На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Закавказье как коммуникационный узел, находящийся на стыке христианской и мусульманской цивилизаций, его значение. Попытки урегулирования политической ситуации, их результаты. Суть предлагаемой системы безопасности, роль Ирана и России в этом процессе.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Междун. отношения. Добавлен: 17.03.2011. Сдан: 2011. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):



Внешняя политика ИРИ в Закавказье

С точки зрения своих геополитических характеристик Закавказье представляет немалую ценность. Это - важный коммуникационный узел, находящийся на стыке христианской и мусульманской цивилизаций. Это - стратегический перекресток, связывающий Европу и Азию, БСВ и Северную Европу. Это - топливно-энергетический центр, географически примыкающий к Каспийскому бассейну.
Между тем в наши дни Закавказье становится одним из самых опасных регионов постсоветского пространства из-за сохраняющихся здесь политических и военных конфликтов и возможности возникновения новых. Угрозы и риски безопасности Закавказья увеличиваются ввиду обостряющейся борьбы за обладание его природными ресурсами: этот обширный и неспокойный район Юга СНГ вновь, как и в начале XX века, превращается в объект многостороннего соперничества (неудивительно, что Закавказье называют «последним полем классической геополитики»). В этом соперничестве наряду с Россией, западноевропейскими государствами и такими новыми участниками, как США и Япония, непосредственно увязаны старые конкуренты России - Турция и Иран.
Их соперничество разворачивается на фоне укрепления самостоятельности новых независимых государств Закавказья: в этом сложном в национальном отношении регионе, где, кроме Армении, активно проявляют себя движения за национальное самоопределение, идет процесс формирования национальных государств, которые находятся в поиске альтернативных России внешнеполитических и внешнеэкономических ориентиров.
Идея создания на Кавказе структуры, которая смогла бы обеспечить мир и безопасность проживающим здесь народам, а также их соседям, имеет давнюю историю. Еще в 1917 г. один из лидеров грузинских меньшевиков И.Г. Церетели, рассматривавший Кавказ как единый экономический и исторический комплекс, предлагал решать проблему безопасности региона путем образования Кавказской республики («Кавказской Швейцарии»), куда все проживающие здесь народы вошли бы на правах кантонов. Концепция «мирного Кавказа» была реанимирована после распада СССР - в период обострения в регионе межэтнических и территориальных конфликтов, но в особенности под воздействием первой чеченской войны (1994-1996 гг.). Она усиленно популяризировалась тогда президентом Грузии Э. Шеварднадзе, который даже подписал в начале 1996 г. вместе с президентом Азербайджана Г. Алиевым Пакт «Мирный Кавказ». Стремясь перехватить их инициативу, Россия во время встречи 3 июня 1996 г. в Кисловодске глав государств Закавказья и руководителей регионов Северного Кавказа поддержала предложение чеченской делегации о создании на Кавказе постоянно действующего органа по безопасности и сотрудничеству и придании такому кавказскому аналогу ОБСЕ международного статуса1.
Всем этим планам, однако, не суждено было реализоваться. Более того, до сих пор все попытки нормализовать ситуацию на Кавказе путем достижения консенсуса относительно принципов мирного сосуществования в регионе носили отчетливо выраженный идеологизированный характер, да и сама идея региональной безопасности была подвержена активному воздействию основных участников геополитических баталий, развернувшихся в регионе, - России, США, стран Евросоюза, Турции и, конечно же, Ирана.
И вот в наши дни идея формирования системы региональной безопасности в Закавказье вновь находится в центре внимания политиков и многочисленных экспертов. Очевидно, что такой повышенный интерес к ней связан с возрастающей заинтересованностью мировых экономических центров в природных энергоресурсах региона, в первую очередь нефтегазовых, с проблемой обеспечения безопасности нефтепроводов и транспортных магистралей, но также и с новыми поворотами в глобальной «битве за Кавказ». С осени 1999 г. Россия разворачивает антитеррористическую операцию в Чечне, нацеленную в соответствии с новыми российскими приоритетами национальной безопасности на упрочение позиций Москвы в Кавказском регионе. В это же время в относительно стабильной Армении, являющейся, как известно, стратегическим партнером России в регионе, начинается полоса политических потрясений, не завершившихся и по сей день. Синхронно с началом чеченской операции активизируются США и их союзники: под предлогом защиты безопасности и территориальной целостности государств региона они делают все возможное, чтобы утвердиться на Кавказе и поставить в зависимость от себя местные режимы. Следует отметить, что и азербайджанская и грузинская дипломатии ведут лихорадочные поиски стратегических противовесов России в лице Турции, США и НАТО.
