На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Понятие и структура правовых систем современности

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 03.07.2012. Сдан: 2011. Страниц: 11. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


МИНИСТЕРСТВО  ОБРАЗОВАНИЯ И  НАУКИ
РОССИЙСКОЙ  ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ 

Тихоокеанский государственный  экономический университет
Кафедра «Государства и права» 
 
 
 

КУРСОВАЯ  РАБОТА 
 

ТЕМА: ПОНЯТИЕ  И СТРУКТУРА ПРАВОВЫХ СИСТЕМ СОВРЕМЕННОСТИ 
 

                                                                
 

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Владивосток 2010
ВВЕДЕНИЕ 

      В мире сейчас около двухсот стран, и в каждой из них  в более  или менее развитом виде функционирует регулятор общественных отношений – право. Везде есть свои особенности, обусловленные факторами, присущими конкретному государству. Но при этом среди них выделяют группы, объединенные общими признаками права. По совокупности этих признаков они составляют различные правовые системы.
      Целью данной работы и является исследование правовых систем (семей), а предметом исследования - анализ и сравнение правовых систем (семей) современности. Методом,  используемым в работе, является сравнительный анализ правовых систем современности.
      Эта проблема актуальна потому что в быстро развивающемся мире, где происходит резкая перемена в политической, экономической и социальных сферах, когда одни страны, еще вчера принадлежавшие к одной правовой системе, сегодня уже относятся к другой, важно знать основные общие и отличительные черты правовых систем (семей). В качестве примера можно привести Афганистан, который  из государства с религиозно-правовой системой превращается в страну с преобладанием признаков романо-германской правовой системы (семьи). Наша страна, также отказавшись от догм социализма и его правовой системы, проводит судебно-правовую реформу, смысл которой плавно войти в романо-германскую правовую систему. А в это время такие страны,  как Куба, КНДР, Вьетнам,  продолжают жить в условиях социалистической правовой системы. Чтобы поддерживать с этими и другими странами нормальные отношения, нам необходимо изучить особенности их правоотношений, особенности правовых систем этих стран для строительства  и развития взаимовыгодного   сотрудничества.
      Многие  ученые  в своих  трудах  уделяют большое внимание этому вопросу, среди них наиболее яркими представителями являются: Давид Рене, Лазарев В.В., Нерсесянц В.С., Саидов А.Х., Алексеев С.С. и некоторые другие. Одно из важных мест в моей работе занимает классификация (типология) правовых систем. Такое положение не случайно. На мой взгляд, проблема классификации (типологии) правовых систем выдвинулась на первый план и стала,  пожалуй, основным вопросом правоведения. По моему мнению, классификацию правовых систем более  целесообразно проводить на основе сочетания, органического единства нескольких системных признаков, то есть в основу классификации (типологии) правовых систем должно быть положено значительное число критериев, а не один. Такой подход вполне оправдан. Он позволяет более широко рассматривать особенности компонентов правовых систем. Несмотря на разногласия по отдельным вопросам,  большинство ученых сходятся на одной классификации, в которой  выделяют следующие правовые системы (семьи): романо-германская, англо-американская правовая семья, или семья «общего права»,  семьи  социалистического  права и религиозно-традиционного права. Анализу каждой из них посвящен отдельный параграф данной работы. Особый параграф посвящен  анализу  российской правовой системы. В центре внимания – состояние правовой системы РФ. На мой взгляд, Россия  проявляется во все большем сближение российского права  с романо-германской  правовой
семьей. В нынешних условиях такое сближение  выражается не только во внешней форме, но и в содержании. Я считаю, что усилия России в развитии правовой системы являются необходимым условием   вхождения нашей страны в мировое сообщество. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

