На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Судебник 1550 и его значение в укреплении государства

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 27.06.2012. Сдан: 2011. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


СУДЕБНИК  1550 г.  И  ЕГО  ЗНАЧЕНИЕ
В  УКРЕПЛЕНИИ  ГОСУДАРСТВА
Курсовая  работа. 

    С О Д Е Р Ж  А Н И Е 

Введение
    Глава I. Судебник 1550 г. и развитие общерусского законодательства
       §1. Законодательный документ – Судебник 1497 года.
     §2. Начало правления Ивана IV (Грозного).
     §3. Сравнительная характеристика статей Великокняжего и Царского
           Судебников.               
     §4. Влияние Царского Судебника на развитие законодательства.
Глава II. Центральные и местные органы суда по Судебнику.
Глава III. Судебник и проблема сословного деления русского общества
Заключение
Список  использованной  литературы 
 
 
 
 
 
 
 

ВВЕДЕНИЕ 

    Данная  работа посвящена изучению и анализу  законодательного документа эпохи  Иоанна IV (Грозного) – Судебнику. В работе будут рассмотрены вопросы причины создания Судебника, его историческое значение для государства.
    Реформы Ивана IV актуальны и останутся актуальны еще на долгое время Первая причина этому – их значимость для исторической науки, вторая – их немаловажное значение собственно для самого государства. Ведь  если подробно изучить реформы наших предшественников, грамотно понять и оценить их со всех позиций, то можно избежать ошибок, допущенных нашими предшественниками-реформаторами.
    Чтобы более полно представлять и раскрыть политическую обстановку того времени, окружение Ивана Грозного, обострение среди сословий, народное житие и регламентирующие все это  законодательные документы, обратимся к предшествующей эпохе.
       В конце XV века, когда все области северо-восточной Руси собрались вокруг Москвы, ликвидация удельных княжеств и военные победы позволили Ивану III заняться укреплением политических, правовых и идеологических основ единого Русского государства. Итогом этой работы стало принятие Судебника 1497 г. Именно этот Судебник стал основополагающим для Царского Судебника.
     Первое  упоминание о Судебнике 1497 г. имеется в записках о Московии австрийского дипломата Сигизмунда Герберштейна, бывшего послом императора Максимилиана I при дворе Василия III. Судебник дошел до нас  в одном списке. Рукопись была найдена в 1817 г. историком-археологом П.М. Строевым и опубликована им совместно с К.Ф. Калайдовичем в 1819 г. в виде «Законов Ивана III и Ивана IV». Эта рукопись до сих пор остается единственным известным списком Судебника и называется «великокняжеским».
     Судебники 1497 и 1550 гг. в дореволюционной литературе не стали объектом специального монографического исследования. О них, как правило, говорилось в общем плане в трудах по истории России или отдельным отраслям русского права.
     Вопрос  об источниках и значении Судебника 1497 г. решался по-разному.
     Авторство Судебника 1497 г. историками оспаривается до сих пор. Общепринятой версией считается авторство дьяка Владимира Гусева. Однако советский исследователь Ю.Г.Алексеев считает, что такая крупномасштабная работа была непосильна одному человеку. Он пишет, что «средневековье не знало авторского права, кто бы ни был составителем Судебника, его имя не могло попасть на страницы официального источника...» Алексеев Ю.Г. предполагает, что судебник составляла комиссия из наиболее доверенных лиц – дьяков, руководителей центральных ведомств, накопивших достаточный опыт в судебных и административных делах.1
     Судебник  регламентировал систему государственного управления, суда и политическую структуру  государства. Источники права централизованного государства основывались на нормативных актах предшествующего периода, таких как Русская Правда, Псковская судебная грамота, вечевое законодательство, договоры города с князьями (грамоты), иностранное законодательство, судебная практика. Но Судебник не просто обобщил накопившийся правовой материал: больше половины статей было написано заново, а старые нормы часто в корне переработаны.
     Хотя, относительно  Русской  Правды  в  литературе  существуют  значительные расхождения.  Например, историк советской эпохи Зимин А.А. признает правомерность использования Русской Правды в качестве источника права XV в.,  отмечает большой интерес к ней в изучаемый период; утверждает, что ее текст часто переписывался, и ее нормы еще долго сохраняли  действенность.2
     Есть и другая точка зрения: дореволюционный историограф Владимирский-Буданов М.Ф. категорично утверждает, что уже с XIV века в Московском государстве нет никаких следов действия Русской Правды, но с оговоркой: «Она применялась как образец, которому нужно следовать в повседневной практике, скорее следуя ее духу, но не букве…»3. И все же общее в мнениях исследователей есть: Владимирский-Буданов признает, что в связи с изменением общественно-экономических условий Русская Правда была не только сокращена, но и переработана. По мнению М.Ф. Владимирского-Буданова единственным источником Судебника являлись уставные грамоты местного значения: «Московский рецептор либо сокращает узаконение…, либо заполняет текст…».4
     Интересно подошёл к вопросу об источниках Судебника юрист Д.М. Мейчик. Считая невероятным, чтобы Москва заимствовала что-либо из вольных городов, он рассматривал Псковскую судебную грамоту только как литературное пособие, справочный материал, но отнюдь не руководящий источник5.
     Расценивая Судебник как памятник преимущественно процессуального права, дореволюционная историография, однако, весьма по-разному оценивает его значение. Так, П.Н. Чеглоков, В.М. Грибовский, М.А. Дьяконов, В.Н. Латкин и др., отмечая "бедность и сумбур" содержания Судебника 1497 г. и факт последующего включения его в Судебник 1550 г., не придают ему значения самостоятельного правового памятника. Н.Ф. Рождественский, М.М. Михайлов, П.Н. Мрочек-Дроздовский видят его значение лишь в том, что это акт, определивший устройство судебной части в Москве и обусловивший необходимость появления более подробного Судебника 1550 г. 
М.Ф. Владимирский-Буданов, Н.П. Загоскин, расценивают Судебник 1497 г., как первый, хотя и неудачный опыт систематизации законов в кодекс, значительно улучшенный последующим Судебником.