В чем же суть выдвинутых за последнее время предложений по созданию системы региональной безопасности на Кавказе и какое место в них отведено Ирану?
Начнем с Армении, которая, по существу, положила начало дискуссии на эту тему. Министр иностранных дел этой страны В. Осканян во время своего выступления 15 марта 1999 г. в Королевском институте мира в Лондоне предложил создать на Кавказе принципиально новую организацию, которая вписывалась бы в систему общеевропейской безопасности и включала в себя все заинтересованные стороны - закавказские государства, Россию, Турцию и Иран. Эта идея была затем развита президентом Армении Р. Кочаряном в ноябре 1999 г. на встрече с французским сопредседателем Минской группы ОБСЕ Ж.Ж. Гаярдом и на декабрьском саммите ОБСЕ в Стамбуле. По мысли Р. Кочаряна, урегулировать конфликты на Кавказе, достичь экономического сотрудничества и создать в регионе атмосферу взаимного доверия возможно при условии формирования здесь региональной - и параллельной общеевропейской - системы безопасности.
В свою очередь, азербайджанский президент Г. Алиев на той же встрече в Стамбуле предложил США, России, Турции и странам Западной Европы подписать Пакт о безопасности и сотрудничестве на Южном Кавказе. Этот документ предусматривал исключение иностранного военного присутствия в этом регионе, запрещение терроризма, сепаратизма, этнических чисток, а также создание условий для регионального экономического сотрудничества2.
К обсуждению проблем безопасности подключился и грузинский президент, который предложил создать на Кавказе «новую структуру по образцу ОБСЕ», куда, помимо России, Азербайджана, Армении и Грузии, вошли бы США, Турция и страны Евросоюза3. Как известно, Иран не является членом ОБСЕ и потому Э. Шеварднадзе не нашел ему места в планируемой структуре.
Очевидно, что при внешнем сходстве армянская и азербайджанско-грузинская инициативы содержали принципиальные различия, поскольку каждый из руководителей закавказских государств вкладывал в понятие «региональная безопасность» разный смысл. В отличие от армянских политиков, полагающих, что система региональной безопасности Закавказья не может реально функционировать без участия России, Ирана и Турции, азербайджанские и грузинские официальные лица исключили из планируемой структуры Иран (оговаривая, правда, что эта проблема может стать предметом дополнительного рассмотрения4) и включили в нее США, которые не являются региональной державой. Подоплека подобного подхода лежит на поверхности: и Азербайджан, и Грузия давно уже демонстрируют стремление дистанцироваться от России; с помощью НАТО и США они надеются восстановить территориальную целостность своих государств, решить экономические проблемы. Баку и Тбилиси рассчитывают на помощь Турции, которая, как им представляется, может содействовать вхождению закавказских государств в европейские структуры и прежде всего в НАТО.
Реакция других «игроков» закавказской геополитики на предложения лидеров Закавказья оказалась вполне прогнозируемой: Россия поддержала Армению; США и Европа ограничились позитивной оценкой всех инициатив; Турция солидаризировалась с Азербайджаном и Грузией. Более того, в январе 2000 г. турецкий президент С. Демирель и Э. Шеварднадзе подписали в Тбилиси Пакт по безопасности и стабильности на Кавказе, поддержанный и азербайджанской стороной. Фактически Пакт нацелен на противодействие геополитическим и стратегическим устремлениям Москвы, а также на ослабление позиций Ирана в регионе Закавказья.
Ожидалось, что на встрече так называемой «кавказской четверки» (лидеров России, Азербайджана, Армении и Грузии), проведенной в Москве в рамках саммита глав государств СНГ (24-25 января 2000 г.) будет подписано что-то вроде предварительного соглашения о формировании системы региональной безопасности на Кавказе. Этого, однако, не произошло: интересы Армении, с одной стороны, и Азербайджана и Грузии, с другой, пока различаются до такой степени, что они не могут реально договориться по такой животрепещущей проблеме, какой является проблема обеспечения безопасности Закавказья. Очевидно также, что такие представления о перспективах региональной безопасности не только не смягчают существующую конфронтацию в Закавказье, но более того, усугубляют обозначившуюся поляризацию, когда на одном полюсе оказываются Армения, Иран, Россия, а на другом - Азербайджан, Грузия и Турция, поддерживаемые США и НАТО.
