На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат История Красноярска

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 27.06.2012. Сдан: 2011. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


     Введение 

     Красноярск – один из старейших городов Сибири. Вся история города насыщенна яркими событиями, но темой данного реферата является возникновение Красноярска.  Возник город в 1628 году как острог крепость и сыграл важную роль опорного пункта русского освоения Южной и Восточной Сибири. Рассматриваемый временной отрезок – XVII – начало XVIII вв. 

     Цели:  

     
    Где и  как возник город Красноярск? Как он выглядел в первую пору?
    Кто управлял этим городом, и как это происходило?
    Кто были первыми жителями этого города Сибири, и чем они занимались?
 
     Задачи:  

     Наиболее  полно представить историю возникновения Красноярска, первые трудности, с которыми столкнулся этот город Сибири, описать состав, жизнь, занятия первых горожан. 

     Список  использованной литературы: 

     
    Безъязыков, Л. Красноярск изначальный / Леонид Безъязыков.- Красноярское книжное издательство, 1978.- 191 с.
    Быконя, Г. Ф. Красноярск в дореволюционном прошлом*** XVII- XIX века/ Быконя Г. Ф., Федорова В. И., Бердников Л. П.- Издательство Красноярского университета, 1990.-  302 с.
    История Красноярского края: учебное пособие по краеведению.- Красноярское книжное издательство, 1981.- 141 с.
    Красноярск: очерки истории города / Сост. П. Н. Мешалкин.- Красноярское книжное издательство, 1988.- 371 с.
    Красноярье: пять веков истории: учебное пособие по краеведению.- Красноярск: Группа компаний «Платина», 2005.- 239 с.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
     Основание Красноярска и его боевые будни 

     Основание Красноярского острога в среднем течении Енисея нельзя рассматривать обособленно от существования других сибирских городов и в первую очередь Енисейска, основанного в 1619 г. Енисейск стал матерью восемнадцати сибирских городов, и первым из них был Красноярск.
     Енисейский  воевода Яков Игнатьевич Хрипунов первым поставил перед правительством вопрос о строительстве на среднем Енисее нового острога. Посланный им в 1623г. сын боярский Андрей Дубенский выбрал для строительства плоский высокий мыс между Качей и Енисеем. Место, выбранное под острог, Дубенский назвал Красным, во - первых, по красоте окружающей природы и, во- вторых, по цвету обрывистого берега. Отсюда и название острога, а потом города - Красноярск.
       Сделанный Дубенским чертеж был  отправлен в Тобольск, а вскоре  с его копией в Москву отбыл  и сам автор. Хрипунов, посылая  своего дальнего родственника  в столицу, правильно рассчитал,  что в случае положительного  решения вопроса о строительстве лучшего исполнителя, чем Дубенский, трудно будет найти. Так оно и вышло. Хотя «городниками» обычно назначали более знатных дворян, царь Михаил Федорович Романов с думными боярами в нарушение местнического порядка определил к новому «острожному ставлению» на Енисее наиболее сведущего в этом вопросе Дубенского. Только в 1627 г., т.е. через два года после первого указа Москвы, его экспедиция выступила из Тобольска на 16 дощаниках, пяти лодках и одном струге. Вместо назначенных 500 служилых людей удалось набрать по сибирским городам лишь 303 человека.
     Добравшись  с большими трудностями и лишениями  до Енисейска, экспедиция после весеннего  ледохода с 17 мая 1628 г. (здесь и далее - даты по старому стилю) стала подниматься вверх по Енисею. Почти через два месяца пути, к середине июля, отряд Дубенского достиг намеченного места. Из разобранных дощаников сразу же был поставлен «городок дощатый», укрепленный надолбами – врытыми в землю, соединенный сверху и снизу толстыми жердями. Надолбы довели до пристани, создав своего рода защитный коридор от «судового места» до места постройки острога.
     Принятые  меры безопасности от внезапного нападения  не были излишними. Хотя князец ближней Тюлькиной землицы, Татуш, встретил русских мирно и дал лошадей, но уже 26 июля пришлось отбиваться от налетевших киргизов. Острог поставили довольно быстро – с 6 по 18 августа, в первую очередь возвели стены, башни. Амбары и другие казенные здания.
     Зная, что енисейские киргизы не имели артиллерии, Дубенский распорядился рубить крепостные стены облегченного типа – «острог стоячий», а не «рубленый», т.е. в виде тына, а не городнями, как в некоторых сибирских городах. Высота тына малого города, судя по описанию 1761 г., составляла около трех с половиной метров. Острожные стены были усилены пятью башнями, из которых три являлись угловыми. Башни были срублены из бревен, но венцы их шли не от дневной поверхности, а от верхней части тына, имея своей опорой мощные столбы. На одной из башен была установлена затинная пищаль, стрелявшая картечью, а на другой - полковая пищаль, которую заряжали ядрами. Угловые башни, квадратные в плане, смотрели в поле двумя сторонами, причем от линии стены выступали на 2-3 метра вперед. Это было сделано для того, чтобы защитники могли  
 