1. ПОНЯТИЕ, СТРУКТУРА, ТИПОЛОГИЯ И ЗНАЧЕНИЕ ПРАВОВЫХ СИСТЕМ СОВРЕМЕННОСТИ  

     Национальных правовых систем, как и государств, в современном мире  много. Но все они могут быть объединены в определенные правовые  семьи. Сравнительная характеристика правовой карты нашей планеты, анализ особенностей  основных правовых семей, существующих на земном шаре,  дают базу для установления общих закономерностей и тенденций развития права. Под правовой системой понимается совокупность внутренне согласованных, взаимосвязанных, социально однородных юридических средств (явлений),  с помощью которых публичная власть оказывает регулятивно - организующее и стабилизирующее воздействие на общественные отношения, поведения людей и их объединения.
Это комплексная категория, отражающая всю правовую организацию общества, целостную правовую действительность. По меткому выражению французского правоведа  Ж. Карбонье,  “правовая система – это вместилище, средоточие разнообразных юридических явлений”. Он отмечает, что юридическая социология прибегает к понятию “правовая система” для того,  чтобы   охватить весь спектр явлений, изучаемых ею. Если бы выражение “правовая система” было лишь простым синонимом объективного (или позитивного) права, то его значение было бы сомнительным [6].
      Право – ядро и нормативная основа правовой системы, ее связующее и цементирующее звено. Они соотносятся как часть и целое. По характеру права в данном обществе легко можно судить о сущности всей правовой системы в данном обществе, правовой политики и правовой идеологии этого государства. Помимо права как стержневого элемента правовая система включает в себя множество других слагаемых: правотворчество, правосудие, юридическую практику, правоотношения, субъективные права и обязанности, правовые учреждения, законность, ответственность и другие. Исчерпывающий их перечень дать затруднительно, так как правовая система – сложное, многослойное, многоуровневое и динамическое образование. Категория правовой системы относительно новая в нашей литературе, она вошла в научный обиход  лишь в 80-е гг. и раньше   практически не использовалась, хотя зарубежные исследователи, особенно французские и американские, уже давно и активно оперирует этим понятием.
Наиболее  крупной работой, посвященной современным  правовым системам, является книга известного французского юриста Давида Рене, выдержавшая у нас два издания [7].
Появилась работа Ф. М. Решетникова  “Правовые системы стран мира”.
      Историко-культурные и генетические аспекты  российской правовой системы
исследованы В. Н. Синюковым [11]. Как мы видим,  ученые-правоведы  все более активно начинают исследовать одно из магистральных направлений  юридической науки наших дней. При этом вся проблема совершенно справедливо увязывается  с идеей прав человека, личности, усилением социально-правовой защищенности граждан, упрочением законности, порядка и стабильности в стране.
      Ценность  понятия правовой системы  заключается в том, что оно дает дополнительные аналитические  возможности для комплексного анализа правовой сферы  жизни общества. Это новый более высокий  уровень научной абстракции, иной срез с правовой действительности и,  следовательно, иная плоскость ее рассмотрения. Преимущество названного подхода состоит в том, что,  будучи предельно  широким, он призван отразить в целостном виде общую панораму правового пространства – тот сложный  юридический мир,  в котором постоянно находятся, вращаются  участники  социального общения. Право, как я уже говорила выше,  – эпицентр правовой системы. Юридические нормы, будучи обязательными эталонами общественно необходимого поведения, опираясь на возможность государственного принуждения, выступают  интегрирующим и цементирующим началом. Это своего рода каркас, несущий конструкции правовой системы, без которых она могла бы превратиться  в простой набор элементов,  не связанных между собой  единым нормативно-волевым началом [12, С.173].
Нормы права вместе с порождаемыми ими правоотношениями - это необходимые крепления, связки правовой системы. Являясь первичными клеточками правовой системы, юридические нормы и составляют ее первооснову, придают ей жизненные силы. Именно через эти нормы достигаются, прежде всего,  основные цели правового регулирования. Право доминирует в правовой системе, играет даже в ней роль консолидирующего фактора “центра притяжения”. Все другие ее элементы являются  фактически производными от права. И всякие изменения в нем неизбежно порождают изменения во всей правовой системе  или, по крайней мере, во многих ее частях. Однако я считаю, что правовая система не охватывается и не  может быть охвачена понятием права  даже в широком смысле. Я согласна с  тем, что для характеристики правовой системы решающее значение имеет сущность и содержание права, но из этого вовсе не следует, что любую правовую систему достаточно свести к праву.
