На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Земская и городская реформы 1860-1870-х годов важный шаг превращения феодальной монархии в буржуазную

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 27.06.2012. Сдан: 2011. Страниц: 10. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
 
 
 
 
Земская и городская реформы 1860-1870-х  годов – важный шаг превращения  феодальной монархии в буржуазную. 
 
 
 
 
 

2007 г. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

План:
Введение……………………………………………………………………….3
    Глава 1. Принципы, суть и этапы проведения земской  реформы……...5
    Глава 2. Предпосылки и сущность городской реформы, шаги её проведения………………………………………………………………...17
    Глава 3. Значение земской и городской реформ в  развитии российского государства………………………………………………………………..26
Заключение……………………………………………………………………31
Список использованной литературы………………………………………...33
Приложения…………………………………………………………………...34 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

       Введение

 
 
       В середине XIX в. резко обострилась потребность, сложились предпосылки реформ государственного управления. Трагическое для народа России поражение в Крымской войне обнажило со всей очевидностью характер и остроту перманентного кризиса, неприемлемость для России методов полицейско-прусского управления, применявшихся Николаем I три десятилетия.
       Отмена  крепостного права неминуемо  влекла за собой реформы в области центрального и местного управления, суда, военного дела, просвещения. Реформа 1861 года изменила экономический базис страны, соответственно менялись и обслуживающие данный базис политические, правовые, военные, культурные учреждения. Потребность национального развития принудила царизм к реформам 1862-1874 гг.
       Одной из причин, обусловивших реформы 1862-1874 гг. был подъем в стране массового и революционного движения. Царизм оказывался перед альтернативой: либо реформа, либо революция. Все реформы того времени явились побочными продуктами революционной борьбы.
       Подтолкнула царизм к реформам и сила общественного  мнения, давление со стороны буржуазии и части помещиков, вставших на капиталистические рельсы и потому заинтересованных в буржуазных реформах. Главными реформами 1862-1874 гг. являлись следующие четыре реформы: земская, городская, судебная и военная. Они заслуженно стоят в одном ряду с крестьянской реформой 1861 г. и вслед за ней как великие реформы.  Также можно сказать, что реформы 60—70-х гг. стали уступкой ради сохранения как короны, так и инициативы преобразований сверху, предотвращения их снизу, имели характер вынужденного компромисса охранительного консерватизма и консервативного либерализма, укрепили предпосылки для реформирования самодержавной системы государственного управления.
       А. И. Кошелев, общественный деятель, редактор журнала славянофилов «Русская беседа», в книге «Какой исход для России из ее нынешнего положения» писал: «Назначаемая царем почти исключительно из дворян бюрократия составляет что-то особенное, самостоятельное, столько же вредное и ненавистное для России и даже для того сословия, из которого она исходит... И в прежние времена в затруднительных случаях цари призывали на совет выборных от всей земли русской. Когда же, как не ныне, обратиться к этому умиротворительному, плодотворному средству? Созвание земской думы в Москве, в сердце России, поодаль от бюрократического центра, есть, по нашему крайнему разумению, единственный путь к разрешению великих задач, нашему времени указанных...»
             В данной работе рассматриваются  только две реформы: земская и  городская.
             Таким образом, целью  настоящей курсовой работы является рассмотрение городской реформы 1870 года и земской реформы 1864 года. Следовательно, среди задач данного исследования можно выделить следующие: определить предпосылки, причины и принципы реформ, проследить за этапами их проведения и охарактеризовать значение этих реформ.

       ГЛАВА 1. Принципы, суть и этапы проведения земской реформы.

