На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Типология куклы

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 27.06.2012. Сдан: 2011. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


План: 

      История куклы.
      Типология кукол.
    Кукла игрушка.
    Кукла-модель.
 
      Заключение
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ТИПОЛОГИЯ КУКЛЫ
       Словари, как правило, дают два основных толкования слова «кукла» — как игрушки и как фигуры в театральном представлении; иногда упоминается также кукла как фигура, выставленная в витрине. Однако реальная история куклы выходит за рамки сухих книжных определений. В одних культурах куклы (не только предельно реалистичные, но и достаточно условные) служили вотивными предметами, в других — их религиозно-сакральная функция сочеталась со способностью быть детской игрушкой, в третьих — куклы наделялись ещё более разнообразными свойствами. Но вне зависимости от того, какую роль играла кукла в конкретном регионе в ту или иную историческую эпоху, очевидно, что понятие «кукла» достаточно сложно и многогранно, а сама она многолика и полифункциональна.
       С конца XIX в. кукла как культурное явление находилась в центре внимания многих искусствоведов, философов, культурологов, этнографов, историков, педагогов, специалистов по детской игрушке, коллекционеров. Куклой — «объектом приложения» детской игры занимался философ Л. С. Выготский; игры, игрушки вообще и кукол в частности исследовал в своём труде «Homo ludens» («Человек играющий») культуролог и философ И. Хёйзинга; куклой интересовались историки культуры — представители знаменитой французской школы анналов Ф. Бродель, Л. Февр, М. Блок.
       Не  раз предпринимались попытки  классифицировать кукол, но при этом в большей или меньшей степени  «высвечивалась» какая-то одна из их многочисленных функций, поэтому наиболее органичной и всеохватывающей классификационной системой кукол и по сей день остаётся система, разработанная знаменитым философом и культурологом Ю. М. Лотманом. Исходя из принципа «мобильности» кукол, он предложил разделить их на две основные группы, назвав это разделение «исходным материалом мифологии куклы».
       Кукла — символ плодородия. Африка. Такие  куклы-амулеты охраняли девушек  в фертильный период.
       Тростевые театральные куклы, персонажи представления «Путешествие на запад». Китай. Начало XX в. Музей ГАЦТК. 

КУКЛА-ИГРУШКА
       К первой группе, по классификации Лотмана, относятся куклы-игрушки, или куклы  для игры. Соответственно к ней  же причисляются театральные куклы  и детские игрушки, основным отличием которых является способность двигаться или быть объектом игр либо манипуляций. В эту же группу входят обрядовые куклы, куклы для шествий, утилитарные куклы и телекуклы 

