На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Философия хозяйства С.Н. Булгакова

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 27.06.2012. Сдан: 2011. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
     Содержание
Введение…………………………………………………………………………...3
1. Историко-философские предпосылки философии хозяйства……………….4
2. Теоретические основы концепции…………………………………………….7
3. Современное значение «Философии хозяйства»……………………………15
Заключение……………………………………………………………………….28
Список  литературы………………………………………………………………29 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     Введение
     Творчество  выдающегося русского религиозного философа и богослова Сергея Николаевича  Булгакова очень непросто для  понимания. Это был мыслитель, руководствовавшийся, прежде всего религиозной интуицией, зачастую не доводя своих идей до полной ясности. Его взгляды и направление творческого поиска не раз претерпевали изменение. Этот непростой путь свидетельствует, что он никогда не уходил в духовный затвор личного спасения, но будучи и социологом-экономистом, и философом, и богословом всегда исповедовал убеждение, что социальная человеческая деятельность есть богоугодная и благословенная, а потому необходимая сфера жизни человека. Эта мысль – как бы лейтмотив всей его социологии.
     Уже в зрелом возрасте философ приходит к периоду переосмысления своих  взглядов и как результат возникает  «Философия хозяйства». В этой работе он дает философский анализ проблемы хозяйства, в котором предпринимает попытку осмысления его как деятельности человека и Софии по восстановлению связи между миром и Богом. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     1. Историко-философские предпосылки  философии хозяйства
     Одной из отличительных черт исторического  самочувствия нашей эпохи является, бесспорно, экономизм. Без преувеличения можно утверждать, что ни одна еще историческая эпоха не сознавала с большей ясностью хозяйственной природы жизни и не склонна была в большей степени ощущать мир как хозяйство.
     Мы  живем в эпоху обостренной  экономической рефлексии, напряженного и утонченного экономического самосознания, когда вопросы экономического бытия властно заняли в мысли и чувстве одно из первых мест. Объяснения этому явлению нужно искать, разумеется, не в одном только обострении общего самосознания или саморефлексии, которое наше время вообще отличает, но и в событиях экономической жизни, в непомерном ускорении ее темпа и колоссальном развитии хозяйства.
     Широкое развитие экономических наук за последние 1 1/2 века имеет причину не только в практической нужде, вызвано не одной потребностью ориентироваться в усложнившейся хозяйственной жизни, вместе с тем оно находит благоприятную почву и в духовном экономизме эпохи. Наиболее радикальное, а потому и наиболее интересное выражение этот экономизм получил в доктрине так называемого экономического материализма, которая оказывается поэтому в числе наиболее влиятельных и жизнеспособных учений XIX века.
     Экономический материализм не может быть просто отвергнут, он должен быть положительно превзойден, он не позволяет себя отбросить, но повелевает преодолеть. Он запечатлен особой исторической подлинностью и искренностью. Число фактических последователей экономического материализма гораздо больше, чем открытых и сознательных приверженцев, ибо, нельзя утаить, многие экономисты безотчетно отдаются этому воинствующему экономизму, который и зародился-то в этом смысле задолго до Маркса, по крайней мере, во дни Кенэ, Смита, Рикардо и всей классической школы. Экономический материализм истолковывает себя как экономический детерминизм. Он становится под философское знамя материализма и механистического мировоззрения и хочет быть их разновидностью, в их общую формулу он подставляет лишь свои определенные величины, именно: понятие хозяйствования, хозяйственной функции человека, хозяйственного его бытия. Там, где останавливается в своих объяснениях общий материализм, вступает в свои права экономический и продолжает его дело, объясняя историю человечества. Однако объяснение лишь тогда достигает своей цели, когда оно неизвестное объясняет известным, а не заменяет лишь новым неизвестным.
