На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Жанна Даре и патриотическое движение во Франции

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 04.07.2012. Сдан: 2011. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Введение
      Жанна д’Арк, святая Жанна, Орлеанская дева. Так величают эту французскую  пастушку, рожденную в Домреми  на границе Эльзаса в 1412 году. По широко распространенному поверью, вошедшему даже в школьный учебник французской истории, именно она вышвырнула англичан из Франции. Жанна д’Арк – героиня французского народа, возглавлявшая освободительное движение против английских захватчиков наиболее тяжелые для Франции период Столетней войны. Деятельность Жанны сыграла огромную роль для организации борьбы французского народа против англичан во время Столетней войны.
      Эта тема заинтересовала меня, кроме этого  многие вопросы, связанные с этой проблемой остались для меня загадкой. Как обыкновенная крестьянская девушка смогла встать во главе войск и наравне с командирами – дворянами отстоять Францию и не дать ей погибнуть под гнетом англичан? Ревностное благочестие обеспечило Жанне поддержку небесных сил – так гласит легенда о ней. Сейчас каждый школьник знает, что в шестнадцать лет от роду Жанна, переодевшись в мужское платье, каким-то образом сумела убедить французского дофина, наследника престола, в том, что ей доверена божественная миссия вернуть, ему его утраченный трон.
      История жизни Жанны д’Арк по-разному  освещается в различные периоды истории. В советский период она предстает как патриот своего народа, а в постсоветский как святая мученица. Многое еще остается в литературе не до конца известным и требует глубокого изучения.
      Целью работы является изучение реальной жизни Жанны д’Арк и отделение ее от мифологических образов, сложившихся в истории, раскрытие ее роли и значения в истории Франции. Научная новизна исследования заключается в систематизации гипотез, связанных с историческим образом Жанны д’Арк, а также в детальном рассмотрении ее биографии и выяснении причин, побудивших ее к уходу из родного дома на служение своей миссии.
1. Детство и юность  Жанны Д’Арк. Мотивы  участия в Столетней  войне
      Жанна Д’Арк родилась и выросла в  восточной Франции, в долине реки Маас. Одна из деревень, расположенная на левом берегу Мааса, вдоль дороги, проложенной еще римлянами, называлась «Домреми».  Впоследствии эти земли перешли к светским сеньорам, а во времена Жанны, владельцем Домреми был французский король.
      В каком году родилась Жанна, точно неизвестно. Не в обычаи крестьян вести счет прожитым годам, а запись, сделанная сельским священником при крещение Жанны, если она вообще была сделана, вскоре затерялась. Жанна и сама не знала, сколько ей лет, и, когда в 1429 году ее об этом спросили, она ответила: «Семнадцать или девятнадцать». Большинство историков полагают, что Жанна родилась в 1412 году. В родной деревне – ее звали Жаннетой. Девочка росла, как росли все крестьянские дети, пользуясь полной свободой. Со слов матери она выучила две молитвы, и на этом завершилось ее образование. Она не умела ни читать, ни писать.
      В 1425 году Жанне пошел четырнадцатый  год, в Домреми пришло известие о  позорном поражение англичан у Мон  – Сен – Мишели (горы святого  Михаила). Но не только с чужих слов знали жители Домреми о войне. Жанне было семь лет, когда две банды лотарингских дворян сошлись для сражения в Мэкеэ, деревушка напротив Домреми, на правом берегу Мааса. Может быть, картина сражения и не запечалилась в памяти девушки, но она хорошо помнила, как вскоре после этого ночью отец поднял ее с постели, и вся семья перебралась на островок, образованы двумя рукавами Мааса, один из которых почти высох. Там с незапамятных времен стоял полуразрушенный замок. В этих развалинах, которые крестьяне по старой памяти называли островной крепостью, семья Дарка и его соседей прятались несколько дней.
Однажды, Жанне тогда было лет тринадцать, на Домреми напала одна из бандитских шаек, предводительствуемых дворянами. Крестьянам удалось убежать, но когда они вернулись в деревню, то нашли свои дома разграбленными, а стойбища и загоны, опустевшими. Весь скот был угнан. Жители Домреми, для которых скот был главным богатством, ждали нищенство или голодная смерть. К счастью владелица другого ограбленного этой же бандой села обратилась за помощью к своему родственнику – могущественному в этих краях сеньору. Тот не медля, снарядил погоню. В кровавой стычке его люди отбили угнанный скот и вернули его хозяевам. Но никто не мог поручиться, что крестьяне Домреми будут навсегда избавлены от нападения.
