На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Сравнительная характеристика Конституций Германии 1871 и 1919годов

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 27.06.2012. Сдан: 2011. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


ОГЛАВЛЕНИЕ 
 

Введение_________________________________________________________3 

1. Сравнительная  характеристика Конституций Германии 1871 и 1919годов_4
1.1. Общие положения  Конституции Германии 1871 и 1919 годов  _________4
1.2. Организация  власти в соответствии с      Конституциями        Германии 1871 и 1919 годов__________________________________________________6
1.3. Основные  права и обязанности немцев ___________________________17 

2.Решение задач  __________________________________________________20 

Заключение______________________________________________________22 

Список используемых источников___________________________________23 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение
      История есть область размышлений  человечества о самом себе и результатах  своей деятельности, утверждал русский историк Виноградов П.Г. в конце 19 века, названного им также веком становления социальной истории как науки.
        История германского, английского  права является частью социальной  истории, которая изучает не  только характерное, особенное для определенного периода времени в правовой жизни народа Германии, Англии но черты сходства, элементы заимствований и подражаний в моральном культурно-нравственном или хозяйственном общении и регулировании на протяжении всей истории .
      Роль  сравнения и анализа вполне очевидна - они изображают культуру немцев более гибкой и более восприимчивой к внешним влияниям, причем сравнение образует еще один канал взаимосвязи рассматриваемых культур германского народа 19 и 20 веков.
      К тому же, правовой опыт соседних народов всегда был объектом повышенного внимания не только законодателей и политиков, но и людей «подвижных сословий» - торговцев, дипломатов, военных, моряков, путешественников. В современных условиях насыщенного и интенсивного международного торгового и культурного общения этот интерес усилился еще больше. Для сегодняшних законодателей и реформаторов уже недостаточно знания одного отечественного законодательства в его исторической эволюции преемственности, поскольку право в основных принципах и институтах лучше всего обозревается в общей картине истории права народов и государств.
      Поэтому стоит рассмотреть эволюцию права  Германии, английского судопроизводство, на протяжении 19-20 веков, выявить недостатки, противоречия и положительные моменты  законодательства того времени, его роль в формировании современного государства.
 

       1. Сравнительная характеристика Конституций Германии 1871 и 1919 годов.
      1.1. Конституции Германии 1871 и 1919 годов. 

      По  мнению Г. Хаттенхауэра из Кильского  университета, одними из первых образцов современного конституционного искусства следует считать «Бисмарковскую имперскую конституцию»1871г. и «Веймарскую имперскую конституцию» 1919г. На  каких фактах основано это мнение? Для ответа на данный вопрос стоит подробно ознакомиться с историей и положениями конституций Германии.
      1.«Веймарская  имперская конституция» 1919г. является  правовым преемником «Бисмарковской  имперской конституции»1871г., хотя  они имели место быть в разные  века, при разном стечении обстоятельств:
      - «Бисмарковская имперская конституция» была введена в действие от 16 апреля 1871г., после победы над Францией и коронования германского императора. Ее проект был изготовлен в 1867г. – после победы над Австрией и образования Северогерманского союза, в который вошли все северные, ряд западных и южных немецких государств и который обеспечивался экономической и военной мощью Пруссии. Тогда воплощался в реальность курс Бисмарка на милитаризацию.
      - «Веймарская имперская конституция»  была принята 11 августа 1919г.  под значительным давлением социалистов. Тогда война 1914-1919гг. разрушила мечту германских милитаристов и правящей династии о всеевропейской и мировой гегемонии. В истощенной и разгромленной стране вспыхнула революция, двадцать две династии отреклись от престола, Вильгельм 2 эмигрирует в Голландию.
      2. Форма правления при Бисмарковской  и Веймарской конституциях.
      -  В 1871 году германия представляла  собой федерацию 22 монархий и  трех вольных городов (Любек,  Гамбург, Бремен)
      -  В 1919 году государство объявлено  республикой, но сохранено прежнее название – Германская империя этом прежнее название – Германская империя. Устойчивость этого наименования имела несколько возможных оправданий. Она указывала на связь с национальным объединительным движением 1848-1849 гг., когда название «Германская империя» и цвета национального флага были установлены в так называемой Франкфуртской (не действовавшей) конституции 1849г. Она подчеркивала также правовое преемство с империей 1871г., законы которой, за исключением противоречащих новому строю, были оставлены в силе. Наконец, новая империя (держава) унаследовала от прежней - ее федеративный строй. Теперь это была федерация 18 земель, а не «союз династий». Особая (долговременная) результативность конституционного законодательства современной Германии во многом объясняется богатейшим опытом 19 столетия и особой преемственностью между конституционными программами за столетие между Франкфуртской конституцией 1849г. и Боннской конституцией 1949г.
      Федерализм  третьего рейха был очень своеобразным и непохожим на другие федерации. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