ИГРУШКА
       Кукла в первую очередь ассоциируется  с игрушкой, причём игрушкой детской. Ребёнок и игрушка — понятия нерасторжимые: едва ли не во все исторические эпохи и практически повсеместно непременными участниками детских игр были игрушки. Особое место среди них всегда занимала кукла, и «особенность» обусловлена прежде всего тем, что лишь она создана по образу и подобию человека и только она является его изображением — не важно, реалистическим, гротескным или подчас очень условным.
       Но  всякое ли изображение человека можно  назвать куклой? Понятие «кукла»  имеет как расширительное, так и узкое значение. В узком смысле кукла — это игрушка. Но значительно шире трактуют термин «кукла», например, археологи или искусствоведы, вполне обоснованно утверждающие, что способность куклы служить объектом игры лишь одна, далеко не единственная и отнюдь не самая древняя из многих её функций.
       Кукла-игрушка  в начале своего исторического пути игрушкой не являлась, а имела совершенно иное предназначение — она изображала божество, выступала в роли искупительной жертвы, «ловушки» для злых духов, оберега, талисмана.
       Обрядовая кукл; Новые Гебриды. Океания.
Насколько «человекообразными» были куклы-игрушки  изначально, на ранних этапах своего развития? Согласно религиозным верованиям, предполагалось, что любое изображение человеческой фигуры несёт в себе часть души, а следовательно, сакрально. Например, в некоторых областях Ирака существовал запрет на игры детей с куклами, считалось, что они могут внезапно ожить и причинить детям вред.
         Первые куклы-игрушки  часто не имели лиц. В соответствии с традицией человеческий лик, даже грубо и едва намеченный, заслужи вал особого почтения, и «приделать» его кукле-игрушке, а тем более играть таким изображением было кощунством. Чтобы избежать осквернения сакральности и всё же дать ребёнку возможность поиграть, остяки и самоеды заменяли «подобие человеческой головы» символом — верхней челюстью утиного или тарпаньего клюва, к которому пришивали лоскут, обозначающий тело куклы.
         И сегодня дети очеловечивают  свёрнутых из соломы и тряпок лялек, а порой и просто камень, ветку,
         ком глины, бельевую прищепку, фасолину, наделяя эти  обыденные предметы «человечностью». Здесь нет ничего удивительного, ведь детская игра строится на присущей ребёнку способности оживлять неодушевлённый предмет и верить в это перевоплощение. Чем больше кукла лишена конкретности, тем больший простор для творчества и фантазии она оставляет ребёнку. Таким образом, тяга детей именно к простым игрушкам (куклам) органично совпадает с древнейшей традицией создания условных, непритязательных кукол-игрушек.
         Апогеем условности можно считать... несуществующих кукол, игра с которыми распространена на острове Борнео, у народа бахау. Как подметил В. Шацков, один из российских исследователей куклы, игру девочек бахау отличает «ласковое убаюкивание пустоты, кормление воздуха, нежная влюблённость в ничто» — кукла и есть, и её нет, но она несомненно подразумевается.
         Постепенно кукла  начинает играть роль своеобразного  зеркала, отражающего изменения  человеческого облика и — одновременно — понимание человеком своей внешности. Каждый исторический период диктовал своё соотношение физического и духовного, телесного и интеллектуального, что, в свою очередь, предопределяло различие идеальных образов человека, способов его изображения и в конечном итоге разнообразие кукол, которые во все времена представляли собой совершенное воплощение человеческого тела.
         Прекрасные представители  огромной семьи кукол-игрушек разнятся как по внешнему виду (куклы-неваляшки, куклы-матрёшки, парижанки Брю, фландрские куклы, куклы, сделанные из тыквы-горлянки, и т. д.), так и по степени сложности (кукла-ветка аборигенов Австралии, современные механические куклы), по традиции и месту происхождения (городская, народная, кустарная куклы), по материалу изготовления (дерево, целлулоид, керамика, фарфор, гипс и т. д.) и по функциональности (способность играть роль погремушки, выступать партнёром по играм, быть ребёнком). 

ТЕАТРАЛЬНАЯ КУКЛА
         Существуют различные точки зрения на происхождение театральной куклы. Согласно первой (Ш.Нодье), истоки его следует искать в детской игре. Согласно второй (Ш.Маньян), искусство, ставшее впоследствии театром кукол, возникло из попыток человека сделать подвижным изображение Бога. Есть мнение, что искусство играющих кукол вытекает из традиционных обрядов, поскольку кукла изначально соотносилась с культом предков и с маской.
         История театральной  куклы позволяет увидеть всё  многообразие её ролевых функций: она  представала в роли пращура, потомка, хранительницы души и духа, изображения божества, духовной сущности и. самого человека.
         Огромная популярность театральной куклы во времена античности в период раннего Средневековья сменилась упадком. В эпоху Возрождения для театральной куклы начался новый, «активный» этап жизни, исчезли запреты в отношении кукольников и кукольного театра, обновились его связи с актёрским театром.
         Золотым веком кукольного театра стало XVIII столетие: кукольные спектакли пользовались необычайной популярностью, куклы-марионетки играли знаменитые пьесы, поражая своей виртуозной игрой. Однако возникшая в театральном искусстве оппозиция куклы живому актёру внесла поправки в способность куклы служить телесной моделью человека: если кукла-игрушка была образом человека вообще, то театральная кукла стала моделью актёра, причём более других его напоминала марионетка. 

