На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик История заключения североамериканского соглашения о свободной торговле. Устранение значительной части мексиканских таможенных тарифов, либерализация правительственных закупок. Политика администрации Клинтона. Проблемы нелегальной эмиграции мексиканцев.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Междун. отношения. Добавлен: 21.11.2010. Сдан: 2010. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


34

Введение

Среди определяющих черт международных отношений в Западном полушарии, безусловно, в первую очередь следует выделить резкую активизацию интеграционных процессов. Мощный импульс им придала «Инициатива для Америк», провозглашенная президентом США Дж. Бушем в 1990 г. Она предусматривает создание единого экономического пространства от Аляски до Огненной Земли. «Инициатива для Америк» уже в начале десятилетия существенно динамизировала отношения США с латиноамериканскими странами. Всего за один лишь 1991 г. Соединенные Штаты заключили рамочные соглашения о переходе к свободной торговле практически со всеми уже существовавшими субрегиональными объединениями - Карибским общим рынком (КАРИКОМ), Системой Центральноамериканской интеграции (СЦАИ), Андским пактом, Общим рынком стран Южного конуса (МЕРКОСУР). С Мексикой с 1991 г. Соединенные Штаты и Канада вступили в переговорный процесс по вопросу создания Североамериканской зоны свободной торговли (НАФТА).
Столь резко возросший интерес США к латиноамериканскому региону в начале десятилетия был обусловлен следующими факторами. После окончания холодной войны более очевидным стало формирование двух мощных экономических мегаблоков - в Западной Европе и в АТР, в ближайшие десятилетия способных превратиться в главные структурные звенья нового миропорядка. Это не вписывалось в выдвинутую Соединенными Штатами после распада СССР концепцию однополюсного мира. На фоне интенсивного формирования новых полюсов экономической и политической мощи более отчетливо обозначились нарастающие трудности американской экономики, постепенное снижение веса США в мировой торговле и финансах. В этом отношении формирование североамериканского рынка могло придать новое дыхание американской экономике, открыть доступ к дешевой рабочей силе и природным ресурсам соседних Мексики и Канады.
Цель работы: проанализировать взаимодействие Мексики и США в рамках НАФТА
Задачи работы:
1. Проанализировать роль Латинской Америки во внешней политике США
2. Охарактеризовать основные направления мексикано-американского сотрудничества в рамках НАФТА
3. Рассмотреть основные экономические и внутриполитические проблемы, связанные с НАФТА

I. Роль НАФТА во взаимодействии Мексики и США

Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА) вошло в силу в январе 1994 г., результатом чего стало создание одного из самых крупных торговых блоков на земле, объединившего все три государства Северной Америки. В известном смысле оно было продолжением более раннего соглашения о свободной торговле, существовавшего между США и Канадой. Вступление в НАФТА имело для Мексики колоссальное экономическое и политическое значение. Хотя создание торгового блока было проявлением общемировой тенденции к экономической интеграции, каждая из центростремительных сил, участвовавших в процессе его строительства, исходила из собственных конкретных экономических интересов. Мексиканская правящая элита рассчитывала посредством вступления в НАФТА решить ряд острейших народнохозяйственных проблем, таких как привлечение иностранных капиталовложений и новой, передовой технологии, обеспечение надежных рынков для мексиканских экспортных товаров, увеличение занятости работоспособного населения и др. Для достижения этих целей Мексика должна была доказать северным соседям стабильность своей экономики и последовательность своей экономической политики. Вхождение в зону свободной торговли с США и Канадой было для Мексики сопряжено с немалым риском быть просто поглощенной северными гигантами, ведь по объему производства ее экономика составляет лишь 5% от показателя США. Но потенциальные выгоды были слишком велики.
