На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Шведская модель менеджмента

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 04.07.2012. Сдан: 2011. Страниц: 32. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
 
 
                                                                                          Кафедра менеджмента 
 
 
 

Курсовая  работа по дисциплине «Основы менеджмента»
на  тему:
 «Шведская  модель менеджмента» 
 

                                                      
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

г. Красноярск - 2011
Содержание
Введение
    Сущность шведской модели менеджмента
      Предпосылки развития шведской модели «государственного благосостояния»
    Особенности менеджмента в Швеции
      Деловая культура
      Стиль менеджмента в шведских организациях
      Шведская модель менеджмента и международная практика
Заключение
Список литературы
Приложения 

 


     Введение
     Термин  “шведская модель” возник в связи  со становлением Швеции как одного из самых развитых в социально-экономическом  отношении государств. Он появился  в конце 60-х годов, когда иностранные  наблюдатели стали отмечать успешное сочетание в Швеции быстрого экономического роста с обширной политикой реформ на фоне относительной социальной бесконфликтности в обществе. Этот образ успешной и безмятежной Швеции особенно сильно контрастировали тогда с ростом социальных и политических конфликтов в окружающем мире.
           Сейчас этот термин используется в различных значениях  и имеет разный смысл в зависимости  от того, что в него вкладывается. Некоторые отмечают смешанный характер шведской экономики, сочетающей рыночные отношения и государственное  регулирование, преобладающую частную  собственность в сфере производства и обобществление потребления.
     Шведская  модель "государства благосостояния" имеет на Западе и другое название — "функциональный социализм", т. е. социализм, основанный не на ликвидации частной собственности и радикальном  изменении управления производством, а на осуществлении государством функции перераспределения национального  дохода в соответствии с приоритетом  общественных потребностей в целях  достижения большего социального равенства.
     Шведские  менеджеры, руководители высших уровней  управления на первое место ставят решение проблем социальной обеспеченности своих подчиненных, работников предприятий  и фирм. Работники, которым гарантировано  социальное обеспечение и которые  имеют достаточно привлекательные  условия труда, гораздо качественнее выполняют свою работу и задания  руководителя, повышают квалификацию на постоянно действующих на предприятиях всевозможных курсах. Шведская модель исходит из положения, что децентрализованная рыночная система производства эффективна, государство не вмешивается в производственную деятельность предприятия, а активная политика на рынке труда должна свести к минимуму социальные издержки рыночной экономики. Смысл состоит в максимальном росте производства частного сектора и как можно большем перераспределении государством части прибыли через налоговую систему и государственный сектор для повышения жизненного уровня населения, но без воздействия на основы производства. При этом упор делается на инфраструктурные элементы и коллективные денежные фонды.
           Это привело к  очень большой роли государства  в Швеции в распределении, потреблении  и перераспределении национального  дохода через налоги и государственные  расходы, достигшие рекордных уровней. В реформистской идеологии такая  деятельность получила название “функциональный  социализм” 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     
    Сущность  шведской модели менеджмента
     Заметное  влияние на формирование менеджмента  оказали английские исследователи. Так, англичане Р. Фэлк и Л. Урвик  занимались разработкой принципов  управления.
     Английские  ученые внесли существенный вклад в  разработку метода «исследования операций», который впервые зародился в  Англии в 40-х гг., в связи с необходимостью решения некоторых военных стратегических и тактических задач. В дальнейшем центр работ переместился в Америку.[1]
     Во  Франции вопросами научного управления занимались Анри Луи Ле Шателье Шарль  Фремен-виль братья Андре и Эдуард Мишлен. Неоценимый вклад в понимание  менеджмента как науки внес Анри Файоль.
     Проблемами  научного управления производством  в Германии занимался Вальтер  Ратенау. Огромный вклад в исследование принципов организации внес известный  немецкий социолог Макс Вебер, разработавший  «идеальный тип» административной организации, названный им термином «бюрократия». Особого внимания заслуживают работы по организации производства, которые  выполнил Кароль Адамецкцй. Западногерманские  теоретики школы «человеческих  отношений» выступали за более жесткий  подход к управлению персоналом, чем  их коллеги в США и Японии.