ОБРЯДОВЫЕ КУКЛЫ
         Самые древние куклы  — обрядовые; именно в них многие исследователи ищут истоки как театральных  кукол, так и кукол-игрушек. Очень  часто обрядовые по своей природе  и происхождению куклы являются многофункциональными: «обрядовость» куклы сочетается с её «игрушечностью», «театральностью» и т. д.
         Нет ни одного народа, не имеющего в своём культурном арсенале обрядовых кукол: Кострома, святочные куклы, Колядау славянских народов, Бефана в Италии, Рапа-нуи в Полинезии и на острове Пасхи — этот список можно продолжать бесконечно.
         В первую очередь  обрядовые куклы служили изображением духов и божеств, выполняли функции талисманов и оберегов, выступали в роли символа в ритуальных играх и представлениях, а также были средством передачи детям религиозных верований и приобщения их к традиционной культуре народа.
         Например, кукла-игрушка  выступала в качестве магического  средства обеспечения фертильности. У многих народов: в Югославии, Японии, России, Испании — в семьях при рождении девочки делались куколки, призванные в дальнейшем, по законам симпатической магии, обеспечить ей плодовитость («подобное вызывает подобное»); такие куколки передавались по наследству, вручались на свадьбе невестам (в наши дни отражением этой традиции является обычай привязывать куклу к первой машине свадебного кортежа). 

КУКЛА ДЛЯ ШЕСТВИИ
         Очевидно, куклы для шествии существовали ещё в Древнем Египте и в древнейших государствах Востока. В Древнем Риме они имели вид огромных фигур с двигающимися руками и ногами и предназначались для религиозных и праздничных процессий. Особое развитие подобные куклы получили в Средние века, в первую очередь во Франции, Испании, Южной Италии. Во время религиозных праздников из храмов выносили фигуры Иисуса, Богоматери и святых. Большие красивые куклы, облачённые в праздничные одежды, благословляли верующих (к рукам куклы привязывались верёвочки, позволявшие управлять ими).
         Поскольку наиболее торжественно обставлялся «выход» Богоматери, французский термин «marionette» (букв, «кукла», «образ Богоматери»; производный от имени Марион, уменьшительного от Марии) и его итальянский аналог «marionetta» обозначали именно кукол для шествий, хотя впоследствии закрепились за театральными куклами.
         Йорик (Пьетро Ферриньи) в своей книге «История марионетки» приводитещё одну версию происхождения слова «марионетка»: якобы в X столетии в Венеции устраивали праздник, где выбирали самых красивых девушек, но, поскольку они интриговали, их в конце концов заменили раз и навсегда куклами.
         В народной религиозной  практике также существовали куклы  для шествий (преимущественно языческого происхождения) — например, гигантская кукла Коляды с головой из тыквы, тряпичная или соломенная фигура Масленицы.
         Политическую окраску  куклы для шествий впервые приобрели во время Великой французской революции, когда якобинцы превратили дотоле религиозную куклу в элемент политизированного уличного спектакля, устраивая шествия с гротескными фигурами поверженных врагов. С тех пор политические куклы для шествий существуют как самостоятельное явление, параллельное религиозным куклам, не утратившим своей прежней роли.
         Особое развитие политические куклы получили в России после Октябрьской революции 1917 г. В поисках новых выразительных средств, отвечавших идеологическим нуждам социалистического строя, была даже предпринята попытка соединить политическую и религиозную практику, подчинив последнюю потребностям нового времени. Например, комсомольцы объявляли о замене празднования «старого» Рождества «новым», «комсомольским» с соответствующим изменением участвующих в шествиях кукол-марионеток.
         Нередко куклы принимают  образы реальных исторических персонажей и политических фигур. Так, ежегодно 5 ноября, в день празднования годовщины Порохового заговора, в Англии устраиваются народные праздничные шествия, сопровождающиеся сожжением фигуры Рая Фокса, возглавлявшего заговор. Практически все глобальные события в современном мире вызывают появление новых кукол с конкретными чертами — например, Буша, Блэра и Берлускони в ходе Иракской военной кампании, Бен-Ладена после взрывов в США 11 сентября. Несмотря на свою политическую новизну, эти куклы, как и в древности, исполняют своеобразную магическую роль. 

