На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Выводы американской военно-политической элиты после кувейтского кризиса, роль США в его урегулировании. Военные аспекты концепции двойного сдерживания и поведения США на Ближнем Востоке. Анализ ошибок и корректировка политики в отношении Ирака.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Междун. отношения. Добавлен: 26.09.2014. Сдан: 2011. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):



Американская стратегия сдерживания на примере стран Ближнего Востока

Новые глобальные вызовы международной безопасности и ответы на них постепенно приводят к пересмотру политических концепций прошлого, попытке формирования подходов и теорий, адекватных новой среде. Такой процесс создает ряд критических гипотез, трансформирующих ключевые элементы прежней структуры. Это прежде всего связано со смещением угрозы глобальной безопасности с биполярного уровня на многополярный, причем особое внимание уделяется региону Ближнего Востока, что в определенной степени обусловлено так называемым «постсентябрьским синдромом» в американской политике. Отныне американская политическая наука все больше ассоциирует терроризм с «государствами-изгоями». Стоит, однако, отметить, что такая ситуация является в определенной степени результатом американской политики в регионе Ближнего и Среднего Востока в 90-е годы XX столетия.
Из кувейтского кризиса американская военно-политическая элита вынесла два вывода по поводу нового миропорядка. Представители госдепартамента настаивали на усилении роли ООН при сохранении лидирующей роли США в этой организации. В то же время в Пентагоне открыто говорили о том, что лишь лидирующая роль США обеспечила эффективность ООН в ходе кувейтского кризиса. Таким образом, Соединенные Штаты как единственная сверхдержава в мире обязаны взять на себя поддержание безопасности без консультаций ООН. Руководству же США в регионе Ближнего Востока нужна была такая политика, которая бы стала компромиссом между этими двумя точками зрения.
В качестве основы своей политики в регионе Персидского залива администрация Б. Клинтона приняла так называемую доктрину «двойного сдерживания («dual containment») двух наиболее опасных государств - Ирана и Ирака. В рамках этой доктрины предлагалось использовать механизм экономических санкций и политического бойкота с целью свержения существующих режимов и демократизации внутриполитической системы указанных государств. Непосредственно военные методы предполагалось использовать только в случае острой необходимости, например, когда «жизненно важным» интересам США либо суверенитету их региональных союзников угрожает реальная опасность со стороны объектов сдерживания2.
В отношении Ирака особая роль отводилась ЮНСКОМ (UNSCOM) - Спецкомиссии ООН по разоружению Ирака, ликвидации его оружия массового уничтожения (ОМУ) и ядерных программ. Над иракской территорией на севере и юге сохранялись зоны, созданные США без одобрения Совета Безопасности ООН. Эти зоны патрулировались авиацией союзников, в то время как иракской авиации было запрещено в них находиться. В случае сопротивления Багдада резолюциям ООН Вашингтон сохранял за собой право военного давления на Ирак.
В рамках указанной концепции Пентагон получил право кроме 5-го флота США, традиционным местом базирования которого является Бахрейн, оставить в районе Залива большой контингент пехоты (около 20 тыс. личного состава). Признавалось необходимым всестороннее развитие военных связей с монархиями этого региона. В течение первой половины 90-х годов к уже существующим базам США в Омане и Бахрейне прибавились с согласия кувейтского, саудовского и катарского правительств на территории этих стран гарнизоны с некоторым количеством американских военнослужащих. События 1990-91 гг. послужили основой для новой военной доктрины США, согласно которой обычные вооруженные силы должны быть на таком уровне готовности, который позволяет параллельное проведение двух операций, аналогичных «Буре в пустыне». В регионе Залива участие США в обеспечении мира и стабильности от посягательств «все еще агрессивного Ирака и революционного Ирана» осуществлялось путем заключения двухсторонних соглашений о совместной обороне со странами ССАГПЗ, «помощи в военных вопросах безопасности», прямом военном присутствии, совместных учениях. Американское военное командование особо отмечало, что «эти действия в регионе жизненно важны для США и глобальной безопасности».