      1.2.Германии 1871 и 1919 годов 

Конституция Германской империи 1871 года
Конституция Германской империи  1919 года (Веймарская)
 
 
На  союзной территории империя пользовалась правом законодательства, применяясь к содержанию этой Конституции имперские законы имели преимущество перед законами областными. Надзору со стороны империи и ее законодательству подлежат следующие
моменты:
- Определения,  касающиеся свободы переселения,  отношений к месту рождения  и месту жительства, права гражданства, паспортов, полиции, иностранцев, а так же касающиеся ремесла и страхования, сверх того определения о колонизации и о переселении в иностранные, негерманские земли.
- Законодательство  таможенное и торговое и установление  налогов, необходимых для нужд империи.
- общие  определения о банках
- патенты  на изобретения
- охрана  авторской собственности
- организация  общей защиты германской торговли
- железные  дороги и пути сообщения
- почта  и телеграф
- общее  законодательство в гражданском  праве, уголовное право и судопроизводство
- армия  и военный флот империи
Конституция определяла круг исключительного ведения империи: внешние сношения, военное, монетное, таможенное дело, почта и телеграф, вопросы гражданства и эмиграции. Дело в том, что каждый гражданин «земли» был одновременно и гражданином империи. К этому же кругу отнесено было установление общих оснований отраслей права-права землепользования, школьного дела, права религиозных обществ, союзов чиновников, основ регулирования местных налогов (во избежание двойного обложения и стеснения торгового оборота).
Конституция определила область так называемого  конкурирующего законодательства  – гражданское и уголовное  право с подотрослями вплоть до регулирования  кинопрокатной деятельности. К этой же сфере были отнесены вопросы регулирования правовых аспектов использования авиации, железных дорог, внутренних водных путей, право экспроприации и обобществления, социальное страхование и рабочее законодательство, печать, союзы и собрания,  меры и весы, торговля, банковское дело, полиция и т.д. Отдельное направление такого регулирования составило право введения налогов для общефедеральных целей, право контроля (надзора) за исполнением федеральных законов органами земель, широкая указанная власть правительства империи в сфере имперского и посредствующего (через земли) управления, право обращения к Верховному суду в случае разногласия с землей (и в крайнем случае -  право принудительного воздействия на учреждения земли).
Третий  сектор правомочий составили правомочия земель. Здесь было
зафиксировано право заключать от своего имени  публично-правовые договоры с иностранными государствами  (при согласии на эти договоры имперской власти); право судиться с имперской властью  и друг с другом на равной основ; право на федеральное представительство в имперском совете (рейхсрате), у которого были значительные полномочия в области контроля за законодательством и указанной властью имперского правительства.  Положения этого раздела все же позволяют отнести Германию к разряду союзных государств, хотя два предыдущих скорее свидетельствуют о наличии большой власти у центра и весьма малом влиянии земель, напоминающем возможности автономных областей в унитарном государстве. Почти все земли называют себя старым термином, который может означать и «республику» и «свободное государство». Все земли воспринимали себя как государства и усердно разрабатывали новые конституции. Повсюду возникли однопалатные сеймы или ландтаги и, соответственно, опирающиеся на их «доверие» всевозможные кабинеты, правительства, сенаты и иные правящие коллегии, в каждой из которых от  3 до 16 членов. Пруссия по конституции 30 ноября 1920г. учредила у себя Государственный совет-вторую палату из представителей местного самоуправления. 
 
