На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Послевоенное восстановление японской дипломатии. Формирование нового центра геополитики. Урегулирование проблемы северных территорий как один из ключей к окончательной реабилитации Японии. Изменения политической системы.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Междун. отношения. Добавлен: 26.09.2014. Сдан: 2004. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


23

К У Р С О В А Я Р А Б О Т А

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ЯПОНИИ

Содержание

    Введение 1
    Глава 1. Послевоенное восстановление японской дипломатии. 5
    Глава 2. Формирование нового центра геополитики. 10
    Глава 3. Урегулирование проблемы “северных территорий ” как один из ключей к окончательной “реабилитации” Японии. 18
    Заключение 25
    Список используемой литературы 27

Введение

В данной работе описаны изменения, произошедшие в японской внешней политике за последнее десятилетие. Безусловно, 90-е годы прошлого века стали временем огромных перемен во всем нашем мире, изменилось само его лицо. Претерпели изменения глобальные экономические и политические системы. Это время можно назвать “переломным” и “основополагающим” в том смысле, что именно в 90-е годы XX века сформировалась система международных отношений, существующая сегодня.

Именно Япония рассматривается по нескольким причинам. Во-первых, многие эксперты сходятся в том, что начинающийся век будет веком АТР, а Япония один из явных политических и экономических центров региона. Во-вторых, изменения во внешнеполитической деятельности Японии, по моему мнению, являются именно качественными, т.е. переходит от использования одной модели политического поведения к другой, меняются политические цели и задачи, а, следовательно, и методы. Что является весьма важным для России, так как в наших отношениях с Японией до сих пор сохраняется достаточно сильная натянутость, если не сказать больше. И для преодоления этой натянутости, необходимо понимать какие цели ставит перед собой Япония.
Проблемы, описанные в работе, довольно широко обсуждаются в научных и политических кругах как Японии так и России, что говорит об актуальности вопроса и его востребованности. О проблемах Японии, как политического субъекта, и её месте в новом мире писали Т. Иногути, К. Харада, Т. Того, А. Тууделепп, М. Крупняков и Л. Арешидзе. Кроме этих материалов, во время написания работы использованы ученых занимающихся проблемами японской внешней политики: М. Галузин, Ё. Фусанаби, М. Судзуки, В. Кистанова и др. Наряду с этим, использованы материалы Голубой книги по внешней политике Японии и статей периодической печати посвященных современному состоянию русско-японских отношений.

Глава 1.