 
 
       Учреждение  земств — одна из ярких страниц пореформенной истории России, когда отмена крепостного права обнаружила слабость существовавшей системы управления, которая сложилась и на основе крепостничества, формировалась лишь из дворянства, была одноносословной. Появление земского управления обусловлено общими причинами реформ 60—70-х гг.: давлением общественного движения, потребностью либерализации и рационализации царского управления, которое запустило до критического состояния местное хозяйство, благоустройство, состояние медицинского обслуживания, народного образования, продовольственного снабжения, дорог и др.
       Земская реформа изменила местное управление. Прежде оно было сословным и безвыборным. Помещик неограниченно царил над крестьянами, управлял ими, судил их по своему произволу. После отмены крепостного права такое управление стало невозможным. Поэтому параллельно с крестьянской реформой готовилась в 1859-1861 гг. и земская реформа. Руководил началом подготовки земской реформы либерал Н.А. Милютин, но в апреле 1861 г. Александр II заменил Милютина консерватором П. А. Валуевым. Милютинский проект был скорректирован в пользу дворян, чтобы сделать их «передовой ратью земства». Окончательный вариант реформы, изложенный в «Положении о губернских и уездных земских учреждениях», Александр II подписал 1 января 1864 года. Это положение просуществовало четверть века, вплоть до нового «Положения» 1890 г. (его в литературе принято называть контрреформой).
       В основу земской реформы были положены два новых принципа  -  бессословность и выборность. Распорядительными органами земства, т.е. нового местного управления, стали земские собрания: в уезде - уездное, в губернии - губернское (в волости земство не создавалось). Выборы в уездные земские собрания проводились на основе имущественного ценза.  Принципиально отличительной чертой земств являлась выборность состава в лице гласных, которые воплотили новую категорию управленцев.
       Предусматривался  демократический порядок формирования земских учреждений: а) путем выборов, б) на основе многосословного принципа, в) с учетом имущественного состояния (ценз), г) при сословном куриальном начале.
       В статье 14 «Положения» сказано: «Уездное земское собрание составляется из земских  гласных, избираемых: а) уездными землевладельцами; б) городскими обществами; в) сельскими обществами».
       Предусмотрены три сословные курии — многосословность, но не всесословность. Гласные избирались соответственно на трех сословно-куриальных съездах: а) уездных землевладельцев, б) городских избирателей, в) выборных от сельских обществ.
         Все избиратели были разделены на три курии:
       1) уездных землевладельцев;
       2) городских избирателей;
       3) выборных от сельских обществ.
             Избираемые различными сословиями русского общества, земские  учреждения принципиально отличались от корпоративно-сословных организаций, таких, как дворянские собрания. Крепостники возмущались тем, что на скамье в земском собрании «сидит вчерашний раб рядом со своим недавним хозяином». По «Положению» 1864 г. все избиратели делились на три курии:
       Первую  курию составляли крупные владельцы не менее 200— 800 десятин земли по разным уездам, торговых и промышленных предприятий или другого недвижимого имущества на сумму не менее 15 тыс. рублей или приносящего годовой доход 6 тыс. рублей, а также уполномоченные от нескольких землевладельцев, в том числе церковных, разных учреждений, обществ, компаний и товариществ, владевших в уезде не менее одной двадцатой долей земельного ценза; председательствовал на съезде этой курии уездный предводитель дворянства.
       Вторую курию составляли купцы всех трех гильдий, владельцы недвижимости не менее чем на 500 рублей в малых и на 2 тысячи рублей в больших городах или торгово-промышленных заведений с годовым оборотом более 6 тысяч рублей. Это была городская курия, которую составляли лица с купеческими свидетельствами, владельцы промышленных или торговых заведений с годовым оборотом не менее 6 тыс. рублей, а также владельцы недвижимой собственности, оцененной для взимания налога в 500 рублей в небольших городах, 1000 рублей в городах от 2000 до 10000 жителей и 3000 рублей в городах, где проживало более 10000 жителей. Председательствовал на съезде этой курии городской голова. Отстранялись от выборов мелкие владельцы, интеллигенция, рабочие, другие работники наемного труда, не обладавшие имущественным цензом.