     Основной  вопрос, который не исследовался, хотя и в известном смысле предрешался  в экономическом материализме, таков: является ли хозяйство функцией человека или же человек есть функция хозяйства? Вековечная загадка о человеке, всегдашний стимул философствования, поворачивается в экономизме новой стороной. Есть ли человек вещь, объект, истолкования которому нужно искать в безличном, тоже объектном мире вещей и механизме вещей, определяющем хозяйственный процесс, или же, наоборот, последний сам объясняется из природы хозяйственного субъекта, порождается его деятельностью, запечатлевается его субъектностью? Эта серия общих и предварительных вопросов в значительной степени предопределяет собой содержание философии хозяйства, которая, как ни странно должно это казаться в век экономизма, не находит себе должного внимания ни среди философов, ни среди экономистов, между тем как имеет одинаковые права на внимание и тех и других.
     Основной  вопрос, который не исследовался, хотя и в известном смысле предрешался в экономическом материализме, таков: является ли хозяйство функцией человека или же человек есть функция хозяйства? Вековечная загадка о человеке, всегдашний стимул философствования, поворачивается в экономизме новой стороной. Есть ли человек вещь, объект, истолкования которому нужно искать в безличном, тоже объектном мире вещей и механизме вещей, определяющем хозяйственный процесс, или же, наоборот, последний сам объясняется из природы хозяйственного субъекта, порождается его деятельностью, запечатлевается его субъектностью? Эта серия общих и предварительных вопросов в значительной степени предопределяет собой содержание философии хозяйства, которая, как ни странно должно это казаться в век экономизма, не находит себе должного внимания ни среди философов, ни среди экономистов, между тем как имеет одинаковые права на внимание и тех и других.
     По  вопросу о субъекте хозяйства  или хозяине точка зрения, защищаемая в "Философии хозяйства", сводится к признанию всеобщего (трансцендентального) субъекта хозяйства, носителя хозяйственной функции. Таковым субъектом может быть только человечество как таковое, не коллектив или собирательное целое, но живое единство духовных сил и потенций, к которому причастны все люди, умопостигаемый человек, который обнаруживается эмпирически в отдельных личностях.
Вопрос  этот получает сугубую остроту в  наше время, когда вообще так усиленно ищут волевых корней мышления и знания и когда идея инструментального  значения научных понятий сделала  такие успехи. Философия хозяйства ставит на своем языке проблемы гносеологии, точнее, теории науки (наукоучения), и разрешает их в смысле соединения трансцендентального идеализма с экономическим прагматизмом в учении о хозяйственной природе знания и о трансцендентальных (априорных) его основах, причем это соединение возможно лишь на почве центральной метафизической идеи - о человечестве как трансцендентальном субъекте хозяйства.
     Таким образом, философия хозяйства в  своем, развитии включает основные проблемы философского сознания, но в центре ее стоит антропология - учение о человеке в природе. 
 
 

     2. Три варианта христианской философии  хозяйства
     Различные философские системы не только смотрят  на мир чрез разные окна, но предполагают и различные, хотя и необходимые для них догматические базы, иногда сознательно, иногда бессознательно. Другими словами, они построятся из аксиом, интуитивных и недоказуемых. В основе всякой подлинной философской системы, т. е. имеющей самостоятельный мотив, лежит некоторая внутренняя интуиция, особым образом качественное мироощущение. Нельзя спорить об аксиомах, и, однако, различие аксиом с необходимостью ведет и к различию выводов. Ибо по-своему одинаково последовательны и евклидова и неевклидова геометрия, различаются их аксиомы. И, исходя из такого интуитивизма в понимании философских систем, я наперед должен признать, что и системы философии хозяйства могут правомерно различествовать, если различаются исходные их аксиомы. Здесь заложена возможность неистребимых, по крайней мере средствами теории, разногласий, единство мыслей достигается только жизненным единением. И потому для меня ясно, что наряду с данною философией хозяйства может быть построена и совершенно иная. Это так. Но на одном можно и, я думаю, должно мне настаивать как на непререкаемом, - на самой проблеме, другими словами, на правомерности построения философской системы, рассматривающей мир как хозяйство. Проблема эта еще не ставилась в истории мысли во всю свою ширь, хотя к ней вплотную подходили с разных сторон столь различные течения мысли, как экономический материализм, спиритуализм, прагматизм, идеализм, мистицизм, причем все эти направления, своеобразно переплетаясь, объединяются и в философии хозяйства.  