 
 

Дощаник - речное плоскодонное судно до 24 м длиной и грузоподъемностью до 12 тонн.
Струг - речное гребное и парусное судно.
Пищаль – тяжеловесное оружие с дальностью полета пули около 100 метров.
поражать противника, подошедшего вплотную, вдоль острожных  стен. Сразу же после возведения стен вокруг выкопали ров глубиной 3 метра и шириной около 10 метров. По дну рва установили
«чеснок»- деревянный частокол из заостренных длинных  кольев. Внешние укрепления острога  удачно дополняла караульная вышка на самой высокой точке сопки Кум - Тигей (ныне Покровская) на левом берегу Качи (в настоящее время здесь стоит часовня, ставшая символом краевого центра).
     Внутри  малого острога, как рапортовал Дубенский,  «поставили анбар… для наших хлебных  запасов да съезжую избу… трех сажен и тюрьму и воеводский двор». Воеводский двор размещался у восточной стены и состоял из «повалуши на подклети и горницы на подклети же», их соединяли «сени с подсеньем». Построили также баню, «соболиный амбар» для ясачной пушнины и пороховой погреб. Внутри же острога срубили 30 избушек для казаков – по одной на каждый десяток.
     Строители составили первый гарнизон Красноярска. Они «прибирались в государеву службу»  Дубенским в различных сибирских  городах. Каждый десяток казаков  дал на себя особую круговую поручную запись. 

     «Се аз десятник Никита Хохряков да ево десяток…[следует  перечисление фамилий]  поручились: быти нам на государевой службе на Красном Яру на житье в казаках и государева служба служити, а не воровати, корчмы… не держати, и зернью не играти, и не красти, и бежати, а кто из нас десяти человек сбежит и на нас  на порутчиках, на мне Микитке и на товарищах моих, государево жалованье, денежное и хлебное,  и пеня государева, в пене что государь укажет и наши поручиковы головы в его голову место…» 

     Поручная  запись десятника  Никиты Хохрякова  со своим десятком службе в Красном  Яре//Безъязыков Леонид. Красноярск изначальный. Красноярск, 1978. 