 
 
 
Учреждения  власти и управления
- Все участники Германской союзной  империи были монархиями, а не  республиками -  Монархическая  власть не легко поддается  ограничениям, хотя в конституции  было записано, что имперские  законы имеют преимущество перед  законами областными и что  «надзору империи и ее законодательству принадлежит общее законодательство в гражданском праве, уголовное право  и судопроизводство» (ст.4 в ред. 1873г., принятая после троекратного, начиная с 1871г., обсуждения полномочий законодательного собрания империи)
- монархическая  организация сохраняла крайнюю  неравномерность могущества отдельных  государств и привела к тому, что империя была оформлена  как договорной союз. В преамбуле  в связи с этим говорилось, что прусский король от имени  Северо-германского союза и еще ряд монархов заключают «вечный союз для защиты союзной территории и применяемого на ее протяжении права, а так же для
обеспечения благосостояния немецкого народа. Этот союз будет именоваться Германской империей» 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

        

                       

Пруссия                                       Саксония        Бавария                                                                                                                                                                                                          
     17                Бавария 4 4
                              6
             Баден Гессен
Мекленбург-Шверин                          3                         3
      2   Брауншвейк
              21 
 
 
 
 
 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


     
 
 
 
 



Необходим-
мо решение 
союзного  со-
вета  при  

 

 
 
 
 
 