      В 1428 году Жаннете исполнилось шестнадцать  лет. Трудно сказать была ли она красива. Не одного подлинного портрета ее не сохранилось. О ее духовном облике имеется огромная документация: протоколы ее допросов, её письма, множество свидетельств современников. А ее физический облик остается, скрыт каким-то туманом. Но известно что выглядела она очень юно: почти все современники дают самое большое тот возраст, который был у нее на самом деле, а д’Олон, в течение полутора лет видевший ее каждый день, полагал, что в 1429 году ей было лет шестнадцать. Особенно часто люди, рассказывая о ней, упоминали мягкий женственный голос. Она работала, как все, веселилась как все, ходила в церковь как все. Внешне она мало, чем выделялась среди своих подруг.
      Суровая обстановка войны сформировала этот характер – мужественный, решительный, целеустремленный. Рассказы о бедствиях, обрушившихся на ее родную страну, картины  народного горя, которые проходили  перед ее глазами, глубоко запали в душу девушки, зажгли ее сердце горячим желанием помочь людям. Это глубокое патриотическое чувство облекалось у нее в своеобразную и, может быть, не совсем понятную нашему поколению форму. Жанна была религиозна и полностью разделяла и веру своих современников, и их суеверия. В те тяжелые времена в народе ходило множество легенд и пророчеств о предстоящем чудесном спасение Франции. Одно из таких пророчеств говорило, что погубила страну женщина, то есть королева Изабелла Баварская, заключившая гибельный договор в Труа, а спасет ее чистая девушка. Эту легенду рассказывали в разных местах по – разному. На родине Жанны говорили, что эта девушка придет из Лотарингии и будет она родом из деревни, рядом с которой растет дубовый лес. Девушка слышала эти рассказы, и у нее сложилось убеждение, что это пророчество относится именно к ней. Жанне казалось, что сам бог избрал ее для спасения Франции, она глубоко и искренне верила в это, и временами даже ей слышались голоса святых, которые давали ей советы, звали к подвигам. Она рассказывала потом, что иногда перед нею вставали какие – то неясные образы, и она узнавала в них наиболее почитаемых святых: святого Михаила, Екатерину и Маргариту.
      Жизнь Жанны д’Арк протекала в обстановке наивных, невежественных суеверий, распространенных в ее эпоху. В Европе тогда господствовало феодальный общественный строй – феодализм. Мощной опорой классового господства феодалов являлась христианская церковь. Вся умственная жизнь феодального общества находилась под контролем духовенства. Поэтому неудивительно, что у Жанны, имевшей пылкую и впечатлительную натуру, было сильно развито религиозное чувство. Еще ребенком она познакомилась с религиозными сказаниями о святых и мучениках. Это наложило глубокий отпечаток в её сознание и в пылком воображение. Стали возникать наивные, восторженные мечты о том, что может быть, и её бог избрал для совершения великих дел. Свои мечты о свободе многие тогда связывали с приходом доброго монарха, и Жанна постепенно прониклась твердым убеждением в том, что бог дарует Франции настоящего, достойного государя, который прогонит всех чужеземных врагов. В глазах народа таким государем мог быть лишь сын умершего короля Карла VI, Карл Молодой, носивший по французскому обычаю звание дофина. Жанна нашла в себе определенную всецело захватившую ее цель жизни: содействовать королевскому венчанию дофина Карла, которое должно было доставить ему бесспорное всенародное признание. Тогда думала Жаннета, он сумеет быстро избавить Францию от англичан. 

2. Путь к дворцу  дофина
      Решение возвести на царство Карла и воевать с англичанами, окончательно сложилось у Жанны к началу 1428 года, когда ей было всего восемнадцать или даже шестнадцать лет. К тому времени она нашла способ добраться до места пребывания дофина. Отцу Жанны старому Жаку Дарку, пришлось побывать по делам в городе Вокулере, административном центре области, куда входила деревня Домреми. Там он узнал, что правитель города рыцарь Роберт де Бодрикур остался верен дофину и даже поддерживал с ним отношения. У Жанны, конечно, появилась мысль обратиться к Бодрикуру с просьбой о содействие.