УТИЛИТАРНАЯ КУКЛА
         Некоторые куклы относятся к числу утилитарных, т. е. таких, когда сама фигура куклы имеет не самостоятельное, а подчинённое значение. Едва ли не самым ярким примером подобного рода кукол служат куклы-погремушки народного, кустарного или промышленного производства. Утилитарной куклой являет ся и русская «баба на чайник», выполняющая функцию грелки, а также любые предметы бытового назначения: солонки, сосуды-кумганы, тряпичные прихватки в виде куклы. В этот же ряд можно поставить и кукол — навершия для тростей, шестов, посохов, распространённых с глубокой древности. 

МУЛЬТИПЛИКАЦИОННЫЕ  И ТЕЛЕВИЗИОННЫЕ  КУКЛЫ
         В XX столетии на свет появились новые виды кукол — мультипликационные и телевизионные. Если первые ориентированы преимущественно на детскую аудиторию, то вторые близки куклам для шествий и «работают» на мир взрослых. Телевизионные куклы в сегодняшней интерпретации, с их идеологизированностью, насыщенностью сатирическим духом активно используются в политических целях (например, «злободневная» российская программа «Куклы»; популярные кукольные шоу в США, во Франции, в Великобритании). Кроме того, телекуклы нередко выступают наряду с актёрами - участниками художественного телевизионного действа, примером чего могут служить художественные фильмы режиссёра Я. Шванмайера.
КУКЛА-МОДЕЛЬ
         Ко второй группе, согласно классификации Лотмана, относятся куклы как модель (куклы для упражнения), а также куклы для украшения, обычно статичные, неперемещаемые и не задействованные в игре или в каком-либо действе. Это интерьерные, витринные, сувенирные, коллекционные, музейные куклы (две последние категории кукол когда-то предназначались для игры, но потом перешли в «пассивную» группу кукол для украшения), пугала, восковые куклы и манекены. 

ПУГАЛО
         Как ни удивительно, к числу кукол относят и пугало — то самое, что красуется на полях и огородах. Подобие человека в обносках и рванье должно оберегать посевы и урожай от прожорливых птиц. Но только ли от них? Пугало — древнейший феномен в истории человеческой культуры, восходящий к каменным, бронзовым, деревянным фигуркам богов плодородия античного мира. Призванные отгонять злых духов, они ставились в садах и огородах, обеспечивая урожай и отпугивая воров. В первую очередь на «приусадебных участках» водружалась фигура Приапа. Согласно греческой мифологии, он почитался божеством производительных сил природы, согласно римской —добрым сельским божком, стражем садов.
         В более поздних  европейских верованиях (в частности, славянских) пугало ассоциировалось скорее с нечистой, чем с чистой силой — не случайно, например, в украинских и южнорусских сказаниях оно фигурировало как участник ведьминских шабашей. Но несмотря на это, обязанность охранять угодья сохранялась за пугалом неизменно. 