     В Англии, Голландии, Норвегии, Швеции и  других странах Запада широко прорабатывались  также вопросы привлечения работников к «участию в управлении».
     Западноевропейские  ученые оказали заметное влияние  на формирование подхода к управлению с позиции «социального человека». Этот подход позволял изучать поведение  людей с точки зрения воздействия  на них группового поведения.
     В 1929–1933 гг. передовые капиталистические  страны охватил мировой кризис. В  этот же период времени английским ученым Дж. М. Кейнсом была сформулирована концепция государственного регулирования  экономики. Кейнс обосновал необходимость  государственного вмешательства в  экономику.
     Большое влияние на развитие всей Европы в  послевоенные годы оказал немецкий ученый, политик, министр экономики и  канцлер Людвиг Эрхард. Под руководством Эрхарда Западная Германия добилась экономического чуда. Концепция «социального рыночного хозяйства» (по Эрхарду) включает в себя два основных положения:
     Усиление  государственного регулирования во всех сферах хозяйствования.
     Введение  индикативного планирования, пришедшего на смену директивного планирования. Индикативное планирование предполагает установление планов и показателей, достижение которых является наиболее желательным.
     Политика  Эрхарда получила поддержку всех слоев общества, а также ученых и практиков, занимающихся вопросами  управления.
     Определенный  интерес представляет шведская модель социализма. Успехи Швеции в 50–60-е гг. XX в., как и ФРГ, объясняются прежде всего правильным выбором модели общественного развития. Этот выбор  был сделан ученым, лауреатом Нобелевской  премии Гуннаром Мюрдалем. Шведская модель социализма Мюрдаля учитывает специфические  особенности Швеции, которая представляет собой страну с высоким уровнем  материального и социального  обеспечения населения.
     Большинство исследователей считают, что теория и практика управления в США достигли значительно более высокого уровня развития, чем в других странах мира. По их мнению, высокая производительность труда в США обеспечивается за счет лучшей организации производства. Работая на европейском рынке, американские бизнесмены получают высокие прибыли, умело приспосабливаясь к разным условиям на рынках. Именно отставанием в организации производства и подбора кадров западноевропейские ученые объясняют так называемый технологический разрыв между США и Европой. Одной из причин создавшегося положения следует считать то, что американцы проводят в Западной Европе политику подчинения европейских стран своим стратегическим планам.[2]
     Суть  модели "государства благосостояния" выражается в таких качественных особенностях социально-экономического развития:
     • сочетание частной собственности  на средства производства с широкой  социализацией сфер потребления  и распределения товаров и  услуг;
     • эффективно действующая государственная  система обеспечения высокой  занятости и надежность социальных гарантий;
     • система демократических методов, позволяющая каждому человеку влиять на решение всех вопросов, касающихся его жизни, что создает своеобразный психологический климат в стране, ощущение сопричастности работника  к целям организации.
     Кроме того, особенность Швеции по сравнению  с другими странами состоит и  в том, что ее правительство и  профсоюзы активно влияют на отношения  между государством и капиталом, на уровень оплаты труда и занятости. Эффективно функционируют и местные  органы самоуправления.
     В Швеции многие из тех, кто участвует  в процессе принятия решений на высшем уровне руководства, являются крупными экономистами, известными своими работами не только в стране, но и за рубежом.
     Рядовые работники в Швеции имеют высокий  социальный статус, что связано с  осознанием высшим руководством этой объективной необходимости для  достижения общественного согласия и стратегических целей организаций.
     Таким образом, в Швеции достигнут один из самых высоких уровней жизни  и социальной обеспеченности в мире (рис.1, график 1). В середине 90-х годов XX в. в ведущих странах показатель ВНП на душу населения составлял около 12 тыс. дол. США, в Швеции же он был равен более чем 16 тыс. дол. США.
     Термин "шведская модель" возник в связи  со становлением Швеции как одного из самых развитых в социально-экономическом  отношении государств. Он появился в конце 60-х годов, когда иностранные  наблюдатели начали отмечать в Швеции сочетание быстрого экономического роста с обширной политикой реформ на фоне относительной социальной бесконфликтности в обществе. Этот образ успешной и безмятежной Швеции особенно сильно контрастировал тогда с ростом социальных и политических конфликтов в окружающем мире.
     Некоторые исследователи отмечают смешанный  характер шведской экономики, сочетающей рыночные отношения и государственное  регулирование, преобладающую частную  собственность в сфере производства и обобществление потребления.
