На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Духовные стихи, как синтез фольклора и религии

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 03.07.2012. Сдан: 2011. Страниц: 14. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


-1МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИТЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ЮБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КУЛЬТУРЫ И ИСКУССТВ 
 

Факультет народной художественной культуры и музейного дела
Кафедра теории и истории народной художественной культуры 
 
 
 
 
 
 

Курсовая работа по предмету:
Теория и история народной художественной культуры
На тему: Духовные стихи, как синтез фольклора и религии. 
 
 
 
 
 

                                                Подготовила Студентка 382
                                                                     группы Волкова Ирина
                                     Проверила         Назарова В.Х.   
 
 
 

Москва 2008 год 

Введение 

  Духовными стихами в русской словесности называют народные песни на религиозные сюжеты. Песни эти пелись бродячими певцами-странниками на ярмарках, базарных площадях, у ворот монастырских церквей — везде, где находилось достаточное число благочестивых слушателей. О любви русского человека к такой форме религиозного самовыражения достаточно говорит тот факт, что вплоть до н. XX в. духовный стих бытует гораздо шире, чем даже былины. По сравнению с героическим эпосом религиозная поэзия проявляет гораздо большую жизненность. Если «старинушки» о «святорусских богатырях» со временем остаются в репертуаре народных певцов преимущественно на севере России, то духовный стих продолжает сохраняться почти на всем протяжении земли Русской.
  Спасение души — смысл жизни человеческой. Этой главной цели подчиняется, в идеале, вся народная жизнь. Русь не потому «святая», что живут на ней сплошные праведники, а потому, что стремление к святости, к сердечной чистоте и духовному совершенству составляет главное содержание и оправдание ее существования
  Время их появления установить с достаточной точностью затруднительно, можно лишь уверенно утверждать, что пелись они каликами перехожими на Святой Руси с незапамятных времен. В той форме, в которой стихи эти дошли до нас, они существовали уже в XVXVI вв. На это время учитывая общий духовный подъем в России приходится и расцвет русской духовной поэзии.
   Я выбрала эту тему , потому что как мне кажется это тот жанр песенного народного творчества, который играет важную роль в жизни человека, влияет на его понимание веры, и помогает более понятно и толково объяснить ему для чего есть свет, какое назначение у нас на этой земле и в некотором смысле помогает ответить на интересующие всех разумных людей вопросы о жизни загробной, так вот именно духовный стих со всей своей пронзительностью и чистотой поможет нам возродить то, что мы по глупости своей потеряли, а именно надежду и веру во спасение, и «жизни будущего века».
   К своему великому счастью я знакома с творчеством некоторых исполнителей духовных стихов, таких как Е. Смольянинова, Ж. Бичевская, ансамбль духовной музыки «Сирин», фольклорный ансамбль «Семейная традиция», фолк- рок группа «Пелагея», ансамбль Зотовых «Живая старина», ансамбль «Горошины».  Мне посчастливилось не только слышать, но и исполнять духовные стихи каждый из которых по своему прекрасен и пронзителен, из фольклора они взяли близость к народу, сплочение, а  религия наполнила их неповторимым содержанием и глубиной.
      Я искренне верю в то, что духовные стихи снова войдут в нашу жизнь не как «музейный экспонат», коем в некотором смысле является и фольклор в целом, но как то без чего человеческая жизнь не будет иметь смысла, как молитва. А что за жизнь без молитвы?  

  Что такое духовные стихи? 

      Духовные стихи, народные христианские песнопения, были популярным жанром в дореволюционной России. Их пели во время постов, на церковные праздники, их пели в благочестивых семьях в деревне и в городе. Их пели в мужских и женских монастырях. Их пели бродячие певцы, их мелодии и тексты служили материалом для творчества поэтов и композиторов. «Что такое духовные стихи?» - такой вопрос мог задать ученый, но никак не обыватель. Что такое духовные стихи? – это всякому ясно! 
Сейчас это вовсе не так очевидно. Во-первых, потому, что духовные стихи почти исчезли из обихода, многие никогда даже не слышали словосочетания «духовные стихи
». А во-вторых, стало понятно, что духовные стихи - неоднозначное и, в общем-то, малоизученное явление. Ученые ХIX и начала XX в., П.Киреевский, В.Варенцов, П.Бессонов, позже Г.Федотов и другие, - определили те направления в исследовании духовных стихов, которые и по сей день являются актуальными. Они собирали и изучали прежде всего великорусские духовные стихи, в основном эпической традиции, создателями и исполнителями которых были бродячие певцы, калики. Действительно, эти стихи, как свидетельство глубокой народной духовной культуры, наиболее интересны для исследования. 
 Достаточно много собирались и изучались старообрядческие духовные стихи, «старшие и новые
», сохранившиеся, как в певческой практике, так и в рукописных сборниках; а также канты (псальмы), поздние песнопения, написанные виршами и силлабическим стихом. 
Безусловно, традиция исполнения древнейших, эпических духовных стихов, прервана, (отчасти, насильственным путем). Но все же можно сказать, что духовные стихи – живая (все еще живая) традиция, так как не исчезла причина их пения. Не исчез источник народного духовного творчества, желание и необходимость в слове и звуке выразить то, что рождает в душе Божественное Слово, священное Писание и священное Предание. Духовные стихи продолжают создаваться и по сей день, границы этого жанра открыты. 
 Жанр духовных стихов специфичен не мелодикой, но текстами, и человек непосвященный, услышав само название - «Духовные стихи
», не поймет, что речь идет еще и о некоей музыкальной форме. Сами народные исполнители считают главным в духовных стихах слово, что принципиально отличает духовные стихи от народной песни. Даже терминологически певцы часто разделяют характер своего исполнения: песню «играют», а стихи «поют». 
 