     С первых дней Красноярску пришлось оружием и дипломатией утверждать право на свое существование. В «бунташном» XVII веке царское правительство еще не имело в Сибири значительных военных сил. Именно поэтому оно часто ограничивалось активной обороной, организуя на границе с киргизами цепочку укрепленных острогов – крепостей, которая постепенно передвигалась к югу.
     Вместе  с тем центральные и местные  власти проводили политику, направленную на привлечение верхушки киштымов киргизов и их самих на свою сторону. Гибко использовались противоречия между государствами северных монголов и «черных» калмыков, которые тоже претендовали на господство в районах Среднего и Верхнего Енисея. Киргизские князцы, лавируя между монгольскими алтын – ханами и джунгарскими правителями – хунтайджи, долго не хотели даже делить свою власть и ясак с русским царем. Их противодействие чаще всего носило характер грабительских набегов на русские селения и кочевья киштымов, принявших русское подданство. Разорительные набеги киргизских князцов на Красноярск и деревни вниз по Енисею совершались неоднократно. Последствия этих набегов негативно сказались на населении.
     После было еще не одно нашествие на город, из-за чего он оказывался на краю гибели. Хоть и с трудом, но Красноярск выстоял.
     Принятые меры и ответные походы на киргизские улусы привели к тому, что к концу XVII века в целом территория Приенисейского края была присоединена к России.  

Корчма - постоялый двор, трактир, харчевня.
Зернь - небольшие косточки с белыми и чёрными сторонами, служившие предметами игры, особенно распространённой в XVI-XVII вв.
Пеня-штраф, денежный вычет.
Киштымы – данники киргизов, платившие им дань пушниной, скотом, продуктами своего труда и земледелия.
     Вооруженная борьба с кыргызами закончилась  лишь в начале XVIII века. В 1701 – 1704 годах общими усилиями Красноярска, Томска, Енисейска и Кузнецка енисейские киргизы были разбиты. Для закрепления положения в 1707 году был поставлен Абаканский острог (ныне на том месте Красноярское водохранилище).
     Несмотря  ни на какие трудности, Красноярск «выжил»  и продолжил развиваться.  