Североамериканское соглашение о свободной торговле предусматривает регулярные консультации стран-участниц по проблемам взаимного интереса, включая регулирование в области здравоохранения (чтобы уменьшить разрыв в стоимости рабочей силы), субсидирование производства в ряде отраслей, стандартизацию правил установления происхождения товаров, установление стандартов качества, а также создание легальных процедур компетентных органов для разрешения коммерческих споров.
С момента вступления в силу НАФТА предусматривало немедленное устранение мексиканских таможенных тарифов на 5900 импортных позиций из США и Канады (главным образом машины, оборудование и незавершенное производство), на которые приходится около 40% объема всей мексиканской внешней торговли. Оставшиеся товары были дифференцированы в тарифной диспозиции в соответствии с 50%-ной, 10%-ной, 15%-ной и 20%-ной ставками. Соединенные Штаты отменили тарифы на 3100 импортных позиций мексиканских товаров, что довело удельный вес мексиканских экспортных товаров, беспошлинно поступающих на американский рынок, до 80% общего объема мексиканского экспорта. 4200 позиций уже раннее были включены в Генеральную Систему Преференций (ГСП) и тем самым были освобождены от обложения таможенными тарифами. Таможенное обложение оставшихся товаров намечалось отменить соответственно через пять, десять или пятнадцать лет, таким образом, чтобы на товары, конкурирующие с продукцией наименее эффективных отраслей, как в США, так и в Мексике, тарифы сохранялись в течение наибольшего срока. Впоследствии период либерализации был сокращен. Соглашение также регламентирует торговлю услугами, включая наземный транспорт, телекоммуникации, финансовые услуги, а также предусматривает либерализацию правительственных закупок.
Насколько можно судить по приведенным данным, Мексике удалось добиться более льготных условий вступления по сравнению с ее северными соседями. Если последние обязались снять таможенные тарифы на 80% мексиканского экспорта (исключая нефть), то Мексика проявила взаимность только в отношении 40-42% американского и канадского экспорта. НАФТА обязало ее отменить протекционистские ограничения на вложения иностранного капитала (за исключением энергетического сектора) и допустить свободную репатриацию прибылей американскими и канадскими фирмами, а также предоставить гарантии иностранным инвесторам от возможного захвата их собственности без полной компенсации. (Отражение генетической памяти о прошлых национализациях в Мексике.) НАФТА позволяет иностранным банкам получить до 25% мексиканского финансового рынка и открывает возможность для иностранных фирм приобрести 30% страхового бизнеса в период до 2004 г., после чего все ограничения будут полностью сняты.
НАФТА во многом связывает будущих лидеров Мексики обязательством сохранять приверженность свободной торговле и свободному движению капитала, а также оказывает давление на страну в направлении повышения ее конкурентоспособности. Соглашение содержит возможность (ст. 2005) для любой страны или группы стран присоединиться к нему на основе установленной процедуры, предусматривающей переговоры о взаимоприемлемых условиях. Однако каждый нынешний член соглашения может наложить вето на прием любого нового претендента.
Выше отмечалась льготность условий вступления Мексики в НАФТА. Главная причина этого заключалась в реальных экономических интересах. Для того чтобы убедиться в этом, достаточно ознакомиться со стенограммами объединенных слушаний подкомитетов Международной экономической политики и торговли и по делам западного полушария Комитета по международным делам палаты представителей США189. В них, в частности, подчеркивалось, что нефть является самым важным товаром в торговом обмене между США и Мексикой. 55%, т.е. более половины мексиканского экспорта нефти, направляется в Соединенные Штаты, и в среднем 12% американского импорта составляют поставки нефти из Мексики. Последняя обладает разведанными запасами нефти, одними из самых крупных в мире, возможно от 30 млрд до 50 млрд баррелей, добывая ныне в день лишь 2,5 млн баррелей. При этом Мексика импортирует значительную часть потребляемого ею бензина и основных нефтехимических продуктов из США. Несмотря на все свое нефтяное богатство, Мексика все еще остается бедной страной, где подушевой доход в год составляет около 3 тыс долл. (1992 г.), а внешний долг равняется 97 млрд долл.
