ее частью на господина, частью на себя. Неролейные закупы оказывали личные услуги господину в его доме [3, стр.23].
     Холоп — наиболее бесправный субъект права. Его имущественное положение особое: он не имел собственного хозяйства и работал на господина. Личность холопа как субъекта права фактически не защищалась законом, по своему правовому положению они были близки к рабам [5, стр.18].
     Все, чем   обладал холоп, являлось собственностью господина. Все последствия, вытекающие из договоров и обязательств, которые заключал холоп (с ведома хозяина), также ложились на господина. Личность холопа как субъекта права фактически не защищалась законом. За его убийство взимался штраф, как за уничтожение имущества, либо господину в качестве компенсации передавался другой холоп.
     Самого  холопа, совершившего преступление, следовало  выдать потерпевшему (в более ранний период его можно было просто убить на месте преступления). Штрафную ответственность за холопа всегда нес господин. В судебном процессе холоп не мог выступать в качестве стороны (истца, ответчика, свидетеля). Ссылаясь на его показания в суде, свбодный человек должен был оговориться, что ссылается на «слова холопа».
     Закон регламентировал различные источники холопства. Русская Правда предусматривала следующие случаи: самопродажа в кабалу (одного человека либо всей семьи), рождение от холопа, женитьба в «робе», «ключничество» — поступление в услужение к госпдину, но без оговорки о сохранении статуса свободного человека. Источниками холопства были также совершение преступления, (такое наказание, как «поток и разграбление», предусматривало выдачу преступника «головой», превращение в холопа), бегство закупа от господина, злостное банкротство (купец проигрывает или транжирит чужое имущество). Наиболее распространенным источником холопства, не упомянутым, однако, в Русской Правде, был плен [3, стр.24]. 
 
 
 
 
 
 
 