      Любопытную  характеристику правовой системы  и  ее роли в жизни общества предложил американский юрист Лоуренс Фридмен. По его представлениям,  в современном американском обществе правовая система сопровождает человека  во всех его
делах. Не проходит и дня – даже часа без взаимодействия личности  с  правом в широком смысле. Автор пишет, что правовая система  вездесуща, хотя зачастую ее присутствия человек не замечает, что правовая система, подобно “Большому брату”, пристально наблюдает за ним. Но в известном  смысле  закон постоянно смотрит на нас [5, С.7-8,17-18].
      Правовая  система непрерывно меняется, однако ее составные части претерпевают
изменения с разными скоростями, и ни одна из них не меняется столь же быстро, как и другая. В  то же время существуют некие постоянные, долго живущие элементы – принципы системы, которые  присутствовали в системе всегда  и будут такими же в течение еще длительного времени. Они придают необходимую форму и определенность целому.
Право – явление мировой цивилизации, в рамках которой сформировалось и действует множество правовых систем. Для того чтобы понять правовое развитие в целом, как составную часть прогресса мировой культуры, необходим такой угол зрения на право, который позволил  бы соотнести правовую систему с конкретным историческим временем и регионом, национальной  и религиозной спецификой той или иной цивилизации. Через сопоставление одноименных  государственно-правовых институтов, принципов, норм выделяются общие закономерности правового развития, его направления, этапы, перспективы. Такое сопоставление, основываясь на сравнительно-историческом методе познания, позволяет выявить общее и специфичное в правовых явлениях, встречающихся в мире, ступени и тенденции их формирования и функционирования, что дает возможность свести все многообразие конкретно-национального регулирования в определенную « периодическую систему» мирового права, где элементарной, исходной частицей выступает уже не норма права, а целостная национальная правовая система и даже их группа (тип, семья). Все это нужно,  в конечном счете, для углубления наших представлении о природе права, его закономерностях, генезисе, свойствах. Такие аспекты изучения права выступают предметом сравнительного правоведения.
    Результатом применения сравнительного метода является группировка – классификация правовых систем мира по различным признакам. Классификация означает распределение национальных систем права по классам (типам) в зависимости от тех или иных критериев. В этом плане классификация (типология) – важный способ научного познания, позволяющий под дополнительным углом зрения  раскрыть как внутренние взаимосвязи  права, как и его отношения с более широким социальным контекстом, что открывает новые возможности в изучении юридических явлений.
      Если  система права – своеобразная “внутренняя карта”  национального  права, то типология (классификация) правовых систем создает своеобразную «правовую карту мира», раскрывающую специфику институтов,  используемых для юридического регулирования в тех или иных странах, и показывающую, каким правовым семьям принадлежат правовые системы народов (государств) земного шара. Всякая реформа законодательства, не говоря о его теории, должна базироваться на знании исторической, культурной, идеологической и другой специфики национальной правовой системы. В противном случае трудно не только увидеть перспективы преобразования, но и воспользоваться опытом – как собственным, так и иностранным [12, С.174].
      По  вопросу типологии правовых систем существуют различные подходы. За  основу классификации  могут  приниматься  идеологические,  юридические,  этические, экономические,  религиозные,  географические и иные критерии  и соответственно формироваться  различные типологические  группы правовых систем.  Критерии и типологии могут  сочетаться в определенных комбинациях. В настоящее время,  как  правило,  используются  основания  классификации правовых   систем,  опирающиеся   главным образом на этногеографические, технико-юридические  и  религиозно-этические признаки права.