Поэтому трудно идентифицировать духовные стихи по напеву, мелодия может принадлежать фактически любому народно-песенному жанру: былине или романсу, колыбельной, плясовой, равно возможен календарный «формульный» напев и развитая мелодика баллады. Если речь идет о народной песне, бывает, что исполнители не могут ответить на вопрос «о чем песня?», не могут произнести текст отдельно от мелодии, и «вспоминают» его, только когда пропоют песню целиком. И над содержанием не особо задумываются, так как песня функциональна прежде всего на физическом уровне: установить общий ритм дыхания для работы, убаюкать дите, выплеснуться в пляске, выплакаться в романсе, выкликать дождь на поля, входя в звуковой резонанс с силами природы, найти единый звуковой строй, объединяясь в звуковой мощи с товарищами по оружию. Песня сохранялась в звуковой, телесной, мышечной памяти; возможно, поэтому она сохранялась так долго, в то время, как слова и смысл теряли актуальность. Ведь еще в середине ХIX века собиратели-этнографы, такие как П.Якушкин, П.Киреевский сетовали на то, что фольклор вымирает, скудеет, выветривается. 
 Несколько иной случай - духовные стихи. Хотя обеднение языка и репертуара духовных стихов вызывает не меньше горечи, чем те же явления в других видах песенного фольклора, все же можно утверждать, что духовные стихи не утратили свою функцию. По-видимому, с самого своего появления они несли просветительскую, апостольскую миссию. С самого начала служили «переводом
» христианской книжности на народный язык. Как христианские миссионеры для своей проповеди использовали всю атрибутику и знаковую систему традиционной культуры, специфичную для того народа, которому они несли Благовестие, так духовные стихи усваивали себе музыкальный и образно-поэтический язык народа, вплетаясь в ткань народной культуры. Один из первых исследователей духовных стихов Ф.Буслаев так определил их основное значение: «Что касается до духовного стиха, то в нем наши предки нашли примирение просвещенной христианской мысли с народным поэтическим творчеством». 
С точки зрения фольклористики, духовные стихи можно было бы рассматривать как своеобразную хрестоматию, каталог народной музыкальной культуры, представляющий самые разнообразные жанры. Но, еще раз хочу повторить, что главное в духовных стихах все же не музыкальная, а смысловая информация: текст, назидание. Сколько раз в фольклорных экспедициях, во время записи духовных стихов приходилось наблюдать, как исполнители вдруг переходят на декламацию и - снова на пение; или же прерывают пение, чтобы дать устные пояснения духовного содержания. Бывает, что певцы стараются изменить даже характер звукоизвлечения, подражая «ангельским голосам» современных клиросных певцов.
      Создателями и первыми исполнителями эпических духовных стихов были профессиональные бродячие певцы, калики. «Духовный стих живет не в широких народных массах, подобно сказке или пословице. Его носителем (параллель к былинному эпосу) является класс профессиональных певцов, одаренных и обученных. Сам быт этих певцов, так хорошо описанный Максимовым (С.Максимов. Бродячая Русь, 1876.), приводит их к постоянному соприкосновению с церковью. Чаще всего слепцы, с мальчиком–поводырем, они обходят храмы и монастыри во время приходских праздников и исполняют свои стихи у церковных стен среди собравшейся на богомолье толпы. В самих храмах или в монастырской трапезной, прислушиваясь к уставным чтениям, они, подобно их предкам, могут черпать вдохновение к новым темам: даже апокрифы в старину были широко распространены в монастырских библиотеках», - так писал о бродячих певцах Георгий Федотов (1886-1951) в своей книге «Стихи духовные». Федотов - первый из исследователей, который в духовных стихах искал не языческие и манихейские корни, но смотрел на них изнутри православия, видел в них свидетельство глубокой народной веры, народной святости, - «Лицо России» (так называлась статья Федотова о духовных стихах, опубликованная в 1918 г.). «…Изучение религиозного содержания духовных стихов ведет нас не в самую глубь народной массы, не в самую темную, близкую к язычеству, среду ее, но к тем высшим ее слоям, где она тесно соприкасается с церковным миром. Духовные певцы являются посредниками между церковью и народом, они переводят на народный язык то, что наиболее поражает их воображение в византийско-московском книжном фонде православия» (Г.Федотов, Стихи Духовные (Русская народная вера по духовным стихам), 1991 г., Москва)
     Последних бродячих певцов, лирников, можно было встретить в России еще в пятидесятые годы XX века. Сам инструмент, колесная лира, пришел к нам из Европы, в XVI в., через Польшу и Украину. (В Европу, в свою очередь, он попал из Сирии, во время Крестовых походов, в XIII в). По картинкам в детских книжках и по мультфильмам мы представляем себе калик, играющих на гуслях. Но, судя по сохранившимся в северных районах наигрышам, гусли были, по большей части, мирским, скоморошьим инструментом. 
 Лирники, так же как и калики, если оперировать современной терминологией, были неким авангардом народной духовности; они взяли на себя функцию звучащего слова Божьего, живой народной проповеди. Недаром в советское время они подвергались таким же гонениям, как священнослужители и монахи; к концу пятидесятых годов практически все лирники были физически истреблены, и традиция лирного духовного стиха была насильственно прервана. Дмитрий Шостакович рассказывал, что в
1938 году в Киеве по приказу Сталина был созван Всесоюзный конгресс лирников, где они… были арестованы и практически все расстреляны. 
После второй мировой войны по дорогам бродило немало слепых калек, распевающих под гармошку жалостные песни о несчастной жизни страдальцев, о том, как они лишились зрения, о том, как были оставлены родными и близкими; и до сих пор можно встретить таких нищих, в основном промышляющих в пригородных поездах. И своим внешним обликом, и интонационным строем песен они стараются вызвать жалость к себе. 
 Лирники были совершенно иного рода «профессионалы
», именно профессиональные музыканты, имеющие цеховой устав, свой профессиональный жаргон, свою «школу». Лирники принимали к себе способных слепых мальчиков, которые ходили вместе с ними несколько лет, пока не овладевали приемами мастерства. Лирник считался мастером тогда, когда осваивал весь известный репертуар, все профессиональные приемы. Через пять-шесть лет обучения на собрании артели он должен был «держать экзамен» и, кроме известного репертуара, должен был распеть, сымпровизировать свой собственный стих на данную ему тему. Остается только поражаться, какое огромное количество поэтического и музыкального материала хранили слепые лирники в своей памяти, особенно если вспомнить о том, что только один стих мог петься более часа, и ни о какой письменной фиксации речь идти не могла. Конечно, в каждом индивидуальном исполнении не было повторений, лирники оперировали текстовыми блоками и сюжетными схемами, внутри которых импровизировали. Это еще раз подтверждает мысль о главенстве слова в жанре духовного стиха. Из художественной и специальной литературы мы знаем об искусстве импровизаторов в западных странах, в Италии, в Германии, и почти никому в мире не известен факт существования целых артелей таких импровизаторов в дореволюционной России. Уникально и то, что сюжетами «русских импровизаторов» были исключительно духовные темы. 
 Калики, а позже лирники, путешествовали по святым местам, путь их пролегал от монастыря к монастырю. Лирники пользовались в народе огромным уважением и любовью, и считалось честью принять у себя в доме лирника, Божьего человека. 
 В репертуаре лирников часто встречаются стихи о странниках, изгнанниках, временных пришельцах на земле, напоминающие людям о том, что на земле - все мы такие же странники, изгнанные из Рая, с Небесной родины. Но также и пришельцы, «иностранцы
», «блудные дети», призванные, в конечном счете, на эту родину вернуться. Излюбленные темы для лирных духовных стихов - различные интерпретации тех мест из Евангелия, где говорится о нищете духовной и телесной, рассказы о духовных радостях пустынного жития, «Два Лазаря», (евангельская притча о Лазаре), стих об Алексии, человеке Божьем, прожившим много лет неузнанным, как нищий странник, унижаемый чернью, в родительском доме. Подобный же подвиг прославляется в стихе о царевиче Иосафе, ушедшем жить в пустыню. Именно эти стихи более всего перенимались у лирников крестьянами и продолжали свое бытование уже в крестьянских общинах. 
 Замечательно то, что любимых на Руси святых, таких как святителя Николая или Алексия - человека Божьего крестьяне считали такими же русскими; в духовном стихе Брянской области (с былинным напевом, т.е. древнего происхождения), отец преподобного Алексия говорит своему неузнанному сыну: «А и всю-то я Россию проломал, да нигде своего сына не воззнал!» Этот и подобные ему факты иллюстрируют, насколько живо воспринимал русский человек христианскую историю, насколько близким он ощущал присутствие, духовное родство небесных заступников. 
 Есть свидетельства о том, что лирники во время праздников на паперти церкви пели на несколько голосов. Но из сохранившихся записей мы имеем только одноголосные, сольные напевы. 
 В некоторых регионах духовные стихи все еще поются в деревнях, но только в одном случае: если кто-то умирает. Стихов о смерти, о расставании души с телом, пожалуй, сохранилось больше всего. Смерть – это единственное осознанное духовное событие в жизни человека, которое происходит со всяким и которое не дает себя надолго забыть. Смерть родственника или знакомого неизбежно возвращает к мысли о душе, о вечности, о Боге. В Смоленской области на поминках, а иногда и во время похорон, поют специальные «поминальные
» стихи. Эти стихи имеют древний формульный напев, общий со многими духовными стихами, распространенными по всей территории России и других восточно-славянских стран. Варианты его встречаются и в календарных, и в старинных лирических песнях. Но если в деревне не поют специальных поминальных стихов, то поют те духовные стихи, что знают, видя в этом наилучший способ «проводить» покойного 
 За последние десятилетия, после того, как в России произошел некий социально-религиозный взрыв, люди массово обращались к вере, - появилось множество современных самодеятельных духовных стихов. Верующие люди чувствуют огромную потребность в подобном самовыражении, видимо оно - необходимое дополнение к церковной молитве и душеполезному чтению, (такое же дополнение, как выдох к вдоху). 
Но, увы, эта новая волна духовных стихов свидетельствует о необратимом падении традиционной культуры. Обращение, возвращение к православию началось с горожан, с интеллигенции. Так же и новые духовные стихи появились в городской среде, переняв язык современной городской песни, надо сказать, язык довольно убогий, сентиментальный и вульгарный. Его культурные источники – обрывки церковных песнопений Х
IX века и цыганского романса, «клуба самодеятельной песни», тюремного фольклора и песен советских композиторов. Даже если эти источники хороши сами по себе, все же они не имеют отношения к русской традиционной культуре. И даже если авторы «новейших» духовных стихов одарены литературно и музыкально, имеют и веру, и желание, но не владеют богатствами традиционной культуры, то их опыты в лучшем случае удобрение для возникновения будущей традиционной культуры, если таковая возможна в принципе. Пусть авторы не обижаются, анонимы обижаться не должны. А в утешение им процитирую слова исследователя древнерусского искусства Федора Буслаева («Русские духовные стихи» 1887г.), который, восхищаясь «глубиной мысли и высоким поэтическим творчеством» народного духовного стиха «Вознесение Христово», называл его «лучшим в нашей поэзии христианским произведением, далеко оставляющем позади себя все, что доселе писали в религиозном роде Ломоносов, Державин и другие позднейшие поэты». 
 
