На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Направления развития турецко-израильских отношений в области политики и экономики, их влияние на ситуацию в регионе. Укрепление сотрудничества под влиянием США. Содержание военного соглашения с Турцией 1996 г. Взаимоотношения с Ираком, Сирией и Египтом.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Междун. отношения. Добавлен: 05.01.2011. Сдан: 2011. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Реферат:
Ближневосточная проблема в международном аспекте турецко-израильских отношений
Бум, наблюдаемый в турецко-израильских отношениях с середины 90-х годов, о которых подробно будет сказано ниже, был подготовлен еще в 70-80-е годы. Так в 70-е годы в израильских политических кругах была разработана так называемая концепция «периферии». Автор этой теории Бен-Гурион подчеркивал, что Ближний Восток не является сугубо арабским регионом и что значительную его часть составляют другие нации (турки, курды, персы, евреи). Опираясь на неарабские государства «периферии», в первую очередь Турцию и Иран, израильские руководители рассчитывали закрепить свои позиции в регионе. Революция в Иране помешала планам Израиля, однако турецко-израильские связи развивались по иному сценарию.
Пришедшее к власти в Турции после переворота 1980 г. новое руководство стремилось укрепить и расширить свои позиции в исламском и арабском мире, но для достижения этого необходимо было предпринять какие-либо шаги в отношении Израиля, на чем настаивало большинство арабских лидеров. Ни одна из стран Ближнего и Среднего Востока к этому времени, за исключением Турции и Египта, не имела дипломатических отношений с Израилем. И новое военное турецкое руководство сделало внешне достаточно эффектный жест - в декабре 1980 г. было принято решение о снижении дипломатических отношений с Израилем до самого низкого уровня: главами миссий в качестве поверенных в делах в обеих странах стали вторые секретари. Этот шаг не вполне удовлетворил лидеров арабских стран, в первую очередь Ливии и Саудовской Аравии, неоднократно настаивавших на разрыве дипломатических отношений Турции с Израилем, однако несколько приглушил критику по этому вопросу.
Вместе с тем в 80-е годы идет активное, хотя и тщательно замалчиваемое турецким руководством, развитие турецко-израильских отношений, причем этот процесс проходит по двум основным направлениям: укрепление связей финансово-политических кругов Турции с произраильским лобби в США и налаживание двусторонних отношений. Каждая из сторон стремилась при этом извлечь максимум выгод для себя. Турецкие лидеры принимали во внимание тесные связи США с Израилем, влияние израильского лобби в США, надеясь с его помощью добиться ослабления греческого лобби в американском конгрессе и разрешения так называемого «армянского вопроса». В свою очередь, Израиль также рассчитывал, что поддержка со стороны Турции в ближневосточных делах поможет ему укрепить позиции в регионе. Израильские правящие круги считали, что с помощью Турции, значительно усилившей влияние в арабском мире в 80-е гг., можно будет проводить политику расчленения стран Арабского Востока с последующим присоединением к кэмп-дэвидским соглашениям ряда стран арабского мира.
Подтверждением укрепления двусторонних турецко-израильских отношений стали визиты в Израиль турецких политических деятелей. Весной 1984 г. по приглашению израильского парламента страну посетила группа депутатов от Народной партии. Председатель израильского парламента заявил турецким депутатам, что Израиль пытается оказывать Турции помощь по многим вопросам. Этот визит турецких депутатов вызвал негативную реакцию в политических кругах Турции и был критически воспринят в арабском мире. Как подчеркивал представитель ООП в Турции А.Фирас, визит четырех депутатов меджлиса в Израиль нельзя расценивать как обычную поездку. «Израиль совместно с США хочет внести раскол в турецко-арабские отношения и с этой целью организовал визит», - заявил Фирас.