      Третьего  февраля 1429 года Жанна и ее спутники выехали из Вокулера. Большая толпа  провожала девушку до городских  ворот: напутствовали добрым словом, желали удачи. Среди провожатых был  и Бодрикур.
Жанне и ее товарищам предстоял многодневный, трудный путь. Семь человек пересекают занятую врагами страну. Они все время на стороже: каждая дорожная встреча грозит опасностью и за любым поворотом может таиться разбойничья засада. 18.03.1429г. она вошла в огромную, переполненную пышно одетыми людьми залу. Жанна вряд ли узнала бы дофина, если бы ей незаметно не подсказали прибывшие с ней из Вокулера и разделявшие ее волнение рыцари. И девушка в порыве раздвинула перед собой придворную толпу и пошла в перед, и низко поклонилась, с удивлением смотревшему на нее молодому человеку. Жанна тут же попросила дофина дать ей войска, что бы она могла освободить осажденный врагами Орлеан. Карл не решился официально удовлетворить её желание, но с тех пор жизнь Жанны круто переменилась. В старинных рукописях обнаружили торжественное пророчество о девственнице, которая придет с окраин лесов, и будет сокрушать крепости. Эти разговоры действовали на воображение суеверных масс, и репутация Жанны, как обладательницы таинственных чудесных сил создавалась независимо от нее самой.
      Третьего  февраля 1429 года Жанна и ее спутники двинулись ко двору дофина. Между  тем слухи о девушке, покинувшей дом во имя охватившей ее идеи, намного  опередили ее приезд. Известия о  ней дошли и до дворца дофина, и до осажденного Орлеана.  8 марта 1429 года Жанна встретилась с дофином во дворце. После встречи она была направлена на испытание церковной комиссией в город Пуатье. Если бы комиссия хотела признать Жанну еретичкой, то в словах простой крестьянской девушки она нашла бы для этого сколько угодно поводов. Одно утверждение, что она получает советы от самого бога, могли привести ее на костер как опасную еретичку. Но люди, допрашивавшие ее в Пуатье, были трезвыми политиками и верными слугами Карла. Они отлично понимали, что девушка, полная столь непримиримой ненависти к врагам Франции, охваченная столь сильным желанием помочь своему народу, может оказаться полезной Карлу в трудное время.
3. Участие Жанны  Д’Арк в боевых  действиях
      Победоносное  наступление Жанны началось в Страстной вторник 1429 года. Она была в доспехах, стоивших ей сто франков, и с белым знаменем в руках, на котором приказала написать образ Христа Судей. Дева стала неким талисманом для войска. Она была действительно выдающимся военачальником: определяла стратегию военных действий, возглавляла войско во время штурма, оставалась стойкой, когда другие готовы были обратиться в бегство, приходила в ярость, когда ее приказы не выполнялись.
Орлеан, вот уже полгода осаждаемый англичанами, находился в тяжелом положение. Кольцо блокады сжималось. Пушки англичан разрушили многие дома и мельницы. Окружающие Орлеан крепости были превращены в английские укрепления. Горожане рвались в бой, но местный военный гарнизон проявлял полное равнодушие. Вечером 29 апреля 1429 года Жанна въехала в Орлеан на коне. Орлеанцы восторженно приветствовали Деву. День 8 мая 1429 года стал для освобожденного Орлеана праздником победы и праздником народной героини – Жанны д’Арк, прозванной Орлеанской Девой. Поразительно, но осаждаемый 200 дней Орлеан был освобожден через девять дней после прибытия Жанны.
      Освободив Орлеан, Жанна объявила, что откровение свыше требует, что бы она короновала Карла VII.  На состоявшейся 17 июля коронации  знамя Жанны стояло в одном  ряду со знаменами знатнейших вельмож. В качестве единственной награды она попросила только освободить от налогов родную деревню Домреми, что и было сделано позже.
      21 июня армия покидает Реймс,  но идет не в сторону Парижа, а на север; города продолжают  открывать ворота без сопротивления или посылать своих представителей – Руси, Ванн, Лан, Суассон (23 июля). Отсюда армия идет на юг – Шато-Тьери (27 июля), Монтмирай(1 августа), Провен (6 августа) и возвращается снова на север – Коломье (7 августа), Лаферти-Милон (10 августа) Крепи-ен-Валуа (11 августа). Тем временем Бедфорд собрал крупную армию, и послал из Монтеро вызов: «Карлу Валуа, дофину Вьенскому, в настоящее время беспричинно называющим себя королем».