Если же исполняются старые стихи, то наиболее простые, бедные, близкие по стилю к баптистским духовным песнопениям. «Общедоступность» этих стихов вряд ли является их достоинством. То, что «лезет в уши» не может быть ни по настоящему духовным, ни ценным в художественном отношении. 
Трудно проникнуть в традиционную культуру «снаружи
», не имея традиционного воспитания, реального укоренения в ней. Однако необходимость в этом остро ощущается, и попытки такие предпринимаются спонтанно, но постоянно. Остается надеяться, что слова Спасителя «Стучите – и отверзется вам» верны и в отношении нашей собственной культуры. Только надо осознать, что она перестала быть нашей.  
  Духовные стихи- песни религиозного содержания, в которых по словам Г. П. Федотова, воплотился «религиозный гений нации
» . Они возникли как поэтическое освоение народом христианского вероучения. Народные названия духовных стихов- стихи, старины, псальмы. Главный признак духовных стихов заключается в противопоставлении всего христианского- мирскому. Самый старший по времени стих- «Плач Адама»- был известен в 12 веке. Массовое же распространение духовных стихов, по мнению ученых начинается с 15 века.
    Духовные стихи не имеют четкого жанрового определения, так как они не однородны. Как произведения, которые пелись, духовные стихи могли приближаться к различным  песенным жанрам. В устном бытовании они взаимодействовали с былинами, историческими песнями, причитаниями.
     Первоисточник  духовных стихов- христианская каноническая литература, однако наряду с ней большую роль играли апокрифические произведения. Духовные стихи испытали воздействие разных видов древнерусской книжности: Библии (Ветхого и Нового завета), житийных и нравоучительных повестей, «чудес» и проч. Обнаруживаются следы влияния духовных песнопений, эстетическое воздействие иконы.
      Русская народная вера не соответствуем многим догматам православия или же соответствует им не полностью. В середине 19 века известный историк  Н. И. Костомаров писал: «Православная набожность хотела всю Русь обратить в большой монастырь. Однако русский народ постоянно соблазнялся запрещенным плодом. Славянская натура вырывалась из византийской рамки, в которую ее старались заключить». Народная религия опиралась на православие, однако ее структура (по мнению Н. И. Толстого) складывалась из трех слоев: древней языческой религии, канонического устава церкви и живой народной традиции святости. Так, в народном сознании образ святого Георгия был сближен с человекоподобным солнцем, а языческое обожествление матери- сырой земли дало художественный сплав с образом Богоматери. Подобных примеров много. Все это позволяло глубоко выразить духовность русского народа.
      Языческая стихия возникла в духовных стихах невольно, только в силу многовековой народной традиции. Если же к язычеству исполнители подходили осознанно, то оно неизменно порицалось.
      Упоминая грешников, пели: 
 