Об укреплении турецко-израильского сотрудничества под руководством США на Ближнем Востоке говорит интервью бывшего в то время министром обороны Израиля Ариеля Шарона, данное турецкому информационному агентству. Шарон, подчеркнув роль Турции в «стратегических планах Израиля», попытался доказать, что американо-израильский план ставит своей задачей защиту «против коммунизма» не только Израиля, но и всех стран, в том числе и Турции. Кроме того, указывалось, что «Израиль защищает Турцию по многим важным для нее проблемам»5. Таким образом, Шарон стремился обосновать необходимость взаимного сотрудничества двух стран. Об этом же сотрудничестве говорил и Ицхак Шамир (бывший в 1985 г. заместителем премьер-министра Израиля и министром иностранных дел). На международной конференции по борьбе с терроризмом, состоявшейся в Тель-Авиве летом 1985 г., из всех присутствовавших журналистов Шамир предпочел дать интервью лишь турецким. На вопрос об отношении Израиля к сближению Турции с арабским и исламским миром, которое рассматривается рядом стран как отрыв от Запада, Шамир ответил, что его страна «не против такого сближения». Вместе с тем он подчеркнул, что Израиль придает «особое значение турецко-израильским связям, развитию отношений в экономической, политической, культурной областях». Шамир предложил Турции сотрудничество в борьбе с «любым видом терроризма, в том числе и с армянским». В заключение он вновь подчеркнул «особое место Турции на Ближнем Востоке», указав, что ее твердая политика «чрезвычайно важна как для мира на Ближнем Востоке, так и для Израиля»6.
В плане укрепления турецко-израильских связей важное значение получил визит бывшего тогда премьер-министром Турции Т. Озала в Вашингтон весной 1985 г. Еще накануне поездки в конце 1984 г. консервативная турецкая газета «Терджюман» опубликовала следующее заявление Озала: «Доказано, что израильское лобби делает определенные приготовления для интенсификации турецко-израильских связей». Далее следовало мнение близких к Израилю турецких политических кругов: «Мы не выдвигаем непременное условие о поднятии уровня турецко-израильских отношений. Эти отношения могут осуществляться тихо в Вашингтоне с помощью США»7. По сообщениям турецкой печати, Озал провел в Вашингтоне секретные переговоры с руководителями израильского лобби в США и израильского посольства, что, естественно, было воспринято крайне отрицательно большинством арабских стран, в частности Кувейтом, Катаром и др.8. Известный политический обозреватель Турции А. Биранд указывал, что секретные переговоры наводят на мысль, не присоединится ли Турция к стратегическому сотрудничеству между Израилем и США9.
Вместе с тем, как было сказано выше, наивысшего подъема турецко-израильские отношения достигли со второй половины 90-х годов, когда турецкая сторона, уже не считаясь с мнением арабских стран, по-шла на всесторонние связи с Израилем.
Взаимные визиты высших военных чинов Турции и Израиля продолжаются за последние годы в нарастающем темпе. Особенно показательным в этом отношении стал 1997 г. Турция, которая ранее пыталась как-то камуфлировать свои отношения с Израилем, теперь открыто говорит об их развитии. Вслед за делегациями, возглавлявшимися начальником Генерального штаба турецкой армии и его заместителем, в Израиль приехал министр обороны Турции. В ходе переговоров подчеркивалось, что Турция и Израиль - сильнейшие в военном и экономическом отношении государства региона. Турция была одной из первых стран мира, признавшей независимый Израиль, и в настоящее время она особенно форсирует развитие с ним широких экономических, научных, культурных и туристических связей. Эти связи, в сущности, имелись и раньше, однако по стратегическим соображениям, т.е. чтобы не вызывать недовольства арабов, долгое время оставались в тени.
Первый договор о стратегическом сотрудничестве с Турцией подписал в 1958 г. первый израильский премьер-министр Бен-Гурион. Нынешнее военное соглашение с Турцией, светской страной с устоявшейся многопартийной системой и мусульманским населением, членом НАТО, добивающейся статуса полноправного члена Европейского совета, было подписано Израилем в феврале 1996 г. Оно предусматривает совместные сухопутные, военно-морские, военно-воздушные маневры, тренировочные полеты турецких самолетов в израильском небе, а израильских - в турецком, инструктаж турецких пилотов, создание специальной группы военно-стратегических учений, обмен информацией, особенно в области борьбы с терроризмом и охраны границ.