13 августа, французская армия наконец-то  повернула на Париж Наконец  15 или 16 августа армии разошлись. Бедфорд направился в Нормандию, откуда приходили тревожные вести, Комьен изъявил покорность Карлу.
Карл  приехал в Комьен 17 или 18 августа. Снова начались переговоры с бургундским  герцогом, и хотя было решено продлить перемирие до рождества, стычки продолжались. Жанна продолжала настаивать на осаде Парижа, убедив многих капитанов и герцога Алансонского в целесообразности такого шага. Наконец не дожидаясь согласия короля, часть войска под командование герцога и Жанны 23 августа отбыла в сторону Парижа.  Вскоре Жанна была ранена стрелой в бедро, а также был убит и её знаменосец. Как говорят свидедетели, она яростно сопротивлялась всем попыткам унести её с поля боя, и убеждала продолжать атаку. Однако штурм прекратился.  4 ноября во многом благодаря ей была взята крепость Сен-Пьер-ле-Мутье. Но осада Ла-Шарите, начатая 24 ноября, успехом не увенчалась.  29 октября ей и ее семье даровали дворянство. Жанна получила титул дю Лис. Наняв за свой счет 200 солдат, она, вместе с братьями и небольшим числом своих сторонников покинула двор. 29 марта отряд двинулся к Милену, городу, который недавно изгнал англо-бургундский гарнизон, и которому требовалась помощь. Именно у стен этого города голоса яко бы предупредили Жанну о скором пленение, а 23 мая, вечером, во время вылазки Жанна попала в плен.
      Таким образом 1429 год стал эпохальной датой  в освобождение Франции. Простая  крестьянская девушка возглавила борьбу французского народа против английских интервентов. Эта девушка, считавшая, что действует по наитию свыше, возглавив французскую армию, способствовала снятию осады Орлеана и добилась коронации в Реймсе законного наследника французского престола Карла VII. Она дала народу твердую веру в победу. 

4. Суд над Жанной  Дарк 
      Не  прошло и года после победы под Орлеаном, как 23 мая 1430 года, в одной из стычек под Парижем, который французские войска безуспешно пытались освободить от англичан, бургундцы взяли в плен Жанну д’Арк. Разумеется, при желании, согласно существовавшим тогда обычаям, Карл VII мог выкупить свою избавительницу у неприятеля. Карл VII ничего не сделал, чтобы вызволить свою спасительницу из плена. Не проявил никакого интереса к судьбе Жанны и другой французский вельможа- архиепископ Реймский де Шартр. А ведь бургундцы предлагали в первую очередь им выкупить Жанну. Почему же они предали Орлеанскую деву? Жанна, боготворимая народом, представляла угрозу их классовым интересам. Теперь само провидение устраняло эту помеху с их пути. Если действительно у нее связь со святыми, то пусть они и спасают её, коли найдут нужным сделать это. Зато англичане не пожалели дать бургундам 10.000 ливров за их пленницу. Жанна должна была жизнью заплатить за нанесенное англичанам поражение. Но англичане эту грязную работу сделают руками французов, а точнее – продажного французского духовенства. Впрочем, сами церковники жаждали не меньше англичан расправиться с колдуньей. Три дня спустя после взятия Жанны в плен домениканец Мартин Биллорини, генеральный викарий инквизиции в Париже, обратился к герцогу Бургундскому с посланием, в котором писал: «Как подлинный католик, вы обязаны выкорчевать ошибки и покончить со скандалами против веры. Между тем из-за действия некой женщины, именуемой Девственницей, было посеяно изрядно ошибок, вызвавших погибель множество душ. Поэтому данной нам римским святым престолом властью мы призываем вас, под угрозой применения всех положенных наказаний, препроводить в наше распоряжение указанную пленницу Жанну, решительно подозреваемую в совершение многочисленных еретических преступлений, для привлечения ее к ответственности, как положено. Дано в Париже и скреплено официальной печатью св. инквизиции» .