Как концепция «двойного сдерживания», так и эта доктрина Пентагона отвечали новому теоретическому осмыслению системы международных отношений, предложенному американским руководством. Согласно этой позиции, в существенной степени унаследованной от предыдущей администрации, в новом мире основная опасность для глобальной стабильности исходит от так называемых «государств-изгоев» («rogue states»), режимы которых обвиняются в нарушении прав человека, проведении агрессивной политики, поддержке международного терроризма и стремлении к овладению ОМУ4. Большинство государств из числа «угрожающих» безопасности в основном концентрируются в регионе Ближнего и Среднего Востока - Ирак, Иран, Ливия, Сирия.
Военные аспекты «двойного сдерживания» сперва играли второстепенную роль, будучи ограничены лишь концентрацией войск на Аравийском полуострове и эпизодическими обстрелами гражданских и военных объектов в Ираке. Не имея серьезного военного значения, эти действия привели к существенным стратегическим результатам в ином смысле, они послужили катализатором для экстремистских и исламистских движений на территории аравийских монархий. В 1995-96 г. в Саудовской Аравии было совершено два масштабных теракта на американских военных базах, вследствие чего 25 солдат погибли, а более пятисот получили ранения.
В 1997-1999 гг. в период «иракских кризисов» роль военного присутствия США в регионе становится весьма весомой. Политика «игры на нервах», которую проводил С. Хусейн, предусматривала периодическую эскалацию напряженности в регионе Персидского залива, отказ выполнять какие-либо требования ООН или США до ликвидации режима санкций, резкие заявления в адрес американского руководства. В ответ Вашингтон немедленно начинал увеличивать военное присутствие в регионе. Багдад отступал, соглашаясь на компромиссное решение через посредников (чаще всего французских или российских дипломатов). При помощи таких действий правительство Ирака шаг за шагом отвоевывало международное признание. Администрация Клинтона удерживалась от принятия несогласованных с ООН радикальных решений по иракскому вопросу, поскольку Совет Безопасности заблокировал бы силовое решение проблемы. Лишь один раз США осмелились реализовать нечто вроде военной операции - ракетно-бомбовые удары по Ираку (операция «Лиса в пустыне» 16-20 декабря 1998 г.). Они были связаны с внутренними сложностями Б. Клинтона (возможность импичмента) и не несли стратегического значения для ближневосточной политики США. В то же время последствия этой операции стали саморазрушительными для политики «двойного сдерживания», окончательно дискредитировав ее в глазах мировой общественности.
В связи с очевидной стратегической неудачей операции «Лиса в пустыне» среди американского истеблишмента, особенно республиканцев, все чаще стали звучать голоса за пересмотр концепции сдерживания. Лидер республиканского большинства в Сенате Т. Лотт заявил, что новая доктрина «должна быть оттеснением («rollback»), а не сдерживанием». П. Вулфовиц, нынешний заместитель министра обороны отмечал: «Свержение Саддама - единственный результат, который может отвечать жизненно важным интересам США в стабильном и безопасном регионе Залива»5. Для этого необходимо осуществлять всестороннюю поддержку оппозиционно настроенным иракцам, прежде всего оппозиции в изгнании.
Администрация Б. Клинтона после неудачи 1998 г. была вынуждена откорректировать свою политику в отношении Ирака, определив ее как «сохранение внимания к Ираку наряду с работой во имя смены его режима»6. Политика «сдерживания плюс смена режима» на практике означала совмещение принципов «двойного сдерживания» с усиленной поддержкой иракской оппозиции (Конгресс дополнительно ассигновал на это около 100 млн. долл.), что стало некоторым компромиссом между «сдерживанием» и «оттеснением». Однако ставка на то, что внутренней оппозиции и оппозиции «в изгнании» совместными усилиями удастся свергнуть баасистский режим, опираясь на финансовую поддержку США, оказалась совершенно неоправданной. Похоже, однако, что и сам президент Клинтон не очень верил в успех подобной инициативы и предложил ее лишь для того, чтобы уменьшить критику со стороны неоконсерваторов, сторонников силовой политики в отношении Ирака.