По этому военному соглашению, израильская военная промышленность модернизирует 54 Фантома (F-4) турецких ВВС, установив на них новейшую электронику. В мае 1997 г. была достигнута договоренность о модернизации еще 48 истребителей Фантом (F-5). По сообщению турецкой газеты «Тюркиш дейли ньюс», Израиль и Турция подписали соглашение о совместном производстве ракет типа «воздух - земля» «Попай».
Таким образом, между двумя странами за последние годы сформировались самые крепкие на Ближнем Востоке связи в военном отношении.
В частности, они убеждают Израиль в возможности занять более жесткую позицию в отношении арабских соседей. По мнению «Нью-Йорк таймс», солидарность между турками и евреями отчасти объясняется историками общностью конфликтов с арабами. Турки правили большей частью Аравийского полуострова до начала нашего века, когда они были изгнаны в результате ряда поддержанных Британией восстаний; Израиль на протяжении всего периода своего существования конфликтует с арабскими соседями. Сегодня обе страны рассматривают Сирию и Ирак, а также Иран как угрозу своей безопасности10.
Военные стратеги Турции считают, что их страна оказалась в «Бермудском треугольнике», где с одной стороны Ближний Восток, с другой - Кавказ, а с третьей - Балканы, в том числе и их традиционный соперник - Греция. Подобно израильтянам, они ощущают потребность в наличии рядом с собой сильного друга. И именно эти стратегические расчеты составляют основу для развития отношений в военной сфере.
После прихода к власти Эрбакана некоторые аналитики предсказывали, что вышеназванные соглашения потерпят крах. Но после того, как он сделал несколько антиизраильских заявлений в начале своего правления, турецкие военные, которые считаются надежными стражами страны, заявили о себе. Открыто и в частном порядке представители военного руководства разъяснили Эрбакану ценность турецко-израильских отношений для обеспечения безопасности. Чтобы продемонстрировать миру, что они убедили его, начальник Генштаба генерал Карадайы отправился в феврале 1997 г. в Тель-Авив и поклялся в верной дружбе. «Турция не будет делиться вашей военной информацией с другими, - заявил он израильтянам. - И не будет передавать вашу военную технологию другим странам»11.
11-13 июня 1997 г. президент Израиля Э. Вейцман побывал с официальным визитом в Анкаре. Во время встречи с президентом Турции Демирелем и другими руководителями он рекомендовал им не поддаваться давлению арабских стран и развивать двусторонние отношения. В свою очередь Демирель заверил своего израильского коллегу, что соглашения о военном сотрудничестве останутся в силе, а связи в этой области между двумя странами будут укрепляться12. В соответствии с подписанными соглашениями израильским боевым самолетам предоставлена возможность пользоваться базами и воздушным пространством Турции для проведения боевой подготовки. Намечено расширение связей по линии ВМС двух стран. Достигнута договоренность об обмене разведывательной информацией и стратегическими оценками ситуации в регионе. Израильтяне окажут помощь Турции в укреплении ее границ с соседними арабскими странами и Ираном, включая совершенствование сети радиотехнической разведки в приграничных районах.
В соответствии с достигнутыми договоренностями 5 турецких военных кораблей вошли 16 июня 1997 г. в порт Хайфа для проведения совместных военных маневров. Турецкая военная делегация была встречена на высшем уровне израильскими коллегами и мэром Хайфы, и, по мнению турецких источников, маневры имели большой успех13.
В свете столь быстрого военного турецко-израильского сближения неудивительно, что соседние страны выступили с резкой критикой Турции. В феврале 1997 г. лидеры Египта, Сирии и Саудовской Аравии опубликовали совместное заявление, призвав Турцию пересмотреть свою позицию. Иран и Греция также выступили с нотами протеста. Министерство иностранных дел Турции ответило, что эта волна протестов «совершенно не касается» турецкой стороны. В интервью турецкому телевидению лидер ливийской революции М. Каддафи также подверг резкой критике политику Анкары в отношении Израиля, подчеркнув, что израильская авиация, которая пользуется турецким воздушным пространством, создает угрозу Сирии и другим странам Ближнего Востока. По мнению Каддафи, Турция попала в еще большую зависимость от НАТО и США.