     Другая  характерная черта послевоенной Швеции — специфика отношений  между трудом и капиталом на рынке  труда. На протяжении многих столетий важной частью шведской действительности была централизованная система переговоров  о заключении коллективных договоров  в области заработной платы с  участием мощных организаций профсоюзов и предпринимателей в качестве главных  действующих лиц, причем политика профсоюзов основывалась на принципах солидарности между различными группами трудящихся.
     Наконец, в самом широком смысле шведская модель — это весь комплекс социально-экономических  и политических реалий в стране с  ее высоким уровнем жизни и  широким масштабом социальной политики. Таким образом, понятие "шведская модель" не имеет однозначного толкования.
     Основными целями данной модели, как уже отмечалось, в течение длительного времени  были полная занятость и выравнивание доходов. Их доминирование может  быть объяснено уникальной силой  шведского рабочего движения. Более  полувека — с 1932 г. (за исключением 1976-1982 гг.) — у власти находится Социал-демократическая  рабочая партия Швеции (СДРПШ). В  течение десятилетий с ней  тесно сотрудничает Центральное  объединение профсоюзов
     Швеции, что усиливает реформистское  рабочее движение в стране. Швеция отличается от других стран признанием полной занятости в качестве основной и неизменной цели экономической  политики; шведский народ в целом  — активный ее сторонник.
     Стремление  к равенству сильно развито в  Швеции. Когда лидер социал-демократов Пер Альбин Ханссон в 1928 г. выдвинул концепцию Швеции как "дома народа", где говорилось об общности интересов  нации в создании "общего дома", большие группы населения вне  рабочего движения смогли принять его  взгляды. В Швеции социал-демократические  идеи привлекают значительную часть  средних слоев.[3]
     Специфическими  факторами, присущими именно Швеции, являются неизменный внешнеполитический нейтралитет с 1814 г., неучастие в  обеих мировых войнах, рекордное  по продолжительности пребывание у  власти Социал-демократической рабочей  партии, исторические традиции мирных способов перехода к новым формациям, в частности от феодализма к капитализму, длительные благоприятные и стабильные условия для развития экономики, доминирование реформизма в рабочем движении, утвердившем эти принципы в своих отношениях с капиталом (их символом стали соглашения между руководством профсоюзов и предпринимателями в Сальтше-бадене в 1938 г.), поиск компромиссов на основе учета интересов различных сторон.
     На  экономическое развитие Швеции определенное влияние оказали культура и исторические предпосылки. Неотъемлемой частью шведских традиций является предпринимательство. Еще со времен викингов в Швеции известны предприятия по производству оружия и драгоценностей. Первая в  мире компания "Струра Коппарберг" (основанная более 700 лет назад) появилась  именно в Швеции; до сих пор она  входит в дюжину основных экспортеров  страны.
     Успешное  функционирование экономической системы  зависит от динамики цен, конкурентоспособности  шведской промышленности и экономического роста. В частности, инфляция — угроза как равенству, так и конкурентоспособности  экономики. Следовательно, должны использоваться такие методы поддержания полной занятости, которые не приводят к  инфляции и отрицательному воздействию  на экономику. Как показала практика, дилемма между безработицей и  инфляцией стала "ахиллесовой  пятой" шведской модели.
     С середины 70-х годов XX в. в связи  с обострением конкурентной борьбы на внешних рынках и глубоким экономическим  кризисом положение страны заметно  осложнилось, и шведская модель стала "давать осечку". В частности, некоторые  отрасли промышленности, попавшие в  глубокий структурный кризис, стали  получать государственную помощь, причем в очень большом масштабе. Но, несмотря на мрачные прогнозы многих экономистов, Швеция смогла выйти из кризиса. Продолжающийся с 1983 г. непрерывный экономический подъем свидетельствует, что шведская модель смогла приспособиться к изменившимся условиям и показала свою жизнеспособность.[4]
     Шведская  модель исходит из положения, что  децентрализованная рыночная система  производства эффективна, государство  не вмешивается в производственную деятельность предприятия, а активная политика на рынке труда должна свести к минимуму социальные издержки рыночной экономики. Смысл этой модели состоит  в максимальном росте производства частного сектора и как можно  большем перераспределении государством части прибыли через налоговую  систему и государственный сектор для повышения жизненного уровня населения, но без воздействия на основы производства. При этом упор делается на инфраструктурные элементы и коллективные денежные фонды.
     В Швеции очень велика роль государства  в распределении, потреблении и  перераспределении национального  дохода через налоги и государственные  расходы, достигшие рекордных уровней. В реформистской идеологии такая  деятельность получила название "функциональный социализм". 
 