ВОСКОВАЯ  КУКЛА
         Куклы из воска ведут своё происхождение от посмертной личины — образа, создаваемого после смерти человека в целях его увековечения, а главное — в целях сакральной подмены, призванной отвлечь злые силы на муляж и обеспечить таким образом душе спокойное существование в загробном мире. Теснейшая связь прослеживается между восковыми куклами и саркофагами египетских фараонов, погребальными масками инков, фаюмскими портретами и позднеримскими скульптурными портретами. Есть сведения, что восковые личины делались ещё в античном мире. Например, известно предание о создании после смерти Александра Македонского его многочисленных восковых образов. Техника восковых отливок широко практиковалась в раннем Средневековье. В Южной Италии мастера — черайоли (от ит. сега— «воск») изготовляли таким образом фигуры святых.
         Б. К. Растрелли. Пётр I. Восковая персона. 1725 г. ГЭ.
         Император Пётр I скончался 28 января (8 февраля) 1725 г. в «конторке» - рабочем кабинете Зимнего дворца. Сразу после смерти монарха Растрелли снял с его лица гипсовую маску и сделал слепки с кистей рук и ступней ног. По этим слепкам и была создана восковая персона. Туловище выточено из дерева, а руки и ноги закреплены на шарнирах, так что им можно придавать любое положение. Глаза написаны живописцем Андреем Овсовым на золотых пластинках по финифти. Персона одета в костюм из личного гардероба Петра I.
         Первые музеи восковых фигур появились в XVIII— XIX вв. В них, как правило, были представлены на всеобщее обозрение конкретные и узнаваемые исторические личности, но не с сакральными, а со своего рода эстетическими целями, причём в этом случае музей уподоблялся паноптикуму, балагану, райку.
         Как жанр восковые куклы  не представляются чем-то новым —  есть много примеров кукол-игрушек, изображающих конкретных исторических личностей — от Евгении Монтихо и королевы Виктории до Ширли Тэмпль, принцессы Анастасии и Джона Кеннеди-младшего. В настоящее время музеи восковых фигур есть во многих странах и городах. Наиболее известен среди них знаменитый лондонский Музей мадам Тюссо. Сегодня эти музеи во многом утратили свои раёшные функции и приобрели скорее историко-архивный характер, поскольку на смену прежним экспонатам: серийным убийцам, кровожадным персонажам и прочим личностям, внушавшим ужас, пришли фигуры вполне «ординарных» политических деятелей, кинодив, спортсменов, звёзд эстрады, сделанные часто ещё при жизни знаменитости. 

МАНЕКЕН
         Одной из ипостасей  куклы является её способность быть манекеном, то есть в современном понимании большой, в человеческий рост куклой, выставленной в витрине или в интерьере магазина либо ателье с целью демонстрации образцов одежды. Но своё пугающее сходство с человеком манекен приобрёл лишь в XX в. До этого его функции выполняли два различных предмета — болванка и кукла-манекен. Деревянными болванками, представлявшими собой туловище без головы, исстари пользовались портные и модистки для пошива и примерки одежды. Существовали и шляпные болванки, имевшие форму головы, но лишённые какого-либо подобия с реальными чертами лица. «Головные» болванки, незаменимые в изготовлении шляп и рекламе готовой продукции, приобрели особую популярность во Франции в эпоху правления Людовика XIV.
             парикмахерские болванки оставались вплоть до XX столетия, когда из всех черт лица на них обозначился лишь нос и намёк на брови.
       Намного ближе по функциональности к современному манекену (а заодно и к манекенщицам) так называемые пандоры, родившиеся в XV—XVI вв.
и просуществовавшие  вплоть до конца XVIII в. Французские куклы, наряженные по последнему слову тогдашней моды, рекламировали парижские модели, фактически являясь «мобильными манекенами». Пандоры стали предшественницами как появившихся только в конце XVII в. журналов мод и возникших ещё позже модных каталогов, так и манекенщиц, вошедших в мир моды лишь в XX в.
       Эстафету  из рук пандор приняли картонные куклы, очень популярные в конце XIX в. Однако в некоторых регионах пандоры нехотя сдавали свои позиции. В России, например, дольше, чем в других странах, их предпочитали картонным, и щеголи по обычаю, заведённому Петром I, «считывали» новые фасоны с кукол, выставленных на людных площадях. 