Послевоенное восстановление японской дипломатии.
Осенью 1945 г. побежденная Япония лежала в руинах не только в прямом, но и в переносном смысле. В отличие от Германии она сохранила определенный суверенитет в виде преемственности государственной власти (император, правительство, парламент) при том, что вся ее политика оказалась под строгим и внимательным контролем оккупационных властей. В течение всего периода американской военной оккупации в составе японского правительства присутствовал министр иностранных дел, но деятельность его министерства была ограничена, ибо до подписания Сан-Францисского мирного договора в 1951 г. отношения Японии с большинством стран не были официально восстановлены. Только с 1951-1952 гг. дипломатическая машина страны начала функционировать нормально.
Довоенная дипломатия Японии числила в своем активе ряд несомненных достижений. Сложился многочисленный и хорошо подготовленный дипломатический корпус, успешно представлявший страну за границей, в том числе в международных организациях, и защищавший ее интересы. Япония установила прочные связи со многими странами, выступая либо как “старший”, либо как равноправный партнер. Решение или, по крайней мере, обсуждение глобальных проблем не обходилось без ее участия. Статус Японии как мировой державы был признан тем, что она стала постоянным членом Совета Лиги Наций, а ее представитель -- одним из постоянных заместителей генерального секретаря Лиги.
В результате военного поражения Япония всего этого лишилась. Ее политика, включая внешнюю, была тотально и, безусловно, скомпрометирована [1]. Ее руководители предстали перед судом как военные преступники, а дипломатический корпус и государственный аппарат подверглись чисткам. Она находилась в состоянии войны с большинством стран мира, где ее представители были интернированы. Японии надо было реабилитировать себя в глазах, как отдельных стран, так и мирового сообщества. Наряду с обеспечением успешного экономического восстановления и развития это стало главной задачей ее послевоенной политики.
Первым достижением Японии было заключение мирного договора с 48 странами -- бывшими военными противниками, кроме СССР и стран коммунистического блока. Война была формально окончена, Япония признала свою ответственность и согласилась на соответствующую компенсацию (в виде передачи территорий, выплаты репараций и т.д.). Подписание договора позволило ей восстановить дипломатические отношения с этими странами, а завершение периода военной оккупации формально вернуло японской дипломатии ее самостоятельность и полноту функций.
Формально “реабилитация” Японии в мире началась с Сан-Францисского договора, но фактически ей предшествовала нормализация отношений с США, осуществленная главным образом усилиями премьер-министра С. Ёсиды, бывшего кадрового дипломата с более чем тридцатилетним стажем. Придерживавшийся однозначно проамериканских взглядов, Ёсида был идеальной кандидатурой на должность “оккупационного” премьера и смог установить хорошие личные отношения с Дугласом Макартуром и Аленом Даллесом. Он сориентировал внешнеполитический курс Японии на военный и политический союз с США, оформленный “договором безопасности” 1951 г. Ёсида реабилитировал Японию в глазах “свободного мира”, но вскоре этого стало недостаточно. Кроме того, это еще не открывало ей путь в Организацию Объединенных Наций.
Его преемник на посту главы правительства И. Хатояма придерживался несколько иной ориентации, хотя, разумеется, не мог отказаться от доставшегося ему наследства. Кроме того, пост министра иностранных дел при нем бессменно занимал проамерикански настроенный ветеран японской дипломатии М. Сигэмицу.
Главными достижениями тандема Хатояма - Cигэмицу стали восстановление дипломатических отношений с СССР и европейскими социалистическими странами, начало неофициальной нормализации отношений с КНР и, наконец, принятие Японии в ООН.
После кратковременного пребывания у власти правительства Тандзан Исибаси новым премьером стал Нобусукэ Киси.
Киси был известен как один из творцов военной экономики Японии и “сферы сопроцветания Великой Восточной Азии” во время войны, а потому его инициативы были встречены настороженно. В 1960 г. во время официального визита в США он подписал новый японо-американский “договор безопасности”, развивавший положения прежнего, но повысивший статус Японии от вассала до младшего партнера. Подписание и ратификация договора вызвали беспрецедентные политические волнения в Японии, приведшие к срыву запланированного визита в Токио президента США Д. Эйзенхауэра, а затем и к отставке кабинета. Киси обвиняли в ведении проамериканской политики, но следует признать, что он сумел добиться от старшего партнера максимума возможных в то время уступок.
Со сменой кабинета в Токио в 1960 г. совпало с началом периода “высоких темпов роста”, когда Япония приковала к себе внимание всего мира, прежде всего в экономическом плане. Ее внешнеполитическая реабилитация в целом завершилась, и поэтому в последующие десятилетия мир смотрел на японскую дипломатию в основном как на “орудие экономической экспансии” [2, с. 40], будь то отношения с США, ЕС или странами ЮВА.
Признанием международных заслуг Японии стало присуждение в 1974 г. Нобелевской премии мира бывшему премьер-министру Сато Эйсаку, с правлением которого (1964-1972) связывались “три неядерных принципа” “Никогда не иметь, не производить и не разрешать размещение на своей территории ядерного оружия.” - приняты парламентом страны в 1971 гг. и золотой век “японского экономического чуда” Рывок в экономическом развитии Японии, произошедший в течение 1955-1973 гг., когда среднегодовые темпы ее экономического роста составляли 9,5%..
Однако внешняя политика Японии 60 -- 70-х годов была бедна яркими решениями и тем более яркими деятелями. Пожалуй, можно выделить лишь харизматического Какуэй Танаку, пребывание которого во главе правительства ознаменовалось установлением дипломатических отношений с КНР.
Определенные изменения наметились с приходом к власти в 1982 г. Ясухиро Накасонэ. Обладавший несомненным потенциалом лидера, Накасонэ придал внешней политике Японии новый импульс, поставив себе задачу привести политический престиж страны на международной арене в соответствие с ее экономической мощью. Он установил хороший персональный контакт с Рональдом Рейганом и Михаилом Горбачевым, претендуя на роль провозвестника новой эры в отношениях сотрудничества “свободного мира” и коммунистического блока, Востока и Запада.
Преемник Накасонэ Нобору Такэсита продолжил ту же внешнеполитическую линию, в частности по развитию сотрудничества со странами ЮВА, закрепив это своим присутствием на Манильском саммите АСЕАН 1987 г., но расцветил ее некоторыми новыми красками.
Во-первых, это подчеркнутое внимание к европейским странам. Во-вторых, интенсивная пропаганда культурной дипломатии и сотрудничества в области науки и образования, которые Такэсита, выступая в Лондоне в мае 1988 г., назвал одной из основ современной дипломатии [3, с. 36].
Однако рубеж 1988-1989 гг. стал не только сменой эр правления, от Сёва к Хэйсэй, но и временем одного из самых грандиозных финансово-политических скандалов в послевоенной истории Японии -- дела о незаконной продаже акций фирмы “Рикуруто” многим видным политикам, включая всех лидеров ЛДП, т.е. о замаскированной взятке. Политический кризис привел не только к отставке Такэситы, но и к углублению кризиса в руководстве ЛДП.
Все эти события, сами по себе, разумеется, оказавшие влияние на внешнеполитическую жизнь Японии, по времени совпали со сломом старого миропорядка, который поставил Японию перед абсолютно новыми внешнеполитическими задачами.