     В советской историко-юридической  литературе наиболее крупные специальные  исследования Судебника 1497 г. принадлежат  С.В. Юшкову и Л.В. Черепнину. Точки  зрения учёных об источниках и значении Судебника в основном совпадают.
     Профессор Саратовского университета С. В. Юшков  сделал предположение о том, что  к концу XV в. в Московском государстве  уже существовал особый сборник, который содержал если не нормы права  в целом, то хотя бы исчисление пошлин и сборов в пользу судебных органов, и который не дошел до нашего времени.6 Юшков С.В., подчёркивая значение этого Судебника как первого опыта московской кодификации,  глубоко исследовал его происхождение, источники, содержание. В отличие от буржуазных учёных С.В. Юшков связывал рассмотрение этих вопросов с развитием феодализма и созданием норм единого русского права. С точки зрения С.В. Юшкова, централизация территориальная предопределила централизацию законодательную. Судебник 1497 г. трактуется С.В. Юшковым как памятник права, регламентировавший определённые социальные сдвиги на пути замены феодальных общественных отношений отношениями "торгового капитализма"7.
     Судебнику Ивана III посвящается в работе Л.В. Черепнина о русских феодальных архивах XIV-XV вв. большая глава, являющаяся фактически исследованием этого документа. Черепнин Л.В. разделяет точку зрения по вопросам об источниках Судебника с С.В. Юшковым, а также оценке ряда его статей и значения для процесса централизации Русского государства. Л.В.Черепнин предложил иное решение проблемы авторства Судебника 1497 г. Он пришёл к выводу, что составителем Судебника не был и не мог быть сын боярский Владимир Гусев (этот вывод Л.В. Черепнина был позднее подтверждён А.Н. Насоновым), и предположил, что активное участие в создании Судебника принимали бояре - князья И.Ю. и В.И. Патрикеевы, С.И.Ряполовский, а также великокняжеские дьяки В. Долматов, Ф. Курицын и др.8
     Именно  под редакцией Л.В. Черепнина вышли  в 1955-56 гг. 3-й и 4-й выпуски "Памятников русского права", охватывавшие периоды  образования и укрепления Русского централизованного государства. В них опубликованы тексты Судебников 1497 и 1550 годов (введение и историко-правовой обзор к ним подготовил А.Г. Поляк). Изучая вопрос об источниках Судебника 1497 г., С.В. Юшков и Л.В.Черепнин приходят к выводу, что при его составлении были использованы не только Русская Правда, Псковская судебная грамота и уставные грамоты, но и разного рода жалованные и иные грамоты. Большое значение имели так называемые уставные грамоты наместничьего управления. Например, дошедшие до нас Двинская 1397 г. и Белозерская 1488 г. уставные грамоты, в которых, помимо вопросов местного управления и суда, содержались и нормы материального, гражданского и уголовного права. Действовало также местное законодательство, определявшее корм наместника, судебные и торговые пошлины, уголовные штрафы, отношение наместника к суду центральному, а также законодательство присоединённых к Москве княжеств и земель.
     Проводя доскональное сопоставление всего  предшествовавшего законодательства с текстом Судебника 1497 г., С.В. Юшков пришёл, однако, к выводу, что только в 27 статьях Судебника можно найти следы непосредственного влияния каких-либо известных нам юридических памятников или норм обычного права (12 статей из уставных грамот, 11 из Псковской судебной грамоты, 2 статьи из Русской правды (ст. 55 о займах и ст. 66 о холопах) и 2 статьи из норм обычного права). Но и при заимствовании из старых источников нормы права перерабатывались применительно к изменениям в социально-экономическом строе. Около трёх пятых всего состава Судебника не имеют какой-либо связи с дошедшими до нас памятниками. Они либо извлечены из несохранившихся законодательных актов Ивана III, либо принадлежат самому составителю Судебника и представляют таким образом новые нормы, не известные прежней судебной практике. Именно новизной Судебника объясняется, по мнению С.В. Юшкова, то обстоятельство, что далеко не все его статьи осуществлялись на практике. Часть их оставалась программой, пожеланием, для реализации которой требовалось время.9 Именно поэтому Судебник 1497 г. был положен в основу царского Судебника 1550 г., а отдельные его положения и принципы получили дальнейшее развитие и в последующем законодательстве.
     Во  вновь формирующейся иерархии феодальных  властителей единого Российского государства, шла острая борьба группировок знати. Новая система иерархии облеплялась в форму местничества – порядка назначения на должность в соответствии со знатностью происхождения. Непосильное засилье феодалов над народными массами приводило к народным мятежам. К середине XVI века назрел момент дальнейшего совершенствования политического строя государства, систем его государственного управления и судебной власти.
     Сложность в изучении мной этих процессов обусловлена  не в последнюю очередь дискуссионностью некоторых проблем этого периода в советской историографии. Она вызвана и неодинаковым подходом разных исследователей к решению ряда вопросов. Главная проблема – недостаточность и правомерность источниковой базы.
     Одним из немногих сохранившихся документов того времени является новый «Царский Судебник» Ивана IV (Грозного) принятый в 1551 году. 
 