После национализации нефтяной промышленности в 1938 г. Мексика не разрешала иностранным компаниям осуществлять инвестиции в эту отрасль экономики, хотя целый ряд американских нефтяных компаний охотно вложили бы капиталы в мексиканскую нефть. Американские компании, обслуживающие отрасль, включая бурение, хранение и транспортировку нефти, лоббировали заключение НАФТА в надежде получить мексиканские контракты, тем более, что в США мощности этих компаний и квалифицированная рабочая сила используются далеко не на полную мощность.
Как известно, при заключении НАФТА Мексика отстояла свою монополию на нефтедобычу, хотя разрешила участие иностранных компаний в сопредельных отраслях. Во всяком случае борьба интересов в США вокруг нефтяного сектора мексиканской экономики в значительной степени способствовала созданию региональной организации свободной торговли в Северной Америке с участием Мексики.
Хотя вступление Мексики в ВТО и НАФТА во многом было продолжением и реализацией политики экономической и политической либерализации, которая проводилась в этой стране начиная с 1980-х годов, само вступление в ВТО и НАФТА резко ускорило процесс либерализации и приватизации. Начиная с 1986 г. Мексика приватизировала или ликвидировала более чем 1000 государственных предприятий, и в настоящее время лишь приблизительно 252 компании остаются в руках государства. Процесс приватизации охватил главным образом семь основных секторов экономики: шоссейные и железные дороги, аэродромы, морские порты, телекоммуникации, электроэнергетику, добычу и распределение натурального газа. Однако в октябре 1996 г. мексиканское правительство объявило о своем отказе от готовившейся в течение длительного времени 100%-ной приватизации части нефтеперерабатывающей промышленности, предложив взамен продажу части акций. Вместо полной приватизации 61 предприятия нефтеперерабатывающей отрасли предлагается лишь частичная продажа.
Возникнув как проявление объективных тенденций в региональной и мировой экономике и как равнодействующая устремлений различных экономических и политических сил трех стран, НАФТА превратилось в объективную реальность, оказывающую возрастающее воздействие на потоки региональной и мировой торговли и инвестиций. Начиная со вступления НАФТА в силу в 1994 г., положение Северной Америки как одного из самых процветающих и интегрированных регионов мира стало совершенно бесспорным, выражаясь в росте производства и внутрирегиональных связей. Сегодня одна треть всей внешней торговли трех стран группировки приходится на торговлю в пределах Североамериканского соглашения о свободной торговле. В 2000 г. трехсторонняя торговля достигла 659 млрд долл., что на 128,2% превышает ее объем в 1993 г. и на 16% - в 1999г. С января 1994 г. торговля между партнерами по НАФТА возрастала со среднегодовым темпом 11,8%, превосходя мировой показатель, который равен 7%. Еще более быстрыми темпами развивалась торговля между Мексикой и Соединенными Штатами. С 1994 по 2000 г. она более чем утроилась, демонстрируя ежегодный прирост в 16,7%. В результате Мексика превратилась во второго, после Канады, торгового партнера США, оттеснив Японию и Китай. В 2000 г. мексикано-американская торговля достигла 263,5 млрд долл., что означает рост по сравнению с 1993 г. на 209,2%.
США являются главным источником прямых иностранных инвестиций для Мексики. Между 1994 и 2000 гг. американские фирмы вложили в страну более чем 40,3 млрд долл., из которых 59,3% поступили в обрабатывающую промышленность, 20,5% в сферу обслуживания, 14,2% в торговлю, 4,3% в транспорт и связь и 1,7% в другие сектора. Канада занимает пятое место как источник прямых иностранных инвестиций для Мексики. С 1994 г. по сентябрь 2000 г. канадские фирмы вложили в страну около 2,8 млрд долл., которые распределялись между секторами экономики следующим образом: 57,1% в обрабатывающую промышленность, 28,3% в сферу услуг, 9,1% в добывающую промышленность и 5,5% в торговлю. С момента вступления соглашения в силу рост совместных предприятий способствовал буму в общерегиональном масштабе в таких отраслях, как автомобильная, электронная и текстильная промышленность.