 
 
 
 

     Следуя  Максу Веберу, генезис капиталистического духа связан с формированием религиозных норм протестантского мирского аскетизма. Христианская трудовая этика определила появление капитализма. Развивающееся капиталистическое общество оказывается во власти формальной рациональности. В нем целерациональное действие превалирует над всеми остальными типами социального действия. При целерациональном действии критерием рациональности является успех. Однако речь идет не о роскошном потреблении как цели жизни, а о восприятии хозяйственной деятельности как Божественного призвания, вдохновении хозяйственной деятельности религиозной энергией. Развитие формальной рациональности для Макса Вебера является движением всего исторического процесса. Мировая экспансия целерационального действия означает триумф капитализма. В качестве последствий развитие рационализации оборачивается развитием бюрократии. Согласно Максу Веберу, рационализация предполагает, в конечном итоге, распространение бюрократического контроля. Человеческая жизнь подчиняется бюрократической регуляции. Макс Вебер видел угрозу демократии со стороны бюрократии, связывая её с процессом "деперсонализации" индивидов в бюрократических организациях. Он также усматривал угрозу декультурации при тотальном доминировании целерационального действии в общественной жизни. С его точки зрения, последовательная рационализация жизни ведет к отмиранию ее религиозного компонента. "Расколдовывание" мироздания посредством прогрессирующей рационализации приводит к секуляризации и, возможно, к кризису культуры. Целерациональное действие постепенно автономизируется от собственных религиозных истоков, освобождается от религиозных смысловых оснований, порождая секуляризацию, декультурацию, тотальное распространение бюрократического контроля.
     Макс  Вебер в своем анализе развития капитализма применил идеографический метод Г. Риккерта - метод описания историко-культурных реалий в их неповторимом ценностном своеобразии. Уникальная ценностная детерминация Реформации породила капиталистический дух, вызвавший к жизни экспансию целерационального действия. Постепенно целерациональное действие "выпадает" из христианского религиозно-культурного контекста и провоцирует углубление секуляризации, деперсонализацию в бюрократических механизмах, тенденции декультурации.
     На  наш взгляд, веберовскую теорию происхождения  и развития капитализма возможно "прочесть" через призму философии хозяйства С. Булгакова. Безусловно, философия хозяйства С. Булгакова формировалась под непосредственным влиянием В. Зомбарта, Р. Штаммлера и М. Вебера. Сближаясь с Р. Штаммлером, С. Булгаков обосновывал важность ценностного подхода к анализу экономической жизни, определяющую роль правовых и этических норм в развитии экономики. В работах Вернера Зомбарта С. Булгакову оказались близки идеи влияния религиозно-культурного фактора на пути социального развития. Идейная близость с М. Вебером обусловливается констатацией связи христианской этики и экономической жизни Европы. Однако С. Булгаков творчески использовал идеи западных ученых. Ему удалось осуществить синтез западных теорий с принципами метафизики всеединства, а также с патристическими концептуализациями. Булгаковская философия хозяйства дает православное постижение экономической деятельности, поскольку религия здесь выступает не просто как фактор, влияющий на экономическую жизнь, но как целостная перспектива мировидения, фундаментальная система координат для оценки реальности.
     Особенно  важно отметить, что С. Булгаков испытал  серьезное воздействие концепции  хозяйственной деятельности Григория Паламы. В сущности, булгаковскую философию  хозяйства возможно рассматривать как творческое развитие паламистского богословско-философского синтеза. Григорий Палама истолковывал человеческое бытие как наиболее совершенное среди всех видов тварного бытия. Человеческое бытие обладает большим совершенством, чем бытие ангельское, что обусловлено наличием у человека телесности, воплощенностью человеческого существования. Способность к хозяйственной деятельности как способность к разумному творчеству является привилегией человеческой жизни и отражает в человеке Божественный образ. Следуя Григорию Паламе, посредством присутствия в человеке Бог становится управителем природы, поскольку человек призван к творческо-попечительской миссии по отношению к тварному миру. Задача человеческой персоны состоит в том, чтобы достичь единства с Богом и тем самым объединить Бога и мир, поскольку бытие человека несет в себе все уровни тварной Вселенной. Григорий Палама видел человеческое бытие как микрокосм и рассматривал природу в качестве продолжения человеческой телесности. Солунский митрополит усматривал в хозяйственном владении землей тесную связь с духовным самодержавием человека - подчинением чувственного начала человеческой природы разумным.