Если у нового альянса и есть главная цель, то это Сирия, которая граничит с Турцией и Израилем и у которой давние претензии к обеим странам. Неожиданно она оказалась лицом к лицу с мощным союзом, взявшим ее в клещи на ее северных и юго-восточных границах. Она больше не может помышлять о конфронтации с одной из этих стран, не боясь ответа со стороны другой. Сирия до сих пор считает, что территориальный конфликт с Израилем может быть решен лишь военным путем и добивается стратегического паритета с этим государством. Военный союз между Израилем и Турцией она рассматривает как прямую угрозу своим планам и стремится выработать единую арабскую позицию по отношению к этому союзу. С этой целью вице-премьер Сирии А. Хасар совершил поездку по государствам Персидского залива, утверждая, что турецко-израильский военный союз представляет угрозу не только для Сирии, но и для всего арабского мира.
Турция же в свою очередь называет Иран и Сирию «генеральным штабом антитурецкого террора», направляющим действия курдских экстремистских группировок. Наконец, у Израиля и Турции вызывают тревогу попытки Ирана и Сирии обзавестись собственным неконвенционным оружием, включая химическое. Опасность использования потенциальным противником этого оружия заставляет Турцию сотрудничать с более совершенной израильской оборонной промышленностью.
С Сирией Турция, кроме того, конфликтует из-за распределения вод реки Евфрат. Цель Турции и Израиля состоит в том, чтобы создать ситуацию, которая заставила бы Иран и Сирию дважды подумать, прежде чем решиться на военные действия.
Еще одним общим противником является Ирак, всего лишь шесть лет назад обстреливавший Израиль ракетами «СКАД» и тоже называющий его врагом номер один. Базирующиеся в Ираке курдские экстремистские группировки во главе с Рабочей партией Курдистана ведут террористическую войну против правительства Анкары, а Турция поддерживает отряды М. Барзани, находящиеся в Ираке.
Турция опасается нормализации отношений между Ираком и Сирией и их военного блокирования. В последнее время усилились разговоры о сближении этих вечно враждующих между собой государств. И Турции, и Израилю понятно, что такой союз не может быть создан с мирной целью. Сирия осудила турецкое вторжение в Ирак и направила в Багдад экономическую делегацию - первую после 1980 года, когда с началом ирано-иракской войны Сирия встала на сторону Ирана и закрыла свою границу с Ираком.
Другой военный блок, Иран - Сирия - Египет, пытается создать Тегеран. Министр иностранных дел А. Велаяти неожиданно прибыл в Каир: формально - для вручения президенту Мубараку приглашения на конференцию руководителей 25 неприсоединившихся государств в Тегеране, фактически - уговорить Египет на тройственный военный союз, противостоящий турецко-израильскому. До этого Тегеран обвинял Каир в «предательстве» и уступках «сионистскому агрессору», а Египет обвинял Иран в помощи исламским фундаменталистам.
Египет отказался от предложения Ирана, поскольку это чревато потерей статуса посредника в израильско-палестинских переговорах, разрывом с Соединенными Штатами и утратой американской военной помощи в размере 2,1 млрд. долл. в год. Дело ограничилось тем, что министр иностранных дел А. Муса выразил обеспокоенность израильско-турецким военным соглашением.
Параллельно с партнерством в военной области успешно развивается турецко-израильское экономическое сотрудничество. В апреле 1997 г. был подписан экономический договор, и в мае в Израиль прибыла внушительная делегация турецких бизнесменов (в списке стран, посещаемых израильскими туристами, Турция стоит на первом месте). В конце 1997 г. новый премьер-министр Турции М. Йылмаз заявил, что для ликвидации инфляции в Турции его страна выбирает «израильскую модель»15.
Основным препятствием на пути развития двусторонних отношений является негативная позиция сторонников исламизации турецкого государства. В соответствии с соглашением о ротации коал и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.