       Третья  курия состояла главным образом  из должностных лиц крестьянского  управления, хотя здесь могли баллотироваться и местные дворяне, а также сельское духовенство. По этой курии, в отличие от первых двух, выборы были не прямые, а многостепенные: сельский сход выбирал представителей на волостной сход, там избирались выборщики, а затем уездный съезд выборщиков избирал депутатов (гласных, как они назывались) в уездное земское собрание. Это было сделано, прежде всего, для того, чтобы вообще ограничить крестьянское представительство. В результате, по данным на 1865-1867 гг., дворяне составили 42 % уездных гласных, крестьяне 38%, прочие - 20%.
             Выборы в губернские земские собрания происходили на уездных земских собраниях из расчета — один губернский гласный на шесть уездных. Председатель земского собрания не избирался, им по должности был предводитель дворянства: в уезде - уездный, в губернии - губернский.
       Были  предусмотрены многоступенчатые выборы от курии сельских обществ.
       Кроме избираемых куриальными съездами гласных назначались в состав земских собраний члены от ведомств государственных имуществ и удельного тех уездов, где находились казенные и удельное земли, не отведенные в постоянное пользование крестьян.
       Характерной чертой выборной системы являлось избрание земских органов не только от трех сословных курий, но и по специальным квотам и правилам, установленным МВД. Число гласных каждого уезда расписано государственной ведомостью по количеству землевладельцев, городского и сельского населения, по размерам земельных владений, недвижимого имущества, наделов земли сельских обществ, числу волостей, оно колебалось в пределах 14—100 и более. Число губернских гласных составляло от 29 до 62.
       Число гласных от каждого избирательного съезда не должно было превышать суммарное число гласных от двух других съездов.
       Сроки, даты избирательных съездов назначались  министром внутренних дел по особому для каждой губернии расписанию.
       Не  могли быть гласными местные начальники губерний, вице-губернаторы, члены губернских правлений, губернские и уездные прокуроры, стряпчие, чины местной полиции.
       Они, также члены судебных мест, чиновники  местных казенных палат, уездных казначейств, лица духовного звания не могли быть членами управ, что воплотило демократический принцип несовместимости в земствах выборной и административной должностей. Лишь управляющие местной палатой государственных имуществ и удельной конторой могли присутствовать в губернском земском собрании.
       Гласные избирались на три года. По статье 39 им «никаких служебных преимуществ не присваивается и содержание не полагается». Такой статус гласных отразил художник Г.Г. Мясоедов в известной картине «Земство обедает».
       В 1864 г. по итогам первых выборов дворяне  составляли 42,4%, крестьяне — 38% среди гласных уездных собраний. В губернских собраниях дворяне составляли 74,2% в 1865—1867 гг., а затем свыше четырех пятых, а купцы и крестьяне — лишь по 10%. И председательствовали в земских собраниях уездные и губернские предводители дворянства. Таков один из парадоксов, заложенных императорской властью в общественное земское управление. Во главе многосословного учреждения поставлено руководящее лицо односословного дворянского управления.
       Председатель  уездной управы утверждался губернатором, а председатель губернской — министром внутренних дел, что являлось одной из конкретных форм контроля со стороны власти. Эти чиновники имели право приостанавливать любые постановления управ. Для разрешения конфликтов между управой и губернатором было создано особое губернское земское присутствие во главе с тем же губернатором.
       Своеобразно, сложно решался вопрос об источниках средств на земскую деятельность. Власть не предоставляла им ни копейки. Она предусмотрела земское самофинансирование, установила дополнительно к государственный налогам и повинностям отдельные земские сборы и натуральные повинности, ограничила их объем относительно государственных налогов — более 60%.