      Жанна попала в плен у города Компьена, входившего в епархию города Бовэ, и, таким образом, формально подпадала  под юрисдикцию Кошона. Правда, Пьер Кошон, ярый сторонник англичан, был вынужден бежать из Бовэ, занятого французами, но это не помешало вступить ему в роли инквизитора и начать дознание по делу Жанны, обвиненной в колдовстве, и идолопоклонстве, связанных с демоном и других преступлениях против веры. Что бы ни у кого не возникло сомнений по поводу права Кошона на роль инквизитора в деле Жанны, его полномочия были подтверждены богословами Парижского унивирсетета, считавшегося высшей инстанцией в области церковного права. Мнение Парижского университета поддержали все церковные иерархи и теологи, находившиеся в стане англичан и выступавшие против Карла VII.
      Кошон ревностно преступил к исполнению своих обязанностей. Он назначал инквизиционный трибунал из 12 известных богословов (по числу апостолов), кроме того, привлек участвовать в судебном разбирательстве в качестве экспертов 16 докторов и 6 бакалавров богословия, членов капитула Руанского собора, двух лиценциатов по каноническому праву, 11 юристов руанского суда и ряд других церковников – всего около 125 человек. Пять месяцев, пока длился суд над Жанной, французское духовенство кормилось за счет англичан. По подсчетам историков, англичанам этот суд обошелся в 10.000 ливров, что вместе с ранее выплаченным за Жанну выкупом составляло 20.000 ливров. Эти деньги англичане получили с населения оккупированных областей Франции. Сопредседателем судилища над Жанной являлся руанский инквизитор доминиканец Жан ле Метр, полномочия которого были подтверждены инквизитором Франции Жаком Гравераном. Только один из этого блистательного созвездия церковных иерархов и богословов, аббат Николай Гуперланд, высказал сомнения, полномочен ли суд, состоящий из заведомых противников Карла VII, судить его сторонницу Жанну д’Арк. Чтобы отбить охоту у других оспаривать полномочия Кошона, Гуперланда исключили из состава трибунала, засадили в Руанский замок и пригрозили утопить, если он станет настаивать на своих сомнениях. Впрочем, остальные участники судилища ревностно выполняли свои инквизиторские обязанности, следуя указаниям Кошона и ле Метра.
      Священный трибунал заседал в Буврейском замке, в одном из подвалов которого под  английской стражей содержалась  Жанна. Этот замок служил резиденцией  малолетнему королю Генриху VI и его  двору. Трибунал провел шесть пленарных  заседаний и девять раз Кошон, и его подручные допрашивали Жанну. Инквизиторы обвиняли Орлеанскую деву во всех смертных грехах. Она слышала голоса - значит, это были голоса дьяволов. Она пыталась бежать из темницы – значит, признавала свою вину. Она носила мужское платье, не по велению ли дьявола она это делала? Она утверждала, что является девственницей. Ее подвергли унизительной процедуре освидетельствования, которую совершила лично жена английского наместника леди Бедфорд. На нее кричали, ей угрожали земными и небесными карами, пугали орудиями пыток, требовали признаний…
В камере ночью вместе с Жанной постоянно  находились трое английских солдат, что  заставляло ее не растоваться с мужской  одеждой, а это доказывало, что  она колдунья. Наконец, ей подставили священника-провокатора Никола Луазелера, который, выдав себя за ее земляка и друга, вел с ней в застенке откровенные беседы и давал советы, как отвечать на вопросы инквизиторов, а в соседней камере, приложив ухо к отверстию, слушали Жанну Кошон и английский военачальник Уорвик.
      Эта страшная инквизиционная машина, казалась, должна была сломить Жанну, заставить  ее подчиниться воли ее мучителей, осудить  дело, за которое она боролась, и  отречься от него. Но молодая неграмотная  лотарингская крестьянка, ослабленная  муками жестокого тюремного заключения и вынужденная ежедневно отвечать на ловкие коварные вопросы, придуманные отборными судьями, никогда не теряла ни присутствия духа, ни чудесной ясности ума. Ей расставляли ловушки, которые она угадывала верным инстинктом. На неё дождем сыпались вопросы, которые затруднили бы ученых богословов; с полдюжины ожесточенных спорщиков нападали на нее одновременно и прерывали её ответы; беспорядок временами достигал таких размеров, что нотариусы, заявляли, что они не в состоянии ничего понять.
      Пытки к Жанне не были применены, ибо  Кошону и его сотрудникам, в конце  концов, удалось ее запутать хитроумными  вопросами и получить от нее, таким  образом, желанный материал для обвинительного приговора.