      В современном мире обычно различают  следующие правовые массивы: национальные правовые системы,  правовые семьи,  группы  правовых систем. Национальная  правовая система – это конкретно-историческая совокупность права (законодательства), юридической практики и господствующей правовой идеологии отдельной страны (государства). Национальная правовая система – элемент того или иного конкретного общества  и отражает его социально-экономические, политические, культурные особенности. По отношению к группам правовых систем и правовым системам национальные правовые системы выступают в качестве явления особенного, единичного. В настоящее время в мире насчитывается около двухсот национальных правовых систем. Наличие  правовых  явлений в их системной, концептуальной организации свидетельствует об известном уровне правовой жизни общества, его правосознании, юридической образованности и т.д. Поэтому далеко не все  государства имеют развитые и особенно правокультурно-самобытные и целостные юридические системы, выступающие источниками накопления  правовых ценностей  для всей мировой цивилизации [12, С.170].
      Правовая  семья – это совокупность национальных правовых систем, основанная на
общности  источников, структуры права и  исторического пути его формирования. Самой популярной оказалась классификация  правовых семей, данная известным французским ученым Р. Давидом[8]. Она основана на сочетании двух  критериев:идеологии, включающей, с одной стороны, религию, философию, экономические и социальные структуры, и с другой – юридической техники, выступающей в качестве основной составляющей  источник права. Р. Давид  выдвинул идею  трихотомии – выделения трех правовых семей (или систем): романо-германской, англосаксонской и социалистической.  К   ним примыкает  остальной юридический мир, охватывающий четыре пятых планеты, который получил название “религиозные и традиционные системы”.
      Другую  классификацию предложили К. Цвейгерн и Г. Котц в книге “Введение в
правовое  сравнение в частном праве”, вышедшей  в 1971г., в основу классификации правовых систем положен критерий “правового стиля”. “ Правовой стиль” складывается, по мнению авторов, из пяти факторов: происхождения и эволюции правовой системы;   своеобразия юридического мышления;  специфических правовых институтов; природы источников права и способа их толкования; идеологических факторов. На этой основе  различаются следующие “ правовые круги”: романский, германский, скандинавский, англо-американский, социалистический, право ислама, индусское право. По существу получен тот же результат, что и у Р. Давида. При этом во всех случаях не учитывается марксистско-ленинская типология права, в основе которой  лежит критерий общественно-экономической формации (рабовладельческое право, феодальное, буржуазное, социалистическое право). А.Х. Саидов полагает, что только единство глобальной марксистско-ленинской типологии и внутритиповой  классификации правовых систем  дает возможность составить целостное представление о правовой карте мира [9, С.123]. Исходя из группы критериев, включающих, во-первых, историю правовых систем, во-вторых, систему источников права, в-третьих, структуру правовой системы – ведущие институты и отрасли права, он выделяет внутри буржуазного типа права восемь правовых семей: романо-германскую, скандинавскую, латиноамериканскую, правовую семью общего права, мусульманскую, индусскую правовую семью, семью обычного права и дальневосточную правовую семью.  Они рассматриваются наряду   с семьей социалистического права. Историческое развитие признается главным образом  в определении их способностей. В пределах  социалистической правовой семьи, теперь уже в историческом аспекте, существовали относительно самостоятельные группы: советская правовая система, правовые системы социалистических государств, стран Азии и правовая система Республики Куба, которые, естественно, имели и имеют много общего, а также особенного и единичного [10, С311].
      Ни  одна из классификаций  правовых семей  не является исчерпывающей для правовых систем мира, и поэтому в литературе можно встретить самые различные типологические подразделения  семей национального права. В рамках той или иной правовой семьи возможны более удобные элементы, представленные определенной группой  правовых систем. Так, внутри  романо-германской правовой семьи выделяют группу романского права, в зону которой входят правовые системы таких стран, как Франция, Италия, Бельгия, Испания, Швейцария, Португалия, Румыния, право латиноамериканских стран, каноническое (церковно-католическое) право, и группу германского права, в которую входят правовые системы ФРГ, Австрии, Венгрии, скандинавских стран и др. Внутри англосаксонской правовой семьи различают правовую систему Англии, США и право бывших англоязычных колоний Великобритании.
      Таким образом, существует ряд классификаций  правовых систем прошлого и настоящего. С учетом общего, повторяющегося в классификациях, я хочу остановиться на анализе основных правовых семей современности. 