       В соответствии с правилами составления  земских бюджетов доходная часть  формировалась на основе земского обложения населения, имевшего землю, промышленные, торговые заведения, другое недвижимое имущество. Предусматривались сборы с проходящих и проезжающих по земским дорогам, мостам, переправам; доходы от различных выставок, земских банков и займов, страховых компаний. Сборы, их размер учреждали земские собрания. Была пресечена попытка учреждать их управами. Постепенно сокращались натуральные повинности (благоустройство, содержание проселочных и других дорог, мостов, почтовая гоньба и др.), которые заменялись денежными. Земли крестьян были обложены земскими сборами вдвое выше, чем помещичьи.
       Примерно  половину расходов составляли обязательные: жалованье председателю, членам управ, канцелярские расходы, содержание мировых судов, юстиции, присутствий по крестьянским делам, налоговые выплаты в имперский и местный бюджеты и др. Так называемые необязательные расходы шли на земские медицину (8%), народное образование (5%) и другую деятельность, в том числе благотворительную. Малые, собираемые с трудом средства ограничивали земское управление, испытывавшее постоянный финансовый дефицит.
       Властями  проигнорированы неоднократные  обращения земств за финансовой поддержкой.
       Положение о губернских и уездных земских  учреждениях и временные правила для них Александр II повелел «ввести ныне же в действие» в поименованных 33 губерниях: Владимирской, Вологодской, Воронежской, Вятской, Екатеринославской, Казанской, Калужской, Костромской, Курской, Московской, Нижегородской, Новгородской, Олонецкой, Оренбургской, Орловской, Пензенской, Пермской, Полтавской, Псковской, Рязанской, Самарской, С.-Петербургской, Саратовской, Симбирской, Смоленской, Таврической, Тамбовской, Тверской, Тульской, Харьковской, Херсонской, Черниговской и Ярославской. Создание земских учреждений возглавило по поручению царя МВД, его местные органы, в систему которых оказались включены новые органы управления.
       Земства в области войска Донского натолкнулись на сопротивление войсковой администрации, чиновников, землевладельцев, отставных казачьих офицеров и других привилегированных слоев, отказавшихся, в частности, платить земские денежные сборы, чем было парализовано развертывание деятельности земств. И 68 станиц из 112 отказались платить земские сборы.
       Сказалась несовместимость многосословного общественного управления с казачьим сословным самоуправлением и атаманским правлением.
       Земскими  учреждениями являлись: 1) уездные земские  собрания, 2) губернские земские собрания, 3) уездные и губернские управы как их распорядительные исполнительные органы.
             Исполнительными органами земства стали земские управы - уездные и губернские. Они избирались на земских собраниях (на 3 года, как и собрания). Председателя уездной управы утверждал губернатор, а губернской - министр внутренних дел. В земских управах дворяне преобладали абсолютно: 89,5 % гласных всех губернских управ против 1,5 % крестьян и 9% прочих.
             Всего к концу 70-х  годов земство было введено в 34 из 50 губерний Европейской России.
             Широкое распространение  в земствах получила организация мелкого поземельного кредита для содействия сельским общинам в покупке и аренде земли. Многие земства организовывали ссуд о сберегательные товарищества, кустарные артели, выдавали продовольственные и денежные пособия голодающим крестьянам, ходатайствовали о понижении платимых крестьянами выкупных платежей, о содействии переселению крестьян.
             Преобладание дворянства в земских учреждениях делало их безопасными для правительства. Однако царизм даже таким учреждениям  не посмел дать реальную власть. Они были лишены каких бы то ни было политических функций и занимались исключительно хозяйственными нуждами уезда или губернии. Но даже такая деятельность земства была поставлена под неусыпный контроль центральных властей. Любое постановление земских собраний могло быть отменено губернатором или министром внутренних дел.