     III. Система наказаний  по «Русской правде»
     Так как наказание есть восстановление нарушенных преступлением прав общества, то основной интерес исторического изложения права наказания есть вопрос об общественном элементе его, об очищении его от личной примеси (начиная почти с животной реакции и самозащиты).
     Термины общие для выражения понятия о наказании в законодательных памятниках не встречаются, кроме слова «казнь». Но в памятниках бытовых употребляются термины «наказание» и «месть» (в общем смысле наказания). «Месть» в широком смысле означает наказание вообще. В частности, термин «месть» применяется как к каре, налагаемой частным лицом, так и к наказанию, назначаемому судом. 
     В смысле слова «наказание» (исправление) выражен основной взгляд на цель наказаний, взгляд, конечно, указывающий на будущее и малоприменимый к самой эпохе Русской Правды. В эпоху места цепью наказания является возмездие, т. е. воздаяние злом за зло, что впоследствии усвоено и государством. В эпоху денежных выкупов к этой прежней цели присоединяется другая, уже чисто государственная, — финансовые выгоды: когда Владимир Св. ввел было, по совету епископов, вместо вир смертную казнь, то дума боярская настояла на восстановлении вир по следующему единственному основанию: «оже вира, то на оружии и на коних буди», т. е. вира даст средства приобретать оружие и коней. Нет сомнения, что один из главных видов потока — обращение преступников в рабство князю — возник также из расчетов экономических. До некоторой степени финансовыми соображениями объясняется долговременное существование общинной (дикой) виры   и возможность для населения откупаться от уплаты виры постоянным (таксированным) налогом,  а также и то обстоятельство, что государство жалует частным лицам имения «свирами». Из этого не следует, что государство за деньги отказалось вовсе от своего карательного нрава: право наложения наказаний переходит к общинам и,  может быть, частным лицам, но состоит под надзором государства   [1, стр.324].
     Система наказаний по Русской Правде достаточно проста. Смертная казнь не упоминается  в кодексе, хотя на практике она, несомненно, имела место. Умолчание можно  объяснить двумя обстоятельствами:
 - законодатель  понимает смертную казнь как  продолжение кровной мести, которую  он стремится устранить;
 - влияние  христианской церкви, выступавшей  против смертной казни в принципе.
     Смертная  казнь применялась на практике за антигосударственную деятельность, за участие в восстаниях, разбойничьих шайках. Любопытно, что уже в Х-Х1 вв. это наказание регулировались государством.
 Сведения, о применении смертной казни правителем руссов имеются в арабских источниках 1Х-Х вв. По свидетельствам ибн Ласта  и ибн Фадлана, варан разбойника могли лишить жизни через повешение. Применяли варварские казни княгиня  Ольга и князь Святослав (до 972 г.) в осажденном городе Доростоле. Согласно арабским союдениям, существовала альтернатива казни: преступника могли «выслать» на окраины государства (вариант изгнания из общины).
     Высшей  мерой наказания по Русской Правде остается «поток и разграбление», назначаемое  только в трех случаях, — за убийство в разбое (ст.7 ПП), поджог (ст.83 ПП) и конокрадство (ст.35 ПП). Наказание включало конфискацию имущества и выдачу преступника (вместе с семьей) «головой», т. е. в рабство [4, стр.23].
     Сущность  этой меры не совсем ясна. Во всяком случае, в разное время и в разных местах поток и разграбление понимались по-разному. Иногда это означало убийство осужденного и прямое растаскивание его имущества, иногда - изгнание и конфискацию имущества, иногда — продажу в холопы [2, стр.73].
     Следующим по тяжести видом наказания была «вира» — штраф, который назначался только за убийство [3, стр.23].
     В Русской Правде доминируют штрафы, хотя на практике арсенал уголовных  кар был довольно велик. Утвержденный вскоре после принятия христианства кодекс, будучи государственным законодательством, порывал с морально нравственными установками язычества, но новые христианские ценности усваивались постепенно. В таких условиях единственным критерием интересов индивидуума мог быть только денежный эквивалент причиненного ущерба, что и закрепляла система штрафов. Сыграло роль и то, что жесткие виды наказаний противоречили христианской доктрине гуманности, они в кодекс не вошли. По этой же причине Русская Правда является сугубо светской, уголовные наказания против интересов церкви устанавливались в церковных уставах.
     Штрафы  делятся на уголовные (в пользу общественной власти) и частное вознаграждение потерпевшему, а именно: за убийство — вира (в пользу князя) и головничество (родственникам потерпевшего), за прочие преступления — продажа (князю) и урок (потерпевшему) [1, стр.326].
     Слово «вира», не встречающееся в других славянских языках, считают заимствованным из немецкого языка (Wehrgeld). Уголовное значение виры известно со времен Владимира: когда он, по совету епископов, начал было казнить разбойников, то дума представила ему, что это невыгодно, ибо вирадает средства для приобретения оружия и коней.  По Правде Ярослава, вира взимается в том случае, если нет мстителя; Ярослав установил «урок» (таксу) в пользу вирника, собиравшего виры на князя. Для XII в. уголовное значение виры не подлежит сомнению: в Суздальской земле княжеские чиновники притесняют народ вирами и продажами. 
     Вира  взыскивалась не всегда с одного преступника, но иногда с общины — вереи, к которой он принадлежит. В этом случае она называлась дикой вирой и взыскивалась в двух случаях:
     а) если совершено убийство непредумышленное и преступник состоит с членами общины в круговой поруке;
     б) если совершено убийство предумышленное, но община не разыскивает убийцу (прикрывает его и не выдает).
     В первом случае вервь платит с участием самого преступника (в соответственной доле); во втором случае уплата виры рассрочивается на несколько лет. Происхождение круговой поруки объясняют иногда из полицейско-финансовых целей государства, т. е. из стремления князей получать доход от преступлений во всяком случае и вместе с тем заставить общины предупреждать преступления.
     Но  оба эти соображения могли  явиться и явились впоследствии при развитии государственной власти; первоначальная же круговая порука не является искусственным государственным учреждением, а возникает повсюду как из имущественной и личной солидарности родовых и территориальных общин, так еще более из права общин налагать на преступников наказания. Право общин не только преследовать преступления, но и карать за них в древнейшее время не подлежит сомнению, на основании соображений с последующими явлениями русского права, например, «конными» судами в Западной России, которые представляют собой лишь остаток  древних более полных прав общин. Но что это право общин не было безусловным (независимым от государства), доказательством служит именно дикая вира, а равно и некоторые фактические указания (в упомянутом выше случае воевода черниговского князя Ян требует от белозерцев поймать и выдать ему волхвов, производивших смуту).
     Вообще  с ослаблением значения частного лица (с уничтожением мести) повышается значение общин в сфере уголовного права. Величина виры постоянна: за свободных людей вообще 40 грив., за лиц привилегированных — 80 грив., за жену — 20 грив., столько же за увечье по 2-й Правде. Величина головничества не определяется законом; только при изувечении назначается определенное вознаграждение — вполовину против уголовного штрафа (10 грив.) [1, стр. 327].
       Все остальные преступления (как против личности, так и имущественные) наказывались штрафом — «продажей», размер которой дифференцировался в зависимости от тяжести преступления (1, 3, 12 гривен). Продажа поступала в казну, потерпевший получал «урок» — денежное возмещение за причиненный ему ущерб. В Русской Правде еще сохраняются древнейшие элементы обычая, связанные с принципом талиона («око за око, зуб за зуб»), в случаях с кровной местью. Но главной целью наказания становится возмещение ущерба (материального и морального) [4, стр.23].
     За  преступления, отнесенные к компетенции церковного суда, 
применялись специфические церковные наказания — эпитимьи. 
Так, византийский закон предусматривал, например, за блуд с се 
строй 15 лет «поститися и плаката». Легкой эпитимьей счита 
лись 500 поклонов в день. Эпитимья часто соединялась с государ 
ственной карой. По мнению СВ. Юшкова, церковь применяла 
кроме эпитимий членовредительные наказания и тюремное заключение [2, стр.73].

