На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Проблемы ядерного разоружения

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 04.07.2012. Сдан: 2011. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


МИНИСТЕРСТВО  ОБРАЗОВАНИЯ И  НАУКИ
РОССИЙСКОЙ  ФЕДЕРАЦИИ 

Федеральное государственное  бюджетное образовательное  учреждение
высшего профессионального  образования 

ОМСКИЙ  ГОСУДАРСТВЕННЫЙ  УНИВЕРСИТЕТ ИМ. Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО 
 

Кафедра «Безопасность жизнедеятельности  и гражданская  оборона»
        Дисциплина  «Безопасность жизнедеятельности» 
         
         
         
         
         
         
         

РЕФЕРАТ 
 

на тему:
Проблема  ядерного разоружения
(СНВ-I, СНВ-II, СНВ-III) 
 
 
 
 
 
 
 

                  Выполнила: Юницкая К.А,
                  студентка юридического факультета
                  гр. ЮЮБ-105-О
                  Проверила: Пальцева Н.А. 
                   
                   
                   
                   
                   
                   

Омск 2011
Содержание 

Введение………………………………………………………..2
Основная часть………………………………………………3
Заключение……………………………………………………14
Список  литературы………………………………………..15 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение 

Сегодня в мире существует около 40 государств, располагающих техническими возможностями  для производства ядерного оружия. И если в ХХ в. обладание ОМП  было привилегией сильных государств, то в XXI в. намечается обратная тенденция. Это оружие привлекает слабые государства, рассчитывающие с его помощью компенсировать своё военно-технологическое отставание. Поэтому вполне естественно, что, хотя роль ядерного сдерживания в отношениях великих держав снижается, ни одна из них никогда не откажется от своего ядерного статуса.
В процессе изучения курса Истории России в  средней школе я не однократно рассматривала эту тематику, т.к. лично для меня она является наиболее интересной и информационно развитой. В материалах своего реферата я использовала тексты работ подготовленных  к  конференциям по проблемам ядерного оружия, статьи и собственные выводы. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Основная  часть  

«Условия  и перспективы дальнейших шагов  в области ядерного разоружения  и нераспространения»
Алексей Арбатов, Владимир Дворкин .
Наиболее  значимые проблемы, обуславливающие  необходимость неослабного внимания со стороны Москвы и Вашингтона к  задаче ядерного разоружения: 

    Баланс  сил в 2020 г. После окончания срока  действия нового Договора о СНВ (Пражский договор) в 2020 г. России и США придется заключать новый договор о  дальнейшем сокращении ядерных сил, поскольку продлить текущий они  не смогут в силу динамики баланса  стратегических ядерных сил (СЯС) обеих  стран. Основную часть СЯС США  составляют системы, созданные в 1970-е  годы и введенные в строй в 1980-1990-е гг., которые в 2020-2030-е гг. будут заменены как на новые стратегические системы в ядерном оснащении, так и на неядерные вооружения на стратегических носителях. США заинтересованы в том, чтобы следующий российско-американский договор позволил им сократить старые системы и принять на вооружение новые. России же не удастся к 2020 г. сохранить  свои СЯС на уровне в 1550 ядерных боезарядов, как зафиксировано в Пражском договоре, — даже в том случае, если она будет продлевать срок службы отдельных систем. Поэтому Россия будет заинтересована в новом  договоре для того, чтобы поддерживать паритет с США при более  низких потолках.
    ПРО, ТЯО и милитаризация космоса. Переговоры о дальнейших сокращениях СЯС являются необходимым условием для дискуссий по таким вызывающим взаимную обеспокоенность Москвы и Вашингтона проблемам, как противоракетная оборона (ПРО), тактическое ядерное оружие и милитаризация космоса. Эти проблемы будут обостряться по мере продвижения по пути ядерного разоружения.
    Великобритания, Китай, Франция. Ограничения СЯС должны быть распространены и на третьи страны — Великобританию, Китай, Францию. Но вести с ними переговоры невозможно, если не будут продолжены двусторонние переговоры России и США по этой проблеме. Если Россия и США сделают этим странам предложение об ограничении СЯС, не подкрепленное собственным примером, они получат жесткий отказ.
    Неядерные страны. Ко времени проведения Конференции по рассмотрению Договора о нераспространении ядерного оружия 2015 г. неядерные страны осознaют, что Россия и США практически «сымитировали» сокращения, остановившись на потолках в 1550 боезарядов, и дальше сокращать СЯС не намерены. Побудить неядерные страны принять более жесткие условия ядерного нераспространения можно будет только при продолжении российско-американских переговоров о сокращениях.
    Только если Москва и Вашингтон продемонстрируют взаимную транспарентность и приверженность ядерному разоружению, заключил можно будет сохранить и укрепить режим ядерного нераспространения.
 