Особое  место Пруссии в Германской империи  определялось и тем, что президентство  в Союзе закреплялось за прусским королем, получившим название Германского императора. Он обладал по Конституции обширнейшими полномочиями. Являясь главой исполнительной власти, он назначал должностных лиц империи, и прежде всего канцлера. Ему принадлежало право созывать, закрывать и распускать Союзный совет и Рейхстаг,  а также право «разработки
и публикации»  имперских законов и надзора  за их исполнением. Ряд важнейших  своих полномочий он осуществлял  с согласия Союзного совета: объявление войны и мира, заключение договоров, проведение экзекуций в отношении  государств, не выполняющих своих союзных
обязанностей, и пр.
Представление о роли императора в конституционном  механизме было бы неполным без выяснения  положения имперского канцлера, воплощавшего в своем лице правительство империи, должность которого традиционно заменял министр-президент Пруссии1, и более того, бессменно с 1862 по 1890г. - Отто фон Бисмарк, одна из
крупнейших  политических фигур Германии 19 века.
Канцлер был не только единственным имперским  министром, но и председателем бундесрата. Его голос был решающим в верхней  палате при равенстве голосов (§ 3, ст.7, разд. 3), если он выступал «за сохранение существующих предписаний и установлений», касающихся административных положений, регулирующих исполнение общего законодательства о таможенных тарифах, о ряде важнейших косвенных налогов (гл.6, ст.37), а также, если в бундестаге не достигалось соглашения по военным вопросам. И более того, если общие расходы империи не покрывались соответствующими налогами и пошлинами, он имел право назначать взносы с имперских государств для пополнения имперского бюджета (гл.12, ст.700.
Конституция не знала принципа «ответственное правительство», ставшего лозунгом либеральной буржуазии, выступившей против «мнимого конституционализма»  Германской империи, за парламентскую  монархию Вестминстерской модели. На исполнительную власть по Конституции фактически не возлагалось никакой ответственности. Почти самодержавная власть германского императора должна была сдерживаться лишь правом канцлера на контрасигнатуру. Но при подписании военных приказов, объявлении войны, заключении мира, в вопросах командования армией и флотом император не был связан контрасигнатурой канцлера. Канцлер также должен был ежегодно представлять Союзному совету и рейхстагу отчет о расходах (12,72), но сместить его с должности мог только император, что превращало эту ответственность в функцию.
Бесконтрольность  императора и канцлера опиралась  на значительные контрольные полномочия бундесрата с его прусским большинством. В Конституции при всей широте императорских полномочий даже не ставился вопрос о вето кайзера в законодательном процессе. В этом для правительства не было необходимости. Вето было прерогативой всегда послушного бундесрата.
Конституция не провозглашала даже формально  принципа «народного суверенитета», который  приходил в полное противоречие с консервативными представлениями правящих кругов (и в значительной мере массового сознания) о государственной власти монарха, воля которого является высшей. От имени императора осуществлялась и исполнительная, и законодательная власть, определялась компетенция государственных учреждений и должностных лиц.
Рейхстаг, нижняя палата, создаваемая на основе «всеобщих выборов с тайной подачей голосов», находился под контролем императора. Он обладал значительно меньшими полномочиями, чем бундесрат. Ни один закон, принятый рейхстагом не мог увидеть свет без утверждения бундестагом (гл.3, ст.7), которому предоставлялись также полномочия на издание административных предписаний и инструкций, необходимых для проведения в жизнь имперских законов, как право роспуска рейхстага при согласии императора (гл.5, ст.23), разрешения конфликтов между землями с правом определять необходимость применения мер принуждения (экзекуции) к союзным государствам (гл.4, ст.190. Формально «всеобщее избирательное право» также не было всеобщим при высоком возрастном цензе (в 25 лет), при лишении избирательного права лиц, пользующихся помощью для бедных, ограниченных в гражданских и политических прав по суду, «нижних чинов войска и флота, находящихся на службе» и пр.
Бурные  споры при создании конституции вызвал вопрос о вознаграждении депутатов. Победила точка зрения Бисмарка, что члены рейхстага на должны получать за свою работу «никакого жалования или вознаграждения» (гл.5, ст.32).
Конституционный механизм Германской империи создавался для наиболее эффективного решения под руководством Пруссии сложных внутри- и внешнеполитических задач, главным образом с помощью военной силы. В Конституции нет ни декларации, ни главы, посвященной правам и свободам немцев. Вместе с тем самая обширная глава 11 посвящена «военному делу империи», в которой закрепляются всеобщая воинская обязанность (ст.5,7) при принадлежности каждого немца в течение 7 лет (по общему правилу- с 20 до 28 лет) к составу армии, (ст.59), требование немедленного введения по всей империи прусского военного законодательства и подготовки всеобщего имперского военного закона с целью создания единой германской армии, «подчиненный императору, безусловно следующей его приказу» (ст.64), право императора назначать, увольнять, перемещать всех высших чинов, использовать армию для полицейских целей (ст.66) и объявлять любую сезонную территорию на военном положении, если что-либо «угрожает общественной безопасности» (ст.68) и пр. 
 
 
 

      
Служить делу внутреннего  и внешнего мира и способствовать общественному прогрессу «Германский народ, единый в своих племенах и  одушевленный намерением обновить и  упрочнить державу на началах  свободы и  справедливости, послужить  делу внутреннего и внешнего мира и способствовать общественному  прогресс, начертал дл себя эту Конституцию». 
 