     Управление  и классовая борьба 

     Через три года после основания Красноярский (в первые годы он назывался Новокачинский) острог сделали центром уезда. В  административно - налоговом, судебно - полицейском и военном отношениях ему подчинили население огромной территории, простиравшейся на юг от Казачинского порога до Западного Саяна, на востоке - до реки Уды и на западе - до Чулыма.
     До  второй половины XVII века Красноярск был под ведомством разрядного города Томска, а затем разрядного Енисейска. Власть в уезде принадлежала воеводе, которого присылала Москва из числа родовитых российских дворян, в дворцовых чинах стольниках, окольничих и даже бояр. Назначение на воеводство в то время рассматривалось как способ вознаграждения за служебные заслуги.
     В помощь воеводе для ведения письменных дел давался «дьяк с приписью»  или подьячий, который заведовал  делопроизводством особой приказной  избы. В ней было три стола. Один занимался сбором таможенных доходов  и судом, другой отвечал за казенное хлебопашество и выдачу жалованья, а третий учитывал поступления ясачной  пушнины и расход казенных денег.
     Грамотных людей всегда не хватало, поэтому  писчиков, младших, а нередко и  старших, подьячих воевода подбирал из местных ссыльных или казаков. Через казачьего голову и атаманов конных и пеших казаков воеводе подчинялись все «красноярское казачье войско». Для сельского населения уезда представителями воеводской власти выступали особые приказчики присудов, этих мелких административно – территориальных единиц уезда. Приказчиками воевода назначал из красноярских дворян и детей боярских. «Боярскими сынами» называли выходцев из родоплеменной знати, одним из преимуществ которых было освобождение от ясака.
     Караульной  службой и вообще порядком в самом  городе ведал особый городничий из местных казаков.
     Воеводская  администрация во всех конкретных вопросах, особенно связанных с несением повинностей  и служб, опиралась на выборную по слободам, присудам, селениям и городам сословную общинную администрацию в лице крестьянских и посадских старост, сотских, десятских, мирских раскладчиков и целовальников.
       Воеводы в своей деятельности руководствовались особыми наказами центральной власти, а также местными конкретными условиями и обстоятельствами. Вся Сибирь вошла в состав Российского государства, когда в нем утвердилось крепостничество. На далекой богатейшей сибирской окраине казна пыталась монопольно выступать в роли коллективного крепостника – помещика.
     Земли в Сибири российским дворянам не раздавались. Присылаемой администрации нельзя было заводить частные земледельческие  хозяйства, промыслы, заниматься торговлей. Казачьей и имущей верхушке сибирского общества не разрешалось иметь крепостных людей и скупать земли. Все доходы от богатейшей Сибири центральная власть стремилась получать сама. Ведь только пушнина в лучшие годы давала до 24 % всего государственного бюджета страны1. Поэтому сибирский воевода не только занимался текущим управлением в уезде, но и выступал в роли доверенного приказчика казны и организатора своеобразного государственного хозяйства.
     Вдали от центра такие широкие функции  воевод приводили к произволу и насилию, придавая Сибири черты своеобразной вотчины. Вместе с тем нельзя согласиться с мнением некоторых историков о том, что в Сибири административный гнет стоил крепостного права. Реальная жизнь вносила свои военные коррективы, да и сама центральная власть мало доверяла воеводам, почти ежегодно сменяла их, поощряла челобитчиков, «наряжала» строгие розыски по жалобам с мест. Воеводы подчас и шагу не могли ступить без местной верхушки города и уезда, которая входила во все звенья местного аппарата управления.
     Тесно связанное с казачеством, трудовое население Сибири, по сути дела, представляло собой вооруженный народ , который через мирскую общинную организацию активно противодействовал крепостническим замашкам властей и местных богатеев, стремясь жить по принципу «вольный человек на вольной земле», право на которую обусловлено личным трудом. Вместе с тем горожанин, как и крестьянин, являясь не только тружеником, но и мелким собственником, готовым при благоприятных условиях стать эксплуататором – мироедом, в известной степени поддерживал власть, охраняющую его имущество и личность. В качестве же эксплуатируемого он постоянно боролся с законом и особенно со злоупотреблениями законом.
     Классовый дуализм тогдашнего труженика –  мелкого собственника обусловил  преобладание таких пассивных форм классовой борьбы, как неплатеж налогов, утайка своих доходов, самовольные  переселения, жалобы на притеснения. Сложной формой социального протеста, тупиковым его путем выступало неприятие догматов официальной церкви. Раскол и сектантство встречались и на Енисее. За оружие же труженики брались тогда, когда жить по-старому становилось невозможно.
     Красноярск  знал и пассивные, и активные формы  классового протеста. Начав жизнь  как пограничная крепость, как опорный пункт властей в Южной Сибири, город к рубежу того же XVII столетия пришел со славой центра самого длительного в Сибири вооруженного движения. «Государевы слуги» - красноярские казаки надолго получили прозвище «бунтовщиков». Уже через три года после основания Красноярска из- за несвоевременной доставки хлеба казаки расправились с атаманом Яковом Кольцовым и даже пытались ворваться в Енисейск, убить тамошнего воеводу и захватить продовольствие. В середине 60-х годов XVII века 30 – 40 бессемейных казаков самовольно ушли в Забайкалье, а некоторые из них дошли до Амура и обосновались в вольном Абазинском остроге. 2
     Самым длительным в истории Сибири вооруженным  восстанием была так называемая «красноярская шатость» 1695 – 1698 годов (некоторые историки конец движения относят к 1700 году).
     Это обычное для феодализма народное движение. Оно не осмысливалось его  участниками как борьба против всей феодальной системы эксплуатации и власти. Восставшие выступали лишь против ее крайностей и злоупотреблений на местах. Однако безмерный произвол и беззаконие были неотъемлемыми признаками феодального управления. Вот почему при всей стихийности, слабой организованности и непоследовательности этим выступлениям были фактически присущи и антифеодальные черты. Вместе с другими формами классового протеста подобные восстания, а также отсутствие помещиков и развитого аппарата власти, заставили царское правительство пойти на несколько смягченные, чем в центре страны, формы феодальных отношений. 