1.1. Структура правовой системы
      Изучение  правовых систем происходит в рамках компаравистики (сравнительного права). Право как система связана  с государственным и социальным строем, с определенной территорией (пространством). Составляющие элементы правовой системы соединены между собой объективными связями и отношениями (отношениями общности). Возможно также выделение следующих уровней правовой системы: субъектно-содержательный, интеллектуально-психологический, нормативно-регулятивный, организационно-деятельностный, социально-результативный [14]. Благодаря своему универсальному значению нормы права пронизывают все уровни правовой системы, оказывая регулятивное и охранительное воздействие на все отношения.
1.1.1. Субъектно-сущностный уровень
      Субъектно-сущностный уровень выделяется для того, чтобы подчеркнуть значение субъектов права в качестве системообразующих материальных факторов правовой системы. Именно человек (гражданин, иностранный гражданин, лицо без гражданства) и его объединения (общественные организации и движения, акционерные общества, другие коммерческие и некоммерческие организации и государство в целом), обладающие правами и несущие юридические обязанности, выступают реальными элементами правовой системы.
      1.1.2. Интеллектуально-психологический уровень
      На  интеллектуально-психологическом уровне формируется правопонимание конкретного человека и правосознание (индивидуальное и общественное). Совокупность таких, казалось бы, разнокачественных явлений, как знания, эмоции, чувства, идеологические и религиозные взгляды и догмы, нравственные постулаты, позволяет человеку воспринимать, оценивать правовую реальность, вырабатывать отношение к ней и мотивы правового поведения. 

      1.1.3. Нормативно-регулятивный уровень
      Исследование  нормативно-регулятивного уровня правовой системы позволяет сделать вывод о том, что определенным системообразующим фактором выступают и нормы права. Они объективируют идеальные представления людей о справедливости и несправедливости, о важности стимулирования развития тех или иных общественных отношений. Правовые нормы входят в систему в качестве звена, с которым так или иначе сопряжены все другие ее компоненты. В совокупности они представляют собой и характеризуют право как таковое.
      Правовые  нормы выступают одновременно в  качестве аккумуляторов и проводников государственной воли народа, возведенной в закон, т.е. в качестве источников той политико-правовой энергии, которой заряжена вся масса нормативного ядра системы. Выступая носителем подобной энергии, они, будучи элементами правовой системы, притягивают к себе и заставляют работать все иные компоненты, в результате чего образуются структурно-функциональные блоки уже иного порядка. Норма первой испытывает на себе изменения, с нее начинается реальное совершенствование правовой системы. Благодаря своему универсальному, сквозному значению, норма права распространяет свои свойства и на другие уровни системы, служит точкой отсчета, единицей измерения правовой материи [20].
      Нормативный срез высвечивает основную социальную функцию правовой системы — регулирование общественных отношений, а также основные цели и направления правового воздействия на развитие общества.
      1.1.4. Организационно-деятельностный  уровень
      Организационно-деятельностный уровень охватывает все юридически оформленные связи и отношения, формы реализации права, различные виды правового поведения людей, правотворческую и правоприменительную деятельность государства и общества.
      1.1.5. Социально-результативный уровень
      Социально-результативный уровень правовой системы характеризует, с одной стороны, то, насколько человек как субъект права освоил правовую действительность, как он «живет» в ней, а с другой — то, как сформировались и насколько идентичны интересам индивида и общества различного рода режимы и состояния, позволяющие представить себе определенные результаты действия юридических норм (правовая культура, законность, правопорядок). На этом уровне заложенные в праве свободы, возможности и требования органично вплетаются в социальную и политическую материю. Здесь наиболее четко проявляются сущностные качества правовой системы, имеющие важное значение для формирования и функционирования политической системы и граяеданского общества.
      Наряду  с понятием «правовая система» в  отечественной юридической литературе употребляются близкие по смыслу и объему, но имеющие самостоятельное значение термины «правовая надстройка», «механизм правового регулирования», «система права», «право».
      Категория «правовая надстройка» раскрывает местоположение всех правовых явлений в общественной системе относительно экономического базиса, а понятие «правовая система» отражает внутренние (структурные) функциональные и системные связи правовых явлений. Категория «механизм правового регулирования» призвана обратить внимание на функциональную сторону, на процесс регулирования общественных отношений, тогда как «правовая система» показывает целостность и взаимосвязь структурных элементов, единство состояний статики и динамики права. Термин «система права» характеризует институциональное внутреннее строение нормативной основы правовой системы — права как такового, «правовая же система» охватывает собой все правовые явления в масштабах государства и общества [19]. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