В тот же период занятость в Мексике возросла на 24%, в Канаде на более чем 14,3%, в США более чем на 11%195. Для Мексики особенно большое значение имел рост производства в таких отраслях, как автомобильная, текстильная и производство одежды и электронная. В 1998 г. Мексика заняла девятое место в мире среди экспортеров автомобилей и запчастей к ним и третье среди поставщиков американской автомобильной промышленности. В 1996-1999 гг. она ежегодно экспортировала более 1 млн автомобилей на мировой рынок. В 1999 г. мексиканский экспорт автомобильной продукции в США превысил 24,2 млрд долл., что на 224% больше, чем в 1993 г. Доля Мексики в импорте автомобилей в США возросла с 7,2% в 1993 до 13% в 1999 гг. С 1994 по 2000 г. мексикано-американская торговля текстилем и готовой одеждой увеличилась в 3 раза, достигнув почти 14 млрд долл. Американский импорт товаров этой отрасли из Мексики достиг 65% общего импорта этой страны. После вступления в силу НАФТА Мексика переместилась с пятого на первое место как поставщик текстиля и одежды на американский рынок, оттеснив Китай, Гонконг, Тайвань и Южную Корею. В 1999 г. мексиканский экспорт электронных товаров в США достиг 37 млрд долл., превысив почти в 3 раза показатель 1993 г. Среднегодовой темп роста составил за время существования НАФТА 20%. Удельный вес Мексики в общем импорте Америкой продуктов электроники возрос с 10% в 1993 г. до 15,4% в 1999 г. Ныне Мексика занимает второе место по их поставкам в США197.
По общему признанию, за время существования НАФТА Мексика превратилась в промышленно развитую страну. В настоящее время на товары обрабатывающей промышленности приходится 90% мексиканского экспорта (в 1993 г. - 77%). По нефти, напротив, доля была снижена с 22% в 1993 г. до 7% в 1999 г., хотя бюджет правительства до сих пор на 35% пополняется за счет нефтяной промышленности. Индустриализация Мексики в значительной степени происходит за счет перемещения производства из Азии в Мексику, где рабочая сила дешева, а транспортировка к центрам потребления не занимает много времени.
Американские магазины все чаще закупают одежду в Мексике, откуда она доставляется значительно скорее, чем из азиатских стран. Не только американские и канадские компании, но и европейские и азиатские многонациональные корпорации вкладывают миллиарды в мексиканскую экономику из-за дешевизны рабочей силы и ее интеграции в огромный североамериканский рынок. В этом же направлении действует другой важный фактор, также связанный с НАФТА. Соглашение обеспечивает иностранцам те же самые права и условия деятельности, что и мексиканским инвесторам, и гарантирует им защиту их собственности и сохранение рыночной экономики в Мексике. Именно этим объясняется тот факт, что иностранные капиталовложения продолжают поступать даже несмотря на некоторые экономические потрясения, такие как коллапс мексиканского песо в 1994 г. Кстати сказать, у этого события был и определенный позитив для инвесторов - снижение издержек производства товаров, произведенных в Мексике. Правила происхождения, установленные НАФТА и требующие высокого удельного веса североамериканской составляющей в изделиях, в данном случае в автомобилях, заставили европейских и азиатских производителей перенести производство комплектующих деталей в Мексику, а также покупать их значительную часть у местных компаний.