      Жанна настаивала, что она находилась в  непосредственной связи с «торжествующей», т.е. «небесной» церковью, что она выполняла только указания ангелов, святых, блаженных, бога.
      В начале мая 1430 года инквизиторы руководимые  Кошеном и ле Метром, сформулировали свои обвинения против Жанны. Суд  признал, что ее видения ангелов и святых исходили от злых духов и дьявола. Утверждения обвиняемой, что она вручила Карлу VII корону, якобы полученную ею от св. Михаила, было признано пустой выдумкой, делом тщеславным, лживым, гибельным и посягающим на достоинства церкви.
      Суд признал безрассудным утверждения  Жанны, что она узнавала святых и  ангелов по получаемым от них наставлениям и ободрениям и верила в эти  явления как в веру Христовою. Утверждения обвиняемой, что она  могла при посредствии голосов  узнавать незнакомых людей, суд счел суеверием и чародействием, тщеславным и пустым хвастовством. Суд обвинил ее за ношение мужской одежды и коротких волос в богохульстве, оскорбление таинств, нарушение божеского закона, священного писания и канонических постановлений.
      По  поводу ссылок в письмах Жанны  на Иисуса, Марию и крест, угроз, если не послушаются ее писем, показать силу оружия, на чей стороне действительно  право, суд заявил Жанне: «Ты убийца и бесчеловечная, ты ищешь пролития крови; ты мятежница и ведешь к  тирании; ты хулишь бога, его повеления и откровения» . Она была обвинена в самовольном уходе из дома, что довело ее родителей почти до сумасшествия от горя, и в том, что обещала Карлу VII восстановить его королевство яко бы по велению бога. Отказ Жанны повиноваться приказаниям церкви, если они противоречат мнимым повелениям бога, доказывало, утверждал суд, что обвиняемая схизматичка, придерживается мнений, идущих в разрез с истиной и авторитетом церкви, и гибельно заблуждается в вере бога. Суд, прежде чем обнародовать и сообщить Жанне обвинительное заключение, послал его на утверждение 58 богословам, находившимся на занятой англичанами територрии, а так же руанскому капитулу и Парижскому университету. Все запрошенные эксперты и инстанция одобрили сформулированные священным трибуналом обвинения против Орлеанской девы. Правда, университет сделал это с оговоркой: обвинение против Жанны считать правильными, будь они доказаны. Кошон и его коллеги – инквизиторы не сомневались, что они полностью доказали вину подсудимой.
      23 мая 1431 года Жанну вызвали в  трибунал, и Кошон зачитал ей  эти документы, уговаривая ее  признать себя виновной, раскаяться  и отречься от своих заблуждений  и преступлений, иначе она загубит  свою душу, и погибнет на костре. Жанна, однако, не подалась уговорам и угрозам и категорический отказалась признать себя виновной в каком-либо прегрешение. Учитывая ее закостенелость в ереси, трибунал постановил отлучить ее от церкви и сжечь. На следующий день, 24 мая, состоялось в Руане аутодафия в присутствие кардинала Бофора и других высокопоставленных церковных властей, а так же высших английских чинов. Кошон вновь прочитал ей постановление трибунала и призвал к раскаянью и отречению. И тут произошло нечто неожиданное: машина инквизиции, наконец, сработала, и Жанна, уступив бесконечным угрозам, заявила, что готова отречься, но при условие, что ее переведут в церковную тюрьму, где она, наконец, избавиться от присутствия английских солдат, не покидавших ее даже в камере. Кошон, обещав выполнить ее просьбу, зачитал ей форму отречения, под которой чуть ли не силой принудил её вывести знак креста - подпись. В этом отречении был пункт, в котором она признавала, что совершила тяжкий грех, нарушив божественный закон, святость писания, канонические права, надевая одежду развратную, не естественную, бесчестную, противоречащую природному приличию и подстригая волосы кругом подобно мужчине, вопреки всякому приличью женского пола. Затем ей был зачитан новый приговор: она приговаривалась к пожизненному тюремному заключению на хлебе и воде. На этом аутодафия закончилась. Однако вместо того, что бы отвести осужденную в церковную тюрьму, как это ей было обещано, Жанну возвратили англичанам, которые заковали ее в цепи и вернули в подвалы Буврейского замка.