Глава 2.

Формирование нового центра геополитики.
Биполярная схема мирового устройства с ее жесткой и всеохватывающей конфронтацией по линии Восток -- Запад вплоть до начала 90-х годов вынуждала Японию дейст-вовать в рамках четко очерченных функций подчиненного американского военно-политического союзника.
Однако длительное пребывание в нише американского союзника не могло не вы-звать определенную атрофию механизма выработки внешнеполитической стра-тегии, поскольку не было необходимости играть роль классического центра ге-ополитики.
Поведение Японии на международной арене в послевоенный период было практически полностью подчинено достижению экономических целей (так на-зываемая экономическая дипломатия), а ее непосредственное участие в реше-нии мировых политических проблем в лучшем случае носило пассивный харак-тер. Отражением этого явились такие характеристики роли Японии в междуна-родных делах, как “экономическое животное”, “политический карлик с боль-шим кошельком”[4, с. 20] и т.д.
Чисто финансовое участие страны в войне в Персидском заливе, выразив-шееся в выделении 13 млрд. долл. на нужды антииракской коалиции и в виде помощи странам -- жертвам иракской агрессии, явилось, пожалуй, наиболее ярким подтверждением этих определений. Не будет преувеличением сказать, что война в заливе стала тем переломным событием в послевоенной истории, которое заставило японский истеблишмент более активно и кардинально переосмыслить роль страны на международной политической арене в сторону повышения значимости этой роли.
Распад СССР и прекращение “холодной войны” превратили Японию в один из самых мощных “полюсов силы” региона, что, разумеется, подвигло её на ведение более активной политики в отношении своих соседей и стратегических партнеров.
Я попытаюсь установить основные “точки концентрации” японских внешнеполитический усилий, и попробовать, в некоторой степени спрогнозировать их результативность.
Окончание “холодной войны” породило бурные дискуссии в Японии относительно целей, задач и характера военного союза с США. Многие деятели вообще ставят по, сомнение необходимость существования Договора безопасности в новых условиях, когда в результате развала СССР исчезла так называемая советская угроза. Более того, некоторые политики и исследователи начинают усматривать в Договоре безопасности не что иное, как “американский инструмент предотвращения возрождения милитаризма в Японии” [5, с. 115] Кстати говоря, такая точка зрения разделяется не только рядом американских деятелей, но и достаточно широко распространена в азиатских политических и академических кругах.
В мире нет другой страны, которая бы в новейшей истории Японии сыгра-ла столь важную роль, как США. Именно они открыли Японию миру в середине XIX века, повергли ее в прах в середине XX, и благодаря сотрудничеству в первую очередь с ними Япония возродилась в качестве великой экономической держа-вы, стремящейся стать политическим гигантом в начале века XXI.
Как это ни парадоксально, как раз последний фактор и предопределил глубокую противоречивость современных японо-американских отношений, прежде всего торгово-экономических. Острота противоречий, особенно в сфере торговли, которые средства массовой информации Японии и США порой доводят до уровня психологической войны, порождает многочисленные сценарии разрыва двусторонних отношений, в том числе ликвидации Договора безопасности. Однако очевидно, что подобное развитие событий следует рассматривать как маловероятное. Ведь в результате такого разрыва потери двух стран в торгово-экономической, политической и военно-стратегической областях были бы значительно больше тех издержек, которые возникают в связи с конфликтами в различных сферах двусторонних отношений в настоящее время.
Совпадение военно-стратегических интересов Японии и США в перспективе останется цементирующим фактором двусторонних отношений чему способствует нестабильная и продолжающая оставаться трудно прогнозируемой обстановка в АТР и мире. Для Соединенных Штатов эти интересы заключаются в том, чтобы после ликвидации своих военных баз на Филиппинах и, при отсутствии гарантий сохранения их в Южной Корее, иметь в лице Японии с ее экономической Мощью, военным потенциалом и стабильной внутриполитической обстановкой надежного союзника, военные базы на территории которого в силу уникальности его географического положения имеют огромное значение не только для региональной, но и для глобальной военной стратеги США [6, с. 33].
Япония же, со своей стороны, не может не ценить военный союз с США, который обеспечивает ее безопасность и дает возможность реализовать “японский феномен” в социально-экономической сфере. Анализ состояния военно-стратегической обстановки в АТР, появление новых угроз не дают японскому истеблишменту оснований для постановки вопроса о снижении роли японо-американского Договора безопасности в обозримой перспективе.