       В «Положении о губернских и уездных  земских учреждениях» (1 января 1864 г.) сказано: «Для заведования делами, относящимися к местным хозяйственном пользам и нуждам каждой губернии и каждого уезда, образуются губернские и уездные земские учреждения»1. Власть расписала подробно предметы ведения, пределы функций как уездных, так и губернских земских органов, предписала их строго соблюдать.2
       В числе предметов ведения названы  устройство и содержание путей сообщения, обеспечение народного продовольствия, благотворительность, способы прекращения нищенства, прочие меры призрения, попечение о больницах, богадельнях, строительстве церквей, развитии местной торговли и промышленности, народном образовании, народном здравии, медицинской и ветеринарной помощи, устройстве тюрем, исполнение потребностей воинского и гражданского управления, участие в делах почтовой, подводной, постойной повинности и др.
       Земству дано право предпринимать все  законные меры для выполнения предписанных им функций, представлять через губернское начальство высшему правительству сведения о местных хозяйственных потребностях, нуждах губернии, уезда, ходатайствовать по этим вопросам. Земские учреждения получили статус юридического лица, право иметь недвижимое и другое имущество, капиталы, заключать договоры, принимать обязательства, предъявлять гражданские иски, отвечать в гражданских судах по своим имущественным делам; и др.
       В сфере вверенных дел земства  действовали самостоятельно в пределах губернии и уезда. Им запрещено было выходить из определенного царем круга дел, вмешиваться в дела, действия государственных, сословных, общественных органов. За превышение полномочий, за неправильные действия земские учреждения должны были отвечать по закону. Губернатор, министр внутренних дел имели право останавливать исполнение земских постановлений, противоречащих государственным законам и пользам, понуждать земства исполнять обязательные для них повинности. Земские учреждения могли жаловаться в Сенат на неправильные, по их мнению, распоряжения губернского и центрального начальства.3
       Главное здесь — допущено земское общественное управление, получившее управленческие функции и относительную самостоятельность их осуществления в пределах, установленных короной4. Не было ни разделения власти короны, ни ее децентрализации, ни какого-либо ущемления ее государственной суверенности. Земское управление ограничено только местными и только «хозяйственными пользами и нуждами» без права заниматься политическими, административными и тому подобными делами, сохраненными в компетенции органов государственного управления. Земства получили более узкие функции, чем имели местные органы царской администрации. Земства входили структурно в систему МВД, были подчинены и подконтрольны этому всесильному тогда ведомству.
       Сфера деятельности  новых  органов  всесословного   самоуправления была ограничена хозяйственно-культурными  делами, земству предоставлялось право ходатайствовать перед правительством «по предметам, касающимся хозяйственных местных польз и нужд губернии или уезда». Более того, представителям земств различных губерний было строго-настрого запрещено общаться между собой, даже по вопросам, требовавшим безотлагательного совместного решения, например, при борьбе с эпидемиями. Сфера функционирования земской системы в государственном механизме России была ограничена во всех отношениях, но даже в таком урезанном виде органы местного самоуправления были несовместимы с принципами самодержавного управления государством. Бюрократия постоянно наступала на права земства. Уже законом от 21 ноября 1866 г. был нанесен удар по источникам земского бюджета – сильно ограничено право земств облагать сборами торговые и промышленные заведения. Закон от 13 июля 1867 г. подчинял печатные издания земств губернаторской цензуре.  Председатели земских собраний под угрозой наказания должны были закрывать    собрания, в которых ставились вопросы, не согласные, по мнению администрации, с законом.
       Царская власть вводила земства медленно, робко, за 15 лет лишь в 33 европейских губерниях, за 50 — в 44 губерниях, которые именовались иногда «земскими».