 

 
 
 
 
 
 

 
 


Бывшие  союзные государства получили название земель, а своеобразная верхняя палата имперского парламента была названа не бундесратом (Союзным советом), а рейхсратом (Имперским советом).
Земли имели свои законодательные органы-ландтаги и конституции, которые должны были закрепить, согласно ст.17 Веймарской конституции, республиканскую форму правления и всеобщее, равное прямое избирательное право при тайном голосовании.
Пара  земель были значительно ограничены в области законодательства и  финансовой сфере. В ст. 6-12 Конституции  предусматривался сложный порядок  распределения законодательных  прав между империей и землями, основанный на главном принципе – имперское право имеет преимущество перед правом земель (ст.15).
Ряд сфер общественной жизни – внешние  отношения, гражданство, таможенное, почтовое и телеграфное дело, устройство обороны  и другие – регулировался исключительно  законодательством империи (ст.6). Гражданское уголовное право, судопроизводство, печать, союзы, собрания, торговля, промышленность, горное дело и др. – были отнесены преимущественно к законодательству империи (ст.7). Земли сохраняли законодательную власть по этим вопросам до тех пор и в той мере, в какой империя не пользовалась своими законодательными правами. В этом случае земельный закон находился под угрозой его отмены. согласно ст.13, «при возникновении сомнений и различий во взглядах» по закону, принятому в отдельной земле, империя имела право с помощью Имперской судебной палаты 
Отменить  его на основании главного постулата, что «имперское право имеет перевес  над правом земельным». Судебная власть была увенчана  Верховным судом. Все чрезвычайные суды упразднялись и не допускались. Судьи имперских судов и земель назначались, как и все чиновники империи, пожизненно. Судьи независимы и подчиняются только закону. Говорилось так же о создании административных судов  (по делам правонарушений со стороны чиновников) в империи и в землях.
 Кроме  того, империя могла издавать  законы «по необходимости», например  в области охраны общественного  порядка и безопасности, и устанавливать  основные положения законов (положения  о «принципах законов»), разрабатываемых  в землях, касающихся религиозных обществ, школьного дела, земельного права и пр. Эти общие принципы законодательства имели обязательный характер для земель, если речь шла об отделении церкви от государства (ст.138(1)), об «основах» служебных отношений чиновников, предписывающих в частности, устранение всех ограничений, касающихся чиновников-женщин (ст.123 (3)). Ни законодательные, ни исполнительные органы земель не имели права отходить от этих принципиальных установок центра.
При таком  распределении законодательных  полномочий между империей и землями  последним оставалось право самостоятельно законодательствовать только по малозначительному  кругу местных вопросов: о местных  налогах, о санитарной службе, дорогах  и пр.
Империи принадлежало право не только определять размеры и порядок поступлений доходов в имперскую казну, но и вмешиваться в вопросы налогового обложения отдельных земель, издавать законы, устанавливающие принципы «допустимости и способы взимания в землях налогов» (ст.11). Попытки несколько смягчить финансовый диктат центра были предприняты в 1923г., когда был принят Закон «О финансовом выравнивании», который имел, в силу недостаточной его разработанности, весьма малый эффект. Более того, согласно ст.18 Конституции, территориальные изменения или создание новых земель могли быть осуществлены только путем принятия «имперского закона», и лишь «по возможности» сообразуясь с волей населения самих земель.
Значительно больший объем полномочий сохранялся у земель в административной сфере, так как за органами земель Конституцией закреплялось право приводить в исполнение имперский закон, если «имперский закон не постановил иначе» (ст.14). Но при этом за империей сохранялось право административного надзора за органами земель. В новой Конституции, как и в старой 1871г., было предусмотрено право имперской «экзекуции» (ст.48).
Проявившееся  в этих положениях особое стремление укрепить центральную власть стало  ответом на партикуляристские настроения в землях, усилившиеся во времена  революции. По убеждению членов Национального собрания, Конституция должна была соответствовать тому идеалу действительно единого, сильного государства, которое способно было вывести страну из глубочайшего внутри- и внешнеполитического кризиса.
В соответствии с конституционными принципом народного суверенитета Рейхстагу как органу народного представительства, избираемому всеобщим голосованием, отводилось в Конституции формально первое место. За ним закреплялась высшая законодательная власть, в том числе и право изменять Конституцию (для принятия простых законов требовалось большинство, а для конституционных поправок – квалификационное большинство голосов членов рейхстага), а также вотировать бюджет. Эти права, однако, ограничивались другими конституционными органами: рейхсратом и президентом.