 
 
 

     
       Предпосылки развития шведской модели «государственного благосостояния»
     Достижение  Швецией высочайших показателей по уровню жизни и социальной обеспеченности во многом обусловлено реализацией программ социал-демократической партии, которая на протяжении всей истории своего существования не отделяла социальные вопросы от экономических проблем. Среди государств, где у власти в тот или иной период находились социал-демократические правительства, Швеция занимает особое положение. Это признают научные, деловые и правительственные круги Запада, которые определяют модель "государства благосостояния" как совокупность мер по социальной защите человека.
     Еще в конце прошлого века Швеция была аграрной страной, но уже в 60-х годах  ХХ в. она завоевала репутацию  одного из самых развитых государств. Другими словами, почти за 70 лет  развития и за 30 лет пребывания у  власти социал-демократов Швеция стала  страной с высокоэффективной  экономикой. В течение столетия темпы  роста экономики постоянно росли. Ни одна страна не знала не только такого высокого среднего за столетие темпа  роста валового национального продукта (ВНП) на душу населения (25 %), но и такой почти непрерывной его динамики (график 2).
     На  наш взгляд, можно выделить две  основные предпосылки такого развития.
     1. Швеция очень давно не участвует  в войнах и проводит политику  нейтралитета (правда, так называемого  активного нейтралитета, т. е.  уровень ее военных расходов  довольно высок, но при этом  она не входит в международные  военные блоки).
     Условия мира дали Швеции дополнительные преимущества по сравнению с другими странами: там на протяжении уже ста лет  не происходило резких деформаций ни в структуре экономики, ни в демографических  и социальных сферах, не был деформирован и генофонд страны. Нейтралитет обусловил  стабильность, последовательность и  целенаправленность в реализации социально-экономической  политики, возможность постоянного  наращивания экономического потенциала.
     2. Экономическая политика Швеции опирается на теоретическую концепцию, близкую к кейнсианской. Ни в одной другой стране нет такой согласованности между развитием экономики и ее теоретическим обоснованием. Более того, в Швеции никогда не существовало конкурирующих, альтернативных школ и течений экономической мысли. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     
    Особенности менеджмента в Швеции
     Считается, что скандинавские менеджеры  имеют свой собственный стиль  менеджмента в том же смысле, каком принято говорить об американском или японском стиле. Во многих сравнительных исследованиях страны Северной Европы (Швеция, Финляндия, Норвегия, Дания, Исландия) по ключевым параметрам культуры образуют отдельный кластер, или группу, что позволяет говорить об их относительной однородности. На этом фоне внимание исследователей привлекает шведская модель менеджмента, об эффективности которой могут свидетельствовать истории успеха известных всему миру компаний (Ericsson, Sandvik, Electrolux, IKEA, SAS, Tetrapak, Volvo), имена руководителей и топ-менеджеров (Lars Magnus Ericsson, Percy Barnevikjan Carbon, Pehr Gyllenhammar).
     Но  в данном случае нас интересует следующее: действительно ли культурные особенности  обусловливают эффективность шведского  менеджмента? Каким образом ценности культуры отражаются в шведском стиле менеджмента? Проявляется ли культурное происхождение шведских руководителей и менеджеров в том, как они управляют и руководят своими компаниями, подразделениями, подчиненными? Имеет ли значение то, что они — шведы? Утвердительный ответ представляется очевидным.
     Ценности  шведской культуры
     Равенство. В мире шведы известны своими гуманитарными ценностями и равенством в обществе. Речь идет о сравнительно низкой дифференциации но уровню доходов и богатства, хотя различия между социальными слоями, разумеется, есть. Речь идет также о равенстве полов (график 3). Например, в Швеции самое высокое представительство женщин в парламенте — 42%, в правительстве — 50%, собственные источники дохода имеют 80% женщин.