 
 
 
 
 

ГЛАВА I.     СУДЕБНИК 1550 Г.    И      РАЗВИТИЕ
                      ОБЩЕРУССКОГО   ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА.
§1. Законодательный документ – Судебник 1497 года. 

      Политическое объединение русских  земель в основном произошло  в период второй половины XV века до конца первой трети XVI века и к началу царствования Ивана IV (Грозного).
    В состав Российского государства  входило 2800 тыс.кв. км, а к концу  XVI века площадь Российских земель составляет более 5400 тыс.кв. км, а население достигло 7 млн. человек.
    Объединительный процесс земель в единое государство  проходил одновременно с бурным развитием  феодального общества. Однако развитие феодальных отношений, образование централизованного государства требовали создания новых законодательных актов. В целях централизации государства, все большего подчинения мест власти московского князя издавались уставные грамоты наместничьего управления. Но самым значительным памятником права был Судебник 1497 г. Главной целью его было распространение правовой сферы великого князя на всю территорию Русского централизованного государства.
    Основным  источником  для написания Судебника  Ивана Грозного стал Судебник 1497 года. По «его образу и подобию», лишь с небольшими изменениями был принят «Царский».
     Рукопись  Судебника 1497 г. не поделена на статьи. Основанием деления текста может служить его внешнее оформление или содержание предписаний. Текст рукописи содержит разделы, выделенные с помощью заголовков. Но не все статьи имеют заглавие.
     Одни  начинаются с новой строки киноварной буквой, другие написаны в строку под  общим заглавием с предыдущими, хотя не имеют к ним никакого отношения. Например, под заглавием «о чюжеземцах» сначала изложено правило об исках между чужеземцами, потом о подсудности духовенства, наконец, о порядке наследования без завещания. Это вводит путаницу в изучение статей. Поэтому, каждый исследователь делит текст на статьи так, как считает нужным. Более удобно для изучения разделил Судебник Владимирский-Буданов. В зависимости от содержания, он выделил 68 статей.
     По  Судебнику существовало три типа суда:
     1) суд великого князя и его  детей (ст.21);
     2) суд бояр и окольничих (ст.1 и  др.);
     3) суд наместников и волостелей (ст.20 и др.).
       Решение первого носили окончательный  характер как суда высшей инстанции.
       Суд судится боярами и окольничими,  и непременное участие принимают дьяки, выполняющие  обязанности секретарей. Взятки (посулы), правящим суд, брать запрещалось. Теперь суд  - это не только право, но и обязанность боярина. Только в особых случаях он мог отказать «жалобнику» в суде – когда решение мог вынести только великий князь или когда к боярину обращались лица, подведомственные другому администратору.
     В Судебнике говорится о пошлинах, которые полагается получать судьям с тяжущихся, и  о пошлинах с выданных грамот.
  В случае, когда против подозреваемого не было бесспорных улик, теперь опрашивали и местное население. И послухи должны были быть очевидцами событий, а не давать показания, основываясь на слухах. Показание под присягой 5-6 детей боярских или «добрых христиан» решало судьбу обвиняемого (голоса феодалов и крестьян пока еще равноценны).10 Обязательным стало присутствие местного населения, что предполагало контроль над проведением суда  не только сверху, но и снизу, со стороны местного населения.
       Особенно интересны статьи о крестьянском отказе, т.е. о праве крестьян уходить от своего помещика. Судебник устанавливает один срок для крестьянского выхода – Юрьев день осенний (26 ноября). Крестьянин имел право уходить в течение одной недели до Юрьева дня и одной недели после него, обязательно оплатив «пожилое». Размер «пожилого» по Судебнику зависел от природных условий и сроке пребывания крестьянина в вотчине.
       В конце Судебника помещены  случайные нормы материального  права «О займах», «О иноземцах», «О изгородях» и т.д.
     Таким образом, первый общий закон далеко не охватывает всех правовых норм. Первый опыт Московского законодательства многими исследователями признан не совсем удачным. Однако целью его издания было – утверждение правосудия и подводило прочную базу под всю дальнейшую законодательную деятельность. Государство приобрело первый законодательный сборник, регулирующий феодальные отношения.
     Содержание  Судебника практически имеет процессуальный характер. Главная задача его – определить основные начала отправления правосудия и поставить их под контроль центральной власти. Судебник внес единообразие в судебную практику Русского государства. Он имел и другую цель – закрепить новые общественные порядки, в частности постепенное выдвижение мелких и средних феодалов – дворян и детей боярских. В угоду этим социальным группам Судебник внес новые ограничения в судебную деятельность кормленщиков, а главное, положил начало всеобщему закрепощению. 

§2. Начало правления Ивана IV (Грозного). 