       Реформа была ограничена промежуточными уездными и губернскими звеньями. Не получилось стройной вертикали системы снизу доверху. Волость не получила земских учреждений, что отразило боязнь власти демократизировать самое многочисленное, бесправное и наиболее возмущенное реформами сословие — крестьянство, надеявшееся на радикальные преобразования. Не было и всероссийского земского учреждения, создания которого требовали не только радикалы, но и либералы (Отсутствие волостного и общероссийского земских собраний позволяло современникам именовать земство «зданием без фундамента и крыши»), но против чего принципиально выступал Александр II, выразитель идеи монархического абсолютизма. Он собственноручно вычеркнул пункт о всероссийском земском собрании при утверждении рассмотренного Госсоветом законопроекта. Власть не доверяла земствам, ущемляла в ходе становления их и без того ограниченный статус, суживала рамки полномочий, усиливала бюрократическую опеку. Дворянство требовало отменить земское обложение, не распылять средства, сосредоточить их в органах государственного управления. Губернаторы расширяли свой административный контроль над земствами, урезали их права, функции, приостанавливали действие постановлений по мотивам нарушения законов, противоречия правительственным интересам. В 1865 г. МВД закрывало С.-Петербургское губернское земство за то, что оно поставило вопрос о создании общероссийского координирующего земского учреждения. МВД пресекло попытки многих уездных земских собраний поставить на своих первых сессиях вопрос о создании волостных земств. Указы 1866—1869 гг. стеснили деятельность только что созданных земских учреждений, ограничили объем обложения, гласность, свободу прений в земских собраниях, установили предварительную губернскую цензуру для печатания земских речей, постановлений, других изданий, запретили земствам различных губерний взаимодействовать друг с другом, лишили земство права бесплатной пересылки корреспонденции и др. Ряд разъяснений Сената, МВД поставил земское учреждение в еще большую зависимость от администрации, под ее контроль.
       Возникло  сложное, уникальное явление в истории  российского регионального управления — функционирование двух местных разнотипных управленческих структур при сохранении старого административно-территориального деления: а) государственное, главное, основное управление с централизованными ведомственными органами царской администрации, бюрократическим аппаратом чиновников, выполнявшее всевластные функции; б) земское управление общественного типа, не главное, не основное, которому было поручено заботиться об общеземских нуждах местного населения в сферах хозяйства, культуры, благоустройства, призрения, и являвшемуся безвластным дополнением к государственному. Две структуры олицетворяли две противоположные тенденции: а) усиление административно-полицейской роли царской бюрократии; б) объединение сословий в их стремлении к активной управленческой деятельности. Разнотипные органы базировались на основе государственных законов, имели различные статус, порядок создания и деятельности, функции, структуры, источники финансирования, права и ответственность и др.
       Власть расчленила функции местного управления между казенными и земскими учреждениями, что затрудняло управление, нарушало его единство и целостность, но сохранило при этом за собой основные позиции в управлении.
       Многие  современники связывали с земским  управлением перспективу всесословного и даже конституционного управления5.
       Ограниченность  земской реформы порождала идеи земского либерализма: передать земству  всю полноту власти и управления на местах, обеспечить россиянам элементарные гражданские свободы, увенчать здание земства властным всесословным представительным учреждением, изменить оставшиеся в неприкосновенности верхние этажи государственного устройства и управления, продолжить реформы, дать конституцию6. Представители земского движения указывали на нежелание, неспособность Александра II приспособиться к требованиям нового времени, к естественной эволюции страны, к росту сознания народа, что тормозило цивилизационное развитие России, усугубляло перманентный кризис, царский административной произвол, было чревато оппозиционными, революционными выступлениями. Земцы стремились реализовать практически идею общественного управления, придать ей действенность. 