В конце 90-х годов проблема так называемых «государств-изгоев» вновь обостряется. Это в значительной степени связано с докладом Комиссии по проблеме ракетного оружия под председательством Д. Рамсфельда в 1998 г. о растущем количестве ракетных угроз для Соединенных Штатов. В частности, на первое место выдвигалась аргументация о быстром распространении ракетных технологий, вследствие чего они стали доступны для так называемых «стран-изгоев», то есть режимов третьих стран (Северная Корея, Ирак, Иран, Ливия), агрессивно настроенных по отношению к США. Поводом для обострения проблемы стали испытания Северной Кореей баллистической ракеты «Тэподонг». И хотя Северная Корея и не принадлежит к региону Персидского залива, ее причастность к числу «государств-изгоев» обусловила пристальное внимание к этим государствам, среди которых угрозой № 1 всегда представлялся Ирак.
Очередным этапом эволюции американской военно-политической стратегии сдерживания в отношении Ближнего Востока стали события 11 сентября 2001 г., когда за крупнейшими в истории США терактами стояли исламские экстремисты. Именно в этот период Соединенные Штаты все чаще заявляют о неэффективности военной стратегии сдерживания, которая была основной военной доктриной Вашингтона после второй мировой войны. Сдерживание действовало как на глобальном (двухсторонние отношения с СССР), так и на региональном уровне. Подобно тому, как в рамках общей стратегии сдерживания (containment) функционировала его военная составляющая, а именно ядерное сдерживание (nuclear deterrence), аналогичная ситуация в региональном контексте действовала и в отношении Ирана и Ирака. До последнего времени ядерное сдерживание считалось универсальным средством предотвращения агрессии, однако после 11 сентября многие оборонные доктрины были пересмотрены на высочайшем уровне. Впервые об этом было объявлено американской администрацией в знаменитой речи Дж. Буша в Вест-Пойнте в мае 2002 г. «Сдерживание невозможно, поскольку нерациональные диктаторы, которые владеют оружием массового уничтожения, способны предоставить это оружие или ракеты террористическим союзникам». Возможность связи между «государствами-изгоями» и известными террористическими организациями приводит к тому, что администрация Буша-младшего начинает характеризовать эту группу государств как «террористические». И вновь взгляды Вашингтона обращаются на Ирак, который в течение 90-х годов был основным объектом военно-политического давления американцев. В этот раз Ирак был объявлен источником мировой террористической угрозы.
Структура действий против подобной угрозы наиболее четко и исчерпывающе была продемонстрирована в Стратегии национальной безопасности за 2002 г. Этот документ одновременно стал ярчайшим подтверждением трансформации классической американской военной политики. Согласно его положениям, «маловероятно, что сдерживание, основанное лишь на угрозе возмездия, сработает против более склонных к риску лидеров «государств-изгоев», которые способны поставить на карту жизни своих соотечественников и благополучие народов», а потому, исходя из положения «о неминуемой угрозе», США в случае необходимости прибегнут к упреждающим действиям»9. Таким образом, Стратегия национальной безопасности 2002 теоретически обосновывает переход США от сдерживания агрессора имеющимся военным потенциалом государства к активному использованию этого потенциала.
Этот принцип стал идейной основой военной операции США против Ирака в 2003 г., когда Вашингтон фактически воплотил его положения в жизнь. В то же время последствия американской военной операции имеют куда больший резонанс, нежели результаты обычной региональной военной операции. А именно: впервые за всю историю существования США как глобальной сверхдержавы американское руководство на официальном уровне подвергло критике фундаментальную доктрину, которая была основным лейтмотивом внешней политики государства с 1947 г. Для этого Вашингтон выдвинул ряд аргументов, предварительно рассмотренных американскими стратегическими аналитиками. Все эти аргументы касаются именно «государств-изгоев», прежде всего Ирака, и лежат в области понимания и восприятия сдерживания как угрозы возмездия. Теоретическая основа этого положения берет начало еще в давней научной дискуссии о рациональности сдерживания. Основной аргумент состоит в том, что метод анализа теории игр, на котором основана концепция сдерживания, берет начало еще в западноевропейской философской традиции и может противоречить стереотипам мышления представителей иных культур, таких, например, как исламская10. В данном контексте существует несколько параметров, на которых основано сдерживание и которые, по мнению многих ученых, могут быть неадекватно интерпретированы представителями исламской культуры:
1) соотношение преимуществ от нападения и рисков от его последствий (в европейской и американской науке неприемлемым считается риск потери больше 50% населения (в американ и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.