     С равенством тесно связана забота об окружающих. В Швеции самая развитая система социального обеспечения, самая большая доля ВНП, выделяемая для помощи развивающимся странам. Забота об окружающих, помощь нуждающимся — это истинная ценность для большинства шведов. Она так укоренена в культуре, что их называют социалистами, независимо от того, за какую партию голосуют на выборах. Распространенное объяснение эгалитаризма и кооперативного духа состоит в том, что суровые природно-климатические условия страны делают кооперацию необходимым условием выживания, а потому вклад любого человека является ценным и важным. При таком объяснении все люди ценны, независимо от их разных возможностей.
     Закон Янте — суть скандинавского менталитета  в виде правил, сформулированных датско-норвежским писателем Акселем Сандемусом (Aksel Sandemose) в романе о жизни вымышленного городка Янте. Основные правила героев романа и соответственно «закона Янте» таковы: не думай, что ты что-то собой представляешь, не думай, что ты лучше нас, не думай, что можешь чему-то нас научить. Такой подход к окружающим до сих пор встречается в Швеции. Каждый швед старается ощущать себя обычным, ни в чем не выдающимся человеком. Нет большего комплимента, чем быть причисленным к когорте обычных людей. «Быть как все» — следуйте этому принципу и вы немедленно завоюете всеобщее уважение. Успешные люди — это самые обычные люди, которым совсем чуть-чуть улыбнулась удача, но это ненадолго. Все это очень сильно контрастирует с американской установкой на успех и признание.
     Определенные  исключения из закона Янте в шведском национальном самосознании, конечно, допускаются. Пример: спортсмен, от которого по определению требуется быть выдающимся и своими результатами прославляющим всю Швецию в целом, так что все прочие шведы тогда тоже могут немножко погреться в лучах его славы. Очевидно, закон Янте справедлив для обычной, повседневной жизни.
     Lagom. Шведы не одобряют ни экстравагантности, ни излишества. Именно поэтому в их словаре присутствует слово «lagom», которое означает «в меру», «достаточно». Все, что угодно, может быть «lagom» (и фактически должно быть). Там, где американец будет захлебываться от восторга или же негодовать, у шведа все будет «lagom бга» (все исключительно по делу и никакой суеты по ненужным поводам). Слово «бга» означает «хорошо», «хороший».
     Слово «lagom» стало в настоящее время символом (и даже синонимом) шведской умеренности. Это понятие пронизывает всю шведскую жизнь и помогает шведам сглаживать все острые углы. В экономической сфере умеренность помогла шведам найти средний путь между стремлением к экономическому росту и гуманизмом, между капитализмом и социализмом. В социальной сфере тоже царит граничащая с конформизмом умеренность, которая препятствует проявлениям всякого индивидуального превосходства, при этом lagom сглаживает контрасты между вызывающим богатством и бедностью, делая шведов спокойными и довольными как собой, так и друг другом. Умеренность и сдержанность являются характерными чертами шведской деловой культуры.
     Однако  lagom означает не только умеренность, оно используется и для выражения похвалы. Если швед говорит о чем-либо «lagom god*, «lagom skaplig* («достаточно хороший», «вполне сносный») то на самом деле это значит, что он полагает данный предмет просто превосходным и замечательным.
     Шведы твердо и искренне убеждены в том, что их страна и люди в ней достаточно (lagom) хороши во всех отношениях. Это касается как их образования и изобретательности, так и качества продукции и жизни, производительности труда и промышленности, .тмин» и общественной безопасности. Это укорененное чувство национальной непобедимости и неуязвимости уходит своими корнями в средневековье.