     В своей философии хозяйства С. Булгаков следует паламистскому  видению хозяйственной деятельности. В его интерпретации человечество как единое целое посредством экономической деятельности созидает собственную историю как историю собственного тела, потому что потенциальное тело для человека - весь мир. Разумно преобразовывая природу хозяйственной деятельностью, человечество созидает собственное универсальное естественное тело, изображая в своей деятельности Божественный образ бытия. 
 
 
 
 

     2. Теоретические основы концепции.
     Два направления построения задуманной системы — это отношение Бога и мира как вещей, трансцендентных друг другу, и попытка оправдания жизни в мире, которая принимает у Булгакова форму хозяйства. Ключевыми понятиями книги являются понятия жизни и смерти как первичной антиномии существования. Формой преодоления небытия в бытии является хозяйство — “в нем выражается стремление превратить мертвую материю... в живое тело”
     Сущность  мирового процесса заключается в  космогонической битве между  Меоном и Бытием, и это именно процесс роста, становление; но даже меональное небытие несет в себе начатки жизни, тяготеет к органичности. Человек, преобразуя мир, актуально несет в себе программу, проект будущих преобразований. Трансцендентальным субъектом хозяйства для Булгакова является София — человечество в его метафизической связности, понятой “не только в эмпирическом или статистическом, но и в динамическом смысле, как мощь, как энергия”.
     Индивиды  “суть копии или экземпляры, род  их — идея, предвечно существующая в Божественной Софии, идеальная  модель для воспроизведения”.
     В целом “Философия хозяйства” представляет собой попытку создания экономикохристианской метафизики, попытку соединения в единой системе экономического ощущения мира и религиозного миросозерцания.
     Вся величественная структура мироздания держится, по Булгакову, на трех китах: человек, природа, культура. Бытие человека, а это хозяйственное бытие, нельзя объяснить только с опорой на экономику. Для этого необходимо охватить всю систему общественных отношений через призму синтеза природы, человека и культуры. И человек тогда предстает как существо тройственное, био-социо-духовное, к тому же человек не как индивид, а как человек-человечество. Вернемся к "Философии хозяйства". Человек, указывает автор, "будучи частью природы, до некоторой степени ее продуктом, носит в сознании своем образ идеального всеединства, в нем потенциально заложено самосознание всей природы. В этом самосознании непосредственно проявляется мировая душа, идеальный центр мира, и в этом смысле... природа человекообразна. Каждая человеческая личность потенциально носит в себе всю вселенную, будучи причастна natura naturans, творящей душе природного мира, и natura naturata, теперешней природе. Этим принципиально и обосновывается хозяйство как единый процесс, в котором разрешается общая задача и творится общее дело всего человечества. В многообразных актах хозяйства осуществляется по существу единая деятельность, субъект хозяйства воздействует на его объект, совершается взаимодействие natura naturans и natura naturata. Оно синтезируется из отдельных актов как процесс не только экстенсивный, но и интенсивный, и оно синтезируется в одном объекте как трудовое, хозяйственное им овладение (на языке политической экономии это называется "развитием производительных сил"). Единая Мировая душа, natura naturans, стремится овладеть природой или миром, natura naturata, сделать ее прозрачною, так, чтобы natura naturata совершенно познавала себя в natura naturans.
     Как утверждает Булгаков, "хозяйство  есть борьба человечества со стихийными силами природы в целях защиты и расширения жизни, покорения и очеловечения природы, превращения ее в потенциальный человеческий организм. Содержание хозяйственного процесса можно поэтому выразить еще и так: в нем выражается стремление превратить мертвую материю, действующую с механической необходимостью, в живое тело с его органической целесообразностью, поэтому в пределе эту цель можно определить как превращение всего космического механизма в потенциальный или актуальный организм, в преодоление необходимости свободой, механизма организмом, причинности целесообразностью, как очеловечение природы".