                                 Дьявольская примышления
                                 Вы завсегда помышляли,
                                 Вы в гусли, во свирели играли,
                                 Скакали, плясали
                                 Все ради его, ради дьявола! 

      Духовные стихи преследовали нравоучительную, дидактическую цель; они соответствовали религиозным воззрениям и чувствам исполнителей и слушателей. 
 

          
  Среда бытования духовных стихов 

      Духовные стихи- это такой вид народной поэзии, который всегда был странствующим, бродящим из конца в конец России, не прикрепляясь ни к какой отдельной местности. Носителями и, вероятно, создателями многих духовных стихов были калики перехожие.
      Слово «калика», по общепринятому мнению происходит от латинского caligae- так называли страннические сапоги с низким голенищем. Калики перехожие- паломники по святым местам и монастырям. А. Н. Веселовский считал, что традицию пения духовных стихов наши калики переняли от ходивших на Русь  с юга богомильских странников и прочих проповедников еретических учений раннего средневековья. П. Бессонов заменил в своем известном сборнике «Калеки перехожие» слово «калики  « на близкое, часто в устном произношении ( при разных вариантах ударения ) неотличимое от принятого в древнерусской письменности: этим он подчеркнул , что в 19 веке пение духовных стихов было «профессией» бродячих слепцов.
    Паломничество в Иерусалим. Царьград (Константинополь) и другие святые места в средние века имело массовый характер. В путь отправлялись не только простолюдины. Каличьи дружины обычно возглавляли представители высших сословий, как духовных, так и светских. Среди калик были люди грамотные , знакомые с церковной письменностью, по словам Г. П. Федотова «народная интеллигенция». В древности у слова «калика» еще не было значения «убогий, слепой, нищий»- оно приобретено позже.
    Быт древней дружины калик- паломников изображен в эпической песне  «Сорок калик со каликою»: 

 А из пустыни было Ефимьевы,
Из монастыря из Боголюбова,
Начинали калики снаряжаться
    Ко святому граду Иерусалиму… 

     Калики избирают атамана, податамана и принимают устав (заповедь): 

Кто украдет или кто солжет,
          Али кто пустится на женский блуд,
Не скажет большему атаману,
    Атаман про то дело проведает, -
   Едина оставить во чистом поле
             И окопать по плеча во сыру землю… 

    Эпическая называет калик «удалы добры молодцы». В их изображении использованы гиперболы. Так, на подходе к Киеву калики встретили охоту князя Владимира: повтыкали в землю посохи и сумочки повесили. А далее: 

          Скричат калики зычным голосом,-
  Дрогнет матушка сыра земля,
С дерев вершины попадали.
Под конем конь окорачился,
      А богатыри с коней попадали… 

      Украинские и белорусские нищие певцы- паломники исполняли свои песни под аккомпанемент лиры или бандуры; у русских калик музыкальный аккомпанемент обычно отсутствовал. Со временем духовные стихи отчасти вошли в обычный репертуар народа, главным образом пожилых людей: в часы домашнего досуга или спокойной работы крестьяне и благочестивые горожане напевали эти произведения. Ритуально обязательным было исполнение духовных стихов в среде старообрядцев и сектантов. 