Мексиканских промышленников уже не удовлетворяет достижение страной статуса индустриальной державы, они все чаще начинают говорить о создании высокотехнологичных товаров на основе собственной, разработанной в стране технологии. Возрастает образование и квалификация мексиканской рабочей силы, поскольку современное производство требует больших знаний и умения. Все эти и другие достижения страны тесно связаны с ее вступлением в НАФТА, среди которых важнейшее место занимает рост товарности и конкурентоспособности мексиканской экономики. Объем экспорта Мексики в настоящее время в 2 раза превосходит соответствующий показатель Бразилии, хотя экономика последней в 2 раза больше мексиканской. Производственный потенциал и опыт экспортной специализации мексиканские предприниматели и политики начинают во все большей степени использовать для торговой экспансии за пределами НАФТА, в Латинской Америке, в Европе (например, соглашение о свободной торговле с ЕС) и даже в Японии, с которой ведутся торговые переговоры. Успехи Мексики на путях свободной торговли во многом были достигнуты благодаря твердой позиции государства, объединившего свои усилия с деловым сообществом в деле защиты интересов мексиканской экономики.

II. Полтика администрации Клинтона

Приход Б.Клинтона в Белый дом совпал с бурными и знаменательными событиями, оказавшими прямое воздействие как на мировую политику, так и на ситуацию, сложившуюся в Западном полушарии. Закончилась «холодная война», завершившаяся геополитическим распадом Советского Союза, доминирующее положение Соединенных Штатов в международных отношениях еще более упрочилось. В Латинской Америке начало 90-х г.г. ознаменовалось впервые в истории приходом к власти в большинстве стран гражданских правительств, ориентированных на западные модели экономического развития и политической организации обществ, консолидацией демократических сил, стремящихся к проведению экономических реформ в неолиберальном духе и утверждением конституционных норм. Все это потребовало от новой администрации Соединенных Штатов модификации латиноамериканской политики своих предшественников - республиканцев, доминантами которой были «жесткий курс» и решение спорных проблем «с позиции силы», в сторону ее смягчения Гвоздарев Б.И. Интеграционные процессы в западном полушарии на современном этапе: позиция США, латиноамериканский аспект и интересы Российской Федерации - М., 2003.
Положение Б.Клинтона осложнялось тем, что в правящих кругах США сложилась беспрецедентная ситуация - правый республиканский Конгресс при президенте - демократе. Это создавало (и создает) немалые трудности для реализации любых внешнеполитических мероприятий администрации. Именно по этому первые внешнеполитические акции Б.Клинтона в отношении стран ЛАКБ были весьма осторожными и сводились к дистанцированию от наиболее жестких методов республиканцев и заявлениям о поддержке демократических правительств и институтов в Латинской Америке.
Для концептуального обеспечения предпосылок внешнеполитического курса демократической администрации, по ее инициативе на авансцену практической деятельности стала возвращаться академическая элита центристского и леволиберального направления, сосредоточенная в таких научных учреждениях, как Центр исследования латиноамериканских программ Университета Джонса Гопкинса, центры международных исследований Гарвардского университета, Массачусетского технологического института, Колумбийского университета и др., традиционно принимавшие участие в выработке стратегии и тактики латиноамериканской политики Вашингтона, но оттесненные на задний план при администрациях Р.Рейгана и Дж.Буша. Их помощь госдепартаменту в тех условиях представлялась по словам бывшего госсекретаря У.Кристофера, - «весьма своевременной и полезной, поскольку внешнеполитические акции Клинтона (в том числе и в Латинской Америке) сталкиваются с сопротивлением конгресса».