     В январе 1547 года произошло торжественное  венчание Ивана IV на царство. Впервые  московский великий князь наделялся  титулом царя, что по тем понятиям резко возвышало его над всей титулованной русской знатью и уравнивало с положением с западно-европейскими императорами.
     Царскую корону Иван IV получил из рук главы  церкви – митрополита Макария. Это  подчеркивало особое положение церкви в государстве. Изучение материала  привело меня к выводу, что на тот период времени церковь имела едва ли не большую власть, чем наследник престола.
     Начало  царствование Ивана IV ознаменовалось обострением давно накопившихся классовых противоречий. В июне 1547 года в Москве произошел  страшный пожар. Город был уничтожен, тысячи людей погибли. Народ негодовал и обвинял в пожаре родственников царя. Гнев народа умело направляла боярская кучка людей, стремящаяся удалить Ивана IV  от власти.
  Молодой царь и поддерживающие его круги начали осуществлять в этой обстановке некоторые   реформы, направленные на укрепление централизованного государства и главной его опоры – служилого дворянства.
     Содержание  этих реформ во многом совпало  челобитными  царю, написанными в 1549 году дворянином Иваном Пересветовым. Пересветов советовал царю быть щедрым к «воинникам» ( «что царьская щедрость до воинников, то его и мудрость») и призывал «грозу» на голову изменников-вельмож. Он смело протестовал против боярского засилья в России.11
     Сочинения талантливого публициста Пересветова дают представление о том, что именно социальные силы были заинтересованы в «грозной» государственной власти: ими были новое, поднимавшееся сословие феодалов, служилые люди, в число которых мог попасть всякий лично свободный человек.
     Они рвались к  земле, богатству, ненавидели своих притеснителей – крупных вотчинников, бояр, которые были полными хозяевами в округе их вотчины. Они хотели пробиться к власти и обратить власть московского царя на служение дворянским интересам.
     Выражением  компромисса между различными слоями господствующего класса в начале правления Ивана IV была Избранная рада – небольшой круг
приближенных  к царю лиц, в состав которых входили: А.Ф.Адашев – выходец из крупных  землевладельцев, митрополит Макарий, духовник царя протопоп Сильвестр, князь  Андрей Курбский, князь Михаил Воротынский и представитель придворной администрации И.М. Висковатый и другие.
     Программа действий Ивана IV и его окружения  была высказана на собрании Боярской Думы, представителей духовенства и  служилых людей в феврале 1549 года, которое известно как первый Земский собор.
     Земские соборы не ограничивали власть царя, а  служили для совета и опоры  в проведении внутренней и внешней  политики: «Царь, - говорит один из членов этой официально избранной рады, Курбский, - должен искать совета не только у своих советников, но у всенародных человеков».12 В России наступила полоса сословно-представительной монархии.  

Организация власти в русском  государстве в  XVI веке 

                  Царь
      Боярская дума       -----     Митрополит (с X в.) с 1589- Патриарх 

               Земский собор
(боярство, духовенство, дворянство, купечество, зажиточные горожане)
(1549 - первый Земский собор, в 1653- последний) 