                     Репертуар духовных стихов 

    Репертуар духовных стихов формировался в течении веков. В науке принято делить духовные стихи на старшие (эпические) и младшие (лироэпические, лирические). Выделяют также сатирические, обличительные и другие духовные стихи.
      Зарождение и утверждение эпических духовных стихов относят к 12- 15 векам. Их темы: о ветхозаветных персонажах («Плач Адама», «Осип прекрасный» и др.), на евангельские сюжеты («Рождество Христово», «Сон Богородицы», «Страсти Господни», «Сошествие Христа во ад», «Вознесение Христа» и др.), об основах мироустройства («Голубиная книга»).
      Стих «Голубиная книга» известен в списках начиная с 17 века , его создание относят к концу 15- началу 16 века.  Это один из ранних стихов , который появился как популярное объяснение мироздания и интересных явлений в мире. Он выразил характерное для времени своего создания  наивное понимание окружающего. В создании стиха были использованы древнерусские апокрифические источники, прежде всего «Беседа трех святителей». Вопросно- ответная форма стиха по своему характеру могла быть связана со средневековой переводной литературой. Само название- «Голубиная книга»- не вполне ясно. Обычно его считают испорченным из «Глубинной книги», т.е. книги мудрости, глубокой по заключающимся в ней мыслям (возможно, это изменение произошло под влиянием символического изображения Святого Духа в виде белого голубя). В описании загадочной книги применен фольклорный прием гиперболы: книга выпадает с небес на Сионскую гору и кипарисовую древну, которое выросло из головы прародителя Адама. 

В долину та книга сорока пядей,
   Поперек та книга двадцети  пядей,
          В толщину та книга тридцати пядей …
        На руках держать книгу- не удержать,
Читать книгу- не прочести. 

    Картина мироздания , представленная в «Голубой книге, расходится с ветхозаветной и евангельской. Создатели стиха, помимо христианских апокрифических текстов, использовали древнеславянские мифологические образцы: подземный Единорог- зверь, могучая Нагай- птица, Окиян- море (Во нем Окияне во мори пуп морской)… Был использован миф о солнцеподобном Боге- не Иисусе Христе, а именно о Даждьбоге (или отце его Свароге). Мудрый царь Давыд Евсеевич говорит: 

Своею памятью, своей старою,
  От чего зачался наш белой свет,
          От чего зачалося со(л)нцо праведно,
От чего зачался светел месяц,
Отчего зачалася заря утрення.
От чего зачалась и вечерняя,
От чего зачалася темная ночь,
  От чего зачалися часты звезды.
  А и белой свет- от лица Божья,
   Со(л)нцо праведно- от очей его.
Светел месяц- от темечка,
Темная ночь- от затылочка,
              Заря утренняя и вечерняя- от бровей Божьих,
   Часты звезды- от кудрей Божьих! 

В фольклоре славянских народов сохранились многочисленные следы этого образа (например, «формула красоты» в сказке о чудесных детях: По колена ноги в золоте , по локоть руки в серебре, во лбу месяц, в затылке солнце, а по косицам часты звездочки6 такой же внешностью в самих духовных стихах обычно наделялся Св. Георгий).
     В «Голубиной книге» большинство истолкований восходит к представлениям, связанным с христианской верой: царь над всеми царями- Иисус Христос , всем рекам мать- Иордан, всем горам мать- Сион, всем горам град- Иерусалим и т. д. в некоторых вариантах использован сюжет об изгнании Адама и Евы из рая; разрабатывается тема конца света (это произойдет, когда Кривда победит Правду). Интересны социальные представления, которые достаточно четко выразились в ответах на вопросы: 

   Отчего у нас в земле цари пошли,
Отчего зачались князья- бояры.
   Отчего крестьяны православные?
   «Оттого у нас в земле цари пошли-
От святой главы от Адамовой:;
 Оттого зачались князья- бояры-
От святых мощей от Адамовых;
  Оттого крестьяне православные-
От свята колена от Адамова» 

      Пространство и время наполнены в «Голубиной книге» философской глубиной. Ф. М. Селиванов подчеркивал, что в этом стихе «мироздание не статично. Горы- от одной горы, города- от одного города, церкви- от одной церкви и т. д. предполагается центробежное движение во времени и пространстве к появлении все новых гор, новых городов, новых церквей и т. д..
     Среди эпических стихов известны произведения о героях- змееборцах («Федор Тирон», «Егорий и змей») и о мучениках («Егорий Храбрый и царище Демьянище», «Кирик и Улита»).
      Стихи о Егории Храбром использовали популярное во всех славянских странах «Житие Георгия Победоносца»- переводный византийский памятник. Житие представляло нам Георгия как мученика за веру и как святого воина. В России Св. Георгия стали называть Егорием или Юрием. Возникла официальная и народная традиция его почитания. С первых времен христианства имя Георгия давалось членам великокняжеской семьи. В честь этого святого строились церкви (например, одна из первых киевских церквей, основанная в 11 веке). Со временем Дмитрия Донского ( с 14 века) Св. Георгий как воин - всадник на белом коне считается  покровителем и защитником Москвы, стал гербом Москвы. В 1769 году в России был учрежден воинский орден св. Георгия , а в 1913 году- солдатский Георгиевский крест. Во дворце Московского Кремля один из самых почетных залов- Георгиевский. Простой народ перенес на Св. Георгия черты солнечного божества ( Ярилы, Даждьбога, Хорса, Световита). Не случайно в одном из вариантов духовного стиха о Егории Храбром была использована какая- то древняя песня: рождение могучего языческого бога, которому подвластна природа: 

   Когда туры, олени по горам оне пошли.
Когда волки, лисицы по засекам,
    Когда серы горностаи по темным лесам,
Ишше рыба ступила на морьску глубину.
Когда на небо взошел да млад светел месяц,
На земли -то зародился могуцей богатырь
Ишша на имя Егорей светы храбрыя.
Да во лбу- ту у его да красны солнышко.
Во затылки у его да млат светел месяц.
По буйной главе ясны звезды катаютце,
По косицам ясны зари замыкаютце.
Да пошла ета вестоцька по всей земли .
Шьшо по всей по земли да по святой по Руси. 