     Самокритичность. О шведах говорят, что они ощущают  некомфортность в ситуации личных конфликтов, испытывают трудности в проявлении и восприятии сильных эмоций, но при этом более уверенно держатся в окружении, где опираются на факты и причинно-следственные связи.
     Восторги  по поводу своей родины, ее истории  не приняты у шведов. У них даже не было до последнего времени официального национального дня, а появившись в календаре, он не стал выходным праздничным днем.
     Но  и такие ценности подвержены изменениям. Самоирония шведов была основана на их солидной национальной самооценке, но последнее десятилетие, которое сопровождалось снижением уровня жизни и ростом экономических проблем, похоже, привело к возрождению некоторых проявлений патриотизма.
     Почитание природы. Есть одна вещь, которой шведы  гордятся независимо от изменений национальной моды — это любовь к природе. В  Швеции, как и других скандинавских  странах, на улицах и площадях относительно редко можно увидеть национальные монументы в бронзе и граните. Гораздо чаще можно встретить скульптурные композиции на тему природы, деревенской жизни. Б. Густафссон (Bengt Gustavsson) пишет, что фактически природа почитается чуть ли не больше, чем бог. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     2.1. Деловая культура
     Перечисленные выше ценности могут служить объяснением  особенностей шведской деловой культуры, выявленных в исследовании Хофстеде.
     По  соотношению мужественности и женственности  Швеция демонстрирует самый низкий показатель (5). Для сравнения аналогичный показатель Франции составляет 43, Италии — 70. а Японии — 95. Шведы ценят «женственные» ценности.
     Швеция  является страной с весьма низким уровнем избежания неопределенности (29). Высокий уровень толерантности к неопределенности делает шведов менее уязвимыми в ситуации изменений, более способными к восприятию нового мышления и более терпимыми к иностранцам. Шведская национальная культура в соответствии с исследованиями Хофстеде отличается низкой дистанцией власти (31).
     Коллективизм  считается одной из ключевых особенностей шведской деловой культуры. Однако соответствующий индекс Хофстеде (71) является достаточно высоким по сравнению с Португалией (27) и Грецией (35), которые, очевидно, в большей мере могут считаться странами с преимущественно коллективистской культурой. Находящиеся на противоположном конце Великобритания (89) и США (91) — это образцы высокоиндивидуалистичных культур. В Швеции, наоборот, примерное поведение детей означает «умеренное», «не выделяющееся», а школьная система подавляет естественные конкурентные проявления в их поступках.
     Еще одним проявлением деловой культуры является неформальный характер ведения  бизнеса. Дж. Биркиншоу (Julian Birkinshaw) описывает собственный пример с приездом в Швецию в поисках работы. Когда работа была найдена, ему не предложили трудовой контракт, ибо оказалось достаточно рукопожатия и устного соглашения, по крайней мере для шведского работодателя.[5] 

                2.2. Стиль менеджмента в шведских организациях
     Самым важным отличием от других стилей менеджмента  является рассмотрение человека в деловой  среде на первом месте. Это, очевидно, отражает эгалитарные ценности скандинавов  и понимание того, что без креативности и напряженного труда работников даже самый эффективный стиль  лидерства перестает быть таковым. Для постиндустриального общества, по мнению шведов, все большую значимость приобретают социальные и поведенческие навыки людей в отличие от инженерно-технических, которые больше требовались и ценились ранее. Топ-менеджеры тем самым понимают место и роль человека в организации для достижения результата. Самое главное в жизни каждого шведа — два идеала, сохранение которых они лелеют на протяжении жизни. Это их работа, которая является смыслом жизни. На втором месте стоят два понятия: «положено» и «не положено». Строгая приверженность букве закона в Швеции — явление, можно сказать, уникальное.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.