     Исполнение  судебных решений обеспечивали должностные  лица: вирники, мечники [6, стр.25].
     Русская Правда ничего не говорит о телесных наказаниях и лишении свободы. Тюрем  в Древней Руси еще не было, как  и осознания тюремного влияния  на преступника. Применялось заточение  в «проруб» (подвал) высокопоставленных лиц, князей, посадников, лиц княжеского окружения. Эта мера являлась временным  ограничением свободы до наступления  определенных событий. Например, в 1067 г. великий князь Изяслав посадил в «проруби» князя Всеслава с двумя сыновьями, после смерти Ярослава Мудрого его сыновья выпустили из «проруба» дядю Судислава и насильно постригли в монахи. Телесные наказания также применялись, но государство все же отдавало предпочтение штрафам.
     Законодатель  сознавал, что степень тяжести  преступления может зависеть как  от преступника, так и от внешних  обстоятельств. Однако эти элементы он не мог формулировать в абстрактном  виде, отягчающие обстоятельства, соучастие, формы вины и т.д. - продукт более  позднего времени. И все же с состоянием опьянения (при разорении купца) Русская Правда  связывает более  тяжкие последствия. В трех случаях  она предусматривает групповые  кражи скота (ст. ст. 40, 41, 43 Пространной  Правды) и устанавливает, что каждый участник должен заплатить штраф  в полном объеме. Понимал законодатель и различную направленность умысла преступника, поэтому в кодексе  разграничены случайные убийства или  неосторожные (в обиду), убийства в  разбое, убийства на Миру «явлено», «в сваде». За «разбой без всякой «свады»  полагалось строгое наказание. Однако, отделяя преступления преднамеренные от бытовых, законодатель руководствовался принципом казуальности и фиксировал их без теоретических обобщений. В Русской Правде только намечается деление на умышленные и неосторожные деяния.
     Карательные нормы Русской Правды продолжали действовать, но к концу XV в. была подготовлена база для качественно нового уровня уголовного права. Это связано с тем, что появились новые виды преступлений против государства, его аппарата, и должностных лиц, преступность стала более масштабной, и уголовное законодательство отреагировало на это усилением репрессий.  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

IV.Гражданское процесс
Право собственности
           В феодальном обществе право собственности в среде феодалов определяется их взаимной связью и связью с государством, то есть системой вассальной зависимости, а в крестьянской среде системой запретов на распоряжение. От различий этих отношений зависит и различия в статусе собственности. В дореволюционных исследованиях шло в основном обсуждение вопросов о существовании родовой и частной собственности, мнение о коллективных формах земельной собственности преобладало.
          Юридические различия и специальная терминология для обозначения движимой и недвижимой собственности возникают значительно позднее, скачала в Европе. В силу влияния развитого римского праве а потом в России. Юридическая формулировка права собственности складывалась в России под воздействием буржуазных отношений и соответствовала, аналогичному понятию в других буржуазных странах. Ее суть, заключающаяся в том чтобы подчеркнуть экстраординарное положение субъекта собственности. определена еще в римском праве: "Собственнику принадлежит исключительное, и независимое господство над вещью".
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.