     Население и хозяйственная  жизнь 

     На  складывание постоянного населения  и его занятия в первую очередь влияли военно-административные функции острога- крепости. Обстановка военного лагеря долго отпугивала от Красноярска вольных переселенцев из-за Урала. За четыре десятилетия существования города постоянное его население ненамного превысило численность первого гарнизона(303 и 374 души мужского пола). Священников и казаков присылали власти. Почти все члены торгово-ремесленного сословия посадских являлись ссыльными.
     В последующие сорок  лет число жителей Красноярска увеличилось в 3,5 раза, но по-прежнему оно зависело от усилий властей.
     Первые  красноярцы набирались из добровольцев на Урале и в Западной Сибири (в Соли Вычегодской, Соли Камской, Верхотурье, Тобольске и других городах).
     Со  временем гарнизон порубежного  Красноярска  все больше пополняли принудительными мерами. В итоге по численности гарнизона с начала XVIII века Красноярск стал одной из крупнейших крепостей Сибири (в 1673 г. – 570 человек, 1690 – 656 и в 1708 – 849).
     Сюда  же направляли и тех военнопленных, которых считалось неблагоразумным держать в центре. Годных в военных службу верстали в казачество, причём дворяне получали сравнительно высокие оклады, денежные и хлебные.  Больше всего в красноярском гарнизоне было украинской и польской шляхты, из которых сформировали особую полусотню «черкас». От них пошли Собачевские, Рачковские, Дорошкеевы, Скварские, Метельские и пр.
     В целом с членами своих семей  служилые люди, как тогда называли казаков, составляли подавляющие большинство горожан. Их занятия и социальное положение были во многом противоречивыми. Они одновременно являлись и воинами, и приказными, и торговыми, и работными людьми.
     Красноярские  служилые, не щадя жизни, бились на стенах острога и несли в нём караульную службу; «тайгами» и степными «сакмами» (дорогами) ходили походами на «немирные землицы»; собирали ясак; на городском торгу и по уездным заставам собирали таможенные пошлины с проезжих и местных торговых людей; в качестве приказчиков надзирали за пашенными крестьянами; отводили поселенцам пахотные и сенокосные угодья; на казенные нужды закупали различные припасы и «хлебный провиант»; отвозили деньги и пушнину в Москву; конвоировали ссыльных и ловили беглых.
     Нередко казакам приходилось откладывать  в сторону пищаль, копьё или саблю и браться за топор, тесло или весло, чтобы обновить, а  то и заново срубить городские укрепления, навести мост, «изладить» дощаник, карбас или лодку, сплавить лес, соль, хлеб. Им же приходилось обслуживать казенные мельницы, кузницы, мастерские, винокурни, городские часы, проезжие ворота, настенную артиллерию и выполнять другие всевозможные «службы».
     За  всё это шло не очень обильное «государево жалованье», часто выдаваемое нерегулярно и не в полном объеме.