2. ОСНОВНЫЕ ПРАВОВЫЕ  СИСТЕМЫ СОВРЕМЕННОСТИ
2.1. Романо-германская  правовая система 

      Исторические  корни этой правовой системы относятся к римскому праву ( I в. до н.э. – V в н.э.). Романо-германская правовая семья,  или семья континентального права (Франция, ФРГ,  Италия,  Испания и другие страны), имеет длительную юридическую историю. Она сложилась  в Европе в результате усилий ученых европейских университетов, которые выработали и развили начиная,  с XII в.,  на базе  кодификации Юстиниана общую для всех юридическую науку, приспособленную к условиям современного мира. Романо-германская правовая семья является  результатом рецепции римского права, и в первой доктринальной стадии была исключительно продуктом культуры,  имела независимый  от политики характер. На следующей стадии эта семья стала подчиняться общим закономерным связям права с экономикой и политикой,  прежде всего с отношениями собственности,  обмена,  перехода от внеэкономического к экономическому принуждению и т.д. Здесь на первый план выдвинуты нормы и принципы права,  которые рассматриваются как правила поведения,  отвечающие требованиям морали и прежде всего справедливости.
      Юридическая наука видит свою основную задачу в том,  чтобы определить,  какими должны быть эти нормы [10, С.312]. Начиная с XIX в. основным источником (формой) права в странах, где господствует эта семья,  является закон. Закон образует как бы скелет правопорядка,  охватывает все его аспекты,  а жизнь этому скелету в значительной степени придают иные факторы. Закон не рассматривается узко и текстуально, а зачастую зависит от расширительных методов его толкования,  в которых проявляется творческая роль  доктрины и судебной практики. Юристы и сам закон теоретически признают,  что законодательный порядок может иметь пробелы, но что пробелы эти практически незначительны [10, С.312].
      Во  всех странах романо-германской семьи  есть писаные конституции, за нормами которых признается высшая юридическая сила, выражающаяся как в соответствии конституционных законов и подзаконных актов,  так и в установлении большинством государств судебного контроля за конституционностью обычных законов. Конституции разграничивают  различных государственных органов в сфере правотворчества и в соответствии с этой компетенцией проводят дифференциацию различных источников права. В романо-германской юридической доктрине и в законодательной практике различают три разновидности обычного закона: кодексы,  специальные законы (текущее законодательство) и сводные тексты норм. В большинстве континентальных стран действуют гражданские (либо гражданские и торговые),  уголовные,  гражданско-процессуальные,  уголовно-процессуальные и некоторые другие кодексы. Система текущего законодательства также весьма разнообразна. Среди источников романо-германского права важна роль подзаконных актов: регламентов, административных циркуляров,  декретов министров и др. В них формулируются нормы,  принятые во исполнение законов. Кроме того,  в случае необходимости административные органы  осуществляют самостоятельную регламентацию отношений,  для чего законодатель представляет им соответствующие полномочия.
      Таким образом, право стран романо-германской семьи я бы охарактеризовала единой схемой иерархической системы источников права. В романо-германской семье достаточно широко используются некоторые общие принципы,  которые юристы могут найти в самом законе,  а в случае необходимости - и вне закона. Эти принципы показывают подчинение права велению справедливости в том виде,  как последняя понимается в определенную эпоху и в определенный момент. Принципы раскрывают характер не только законодательства, но и права юристов. Сам законодатель своим авторитетом закрепляет некоторые новые формулы. Например, основной закон ФРГ 1949г. отменил все ранее изданные законы, которые противоречат принципу равноправия мужчин и женщин. Для юридической концепции этой системы характерна гибкость,  выражающаяся в том, что юристы не склонны соглашаться с таким решением того или иного вопроса, которое в социальном плане кажется им несправедливым. Действуя на основе принципов права,  они действуют как бы на основе делегированных им полномочий.
      Итак, среди важных источников права надо видеть общие принципы,  содержащиеся в законодательстве и вытекающие из него [10, С.313]. В наши дни,  как и в прошлом,  в романо-германской правовой системе доктрина составляет  достаточно активно действующий источник права. Она влияет как на законодателя, так и на правоприменителя. Законодатель часто выражает лишь те тенденции,  которые установлены в доктрине,  и воспринимает подготовленные ею предложения. Доктрина широко используется и в правоприменительной деятельности, в частности при толковании закона. Сегодня все более и более, например во Франции,  правоприменитель стремится к признанию независимого характера толкования,  к отрицанию того,  что толкование заключается исключительно в отыскании грамматического и логического смысла терминов законов или намерений законодателя. Он настаивает на необходимости учета реальных отношений между ним и доктриной. Издаваемые во Франции, Германии и других государствах комментарии приобретают все более доктринальный  и критический вид, а учебники обращаются к судебной практике и вообще к юридической доктрине.
      С развитием международных связей  большое значение для национальных правовых систем приобрело международное право. Конституция ФРГ 1949г. Прямо предусматривает,  что общие принципы международного права имеют приоритет перед национальными законами. Подобная норма в несколько иной редакции появилась и в Конституции РФ. Что касается обычая,  то он играет в системе романо-германского права,  в основном,  вспомогательную роль,  дополняя в необходимых случаях действующее законодательство.
Весьма  противоречива доктрина по вопросу  о судебной практике как источнике права романо-германской семьи. Однако анализ реальной действительности позволяет сделать вывод о возможности отнесения судебной практики к числу вспомогательных источников права. Об этом свидетельствует все возрастающее количество публикуемых сборников и справочников судебной практики,  а также значение прежде всего кассационного прецедента. Кассационный суд является высшей судебной инстанцией. Поэтому судебное решение,  основанное,  например, на аналогии и на общих принципах, оставленное в силе Кассационном судом, может восприниматься другими судами при решении подобных дел как фактический прецедент.
      Постановления французского Кассационного суда и  Государственного совета изучаются и оказывают влияние в различных франкоязычных странах, соседних или отдаленных. Это верно также в отношении других европейских и неевропейских государств,  входящих в романо-германскую   правовую семью. Учитывая современные стремления юристов всех стран опираться на закон,  можно говорить о судебном прецеденте лишь как о некотором исключении, не затрагивающем исходного принципа господства права. Является принципиально важным,  что судья не превращается в законодателя. Этого стараются добиваться в странах романо-германской правовой семьи [10, С.315].
2.1.1. Правовая система  России 