    Результатом работы над дальнейшим развитием  общерусского законодательства после  Земского собора были Судебник, Стоглав и уставные грамоты. Другие документы до наших дней не сохранились.
§3. Сравнительная характеристика статей Великокняжего и Царского            Судебников.
             На первом Земском соборе, Иван IV принял решение о создании нового правового кодекса – Судебника. «Лета 7000 пятдесят осмаго июня царь и великий князь Иван Васильевич всеа Руси и с своею братьею и з бояры сесь Судебник уложил: как судити бояром, и околничим, и  дворецким, и казначеем, и  дьаком, и всяким приказным людем, и по городом наместником, и по волостем волостелем, и тиуном и всяким судьям».13 Данный документ базируется на нормах Русской Правды, обычном праве, судебной практике и Судебнике 1497 года. Из 99 статей нового Судебника 37 были совершенно новыми, а в остальных текст предшествующего кодекса был просто переработан. С изданием Судебника расширяется круг полномочий центральной власти: контроль за  наместниками, взимание единой государственной пошлины, право сбора торговой пошлины (таньги) переходит к царской администрации.
    Характерной чертой Царского Судебника является стремление улучшить систему правосудия и поставить ее под контроль представителей местного населения. Судебник подтверждает старый обычай, чтобы в суде назначаемых  царем наместников и волостелей присутствовали старосты и «судные мужи» или «лучшие мужи» из местного населения. Теперь они называются «целовальниками» (т.е. присяжными, поцеловавшими крест). Таким образом, целовальники становились не просто случайными свидетелями судебного процесса, а его постоянными и официальными участниками. Судебник приказывает «без старосты и без целовальников суда не судити» и предписывает повсеместное расширение судебного штата: «а в которых  волостех наперед сего старост и целовальников не было, и ныне в тех во всех волостех бытии старостам и целовальникам».14Судебные протоколы должны писать и наместники и земские дьяки,   а   староста и целовальники должны подписывать эти протоколы. Наместники и их тиуны не имеют права арестовывать никого из местных людей, не предъявив («не явя») их старостам и целовальникам, которым они должны объяснить причину ареста. Тем самым приходим к выводу, что Судебник 1550 г. развивает нормы, прописанные в Судебнике 1497 г., с учетом изменившихся обстоятельств в жизни государства.
    В суде процветали взяточничество и произвол. Царский Судебник должен был положить конец таким порядкам: «А судом  не дружити и не мстити никому, и  посула в суде не имати. Также и  всякому судье посула в суде не имати». Закон устанавливал наказание  для всех чиновников, уличенных во взятках.15 Так, например, взяточничество (посулы) запрещаются, как и в Судебнике Ивана III, но в отличие от Великокняжеского Судебника в Судебнике Ивана Грозного за взятку и за оговор следует  наказание: «А которой боярин, или дворецкой, или казначей, или дьяк в суде посул возмет и обвинит не по суду, а обыщется то в правду, и на том боярине, или на дворецком, или на казначеи, или на дьяке зяти исцов иск, а пошлины царя и великаго князя, и езд, и правда, и пересуд, и хоженое, и правой десяток, и по-железное взятии втрое, а в пене   что государь укажет.…он от того посул взял, и на том дьяке взятии перед боярином вполы да кинута в тюрму. Подъячей, который запишет не по суду для посула без дьячего приказу, и того подъячего  казнити торговою казнью, бити кнутьем».16