   Образ Егория Храброго напоминает сказочного и былинного богатыря. Известны два духовных стиха об этом «святом воине».
    «Большой стих о Егории Храбром» («Егорий Храбрый») состоит из двух частей. Первая часть - о его мучениях за веру. С опорой на средневековую легенду изображается царь Диоклетиан (царище Демьянище), фанатик- язычник, которому доставляет удовольствие мучить христиан. Перед  пыткой он требует от Егория , чтобы он поверил в поганую языческую веру. Егорий отказывается. Тогда Диоклетиан подвергает его всевозможным мучениям: велит пилить пилами, надевает на ноги сапоги с гвоздями, велит жечь огнем, варить в смоле… Но ничто не берет Егория. По его молитве то зубы у пилы ломаются, то острые гвозди в сапогах подгибаются, огонь тухнет, и даже в котле с кипящей смолой Егорий плавает невредим и поет стихи херувимские. Изображение мучений Егория целиком восходит к апокрифу. Вторая часть «Большого стиха…»  - о чудесном выходе Егория из глубокого погреба и о его поездке по святой Руси с книгой евангелия в руках. Цель поездки - устроение Руси  и утверждение в ней святой веры. Эта вторая часть стиха (о подвигах Егория на Руси) использовала более раннюю русскую историческую песню о насаждении на Руси православия в 11 веке великим князем Георгием - Ярославом Мудрым. Такая трактовка обосновывается в извлеченной В. А. Бахтиной из архивов и опубликованной книге Б. М. Соколова «Большой стих о Егории Храбром».
     Другой стих о Егории Храбром, так называемый «малый «- «Егорий и змей». Он восходит к книжной легенде «О чуде Георгия со змеем», в которой был использован «основной сюжет» - древний миф о змееборстве. В. Я Пропп писал об этом стихе: «Рассказ имеет все признаки вторичного образования: это тот же сюжет, что в сказке о герое, освобождающем царевну от змея, которому она отдана на съедение, но перелицованный на церковно- религиозный лад».
     Среди старших эпических стихов необходимо ответить произведения о подвижниках веры ( например «Алексей , человек Божий»), о чудотворцах («Микола Угодник», «Дмитрий Солунский»), о праведниках и грешниках («Два Лазаря», «Аника- воин»),. Известны духовные стихи о Страшном суде и кончине мира («Перед вторым пришествием Христа», «Богородица предупреждает», «Огненная река» и др.).
    Стих «Два Лазаря» построен на евангельской притче о богаче и о бедняке Лазаре( Евангелие от Луки, 16,83). Лазарь- евангельский идеал калики, носитель идеи количества и нищенства. В отличие от евангельского текста , стих сделал богача и бедняка родными братьями и даже наделил их одинаковым именем. Этим было подчеркнуто, что все люди на земле - как братья, они равны перед Богом.
     Сюжет стиха делится на две части, изображая земное и загробное бытие братьев. Поэтика опирается на прием антитезы. Разворачивается художественная система противопоставлений: богатство- бедность, жадность- щедрость, жестокость- милосердие, материальное- духовное, тьма- свет, дьявольское- божественное, тяжелая смерть- легкая смерть, земная жизнь- загробная жизнь, адские муки- райское блаженство… Земное, материальное- ничто. Песня учит, что богатым быть опасно, богатство улавливает человека в сети дьявола. убогий Лазарь так говорит об этом Лазарю богатому: 

«Едина нас матерь с тобой родила;
Не одни участки нам с тобой Господь написал-
Тебе Господь написал богатства тьма,
А мне Господь написал во убожестве рай.
Тебя во богатстве враг уловил;
Меня во убожестве Господь утвердил
Верой, правдою, всею любовию». 