А между тем исключение из региональных процессов, происходящих в Закавказье, России либо Ирана - как бы того не хотелось некоторым центрам мировой политики и их союзникам в регионе - было бы контрпродуктивным как с точки зрения политической стабилизации и урегулирования существующих в Закавказье конфликтов, так и в плане достижения всеобъемлющей безопасности в закавказском регионе. Не вдаваясь в подробности, отмечу также, что для России и Ирана Закавказье важно с точки зрения их собственной национальной безопасности.
Учитывая эти обстоятельства, рассмотрим, какую роль может играть Иран в обеспечении безопасности Закавказья, по каким параметрам его усилия в этом направлении могут совпадать с российскими интересами и в чем противоречить им.
Для этого необходимо уяснить роль и место Ирана в региональной системе Закавказья, определить особенности ирано-закавказских межгосударственных отношений.
Исторические и культурные связи Ирана с народами Закавказья уходят в глубину веков. В наши дни контроль над значительной частью мировых энергоресурсов и выгодное геостратегическое положение позволяют Ирану не только активно соперничать с Турцией и Россией в Закавказье, но и притягивать к себе новые независимые государства региона. В предшествующие десятилетия и особенно за восемь лет ирано-иракской войны (1980-1988 гг.) преимущества в двусторонних ирано-турецких отношениях имела Турция: тогда из-за блокады морских транспортных коммуникаций Ирана транзитный путь через Турцию, контролировавшую всю его торговлю по суше, превратился для Тегерана в дорогу жизни. Сейчас в регионе складывается иная ситуация: именно от Ирана зависит теперь доступ Турции в Центральную Азию и Азербайджан. Иран - единственный из пяти государств Каспийского бассейна (остальные Азербайджан, Казахстан, Россия и Туркменистан) - имеет прямой выход к Индийскому океану, что дает ему преимущества перед Турцией и Россией при транспортировке энергоресурсов из Каспия. Иран обладает самой протяженной береговой линией в Персидском и Оманском заливах, и через его территорию пролегает наиболее практичный маршрут к открытым морям и единственная сухопутная дорога к арабскому миру. Иран имеет легкий доступ в Китай и на Дальний Восток через Центральную Азию, что позволяет восстановить исторический «шелковый путь» с подключением к нему закавказских государств. Ввиду выгодного геополитического положения Иран приобретает ключевое значение для зажатой блокадой Армении, для других закавказских государств, рвущихся на мировые рынки. Европа является основным источником иранского импорта, и страны Закавказья могут воспользоваться новыми альтернативными маршрутами в Европу именно через Иран.
С Арменией Иран в новейшей истории не имел серьезных разногласий. Через сотрудничество с ней и с Россией Иран ищет выходы из изоляции. Такого рода сближение не противоречит стратегии России в регионе и становится самостоятельным и значимым фактором для антиатлантизма и турецкого экспансионизма.
Что касается ирано-азербайджанских отношений, то здесь сохраняется некоторая напряженность. Она обусловлена угрозой взаимного давления: Ирана - на шиитов Азербайджана, а Азербайджана - на «турок» (этнических азербайджанцев) Ирана. Народный фронт Азербайджана в бытность его пребывания у власти поддерживал идею объединения «северного» и «южного» Азербайджана в единое государство, а лидер Фронта и бывший президент А. Эльчибей, известный своими протурецкими симпатиями, и ныне активно эксплуатирует этот лозунг. Баку обвиняет Иран в поддержке оппозиционных сил - Исламской партии, а также Отряда сил особого назначения, руководитель которого - Махир Джавадов, обвиненный на родине в организации государственных переворотов, получил в Иране политическое убежище. В свою очередь и Иран имеет претензии к Баку, который, правда, неофициально, но допускает деятельность на территории Азербайджана так называемого Национально-освободительного движения Южного Азербайджана, выступающего с ирредентистских позиций. Иранские политики считают также, что Азербайджан совершает «историческую ошибку», допуская США в Каспийский регион. Иран крайне негативно относится и к сближению Азербайджана с Изр и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.