     Хозяйство рассматривается и в эсхатологическом плане. (Эсхатология — религиозное учение о конечных судьбах мира и человека, о цели космоса и истории, об их конце и что за этим последует.) "Хозяйство есть борьба со смертоносными силами князя мира сего, но способно ли оно поднять мятеж против самого этого князя? (В данном случае смерть понимается как князь мира сего. — Я.Л.).Способно ли хозяйство изгнать из мира смерть и победою над ней преодолеть то, что составляет его собственное условие? Или, наоборот, хозяйственным путем не уврачевать сердце мира, отравленного смертию, и только новым творческим актом Божества, силою Того, "кто смертию смерть попрал", "истребится последний враг — смерть?". И далее автор прямо ссылается на Н. Ф. Федорова: "Содержанием хозяйственной деятельности человека является не творчество жизни, но ее защита, воссоздание живого и натиск на омертвелое. Можно допустить в пределе, что все имеет ожить в результате хозяйственного труда, и жизнь будет восстановлена во всей своей мощи, однако и это может быть допущено не в том смысле, чтобы она была создана человеком, а только им воссоздана. Как учил Н. Ф. Федоров, этот мир хотя и не есть лучший из возможных миров, но он может и должен стать таковым, ибо он потенциально лучший"3. Следует сказать также о софийности хозяйства в булга-ковском понимании. София понимается как Премудрость Божия; как триединство Блага, Истины и Красоты; как мировая душа, мировая энтелехия, творящая природа по отношению к творимой природе; как противостоящая мертвой природе; как одушевляющая мир. Человек и человечество мыслятся как особое средоточие софийности. Божественная София является основой человеческого бытия. Сферой деятельности человека, космическим хозяйством становится весь мир. С такой позиции производство рассматривается как "теоретически-практическое, проективно-деятельное, идеально-реальное, субъект-объектное" отношение человека к миру. В производстве восстанавливается утраченное человеком мировладение. Природа переходит к новой стадии сознания и овладения самой собой.
     . По сравнению с кейнсианством  институционализм выгодно отличается  своим разносторонним подходом  к рассмотрению особенностей  хозяйствующего субъекта. Становится  все более популярным направление "этической экономии", успешно разрабатываемое немецким автором П. Козловски. В его работах заметно преодоление господствующего в современной экономической «науке сциентизма, анализ воздействия на экономику культурных и этических норм и ценностей. Но, пожалуй, самим распространенным в экономической теории, которая пришла у нас на смену политэкономии, можно отметить. позаимствованный экономике.' Философию хозяйства и экономике, как считают некоторые авторы1, можно рассматривать как концептуальные альтернативы видения современного мироустройства. В центре внимания Экономикса находятся безгранично возрастающие материальные потребности индивидов, а политическая экономия основной акцент делает на процесс реализации потребностей в отношениях собственности на средства производства, но в центре внимания философии хозяйства объективно оказываются потребности хозяйства и потребности общественного развития. Рыночная экономика, так или иначе, способствует развитию товарного и денежного фетишизма. Мир как хозяйство заменяется миром потребления, интересы человека экономического сужаются до процесса личного потребления, что выглядит довольно удручающе. А философия хозяйства способна выдвинуть ключевые вопросы современного общественного бытия и находить способы их решения. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     3. Современное значение «Философии хозяйства»
     Одной из отличительных черт исторического  самочувствия нашей эпохи является, бесспорно, экономизм. Без преувеличения  можно утверждать, что ни одна еще  историческая эпоха не сознавала с большей ясностью хозяйственной природы жизни и не склонна была в большей степени ощущать мир как хозяйство. Конечно, экономическая нужда, холод и голод, труд в поте лица и бедность ведомы человечеству во все времена его исторического существования, как железная необходимость, к которой ничего нельзя, ни прибавить, ни убавить.