Наряду с отношениями с США экономические и политические связи с Ки-таем всегда занимали приоритетное место среди других двусторонних отноше-ний Японии, а в Азии они, несомненно, имеют для нее самое большое зна-чение. Эти отношения на протяжении XX в. претерпели колоссальную мета-морфозу: из объекта военной агрессии Японии и колониального придатка ее экономики Китай превратился в равноправного партнера на международной арене и является ныне исключительно важным элементом формирования япон-ского внешнеполитического курса. Япония рассматривает политически ста-бильный и экономически здоровый Китай как позитивный фактор в Восточной Азии, помня, что в 60-е годы этот азиатский гигант был мощным дестабили-зирующим началом в регионе. Нынешняя китайская политика экономической модернизации и реформ открыла новые перспективы для японской внешнеэко-номической деятельности, а также политического взаимодействия между двумя странами. Роль китайского фактора для Японии определяется прежде всего огромными возможностями этой страны как ближайшего и крупнейшего источника сырья и энергоносителей, обширного потребительского рынка и многообещающей сферы приложения капитала. Наряду с этим нормальные и прогнозируемые связи с ядерной державой, каковой является Китай, -- это одна из важнейших гарантий обеспечения национальной безопасности страны в военно-стратегиче-ской сфере.
После окончания “холодной войны” внешнеполитическая деятельность Японии в ЮВА резко активизировалась не только в странах АСЕАН, но и в Индокитае, прежде всего в Камбодже и Вьетнаме. Политический вакуум, образовавшийся в Индокитае после ухода двух сверхдержав, а также сужение вовле-ченности в индокитайские дела Китая, урегулирование ситуации в Камбодже и переориентация Вьетнама на активное сотрудничество с Западом открыли пе-ред Японией новые возможности для освоения этого политического простран-ства, бывшего для нее до начала 90-х годов недостижимым. Она не скрывает своего твердого намерения не только стать основным экономическим игроком в Индокитае, но и добиться там политического лидерства.
Так, камбоджийская проблема стала своего рода оселком для оттачивания японским руководством его новой стратегии на международной арене. Политические инициативы Японии по примирению враждебных фракций в Камбод-же явились по сути первой серьезной попыткой покон-чить с бытующим в других странах представлением о ней как об “экономичес-ком гиганте, но политическом пигмее”. К тому же Камбоджа занимает важное геостратегическое место в ЮВА и является объектом борьбы за политическое влияние между двумя такими субрегиональными лидерами, как Таиланд и Вьетнам. Япония не хотела бы усиления ни одного из этих субрегиональных центров силы за счет Камбоджи.
Активная и успешная деятельность в сотрудничестве с ООН по окончатель-ной ликвидации внутренних междоусобиц в Камбодже, беспрецедентно круп-ные финансовые вливания в ее экономику должны, по замыслам японских внешнеполитических стратегов, помочь вывести их страну в разряд мировых ли-деров, несущих основную ответственность за сохранение стабильности и под-держание международного порядка на глобальном уровне. Достижению этой цели должно было способствовать и такое эпохальное событие в японской внешней политике с момента окончания второй мировой войны, как отправка в Камбоджу в октябре 1992 г. инженерного батальона для участия в операциях ООН по поддержанию мира.
Новые политические реалии 90-х годов не намного облегчили для Японии поиск оптимального курса в отношении стран Корейского полуострова. Про-должающаяся конфронтация двух корейских государств делает эту задачу урав-нением со многими неизвестными. Несмотря на нормализацию отношений Японии с Южной Кореей в 1965 г. и тот факт, что все годы “холодной войны” обе страны находились “по одну сторону баррикад”, а также достаточно тесные и многообразные экономические связи, их взаимодействие постоянно подвер-гается серьезным испытаниям. Они существуют как в экономической (дефицит торговли в пользу Японии, ее отказ предоставлять партнеру новейшую техно-логию и др.), так и в политической сфере (взаимные подозрения по поводу “се-верной политики” Южной Кореи, с одной стороны, и курса Японии в oтнoшении КНДР -- с другой).
Настоящей “головной болью” для правящих кругов Японии является отсут-ствие до сих пор нормальных межгосударственных отношении с Северной Ко-реей. что, бесспорно, значительно ослабляет внешнеполитические позиции Японии и сужает поле для ее дипломатического маневрирования не только в Северо-Восточной Азии, но и на всем азиатско-тихоокеанском геополитичес-ком пространстве. Нормализации японо-северокорейских отно и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.