    По  Великокняжему Судебнику, судья не должен был отсылать от себя жалобников, не удовлетворивши их жалобами; Царский же Судебник говорит  об этом подробнее: «…А который боярин, или дворецкой, или казначей, или дьяк жалобника своего приказу отошлет, жалобницы у него не возьмет и управы емуили утказу не учинит, и царю государю челобитная его не скажет, и учнет тот жалобник  бита челом государю, что ему управы не учинили, и государь ту его жалобницу отошлет тому, чей суд, и велит ему управу учинити, и бояре ему, или дворецкой, или казначей управы не учинят же, и тем, которые управы не учинят, бытии от государя в опале. А который жалобник бьет челом не по делу и бояре ему откажут, и тот жалобник учнет бити челом, докучати государю, и того жалобника вкинута в тюрму».17 При определении судных пошлин (от рублевого дела судье одиннадцать денег, дьяку семь, а подьячему две) против старого Судебника также прибавлена статья о наказании за взятие лишнего: взявший платит втрое; если в одном городе будут два наместника или в одной волости два волостеля, а суд у них не в разделе, то им брать пошлины по списку обоим за одного наместника, а тиунам их — за одного тиуна, и делят они себе по половинам; а которые города или волости поделены, а случится у них суд общий, то им обоим пошлины брать одно и делить.18
    Относительно  «христианского отказа» в новом  Судебнике Ивана IV повторено положение  Судебника Ивана III, крестьяне отказываются из волости в волость и из села в село один раз в году: за неделю Юрьева дня осеннего и неделю спустя после Юрьева дня; плата за пожилое увеличила по Судебнику Ивана III, крестьянин платил в полях за двор рубль, а в лесах — полтине. По Судебнику Ивана Грозного, в полях платил рубль и два алтына, а в лесах, где десять верст до хоромного (строевого) лесу,— полтину и два алтына. В Судебнике Ивана Грозного находим еще следующие прибавки: пожилое брать с ворот, а за повоз брать с двора по два алтына, кроме же того, на крестьянине пошлин нет. Если крестьянин с пашни продается кому-нибудь в полные холопы, то выходит бессрочно и пожилого с него нет; а который его хлеб останется в земле, то он с него платит царскую подать, а не захочет платить подати, толишается своего земляного хлеба.19 Если поймают крестьянина на поле в разбое или в другом каком-нибудь лихом деле и отдадут его за господина его, за кем живет или выручит его господин, и если этот крестьянин пойдет из-за него вон, то господин должен его выпустить, но на отказчике взять поруку с записью: если станут искать этого крестьянина в каком-нибудь другом деле, то он был бы налицо.20
 §4. Влияние Царского Судебника на развитие законодательства.
      Судебник 1550 года  не является  новым документом. Он есть необходимость  сплочения феодалов для подавления  народных восстаний, ограничение боярского произвола в суде и управлении.
    Судебник  усилил роль центральных государственных  судебных органов, установил твердый  порядок суда и управление всем Российским государством. В Судебнике впервые  в России закон был провозглашен единственным источником права. В статьях  Судебника получили развитие тенденции централизации управления и судопроизводства в государстве. Так ограничилась власть наместников   и волостелей: дела «о ведомых разбойниках» были переданы в суд под юрисдикцию губных старост. После Судебника была окончена Военная реформа – формирование постоянного стрелецкого войска. Стрельцы сделались ядром постоянного войска, они имели преимущества над дворянской конницей. Был разработан Стоглав. Он освещал вопрос о церковно-монастырских слободах. Проведена Земская реформа. Это реформа местного управления. Целью реформы была ликвидация кормлений, т.е. содержания должностных лиц за счет населения и введение земского самоуправления. Вызвана эта реформа была необходимостью укрепить местничий аппарат управления в интересах дворян и купечества. В целом Судебник 1550 года дал толчок для разработки других законодательных документов (указов, актов, грамот, постановлений, уложений, и т.п. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