СУВЕНИРНЫЕ  КУКЛЫ
       Особую категорию кукол составля | ют так называемые сувенирные куклы. По своему происхождению они относятся к куклам-игрушкам, перешедшим в «пассивную» категорию интерьерных кукол, предназначен-йых для украшения. Сувенирная кукла представляет собой «сгусток» национально-этнической информации и является знаком страны производства. Как жанр она развилась лишь с появлением массового туризма, т. е. начиная с конца XIX в. Своего рода предками сувенирных кукол были этнические куклы Н. Штай-нера, А. Марселя, А. Монтанари, куклы-игрушки в костюмах крестьян различных губерний России, а также фарфоровые этнографические куклы.
САЛОННАЯ  КУКЛА
Предренессансом, по времени появления на свет, называют салонную (интерьерную) куклу, в чем-то перекликающуюся с коллекционной. Салонные куклы имели ограниченное распространение, поскольку к ним относились дорогие, уникальные, авторские работы, часто выполненные прославленными мастерами, призванные не только украсить интерьер, но и подчеркнуть статус владельца. Нередко салонные куклы сочетали «интерьерную» функцию с второстепенной — «игрушечной», но их эстетическое назначение всё же оставалось основным. В Европе салонные куклы сохранились как явление, хотя с течением времени и подверглись некоторой демократизации как с точки зрения отношения к ним владельцев, так и с точки зрения качества самих кукол. В России после Октября 1917 г. с закрытием салонов исчезли и салонные куклы; их возрождение происходит лишь сегодня. 