      Если  раскаяние Жанны и её подчинение авторитету церкви инквизиторы могли считать для себя победой и наградой за свои черные дела, то англичане вовсе не были в восторге от такого финала процесса против их смертельного врага- Орлеанской девы. Живая она даже осужденная, раскаявшаяся и находящая под стражей их солдат, все же представляла для английского претендента на французский трон большую опасность. Меньше, чем на ее казнь они не желали согласиться, недвусмысленной форме заявив об этом Кошону и другим инквизиторам. Дальнейший ход событий показал, что инквизиторы охотно пошли навстречу пожеланиям своих патронов-англичан. Святые отцы продолжали угрожать ей суровыми карами за неповиновение. Они уговорили Жанну переодеться в женское платье, однако интересна деталь: ее мужская одежда была оставлена в мешке у нее же в камере.
      Что произошло с ней в последующие  дни в тюрьме трудно сказать. Если верить заявлению доминиканского монаха Мартина Лавеню, сделанного им во время  процесса по пересмотру дела Жанны  д’Арк в 1450, то над пленницей после  аутодафе пытались надругаться английские солдаты, что заставило ее вновь надеть мужское платье. Свидетельство доминиканца Лавеню заслуживает доверие, так как он был в те дни исповедником Жанны.
      Когда инквизиторы 28 мая вернулись к  Жанне в тюрьму, она им заявила: «Я не совершила ничего греховного против бога или против веры. Я буду, если вы желаете, снова носить женское платье, но во всем остальном - Я останусь прежней». Это были слова, несущие смерть.
      Трибунал  постановил: Жанну д’Арк, как повторно впавшую в ересь, отлучить от церкви и освободить ее, передав светским властям на их усмотрение.
      Казнь Жанны Дарк состоялась 30 мая 1431 года на площади Старого рынка в  городе Руане, куда ее привезли на позорной колеснице из тюрьмы в сопровождение  стражи. «На площади,- повествует Жюль Мишле, - были воздвигнуты три помоста. На одном из них помещались королевская и архиепископская кафедры, трон кардинала Англии, окруженные сидениями его прелатов. Второй предназначался для действующих лиц мрачной драмы: проповедникам, судьи, бальи и, наконец, самой осужденной. Отдельно виднелся громадный оштукатуренный помост, заваленный дровами. Нечего не пожалели для костра, и он пугал своей высотой. Это было сделано нетолько для придания торжественности обряду сожжения, но и с определенной целью: палач мог достать только снизу до костра, расположенного на большой высоте, и зажечь его; таким образом, он не был в состояние не ускорить казнь, ни покончить с осужденной, избавив ее от огненных мук, как обычно делали с другими… Жанна должна была заживо сгореть. Поместив ее на вершине горы из дров, над кругом копий и мечей, на виду у всей площади, можно было предположить, что, долго и медленно сжигаемая на глазах любопытной толпы она проявит, наконец, некоторую слабость, у нее вырвется если не признание, то по крайне мере несвязанные слова, которые легко истолковать в желанном смысле; быть может, даже тихие молитвы или униженные моления о пощаде, естественные для павшей духом женщины».
      Кошон зачитал новое решение священного трибунала: «Мы отлучаем тебя, отсекаем и покидаем, прося светскую власть смягчить свой приговор, избавить тебя от смерти и повреждения членов». Просьба светским властям сохранить Жанне жизнь соответствовало стилю инквизиционных приговоров. Инквизиторы знали, что их просьбы подобного рода отклоняются. Затем на голову Жанне надели бумажную митру с надписью «еретичка, рецидивистка, вероотступница, идолопоклонница» и повели на костер.
      Хронисты  отмечают, что вовремя казни Жанны  инквизитор Кошон рыдал, по всей вероятности  от радости. Теперь ему была обеспечена митра архиепископа Руанского! Когда огонь уничтожил ее одежды, то раздвинули охваченный пламенем хворост, что бы толпа могла видеть обгорелый труп и, таким образом, убедиться, что Жанна была женщиной. После этого ее тело обратили в пепел, который выбросили в Сену. Ее сторонники свидетельствовали, что она мужественно и гордо взошла на костер, а противники утверждали, что она каялась и рыдала. Кошон и англичане даже после сожжения Орлеанской девы продолжали клеветать на нее, обвиняя свою жертву во все возможных преступлениях против веры, жестокостях и бесчестных поступках.
       и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.