     Естественно, что в таких условиях казаки и члены их семей обращались к охоте, сбору на ближних островах дикого хмеля, торговле с ясачными, ремеслу и, наконец, к хлебопашеству. Со всех неземледельческих занятий казна брала налог с общего дохода. С заведенной пашни каждый пятый сноп, 1/5 урожая, надлежало тоже отдать казне. Это так называемый «отсыпной» или «пятинный» хлеб» не взимался лишь в том случае, когда казак вместо хлебного жалованья обрабатывал не более 5 десятин пашни. Но в те беспокойные десятилетия XVII века лишь отдельные казаки-красноярцы основательно брались за положенные в таком случае 15 десятин безоброчных угодий. Ведь даже в окрестностях города в одно мгновение можно было потерять все – и затраченные на ниву труды, и собственную голову. Поэтому многие красноярцы получали средства существования захватом иноземческой «рухляди» и «ясыря». Надежды на ясырь и «пограбленные животы» приводили в отряды казаков и добровольцев из числа неверстанных в службу казачьих детей и разных пришлых людей. Как свидетельствуют источники, в течение всего XVII – начале XVIII века на городском торгу перед проезжей Спасской башней постоянно продавали имущество и пленников «мунгальской, киргизской и калмыцкой породы», которых охотно «торговали» приезжие в город монгольские, калмыцкие и бухарские купцы. Их караваны верблюдов были привычной бытовой деталью для обитателей Красного Яра.
     В Красноярске ярко проявлялись особенности  социального развития Сибири, этой восточной окраины крепостнической России. Различные социальные слои формировавшегося в ней русского населения пытались жить по-своему. Казачья и вообще имущая верхушка изо всех сил фактически и юридически стремилась стать дворянами-крепостниками с правом свободного распоряжения людьми и землей. В Красноярске бытовала купля-продажа людей, похолопливание бедняков, различные сделки с землей. Наибольшую активность в этом проявляли дворяне и дети боярские, которым в городе принадлежали почти все дворовые люди. В их же хозяйствах были заняты работные люди и захребетники (см. табл. 1).
     Однако  центральная власть не присваивала  верхушке сибирского казачества прав российских дворян, хотя их должностные  звания с конца XVII века стали передаваться от отца к сыну. Рядовые же казаки по своему имущественному положению и хозяйственным занятиям были близки к крестьянам и посадским людям, хотя и не платили прямых налогов.
     Формирование  чисто трудовых слоев горожан  в приграничной крепости шло замедленным  путем. Эти сословные категории  составлялись до конца XVII века в основном из ссыльных.
     Некоторые жители Красноярска посадского происхождения  и обладавшие торгово-ремесленными навыками, не входили в посад, а  числились на государственной службе. Эти «оброчники», или «жилецкие  люди», по сути дела являлись служилыми людьми по прибору, но занятыми только в хозяйственно-финансовой сфере. Вместе с казаками эти оброчники были заняты в казенных кузнице, медной мастерской, в поварне и квасной избе «у делания пива и браги», на двух мельницах, при «винной продаже» и сборе пошлин.
     Сибирских жителей, получавших основные средства существования с земли, обычно обязывали  пахать и на государство. Если труженик имел 4 – 4,5 десятины своей пашни, то он должен был собственными сохой, бороной и лошадью обработать еще одну десятину «на государя». Крестьянин засевал ее казенными семенами, боронил, сжинал хлеб в снопы, составлял их в суслоны, свозил в особую ригу, зимой молотил и засыпал зерно в казенные амбары. Такая натуральная повинность, которая зависела от размеров крестьянского поля и сильно напоминала барщину, называлась государевой или «десятинной пашней». Те, кто ее обрабатывал, официально считались «пашенными крестьянами». 
 