Президент Б.Клинтон, при выработке латиноамериканского курса на ближайшие годы, стремился к достижению двухпартийного консенсуса, который мог бы служить гарантией наиболее эффективной защиты интересов США в регионе. Его программа внешнеполитических действий в Латинской Америке не носила четкого и жесткого характера, как у его республиканских предшественников, а намечала лишь контуры общих подходов и принципов, которые сводились , в основном, к следующему:
* поддержка процессов демократизации и обеспечение гарантий основных прав человека;
* широкое использование тезиса о том, что демократия и мир в Латинской Америке являются необходимым условием для экономической интеграции и развития;
* перемещение центра тяжести латиноамериканской активности Вашингтона из субрегиона Центральной Америки к Югу от Рио Гранде;
* совершенствование «межамериканской системы» и проведение реформы Организации американских государств (ОАГ) в направлении скорейшего решения наиболее острых проблем, с которыми сталкиваются США в Латинской Америке;
* обращение ко всем правительства региона с призывом неукоснительно следовать международным рекомендациям, направленным на искоренение коррупции и разрабатывать собственные механизмы для борьбы с ней, в том числе путем ужесточения действующих законодательств;
* комплекс мер по более гармоничному развитию гражданского общества;
* особое внимание правительства должны уделить защите окружающей среды и рациональному использованию энергетических ресурсов;
* последовательное продолжение антикубинской политики, поддержка кампании в защиту прав человека на Кубе и ужесточение эмбарго с целью смещения существующего режима;
* провозглашение самой энергичной борьбы с производителями и торговцами наркотиками и придания ей характера коллективных действий в рамках «межамериканской системы» и при активном содействии со стороны ОАГ и ее органов Гвоздарев Б.И. Интеграционные процессы в западном полушарии на современном этапе: позиция США, латиноамериканский аспект и интересы Российской Федерации - М., 2003
По замыслу администрации Б.Клинтона ключевую роль в системе современных межамериканских отношений, должен играть Североамериканский договор о свободной торговле.
Он вступил в силу 1 января 1994 года, открыв процесс формирования крупнейшего в мире рынка с населением 373 млн. человек и суммарным объемом ВВП в 6,8 трлн. долл. Договор предусматривает поэтапное (в течение 15 лет) устранение таможенных пошлин и нетарифных ограничений во взаимной торговле, либерализацию инвестиционного режима, включая предоставление финансовых услуг, обеспечение высокого уровня защиты интеллектуальной собственности, разработку совместной программы борьбы с загрязнением окружающей среды. Принимая во внимание чрезвычайно энергичную и заинтересованную позицию Б.Клинтона при конструировании НАФТА и его продвижении через Конгресс США, уместно уточнить, каково же значение зоны свободной торговли в Северной Америке для ее составляющих и, в известной мере, для РФ?
По мнению Б.Клинтона, если нынешние тенденции к континентальной интеграции сохранятся, то менее чем через десятилетие Западное полушарие превратится в крупнейший в мире рынок, где 85О млн. потребителей будут приобретать американские товары и услуги на 13 триллионов долларов.
В более приземленном, тактическом плане НАФТА также сулит американской стороне немалые преимущества и выгоды. Так, до вступления НАФТА в силу страны к югу от Панамского канала устанавливали на товары, импортируемые из США, тарифы, в несколько раз более высокие, чем США налагали на товары, импортируемые из стран Латинской Америки. Сейчас эта практика отошла в прошлое. Сняты и высокие тарифы, которые препятствовали экспорту американской сельскохозяйственной продукции в страны Центральной Америки.
Особенно стремительно американские компании стали проникать в такие отрасли, как телекоммуникации, электроника и строительство, поскольку именно эти отрасли сулят наиболее заманчивые перспективы в условиях, когда экономика латиноамериканских государств переживает период оживления.
В то же время администрация Б.Клинтона не сбрасывает со счетов и отрицательные моменты для США, связанные с НАФТА. Во внешне политическом аспекте - это определенное обострение отношений с Бразилией, претендующей на роль регионального лидера и ориентирующейся на МЕРКОСУР, как на реальную сферу влияния и инструмент защиты своих интересов не только в Южном конусе, но и на всем Латиноамериканском континенте. Это - традиционная (и растущая) конкуренция со стороны Японии, использующей «интеграционный прорыв» США и связанную с ним деятельность для оправдания дальнейшей активизации экспансионистских устремлений в ЛАКБ Интеграция в Западном полушарии на пороге ХХI века. Под. ред. А.Н.Глинкина. М., 1999.