     Капитализм  с его железной поступью, с его  неотразимой, покоряющей мощью, влекущий человечество куда-то вперед по неведомому и никогда еще не испытанному  пути, не то к последнему торжеству, не то к гибельной бездне, - вот тот всемирно-исторический факт, которым мы невольно загипнотизированы, вот ошеломляющее впечатление, от которого мы не можем освободиться. Человек в хозяйстве побеждает и покоряет природу, но вместе с тем побеждается этой победой и все больше чувствует себя невольником хозяйства. Вырастают крылья, но и тяжелеют оковы. И это противоречие, разъедающее душу человека, заставляет его сосредоточеннее задуматься над вопросом о природе хозяйства.
     Актуальность исследования мира как хозяйства обусловлена целым рядом факторов. Это, прежде всего, глобальная экологическая катастрофа, связанная с тем, что современное хозяйственное бытие оказалось неадекватным его природному бытию. Экологический кризис сопряжен с кризисом в духовной и экономической областях, поэтому в целом можно говорить о глобальном цивилизационном кризисе. «В начале третьего тысячелетия человеческая цивилизация оказалась в условиях необходимости кардинального переосмысления всех сторон как материальной так и духовной жизни. Связано это с тем, что меняются представления о таких традиционных понятиях как пространство и время, покой и движение, конечное и бесконечное, причина и следствие, необходимость и случайность, рациональное и нерациональное, базовые ценности и смысл жизни, и многое другое. К сожалению, осознание этих перемен происходит медленнее, чем требует того меняющаяся среда обитания», - пишет в своей диссертационной работе Леонид Арнольдович Тутов, доцент кафедры философии Московского Государственного Университета им. М.В. Ломоносова.
     Кризисные явления затронули и сферу  научного знания, связанного с изучением  хозяйства, проявились, например, в экономической науке, в виде неадекватных представлений о реальной сущности происходящих процессов в экономике и в господстве экономического прагматизма, оправдывающего любое экономическое действие, ведущее к максимизации прибыли.
     По  словам академика Никиты Николаевича Моисеева: «Современное миропонимание должно обрести новые точки зрения». Один из возможных вариантов в решении сложившейся дисгармонии предлагает философия хозяйства. Неслучайно это понятие все чаще и чаще употребляется в последние годы в ходе многочисленных дискуссий по поводу социально-экономических, политических и духовно-культурных перспектив России. Таким образом, всеобъемлющая теория хозяйства возникает «из потребности противодействовать дальнейшему распаду культуры и, в особенности, взаимоотчуждению мира экономики и мира духовной и материальной культуры».
     Интерес к философии хозяйства обусловлен, с одной стороны, необходимостью создания целостного, синтетического знания, которое бы объединило узкоспециализированные исследования, ведущиеся в разных областях. С другой стороны, синтезирующая функция философии хозяйства важна в условиях растущей дифференцированности современных общественных образований, распада общего социального смысла и ценностных убеждений на частные рациональности и возникающей опасности того, что современная культура потеряет свой объединяющий смысл. Решение поставленной задачи возможно благодаря представлению философии хозяйства как исследовательского направления в рамках философии, рассматривающей следующие вопросы: как соотносится смысл хозяйственной деятельности с общественной жизнью в целом в политическом, культурном, религиозном и эстетическом измерении? Как сопряжены рациональное и нерациональное в хозяйстве? Как связаны субъект и объект? Ответы на данные вопросы дают ключ к созданию нового единства хозяйства и культуры, мира повседневной жизни и рациональной стороны хозяйства, мира материального и мира идеального. При этом в работе С. Н. Булгакова не рассматривается конкретное хозяйство или история хозяйства. Речь идет о развитии взглядов, подходов, моделей в аспекте причастности к философскому осмыслению хозяйства. От Платона и Аристотеля прослежена история философского осмысления хозяйства. Задача состояла в том, чтобы увидеть единое во многом, многое в едином, и благодаря такому подходу сформулировать универсальные принципы позитивного функционирования хозяйства, когда человек становится сопричастен бытию.