Рейхсрат, подобно бывшему бундесрату, формировался из представителей правительств отдельных  земель. Чтобы избежать доминирующего  положения Пруссии в рейхсрате, распределение голосов в нем  строилось по иному принципу, чем  в конституции 1871г. Каждая земля должна была иметь один голос плюс к этому дополнительную сумму голосов, из расчета 1 голос на каждые 70 тыс. избирателей, но ни одна из них не могла иметь более 2/5 всех голосов, т.е. обладать абсолютным большинством, которое требовалось для изменения Конституции. Более того, согласно ст.63 Конституции, половина из 26 прусских голосов (всего рейхсрат состоял из 66 представителей земель) передавалась непосредственно прусским провинциям.
Формально рейхсрат не обладал законодательными полномочиями, но, вотируя бюджет, рейхстаг не мог без согласия рейхсрата повышать его расходную часть или включать новые статьи расходов.
Рейхсрату принадлежало право отлагательного вето в отношении законов, принятых в рейхстаге (ст.74), «опрокинуть» которое он мог только с помощью вторичного рассмотрения и нового утверждения законопроекта квалифицированным большинством голосов. Законодательная инициатива принадлежала членам рейхстага и имперскому правительству, но правительственный законопроект нуждался в одобрении рейхсрата.
Рейхсрат, наряду с рейхстагом, обладал правом решения вопроса об изменении  или внесении поправок в Конституцию. Не принятый во внимание протест рейхсрата  против постановления рейхстага  о поправках в Конституцию  мог служить поводом для референдума, «если рейхсрат в течение 2 недель потребует народного голосования» (ст.76, п.2).
Особое  место в конституционном механизме  отводилось Президенту республики, решающее значение которого определялось его всенародным избранием, длительным сроком нахождения у власти (7 лет), правом переизбрания на новый срок. Ему как внепартийному «арбитру» и отводилась главная роль в установлении на основе консенсуса политической стабильности в стране. Независимый от парламентского большинства, президент должен был противостоять «парламентскому абсолютизму», которого так боялись левые партии. В этой роли президент наделялся и правом отменить закон, принятый рейхстагом, с помощью референдума (ст.73).
 Наряду  с правами главы государства  президент имел широкие исполнительно-распорядительные полномочия. Он назначал и увольнял рейхсканцлера империи, и по его предложению, имперских министров (ст.53), всех высших должностных лиц империи (имперских чиновников и офицеров) (ст.46), являясь верховным главнокомандующим (ст.47), представителем империи в международных делах (в качестве такового ему предоставлялось право заключать от имени империи союзы и иные договоры с иностранными государствами, аккредитовать и принимать послов (ст.45); он имел право помилования в пределах империи (ст.49). Особое место в Конституции занимала вышеуказанная ст.48 о чрезвычайных полномочиях президента, названная впоследствии статьей о «президентской диктатуре». На основании этой статьи президент имел право с помощью вооруженной силы принудить любую землю «выполнять обязанности, возложенные на нее Конституцией или имперским законом», а также принимать меры в случае «серьезного нарушения общественной безопасности и порядка» или угрозы такого нарушения. При этом он мог полностью или частично приостановить действие статей об основных правах немцев.
Президент и рейхстаг обладали, по Конституции, формально равнозначными рычагами воздействия друг на друга, призванный обеспечить баланс в системе государственных  органов.
Правительство назначалось президентом в принципе без учета парламентского большинства, но нуждалось доверии рейхстага (ст.54). Каждый член правительства должен был уйти в отставку в случае выражения ему недоверия. Сам президент перед рейхстагом не отвечал, но на правительство по правилу контрасигнатуры переходила ответственность за все приказы и распоряжения президента, в том числе и в отношении вооруженных сил, так как они должны были скрепляться подписью рейхсканцлера или соответствующего министра. По ст. 25 Конституции, у президента было такое эффективное средство воздействия на рейхстаг, как право его роспуска, но не более «одного раза по одному поводу».
Президент же, согласно ст.43, по предложению рейхстага  также мог быть смещен со своего поста народным голосованием. Рейхстаг до окончательного решения референдума должен был вынести постановление 2/3 голосов своих членов об отстранении президента от должности. Отклонение на референдуме постановления рейхстага считалось переизбранием президента и влекло за собой роспуск рейхстага.
 Ст.59 Конституции предусматривалось и некоторое подобие крайне сложной процедуры импичмента, требующей предъявления обвинения президенту, рейхсканцлеру или министру в «преступном нарушении Конституции или имперского закона» не менее чем 100 членами рейхстага. При поддержке этого решения большинством членов рейхстага в 2/3 голосов обвинение должно было рассматриваться Государственным судом Германской империи.
Наделяя президента, как гаранта демократии, огромными полномочиями, парламентарии  просмотрели опасность ослабления рейхстага, того обстоятельства, что чрезвычайная президентская власть может оказаться   в руках человека, который использует ее отнюдь не в народных интересах. История Германии нашла скорее подтверждение и этому обстоятельству.
 