ГЛАВА II.  ЦЕНТРАЛЬНЫЕ И МЕСТНЫЕ ОРГАНЫ ПО СУДЕБНИКУ 

    Сосредоточение  в течение XV-XVI веков в руках Московских великих князей  всех полномочий государственной власти выдвинут на первый план вопрос о ее централизации и ее важнейшей сферы – судебной. Тем более, что в те времена судебная власть была тесно связана с повсеместным управлением. Поэтому содержание Судебника почти исключительно процессуальное. Основная задача законодательства – определить начала отправления правосудия и поставить их под контроль центральной власти.
      Основываясь на Судебнике 1497 г., а также на совместных решениях  Ивана IV, бояр и высшего духовенства, Судебник ликвидировал судебные привилегии удельных князей и делил роль центральных государственнх судебных органов.
      Установился порядок подачи и  рассмотрения жалоб на наместников,  что обеспечило контроль над  ними со стороны поместного дворянства.  Своими статьями Судебник подготовил ликвидацию системы «кормления».
    В отличие от Судебника 1497 года сразу  бросается в глаза изменения  в центральных органах суда: «Суд царя и великого князя судити бояром, и дворецким, и казначеем, и дьяком…».21В этой статье четко и однозначно дан ответ о том, кто в Российском государстве хозяин и кто исполняет его волю. В дальнейших статьях определяется как исполнять судебным органам «суд царя». В Судебнике и в уставных грамотах видно, что составление их вызвано насущной потребностью оградить народ от произвола правителей и судей. В связи с этим в Судебнике 1550 года произведены изменения в порядке отправления  суда наместников и волостелей, которые сводятся к ограничению их судебной власти и обеспечивают контроль их деятельности со стороны населения и центра даны в кормление волости, а в которых волостех на-
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.