 
 

Ясырь - пленник из числа коренных сибирских жителей, захваченных во время военных действий. 

     Для казенных полей отводились наиболее удобные елани (небольшие открытые пространства в лесной зоне) и приречные открытые места. Сельскохозяйственные работы проводились под пристальным контролем местной администрации. Так как крестьяне неохотно работали на десятиной пашне, то со временем воеводы перестали
выделять особые «государевы поля». Перед жатвой они объезжали крестьянские нивы, проводили пробные умолоты и  по их результатам «отписывали в казну» отдельные полосы хлебов.
     Настойчивые усилия сохранить близкую к барщине  феодальную повинность (десятинную пашню) не случайны. Феодальное правительство, нуждаясь в больших количествах хлеба  для раздачи жалованья служилым людям и выкурки дорогого вина, извлекало таким путём дополнительный доход из высокого естественного плодородия нетронутых прежде сибирских земель. Ведь взимать с сибирского землевладельца  столько же оброчного хлеба, сколько брали с российского черносошного крестьянина, было невыгодно, так как урожайность в Сибири была выше, чем в центре. Установить же размеры натурального налога в Сибири выше общероссийского уровня казна была просто не в силах.
     Вот почему, когда в отдельных местах Сибири собирался фиксированный  оброчный хлеб, то это считалось льготой. Оброк вводился лишь там, где заниматься земледелием было затруднительно. Поэтому немногочисленные крестьяне пригранично Красноярского уезда, кроме городских крестьян, в основном были оброчными, а енисейские и мангазейские - почти сплошь пашенными.
     Кроме этого основного налога в натуральной форме, крестьяне давали подводы под казенные грузы, ремонтировали дороги, выполняли другие повинности. Воеводы с приказчиками вмешивались не только в хозяйственную деятельность крестьян, но и в их семейно-бытовую жизнь, допуская нередко дикий произвол.
     От  пашенных крестьян мало чем отличались монастырские крестьяне (20 человек) Введенского монастыря, основанного в 1639 году в устье реки Берёзовки близ Красноярска3. За «подмогу» в организации своего хозяйства и право сидеть на земле монастыря они вместо «государевой пашни» пахали на монастырских старцев и выполняли различные «изделья».
     Военная опасность, высокие цены на лошадей, на сошники, серпы, семена, отсутствие семей – всё это затрудняло ведение чисто земледельческого хозяйства. Размеры запашки у всех крестьян города (всего в 1713 году 58 человек в 19-ти дворах) были невелики, поэтому они, как и рядовые казаки, широко занимались подсобными промыслами.
     И по происхождению, и по роду занятий красноярские посадские были близки к крестьянам. Хотя по городу числилось в концеXVII века 55,а в 1713 году 113 посадских, но большинство, как рапортовали воеводы, «никакими торгами не торгует и в отъезд никуда не отъезжает, живут в деревнях, питаются с пашен».
     Посадские, кроме уплаты посадского оброка, размеры которого определялись общей доходностью неземледельческих занятий, несли различные неоплачиваемые службы по хранению и продаже казенных соли, хлеба, пушнины, таможенных товаров и табака, сбору торговых, весовых и промысловых пошлин.
     В целом труженикам в Сибири все  же легче жилось, чем в крепостническом центре. Они могли свободно сменить место жительства, перейти в другую сословную категорию. Члены семей сибиряков нередко состояли в разных сословных разрядах. Трудовой люд почти всегда скрывал от налогового обложения часть своих доходов с пашни и торгово-ремесленных занятий, не страдал от
малоземелья. Его  феодально-крепостническая зависимость  была несколько смягченной по сравнению  с положением тружеников центра страны. 
 
 

Т а б  л и ц а 1 

Численность и сословный состав жителей Красноярска
во  второй половине XVII
и первой четверти XVIII века4 

Категория населения 1671 1713 1720
дворов душ муж. пола дворов душ муж. пола душ жен. пола дворов душ муж. пола
Духовенство 5 11 11 26 24 5 11
Служилые  люди 227 335 292 1014 970 316 1034
Посадские 10 16 22 61 50 6 14
Крестьяне - - 19 58 47 - -
Работные  люди - - - 7 3 4 25
Дворовые  люди - 10 - 32 41 6 33
Ссыльные - - - 6 7 - -
Нищие - - - 9 1 - 3
Гулящие люди - 2 1 10 5 6 15
Прочие - - 26 72 59 26 115
ИТОГО 242 374 371 1295 1217 369 1250
 
Гулящий человек – не входил ни в одно из основных сословий имел право неограниченного передвижения. 
 

     Культура  и быт горожан 

     Сибиряки  формировались в основном из вольных  переселенцев и землепроходцев. В  большинстве своем это были люди предприимчивые, смелые, энергичные и  любознательные. Такими же были многие ссыльные. Их число в Сибири в  мятежном XVII столетии все возрастало. Особенно заметно это было в Красноярске, куда присылали обычно в наказание как сибирских казаков, посадских и крестьян, так и русских, украинских и донских казаков, стрельцов, приказных людей, пленных поляков, «литвинов», немцев и даже французов.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.