     По  словам самого Сергея Николаевича Булгакова: «Основной вопрос, который не исследовался, хотя и в известном смысле предрешался в экономическом материализме, таков: является ли хозяйство функцией человека или же человек есть функция хозяйства? Вековечная загадка о человеке, всегдашний стимул философствования, поворачивается в экономизме новой стороной. Есть ли человек вещь, объект, истолкования которому нужно искать в безличном, тоже объектном мире вещей и механизме вещей, определяющем хозяйственный процесс, или же, наоборот, последний сам объясняется из природы хозяйственного субъекта, порождается его деятельностью, запечатлевается его субъектностью? Эта серия общих и предварительных вопросов в значительной степени предопределяет собой содержание философии хозяйства, которая, как ни странно должно это казаться в век экономизма, не находит себе должного внимания ни среди философов, ни среди экономистов, между тем как имеет одинаковые права на внимание и тех и других.
     Объяснения  этому надлежит, может быть, искать во взаимном недоверии и отчужденности  между философией и наукой, особенно экономической, которая и до сих пор остается в значительной мере девственной в отношении к философии. Есть признаки, что идейному застою в этой области приходит конец. В той всеобщей научной, философской и религиозной тревоге, которая все сильнее охватывает современное человечество, ломаются старые перегородки, прежде герметически разгораживавшие разные области мысли, и изменяются границы их территорий. В этой смене отношений и границ, совершающейся в наши дни, находит свое оправдание и отстаивает права на "академическое" существование и настоящая работа, которая относится по своему плану одновременно и к чистой философии и к семейству социально-экономических наук».   
     Большую часть книги  занимает критический обзор концепций, так или иначе относящихся к осмыслению хозяйственной деятельности. Здесь Булгаков  демонстрирует прекрасное владение всем идейным наследием человечества. Его критика глубока и, как правило, затрагивает самое существенное. Так, чисто научный подход вообще критикуется за претензию на объяснительную универсальность, а социология - за ее претензии предсказать будущее человечества. По Булгакову, главная ошибка социологии в том, что она рассматривает социум как механизм, работающий по «социальным законам». Никаких законов развития общества нет, – утверждает Булгаков – социология близоруко принимает устойчивые статистические закономерности за подлинные законы. Наконец, политэкономия критикуется за приверженность к излишнему прагматизму. Булгаков пишет, что «она есть дитя капитализма». В целом, все эти области человеческого знания не дотягивают до философии хозяйства, а потому задача построения таковой  и стоит на повестке дня. В этом Булгаков совершенно прав.
     Однако  православный публицист Николай Владимирович Сомин в своей статье, «Философия хозяйства» С.Н. Булгакова – приобретения и потери»опираясь на материалы работы Козырева А.П. [13],  категорично подмечает, что: «…уже в критике политэкономии виден прокол. Дело в том, что политэкономия в России больше чем политэкономия - она становится прикладной этикой. Но именно этической составляющей в политэкономии Булгаков как бы не замечает. Это хорошо заметно и в критике социализма. О нем Булгаков пишет: «Социальная политика заменяет любовь, возможную лишь в отношении к личности, но не к совокупности – будь это «партия», или «класс», или «человечество», устанавливая противопоставление  «живой» любви к ближнему и «любовью к дальнему, так сказать, социологической». Представляется, что здесь философ не совсем прав. Христианская любовь – не только благожелательное чувство, но, прежде всего, дело. И это дело вполне может  выражаться в установлении более справедливых социальных отношений. А потому один хороший закон может нести в себе больше любви, чем даже крупная благотворительная акция».
     С мнением вышеупомянутого публициста соглашусь лишь в логической части  его критических выводов относительно булгаковского представления о  политической экономии. В целом же, как мне видится, в своей работе «Философия хозяйства» Булгаков вовсе не ставил под сомнение существование этической составляющей политэкономии. Он критиковал ее этику только за некую унифицированность, попытку «угодить» всем и сразу, быть «благом для виртуального общего», в чем соответственно он видел «провал» ее миссии для частного, вполне «реального ближнего».  Но, на мой взгляд, это вовсе не отрицание и не «прокол», а лишь попытка прояснить основы и возможность существования этической стороны политэкономии.
     Вообще, С.Н. Булгаков в «Фил
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.