Во внутри политическом плане Вашингтон опасается, что расширение интеграции с Мексикой приведет к сокращению рабочих мест или нанесет ущерб американскому мелкому бизнесу. Именно поэтому Клинтон настоял на подписании дополнительного трехстороннего протокола, который призван защищать рабочие места в США и Канаде.
Сторонники НАФТА убеждены, что негативные моменты этого соглашения будут снивелированы несомненными выгодами от его реализации.
Для другого члена НАФТА - Мексики немаловажную роль сыграли соображения, связанные с повышением национального престижа. Мексика - полуиндустриальное, развивающееся государство, вступила в союз с двумя членами «большой семерки», один из которых - супердержава и главный финансово - индустриальный центр современного мира. Такая ассоциация рассматривалась руководством страны как рост ее международного авторитета.
Основная же цель Мексики при вступлении в НАФТА - получение свободного доступа к достижениям научно - технического прогресса для коренной модернизации экономики и преференциальные условия в торгово - экономических связях с партнерами по блоку, а в дальнейшем и с его потенциальными участниками из стран Латинской Америки.
Правящие круги Канады опасались на первых порах, что трехсторонний блок таит угрозу для «особого положения» Канады в двухсторонних отношениях с США, в которых Оттава с 1989 г. пользуется правами привилегированного торгово - экономического партнера. Но в конечном счете они сделали выбор в пользу НАФТА, рассчитывая, что страна сможет конкурировать успешно на мексиканском рынке в таких важных областях, как телекоммуникации и связь, транспортное машиностроение, производство оборудования для нефтегазовой промышленности и энергетика и, что не менее важно, продовольствие Abbott F.M. NAFTA and the Legalization of World Politics: A Case Study.//”International Organization”, Summer 2000.
Как показало время, формирование крупнейшего в мире и в то же время самого узкого по числу членов торгово - экономического блока оказались чрезвычайно сложным, трудоемким и не всегда предсказуемым, хотя и не лишило его участников уверенности в выполнении поставленных целей, несмотря на ряд причин. Так, Соединенные Штаты испытывали явную неудовлетворенность резко негативной позицией Мексики и Канады в связи с подписанием президентом США в мае 1996 г. антикубинского закона Хелмса - Бэртона, затрагивающего интересы канадских и мексиканских предпринимателей. Вашингтон не ожидал также столь интенсивного и быстрого вторжения мексиканских товаров на свои рынки, где они сразу же завоевали популярность по причине их низкой стоимости и сравнительно высокого качества. Так, по данным министерства торгового и промышленного развития Мексики объемы американского экспорта в Мексику неуклонно снижаются. Подобная ситуация вызывает защитную реакцию со стороны американских властей, которые в нарушение положений НАФТА пытаются оградить собственных производителей, особенно в приграничной с Мексикой зоне. Непросто обстоит дело с организацией новых рабочих мест в США, предусматривавшейся соответствующими положениями НАФТА. Напротив, вместе с мексиканскими товарами на территорию США хлынул и мощный поток нелегальных (и легальных) эмигрантов, надеявшихся найти работу в Америке. Их число только в 1996 г. превысило 1 млн. 300 тыс. человек. А общая численность «мексиканской колонии» в США по данным разных источников колеблется от 14 до 15 млн. человек, вызывая недовольство значительной части населения, требующей от администрации Б.Клинтона как можно решительнее перекрыть этот безостановочный поток с юга. Таким образом, следует констатировать, что, несмотря на вступление НАФТА в силу, многие противоречия, определяющие американо - мексиканские отношения, продолжают сохраняться Between Two Worlds: Mexican Immigrants in the United States/ Ed.by D. Guttierez. Wilmington, Delaware.1999.
Определенные выгоды в начальный период действия НАФТА получила Канада, которая рассматривает это соглашение прежде всего как инс и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.