МУЗЕЙНЫЕ  И КОЛЛЕКЦИОННЫЕ  КУКЛЫ
     Достаточно близкими друг другу являются музейные и коллекционные куклы. Вне зависимости от того, . для каких целей та или иная кукла предназначалась в прошлом: для игры, театральной постановки, участия в шествиях или обрядах, она в силу своего «возраста», уникальности, художественных достоинств переходит в «пассивное» состояние «неподвижной сохраняемости» в витрине музея либо в частной коллекции.
     Если  в музейное собрание включены все и любые — куклы, представляющие интерес с историко-художественной точки зрения, то частная коллекция строится на основе экспонатов, собранных в соответствии с определённым принципом или замыслом её владельца. Согласно классификациям самих коллекционеров, есть коллекции, построенные на том или ином материале (резиновые, гуттаперчевые, деревянные куклы); на школе производства (французская, немецкая, английская); именах знаменитых кукольных мастеров (куклы Жюмо, Брю, Готье, Хальбига, Рейнхардта, Марселя и т. д.); на различиях типологических видов кукол (кукла-манекен, bebe, bebe-caractere), на их анатомии (подвижные-неподвижные конечности; куклы на шарнирах, на проволоке, верёвочках и т. д.), типах глаз (нарисованные, стеклянные, статичные, закрывающи Коллекционными считаются, например, уникальные венецианские куклы, выполненные из ткани и войлока; пластиковые куклы немецкой художницы Ан-нетХаймштадт (середина 80-х гг. XX в.); удивительно хрупкие куклы из дерева и фарфора Джанни Джерма (США, 2000—2001 гг.); куклы японской художницы Киоко Мицума (коллекции 1999, 2002 и 2003 гг.); куклы Патриции Бонато (Италия, середина 90-х гг. XX в.). Созданием коллекционной куклы занимаются сегодня и российские кукольники; свидетельство тому — целая плеяда виртуозных мастеров. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
         Трудно, даже невозможно осознать все образы куклы, все повороты её истории, все оттенки её мистической  власти. Но скажем ещё об одном свойстве, не всегда явственном, но важном.
         Нередко кукла или  вообще любая игрушка, нейтральная  в момент возникновения, позже обретает несомненное знаковое могущество, освещая дальнейшую жизнь своего владельца — ребёнка. Можно даже сказать, что игрушка — это судьба. Случается, что такая связь очевидна, и тогда маленький любитель оловянных солдатиков становится полководцем. Или в девочке, подобно Козетте, пеленающей игрушечную сабельку, тихо прорастает созидательница семейного счастья. Иногда же в игре или игрушке откровение сценария грядущей жизни настолько грандиозно, что сразу не осознаётся. Его смысл прочитывается лишь по свершении судьбы, когда расступаются слои времени, событий и страстей. А посему дерзнём в финале нашей книги привести одну притчу.
         Дом окружал любовью, как облаком. Родители - Иоаким и Анна, няньки, служанки, соседи, родня – все тянулись к малышке, сияющей, словно райская ветвь. Да, под нежной золотисто-розовой кожей этого создания царей и первосвященников.
         Примерно двадцать веков и двадцать лет назад у одних небедных и весьма престарелых родителей появилась дочка, наречённая Мириам, по смыслу — «госпожа», «надежда». Имя оказалось идеально правильным, поскольку девочке предопределялось стать Матерью Спасителя всего человеческого рода. Но открылось Её предназначение много позже, а сначала Мириам была просто малышкой, вымоленной родителями у Неба.
         Анна впервые поставила  дочку на пол шести месяцев: устоит ли? Она устояла, пробежала семь шагов  и, как положено любому ребёнку, возвратилась в объятия матери. Тут бы и начать Ей бегать по саду, выходить с нянькой на улицу, возиться в песке с другими детьми (как спустя годы позволит Она Своему малышу). Но Анна приняла решение возвышенно-холодное, словно вершина горы: ножка ее дочери не коснется греховной земли, пока не введут девочку во Храм.
         Так и прошли три  первых года жизни Мириам в покоях, уютных, прохладных, устланных мягкими коврами, благоухающих курениями. Мать одевала Её в белоснежные платьица, украшала своими ожерельями из золота и самоцветов. Ребёнок без радости, но покорно сносил их тяжесть. Иногда в гости к Мириам приводили соседских девочек из семей попроще. Они брали сласти, но робели есть; хотели поиграть, но не решались, лишь тихонько прикасались к Ней, чувствуя Её исключительность, и уходили, пятясь, прижимая к груди своих кукол, завезённых нечестивыми торговцами.
         У Неё же имелись  шарики цветного стекла, мячик, волчок, переливчатая раковина, где шумело невидимое море, да веретено, маленькое, но настоящее. А кукол не было совсем, ведь древний священный Закон иудеев воспрещал изображение живого, особенно человека, а кукла — казалось бы, первая подруга девочек — ужасно походила на человекоподобного идола. Впрочем, куклу Ей и не хотелось: Она видела усилия других детей, когда, играя, они пытались вдохнуть жизнь в этих разряженных пучеглазок. Гораздо больше Её манили отцовские священные свитки. Вот где ощущалась сила жизни! Отец открыл Ей, что в свитках живут буквы, складываясь в слова, а слова — в молитвы.
         Но однажды, когда Мириам разговаривала со свитком, укрыв его расшитым материнским покрывалом, простодушное сердце одной из служанок дрогнуло. Она метнулась куда-то и, вернувшись, поставила на ковёр у ног девочки маленького глиняного барашка с позолоченными рожками. Малышка засмеялась и, поцеловав игрушку, забавлялась с ней до вечера. Но отец, придя благословить дочь на ночь, брезгливо пнул носком бедного барашка, и тот рассыпался горсткой праха. Мириам впервые заплакала так глубоко, горько и тихо, как дети не плачут. Воз-г               можно, Её сердца коснулось предчувствие будущей крестной смерти Сына, назвавшегося Агнцем Божиим.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.