    «Петь Лазаря» стало синонимом нищенства, синонимом пения нищими духовных стихов и спрашивания ими милостыни. идея стиха состоит в том, что люди должны подавать бедным милостыню для спасения своих душ в загробном мире. Именно для этого калики и нужны обычным людям.
     Со временем возникла тенденция православно- русскому центризму духовных стихов. Один из главных персонажей «Голубиной книги» по некоторым данным именуется князем Владимиром; Егорий Храбрый оказывается устроителем Русской земли- и проч. На основании переработки некоторых письменных источников были созданы стихи о лицах древнерусской истории(«Борис и Глеб», «Александр Невский», «Дмитрий Донской»); но по своим художественным качествам и по масштабу освоения национальных тем они не могут соперничать с национальным историческим эпосом- былинами.
      Новые стихи (лироэпические и лирические) продолжили тему крайнего пренебрежения к телесному во имя приближения к абсолютной, божественной духовности. Большинство новых стихов было создано после раскола русской православной церкви ( вторая половина 17 века).в среде возникшего старообрядчества и сектантов разных толков.  Старообрядческие духовные стихи обращены к теме пришествия антихриста и кончины мира. Они о соблазнах мира и бегстве для  спасения в «пустыню» с восхвалением пустынного жительства, о благодетельном значении смерти , с призывом к ней ( в некоторых сектах в виде самосожжения). Были созданы духовные стихи с историческим содержанием из жизни старообрядчество и его  толков: об осаде Соловецкого монастыря, о разорении скитов и преследовании старообрядцев, об отдельных старообрядческих учителях и т. д. особую группу составляют песни сектантов- мистиков (хлыстов и скопцов): их содержание отражает свойственное этим сектам извращение христианского учения и его обрядов.
    Ф. И. Буслаев писал: «Фантазия сектантов не способна уже к спокойному, эпическому творчеству. Оторопелая от мнимых страшил антихристов века, наскоро схватывает она несколько смутных, мрачных образов и тревожных ощущений и передает их то в жалобных воплях изнемогающего мучения, то в грозных криках отчаяния, то наконец торжественной песне какого-то символического обряда, который постороннего зрителя переносит в первобытные века зарождения и создания какой- то небывалой религии. Это поэзия , возникшая, как тот символический феникс звериного стиля - на пылающем костре самосожигателя ; это нечеловеческий вой умирающего с голода морельщика; это дикие крики в вихре вертящегося демонического хоровода скопцов».
   
Поэтика духовных стихов
 
 
Духовные стихи, наверное, единственный народный музыкальный жанр, который относится не только к устной, но и к письменной традиции. Одни из первых духовных стихов были написаны, именно написаны, в монастырях, пелись на церковно-славянском языке и на знаменные древние гласы. Теоретики датируют эти рукописи XV -XVII вв. Эти духовные стихи записывались крюками, или знаменами, то есть особыми знаками, которые в отличие от современной нотации изображают не звук, но движение звука; каждое из этих знамен может быть расшифровано и как богословский символ. Таким образом, мелодия и текст этих стихов не иллюстрируют друг друга, а дополняют и обогащают духовным смыслом. Как и богослужебное пение в древней Руси, это было исключительно мужское унисонное пение. Больше всего стихов покаянного содержания и стихов о смерти. Общее название для таких стихов – покаянные. Были также стихи умилительные, (иногда одни и те же стихи назывались покаянными и умилительными), стихи, отражающие «из-за монастырских стен» исторические события, - но в любом случае все они содержали некое духовное назидание. Пели эти стихи в монастырях, вне церковной службы, за трапезой и, возможно, келейно. Как церковная трапеза являлась продолжением литургии, так и духовные стихи были прямым продолжением церковных песнопений. Некоторые из них (только тексты, на современные гласы) вошли и в церковные службы, конечно, не как основные песнопения, но как дополнительные молитвы. Пример тому духовный стих 6-го гласа "Зряще мя безгласна и бездыханна предлежаща", который поется в конце отпевания, в то время как близкие прощаются с усопшим сродником. Сейчас большинство этих стихов сохранилось только в рукописях, известных лишь узким специалистам, и традиция исполнения покаянных стихов на гласы фактически утрачена. В незначительной степени сохранилась она у старообрядцев. Монастырские покаянные гласовые стихи стоят особняком в ряду других духовных стихов, так что редко упоминаются исследователями – фольклористами. Скорее, они обращают на себя внимание специалистов по знаменному распеву.  Но что же такое покаянные стихи, как ни внелитургическое монашеское творчество? Эти стихи не имеют авторства, так же как и фольклор, но они максимально приближены к церковному  каноническому звучанию. И если мы называем духовными стихами творческое, человеческое отражение Богоданных, свыше ниспосланных церковных канонических форм, то тогда гласовые стихи являются самым полным и последовательным их отражением. И исчезновение, невостребованность этих стихов говорит о деканонизации общего уклада, об обмирщении «нецерковной» жизни «церковных» людей
     По форме изложения духовные стихи распадаются на ряд песенных групп. Старшие эпические стихи строятся как ряд последовательных эпизодов ( например, изображающих жизнь персонажа «Алексей, человек Божий»). Другая группа представляет собой монологи- причитания («Плач Адама»). Одной из основных форм старообрядческих псальм также являются монологи («Покаянный стих»). Заметное место занимают стихи, построенные как диалоги персонажей. Вовсе этих группах совпадает только концовка- провозглашение вечной славы тому, о ком пропето, или Богу, или им обоим. Последним словом часто бывает аминь (т.е. «истинно так»)- священное конечное заклинание.
     В построении песенных строк духовные стихи опирались на традиции русского народного тонического стихосложения, без рифмы. Характерны строки с тремя ударениями , когда последнее ударение падает на 3-й или на 2-й слог от конца строки. однако, как примечал Ф. М. Селиванов, у духовных стихов нет принципов композиции стиха.
    В поэтическом стиле духовных стихов используются образы- олицетворения , выступающие в одном ряду  с христианскими святыми. Например , в стихе «Аника- воин» Смерть предстает в виде кентавра: 

При пути при дороги
Анике же чудо объявилось6
У чуда ноги лошадины,
У чудо тулово зверино,
У чуда буйна глава человечья,
На буйной главе власы да поясу. 

    В старообрядческих псальмах использовались гиперболы, параллелизмы. Часто употребляемые сравнения наследовали, с одной стороны, книжно- христианскую символику, а с другой- фольклорную. Ф. М. Селиванов отметил в сравнениях опору не принцип от неизвестного к известному, от абстрактного к конкретному. Душа с телом расставалась, как птенец со гнездом.
    Насыщенность языка духовных стихов церковнославянизмами объясняется тем, что в старообрядческой среде они сочинялись на церковнославянском языке и распространялись  в письменном виде. Но чем популярнее был стих, тем больше он освобождался от этой зависимости и наполнялся особенностями народной поэтической речи.
      