      Современная российская правовая система входит в романо-германскую правовую
семью, вновь возвратив в нее после  более чем семи десятилетий господства социалистического права. Начиная с середины 1980-х гг. вместе с развитием демократических реформ в Советском Союзе начинается его быстрая трансформация, отход от прежних жестких принципов. Уже в 1986г. Разрешается индивидуальная трудовая демократия, в 1989г. рядом советских ученых обосновывается идея "социалистического правового государства", в 1990г. признается несоциалистическая собственность на средства производства, многопартийность, разделение властей. С начала деятельности Верховного Совета РСФСР созыва 1990г. начинается развитие собственно российской правовой системы. В 1990—1991 гг. рос законодателями были про равенство форм собственности, свобода предпринимательства, примат международного при прав человека, на доктринальном уровне восстановлено деле права на публичное и частное. Таким образом, современная российская правовая система продолжает традиции романо-германской правовой семьи, заложенные еще в дореволюционный период и сохранен отчасти и в советский период [15, С.537]. По темпам правовых преобразований Россия занимает среднее место среди других бывших советских республик. К 2000г. приняты новые Арбитражный процессуальный (1995г.), Бюджетный (1998г.), Водный (1995г.), Воздушный (1997г.), Градостроительный (1998г.), Лесной (1997г.), Налоговый (первая часть в 1998г.), Семейный (1995г.), Торгового мореплавания (1999г.), Уголовно-исполнительный (1997г.) и Уголовный (1996г.) кодексы.
      Кодификационные работы права также на уровне субъектов РФ. В ряде из них в 1990-е гг. приняты собственные жилищные (Башкортостан, Коми), водные (Башкортостан), земельные (Башкортостан, Татар, Карелия), лесные (Татарстан, Саратовская область), градостроительные (Томская и Мурманская область) кодексы.
      Правовая  система России продолжает оставаться образцом для некоторых государств СНГ (Беларуси, Казахстана, республик Средней Азии).Предпринимаются попытки сохранения элементов единого правового пространства. В частности, ряд наиболее важных кодексов, принятых в вышеуказанных республиках (гражданский, уголовный, уголовно-процессуальный) основываются на законодательстве, одобрен Межпарламентской Ассамблеей государств — участников СНГ. Основным источником права в России являются законы и другие нормативные правовые акты. Как и в большинстве федеративных государств,  российское законодательство делится на федеральное и законодательное субъектов РФ. Разграничение предметов законодательного регулирования установлено в Конституции РФ [15, С.539].
      В исключительном ведении Российской Федерации, в частности, на: регулирование прав и свобод человека и гражданина: формирование федеральных органов государственной власти; установление правовых основ единого рынка; финансовое, валютное, кредитное, регулирование, федеральные налоги и сборы; внешняя политика, международные и внешнеэкономические отношения Российской Федерации; оборона и безопасность; судоустройство; прокуратура; уголовное, уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное законодательство; амнистия и помилование; гражданское, гражданско-процессуальное и арбитражно-процессуальное законодательство; правовое регулирование интеллектуальной собственности; федеральное коллизионное право.
      К совместному ведению Российской Федерации и субъектов РФ в числе прочего отнесены: общие вопросы воспитания, образования, науки, культуры, физической культуры и спорта; координация вопросов здравоохранения; социальная защита, включая социальное обеспечение;  административное, административно-процессуальное, трудовое, семейное, жилищное, земельное, водное, лесное законодательство, законодатель о недрах, об охране окружающей среды; кадры судебных и правовых органов; адвокатуру, нотариат; установление общих принципов организации системы органов государственной власти и мест самоуправления. Вне пределов ведения Российской Федерации и совместного ведения, субъекты РФ обладают всей полнотой государственной власти. Во главе иерархии федеральных (и вообще российских) актов стоит Конституция РФ; далее следуют федеральные конституционные законы, другие федеральные законы, указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, подзаконные нормы, акты отраслевых федеральных органов исполнительной власти.
      Особое  место занимают регламенты и другие нормоустанавливающие постановления палат Федерального Собрания РФ. В отличие от многих зарубежных стран в России отсутствует институт делегированного и чрезвычайного законодательства. Указы Президента не должны противоречить Конституции и федеральным законам. Иерархию нормативных правовых актов субъектов РФ образуют конституционные (уставы) субъектов РФ, законодательство субъектов РФ, указы президента республик в составе РФ, постановления и распоряжения губернатора и других глав администрации субъектов РФ, постановления правительств субъектов РФ, подзаконные нормативные акты отраслевых органов исполнительной власти субъектов РФ, регламенты и другие акты нормативного характера законодательных органов субъектов РФ.
      Низший  уровень в иерархии норм правовых актов образуют нормативные акты органов местного самоуправления. Виды, порядок принятия и вступления в силу нормативных правовых актов органов местного самоуправления определяются уставом муниципального образования.
      Судебный  прецедент, как и в других странах романо-германской семьи, в РФ источником права не признается. Однако судебная практика, официально обобщаемая и направляемая в разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ, играет исключительно важную роль в применении законодательства, представляя собой особую нормативную систему. Близкое к судебным прецедентам место в системе источников права за заключения Конституционного Суда РФ. В субъектах РФ аналогичную роль играют решения местных конституционных и уставных судов.
      Достаточно  ограниченное применение в качестве источника права в России имеет правовой обычай. Так, в ГК РФ содержатся ссылки на обычаи делового оборота (ст. 6), на обычай (ст. 19) и местный обычай (ст. 221, 309, 311, 312, 314—316, 406, 421). Согласно ст. 14 ФЗ "О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации" от 30 апреля 1999г. при рассмотрении в судах дел, в которых лица, относящиеся к малочисленным народам, выступают в качестве истцов, ответчиков, потерпевших или обвиняемых, могут приниматься во внимание традиции и обычаи этих народов, не противоречащие федеральным законам и законам субъектов РФ.
      Весьма  специфическим источником российского права являются договора о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов РФ. Возможность заключения таких договоров предусмотрена п. 3 ст. 11 Конституции РФ. Важным источником права являются международно-правовые акты и доктрина. Согласно Конституции (п. 4 ст. 15) общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законам, то применяются правила международного договора.
2.2.  Англо-американская  правовая семья,  или семья “общего права” 