1.3. Основные права  и обязанности немцев 

        В отличие от «Бисмарковской  имперской конституции» 1871г. и «Веймарская имперская конституция» 1919г. во второй части Конституции имелся раздел, включавший в себя 90 статей и названный «Основные права и обязанности немцев» с подрубщиками: «Отдельная личность», «Социальное целое», «Религия и религиозные общества», «Просвещения и школа», «Хозяйственная жизнь».
      В число основных прав отдельного человека помимо традиционных Либерально-демократических  прав на неприкосновенность личности и жилища, свободы слова и печати и т.д. были включены право родного языка, право эмиграции, право на защиту за границей. Здесь провозглашалось отделение церкви от государства, свобода преподавания (попытка организовать широкое и профессиональное образование с трудовой подготовкой) и другие права.
      Ряд принципиально новых положений  был сформулирован в подрубрике об основах социально-хозяйственной  жизни.
        Прежде всего обращает на себя  внимание право на достойное  существование, которое было теоретически  сформулировано в немецкой литературе еще в конце 19 века и в первые включено в конституционный текст (в русской филосовско-правовой литературе это право обсуждал В.Соловьев, П.И.Новгородцев и др.) «Строй хозяйственной жизни должен соответствовать началам справедливости, имея целью гарантировать для всех достойное человека существование. В этих пределах надлежит обеспечить хозяйственную свободу отдельной личности. Законное принуждение допустимо только для осуществления прав, которым грозит опасность, или ради высших требований общего блага» (ст.151).
        Это принципиальное положение  дополняется еще одним важным  требованием: «Собственность обязывает.  Пользование ею должно быть  в то же время служением  общему благу» (ст.153). Здесь также  провозглашается, что «ростовщичество воспрещается», «сделки, противоречащие добрым нравам, недействительны» и что «принудительное отчуждение может быть предпринято только для блага общественного целого и на законном основании» (ст.152-153).
      В конституции сформулирован ряд  социально-экономических прав и свобод: «свобода объединения в целях сохранения и улучшения условий труда и хозяйства… для всех лиц и профессий»; «право на свободное время, необходимое для осуществления публичных гражданских прав» с сохранением прав на вознаграждения (ст.159,160). Некоторые из этих прав обеспечиваются усилиями государства (империи, державы): «Для охранения здоровья и работоспособности, для охраны материнства и для предупреждения экономических последствий старости, слабости и различных жизненных сложностей держава создает широко поставленное страхование, в котором страхуемым предоставляется решающее участие» (ст.161). Государство принимает также «участие в международном урегулировании положения рабочих, стремящемся к установлению для трудящегося класса всего человечества общего минимума социальных прав».
      Была  также обозначена структура организаций  и учреждений по обеспечению социальных и хозяйственных интересов всей массы рабочих и служащих. «Рабочие и служащие призваны, на равных правах, совместно с предпринимателями, участвовать в установлении условий заработной платы и труда, а также в общем хозяйственном развитии производительных сил… Рабочие и служащие получают для защиты своих социальных и хозяйственных интересов законное представительство в виде рабочих советов предприятий, а также окружных рабочих советов для отдельных хозяйственных областей и рабочего совета империи» (ст.165). Рабочая сила стоит под особым покровительством государства. Это государство «вырабатывает единообразное рабочее право» (ст.1570).
      Ориентация  на приобщение к определенным социальным правам и обязанностям присутствовала в виде набора требований, предъявляемых  к школьному обучению. «Во всех школах должно стремиться к нравственному  просвещению, насаждению духа гражданственности, личной и профессиональной пригодности в духе немецкой народности и примирения народов. При преподавании в публичных школах следует остерегаться оскорблять чувства инакомыслящих.  Начатки политических знаний и трудовая подготовка входит в число предметов обучения. По окончании обязательного обучения каждый ученик получает экземпляр Конституции…» (ст.148).
      В целом вторая часть Конституции  представляла собой компромиссную  программу выразителей интересов  «среднего класса» и умеренных (реформистских) социалистических течений, в которой примирялись интересы индивида и «социального целого» и фиксировалась таким образом разновидность либерально-социалистических конституционных воззрений. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