       ГЛАВА 2. . Предпосылки и сущность городской реформы, шаги её проведения

       Второй реформой местного управления была городская реформа. Подготовка ее началась в 1862 году, т.е. опять-таки в условиях революционной ситуации. В 1864 году проект реформы был подготовлен, но к тому времени демократический натиск был отбит, и правительство занялось пересмотром проекта: он дважды был переделан, и только 16 июня 1870 года царь утвердил окончательный вариант «Городского положения». Городовым положением7 от 16/28 июня 1870г. открыта новая страница в истории российского городского общественного управления (ГОУ). Александр II мотивировал издание этого документа устарелостью столетней давности узаконений, уже не отвечающих потребностям городского общежития, строю жизни общества; необходимостью их «коренного обновления» в контексте реформ 60—70-х гг.
       Городская реформа строилась на тех же, лишь еще более суженных, принципах, как  и земская. По «Городовому положению» 1870 г. распорядительным органом городского управления осталась городская дума. Однако если до 1870 г. городские думы, существовавшие в России со времен «Городового положения» Екатерины II (1785), состояли из депутатов от сословных групп, то теперь они становились бессословными.
       Депутаты (гласные) городской думы избирались на основе имущественного ценза. В выборах  гласных участвовали только плательщики городских налогов, т.е. владельцы недвижимой собственности (предприятий, банков, домов и т.д.).
       Законодатель  постарался принять меры для ограничения  влияния на выборах малоимущих горожан. Был провозглашен принцип «соразмерности участия в общественном управлении количеству уплачиваемых налогов». Он вылился в так называемую «трехразрядную систему» группировки избирателей. Списки избирателей составлялись в порядке уменьшения налогов, уплачиваемых в городской бюджет. В такой последовательности избиратели подразделялись на три численно далеко не равные группы.
       1) наиболее крупных налогоплательщиков, которые совокупно платили треть  общей суммы налогов по городу;
       2) средних плательщиков, тоже  плативших  в общей сложности треть всех  налогов;
       3) мелких плательщиков,  которые  вносили оставшуюся треть общей  налоговой суммы.
       Каждое  собрание    избирало  одинаковое число  гласных, хотя численность  собраний была кричаще различной (в  Петербурге, например, 1-ю курию составляли 275 избирателей, 2-ю -849, а 3-ю -   16355). Так обеспечивалось преобладание в думах крупной и средней буржуазии, которая составляла два избирательных собрания из трех. Что касается рабочих,  служащих, интеллигенции,   не   владевших   недвижимой   собственностью (т.е.   подавляющего  большинства  городского   населения),   то они вообще не имели права участвовать в городских выборах. В десяти самых крупных городах империи (с населением более 50 тыс. человек) таким образом, были отстранены от участия в выборах 95,6%  жителей. В Москве  получили  избирательные права 4,4 % горожан, в Петербурге -   3,4%, в Одессе -   2,9%.  Избирательным  правом в качестве юридического лица пользовались также разные ведомства,    учреждения, общества, компании, церкви, монастыри. Принимать личное участие в голосовании дозволялось только мужчинам, достигшим 25-летнего возраста. Женщины, обладавшие необходимым избирательным цензом, могли участвовать в выборах лишь через своих доверенных лиц.    В течение всего периода действия «Городового положения» 1870 года со страниц либеральной периодической печати не сходил вопрос о необходимости предоставления избирательного права лицам, снимающим квартиры определенной стоимости.   Обращалось внимание на то, что из-за   отсутствия минимального имущественного ценза избирательное право получили фактически неимущие   владельцы хибар и лотошники, уплачивающие копейки за право  торговли вразнос. В то  же время достаточно  состоятельные     лица,   снимавшие дорогие квартиры, этого права были лишены.   Имели место попытки обойти закон. Например, известный ученый-правовед Б. П. Чичерин постоянно проживал в Тамбове и имущественным цензом, необходимым для   участия в выборах   в Москве, не располагал. Однако, приняв решение баллотироваться на пост московского    городского    головы,     он     приобрел    домишко-развалюху на краю города и в качестве собственника недвижимости получил формальное право на внесение в список столичных избирателей. Его избрание не осталось незамеченным прессой.
       Число гласных в городских думах колебалось от 30 до 72. Особняком стояли две думы - Москвы (180 гласных) и Петербурга (250). Исполнительным органом городского управления стала городская управа, которая избиралась городской думой (на 4 года, как и сама дума). Во главе управы стоял городской голова. Им по должности был председатель городской думы. Кроме него, в управу входили 2-3 гласны.
       «Городовое  положение» 1870 года было введено в 509 городах России. Сначала оно действовало только в коренных русских губерниях, а в 1875-1877 гг. царизм распространил его и на национальные окраины империи, кроме Польши, Финляндии и Средней Азии.
       Городская реформа создала новые по своему характеру и задачам учреждения. Функции органов городского управления претерпели коренные изменения. Прежде их задачи сводились в основном к взиманию налогов и сборов, выполнению разного рода повинностей, субсидированию ряда правительственных учреждений. Функции городского управления, как и земского, стали чисто хозяйственными: благоустройство города (мощение улиц, водопровод, канализация), борьба с пожарами, попечение о местной промышленности, торговле, здравоохранении, образовании. За 29 лет с 1871 по 1890 г., доходы городов возросли с 19 до 56 млн. рублей. Правда, города не были полностью свободны в расходовании своих денежных средств, значительную часть бюджета составляли так называемые «обязательные расходы"» В 1890 году до 22 % бюджета шло на содержание полиции, воинский постой, освещение и отопление тюрем и пр.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.