      В отличие от государств романо-германской семьи,  где основным источником права является закон,  в государствах англо-саксонской правовой семьи источником права служит судебный прецедент, т.е. нормы,  сформулированные судьями в решениях. В рассматриваемую семью входят,  наряду с США и Англией, Северная Ирландия, Канада,  Австралия, Новая Зеландия, а также 36 государств Британского содружества. Семья “общего права”, как и римского права, развивалась на основе принципа: “Право там, где есть защита”. Несмотря на все попытки кодификации, дополнения и усовершенствования положениями  “ права справедливости”, оно в основе своей является прецедентным правом, созданным судами [10, С.315]. Это не исключает возрастания роли статутного (законодательного) права. В противовес местным обычаям это право - общее  для всей Англии. Оно было создано королевскими судами,  называвшимися обычно вестминстерскими – по месту, где они заседали начиная с XIII в.
      В ходе деятельности королевских судов постепенно сложилась сумма решений,
которыми  и руководствовались в последующем  эти суды.  Совокупность таких конкретных решений,  обязательных в качестве прецедента для последующих судебных решений по сходным делам, и составила общее для всех английских судов право. Поэтому считается,  что английское “общее право”  образует классическую систему прецедентного права, или права, создаваемого судами. Характерные черты правопонимания в  этой правовой семье выражаются формулой: “Средство судебной защиты важнее права”, так как основная сложность заключалась в том, чтобы получить возможность обратиться в суд. Общее право, таким образом, сложилось в виде совокупности судебных решений – прецедентов. В этом смысле можно сказать, что общее право – это совокупность казусных правил,  лежащих в основе конкретных судебных решений, которые имеют значение прецедента, обязательного для других судов при разрешении аналогичных дел [18, С.456].
      В процессе формирования общего права  королевские суды использовали некоторые положения местных правовых обычаев, преобразуя и приспосабливая их  к строгим требованиям новой судебной процедуры и процессуальной формы. Римское право и основанное на нем (первоначально также и в Англии) университетское юридическое образование не оказали сколько-нибудь заметного влияния на процесс создания общего права. К концу XIII в. возрастают роль и значение статутного права,  в связи с чем правотворческая роль судей стала некоторым образом  сдерживаться. В XIV – XV вв. в связи с развитием буржуазных отношений возникла необходимость выйти за жесткие рамки прецедентов. Роль суда взял на себя королевский канцлер, который стал решать в порядке определенной процедуры споры по обращению к королю. В результате наряду с общим правом   сложилось “право справедливости”. Оно представляло собой совокупность решений лорда-канцлера по конкретным делам на основе доктрины  “справедливости”,  которая дополняла и корректировала правовые принципы и правила общего права. Многие положения доктрины были заимствованы из римского и канонического права.  Итак, до реформы 1873- 1875 гг. в Англии существовал дуализм судопроизводства: помимо судов,  применявших “общее право”,  существовал суд лорда-канцлера. Реформа слила “общее право” и
“право  справедливости” в единую систему  прецедентного права. Достигнутое  таким путем сочетание в английском праве  “общего права” и “права справедливости” определило его двойственную природу, все английские суды стали применять нормы как “общего права”, так и права “справедливости”. И сегодня английское право продолжает оставаться в основном судебным правом, разрабатываемым судами в процессе решения конкретных дел. Для англичанина осталось важным то, чтобы дело разбиралось в суде добросовестными людьми и чтобы соблюдались основные принципы судопроизводства,  составляющие часть общей этики. Судьи “общего права”,  в отличие от законодателя, не создают решений общего характера, рассчитанных на будущее. Они решают конкретный спор. На мой взгляд, такой подход делает нормы “общего права” более гибкими и менее абстрактными,  чем нормы права романо-германской семьи, но одновременно делает право более казуистичным и менее определенным. Благодаря  “общему праву” и “праву прецедента” различие права и закона носит более ярко выраженный и несколько иной характер, чем различие права и закона на континенте [10, С.316].
      Это существенно в связи с возрастанием в современных условиях масштабов и
значения  статутного права среди источников английского права. В англо-саксонской правовой семье сама концепция права,  система источников права, юридический язык совершенно иные, чем в правовых системах романо-германской правовой семьи. Основные структурные части английского прецедентного права – это “общее право” и  “право справедливости”. Здесь нет деления права на частное и публичное. Нет ярко выраженного деления права на отрасли, поскольку суды могут разбирать разные категории дел: публично и частноправовые – гражданские, торговые, уголовные, а также по причине отсутствия кодексов европейского типа. Поэтому английскому юристу право представляется однородным. Доктрина не знает дискуссий о структурных делениях права.
      Прецедентное  право – это по преимуществу судебно-процессуальное право. Основное внимание английских юристов и правовой доктрины сосредоточено на обслуживании судебной практики, на вопросах судебной процедуры и доказательств. Этому соответствуют и понятия английского права, которые сформировались на основе судебного процесса и различных видов исков. Главная задача английского судьи состоит в том, чтобы применительно к тому или иному конкретному делу найти соответствующий прецедент, если таковой имеется.
      С учетом сложившейся в Англии иерархии судебных инстанций действует “правило прецедента”,  согласно которому:
1.     решения высшей инстанции –  палаты лордов – обязательны  для всех других судов;
2.     аппеляционный суд, созданный из двух отделений (гражданского и уголовного), обязан соблюдать прецеденты палаты лордов и свои собственные, а его решения обязательны для всех нижестоящих судов;
3.     Высший суд связан прецедентами  обеих вышестоящих инстанций  и его решения обязательны для всех нижестоящих судов;
4.     окружные и магистратские суды  обязаны следовать прецедентам  всех
вышестоящих  инстанций,  а их собственные решения  прецедентов не создают [10, С.317].
      Судья, решая дело, обязан следовать имеющемуся прецеденту. При этом он пользуется большой свободой усмотрения в трактовке вопроса о сходстве рассматриваемого дела,  отчего зависит  применение той или иной нормы. Он может найти аналогию обстоятельств и тогда,  когда на первый взгляд ее нет. Наконец, он вообще может не найти такого сходства обстоятельств,  и тогда,  если отношения не регламентированы нормами статутного права, судья сам создает правовую норму,  т.е. становится законодателем [21, С.79]. За многовековую деятельность законодательного органа общее число принятых им актов составляет около 50 томов (более 40 тыс. актов). Ежегодно английский парламент изда
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.