2. Решение задач
          1 задача.
Условие:
          Власти Портсмута в 1834г. отказали Смиту Коэну вправе участвовать в парламентских выборах. Последний обратился в суд. В обоснование своих притязаний истец указал, что ему 23 года, он прожил в Портсмуте 5 лет, регулярно уплачивает налог на бедных. Иск Смита был отклонен.
Правомерно  ли решение суда?
Ответ:
        В 1832 году была проведена избирательная  реформа. В результате которой  были перераспределены мандаты.  Закон о реформе предоставил  избирательное право мужчинам, достигшим  21 года, уплачивающим налог на  бедных и имеющим недвижимость, дающее не менее 10 фунтов стерлингов годового дохода. В результате реформы получили право голоса земельные арендаторы, имеющие годовую ренту не менее 50 фунтов стерлингов год. Установлен общий ценз оседлости – 6 месяцев. Рабочие избирательного права не получили.
      Руководствуясь, положениями данной  реформы и условием задачи, можно  сделать вывод: решение суда  правомерно, при условии, что Смит  Коэн не имел недвижимость, дающую не менее 10 фунтов стерлингов годового дохода, либо не был земельным арендатором, имеющим годовую ренту не менее 50 фунтов стерлингов год. 

              2 задача.
Условие:
      В 1536 году Джон Метчем, слуга лорда  Одли, совершил кражу драгоценностей. Застигнутый на месте преступления супругой лорда. Он нанес ей смертельный удар кинжалом. Задержанный мировым судьей, он предстал пред судом.
      Какой суд должен слушать и решать данное дело? Какое наказание грозит Джону  Мэтчему?
Ответ:
            Преступление, совершенное Джоном  Метчемом относится, в соответствии  с  уголовным законодательством Англии 16 века, рассматривается как тяжкое преступление: тяжкое убийство, насильственное проникновение в чужое жилище, похищение чужого имущества.
       На основании статута, изданного  в парламенте, заседавшем в Вестминстере  в 34 году правления Эдуарда Третьего, следует предположить, что данное дело должен слушать и решать Мировой судья, лорд графства, в котором произошел данный инцидент. Наказание будет устанавливаться на усмотрение судьи: штраф или заключение в тюрьму и «никто под страхом того же наказания не смеет принимать и держать у себя на службе такового», смертная казнь. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 


и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.