      Г. П. Федотов и его роль в исследовании духовных стихов. 

Русская народная вера по духовным стихам (а насколько можно сейчас судить, и не только по духовным стихам) не соответствует многим догматам православия или соответствует им не в полной мере. Это касается и догмата Св. Троицы, и образа Христа, и образа Богоматери, сближенного в народном сознании с образом Матери-Земли. В то же время эта народная вера — не упрощенный, сильно обедненный вариант книжной, «церковной» веры, а достаточно сложная и структурно единая система «народной этики», состоящей из трех элементов — ритуалистического, каритативного (преисполненного любви) и натуралистически-родового. Г.П. Федотов отмечает, что при грубо схематическом распределении ритуальный закон можно было бы связать с Христом, каритативный — с Богоматерью, а натуралистический — с Матерью-Землей. Но в действительности, структура народной религии, опирающейся на православие, еще сложнее. Генетически она также складывается из трех слоев: из древней языческой религии Матери-Земли, на которую легли два христианских пласта — религия закона (канонический устав Церкви) и религия жертвенного кенозиса (живая традиция святости). Г.П. Федотов далек от соблазна обвинения народной веры в неканоничности, еретичности, «испорченности» или примитивности. Во многих случаях он подчеркивает ее истовость, душевную чистоту, а у исповедующих народную веру — способность приближения к Богу в высшей мере, что выражается в народной святости.
      Сила и простота такой народной веры отражены в фольклорной легенде о неправильной, но угодной Богу примитивной молитве, которая обработана Львом Толстым в его рассказе «Три старца».       Эта вера находит свое отражение в некоторых заговорах и народных молитвах, к сожалению, еще плохо собранных и мало исследованных.
     Г.П. Федотов, изучая народную религию и народную святость, занимается не только теологическими проблемами, но и глубоким анализом духовной сущности русского народа, самопознанием, о котором речь шла в начале нашей вступительной заметки.
      «Стихи духовные» — это тоже лицо России. «Лицо России» — знаменитая статья Г.П. Федотова, написанная и опубликованная в тревожные дни 1918 г. в Петрограде. Эта статья кончалась такими словами: «Совлечь с себя ветхого человека, начать возрождение России с себя самих. Найти в себе силы делать все, что потребует от нас спасение России, как бы тяжко это ни было старой монашеской совести. Но от падения в омут грязи и крови, от омертвения в языческом мире интересов и страстей будет спасать нас всегда хранимое, всегда любимое — небесная путеводительница — лицо России» .
      В последней трети XIX века было проведено немало исследований духовных стихов в рамках мифологической и сравнительно-исторической школы. Ученые интересовались историей отдельных сюжетов, вопросами происхождения, хронологии и географического распространения стихов, связью их с другими жанрами и даже другими видами искусства. Важно было понять, кто создатели и исполнители стихов. Главной вехой в научном осмыслении этой области народной поэзии стали многолетние «Разыскания в области русского духовного стиха» А.Н. Веселовского, показавшие на широком историко-культурном фоне происхождение и судьбу различных сюжетов и мотивов духовных стихов.
      Однако несмотря на ряд оригинальных и глубоких работ, посвященных отдельным сюжетам, один из исследователей начала XX века, А.В. Рыстенко, имел основания сказать, что «духовным стихам как-то не особенно посчастливилось в нашей науке... источники загадочны, нет приличного научного издания, известные сборники не удовлетворяют требованиям современной науки» . Отмечая, что мифологическая школа боялась книжных источников, он подчеркивал настоятельную необходимость разработки памятников апокрифической литературы и параллельных разысканий в области былин и духовных стихов. Сам Рыстенко проделал такую работу в книге о святом Георгии. Через 8 лет вышла фундаментальная работа В.П. Адриановой-Перетц, посвященная анализу разных редакций Жития Алексея Божия человека и возникших на их основе духовных стихов. . Однако это направление практически не получило своего развития, лишь в последние десятилетия духовные стихи робко стали обретать гражданские права: к ним обратились главным образом музыковеды и исследователи древнерусской книжности .
Зато на Западе после выхода в свет книги Г.П. Федотова, появилось несколько монографических исследований, связанных с ней по теме. Через четыре года вышла книга X. Штаммлера , посвященная религиозному сознанию в духовных стихах, рассматриваемому в широком контексте русской литературы и философии. Ссылки на Г. Федотова она не содержит. В 70-х годах была защищена диссертация Дж. Майны , в которой автор, разделив эпические стихи с точки зрения типа ситуаций, персонажей и структурных особенностей текста на три жанровые разновидности — этиологические, героические и социальные, объединяет их в один жанр на основании единой ценностной модели мира. Наконец, в 1987 г. вышла книга X. Ковальской , посвященная анализу религиозного мировидения по письменным текстам стихов одной локальной традиции — культуры верхокамских старообрядцев поморского согласия. Здесь ценностный мир духовного стиха рассматривается в связи с религиозно-обрядовой жизнью этого старообрядческого направления.
      Не менее, а может быть, более важен и тот факт, что сегодня мы все еще имеем счастливую возможность заниматься полевыми исследованиями — наблюдать, фиксировать и описывать жизнь духовного стиха — жизнь полузадушенную, поток мелеющий и иссыхающий, но все еще — чудом — существующий. Кроме того, современные гуманитарные науки, особенно лингвистика, предоставляют такие методы и приемы анализа, которые могут дать интересные сопоставления с федотовским способом описания.
      Исследование Г. Федотова и на сегодняшний день, более чем через полстолетия после выхода в свет, не кажется анахронизмом. Наоборот, «Стихи духовные» удивительно современны по методу: введя, например, термины «оппозиция», «модель мира
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.