В начале 2007 г. в статье «Мир без ядерного оружия» Джордж Шульц, Уильям Перри, Генри Киссинджер и Сэм Нанн заявили, что сегодня ядерное оружие представляет собой огромную опасность и необходимо перейти к твердому всеобщему согласованному отказу от него, а в перспективе и вовсе исключению исходящей от него угрозы миру, поскольку с окончанием холодной войны ушла в прошлое советско-американская доктрина взаимного устрашения. Это заявление неожиданно оказалось в центре внимания всей прогрессивной мировой общественности, которая проявила огромный интерес к идее ядерного разоружения. Казалось бы, сегодня, в разгар мирового экономического кризиса, вопросы экономики и финансов, определение путей взаимовыгодного экономического сотрудничества, необходимость создания новых резервных валют и другие экономические проблемы, на решение которых могут быть направлены усилия многих стран, должны быть в центре общественной дискуссии как в России, так и за ее пределами. Однако даже президент Ирана Махмуд Ахмадинежад выступил на Генеральной ассамблее ООН в сентябре 2008 г. с предложением создать независимый комитет по наблюдению за разоружением ядерных держав .
В преддверии визита президента Соединенных Штатов Барака Обамы в Москву группа известных политиков и военных со всего мира, объединившихся в рамках инициативы Global Zero, представила план поэтапного полного уничтожения ядерного оружия на планете к 2030 г. Он включает четыре этапа:
· Россия и США договариваются о сокращении своих арсеналов до 1000 ядерных  боеголовок у каждой.
· К 2021 г. Москва и Вашингтон снижают  порог до 500 единиц. Все остальные  ядерные державы (Китай, Великобритания, Франция, Индия, Пакистан, Израиль) соглашаются  заморозить и в последующем сократить  свои арсеналы стратегического оружия.
· С 2019 по 2023 г. – заключение «соглашения  о глобальном ноле», с графиком поэтапного проверяемого сокращения всех ядерных  арсеналов вплоть до минимума.
· С 2024 по 2030 г. – процесс должен быть окончательно завершен, а система верификации  продолжит работу.
Профессор Джорджтаунского университета Эдвард Иффт, последний представитель США на переговорах по договору по ПРО, предлагает следующие дальнейшие шаги в российско-американском процессе сокращения вооружений :
· Сократить  ядерные вооружения сторон до уровня примерно 1000 развернутых стратегических боеголовок. «Ничего особенного в  цифре 1000 боеголовок нет. Просто 1000 –  хорошая круглая цифра». (Сильный  аргумент!) При этом система сдерживания  продолжит функционировать в  неизменном виде, сохранится триада ядерных  сил и существующая система верификации.
· При  более глубоких сокращениях «количественные  изменения перейдут в качественные»  и «возможно, придется пересмотреть концепцию сдерживания, включая  расширенное сдерживание». В то же время «сдерживание – фундаментальный аспект международной безопасности, и нужда в нем останется, даже если будет ликвидировано все ядерное оружие». Однако «по мере уменьшения роли ядерного оружия система сдерживания будет все больше зависеть от обычных вооружений. … Обычные вооруженные силы будут играть комплексную роль в системе сдерживания».
К 2012 г. оперативно развернутые ядерные  силы США должны будут включать 1700-2100 стратегических ракетных боеголовок, 14 атомных подводных лодок с  баллистическими ракетами (ПЛАРБ) Трайдент (с двумя боеготовыми ракетами из 14 в каждый момент времени), 500 МБР Минитмен, 76 бомбардировщиков B-52Hи 21 бомбардировщик В-2. Они будут обеспечивать американскую политику сдерживания, держать на прицеле объекты противника, включая органы политического управления и военную мощь, и препятствовать достижению его военных целей. Типы целей включают управляющие и военные объекты, особенно ОМУ, объекты военного командования и другие центры контроля и инфраструктуры. Таким образом, некоторое количественное снижение ядерного арсенала США, вписывающегося при этом в рамки московского Договора о сокращении стратегических наступательных потенциалов 2002 г., должно вполне компенсироваться повышением его качества и появлением новых элементов стратегической триады.  

Поскольку вопрос о полном уничтожении ЯО не стоит в реальной повестке дня  не только современных, но и, судя по всему, будущих политических лидеров, необходимо разрабатывать новые правила  и условия безопасной жизни в  ядерном веке. Достижение таких условий  может быть обеспечено посредством  следующих необходимых шагов.
Во-первых, определение тех международных  институтов, на которые может быть возложена миссия ядерного разоружения. При расширении двустороннего формата  переговоров обязательно необходим  соответствующий международный  орган, координирующий процесс взаимодействия стран-участников. При всех многочисленных претензиях к ООН, на подобную работу в нашем сложном мире способна лишь эта организация.
Россия  и США свою часть дороги к ядерному разоружению уже прошли. И не просто прошли, а сформировали своеобразную дорожную карту этого процесса. Поэтому, успех процесса дальнейшего ядерного разоружения зависит от того, когда  на эту дорогу выйдут другие ядерные государства и какой дорожной картой они будут пользоваться. Эта дорожная карта должна стать первой страницей толстого подробного атласа нового облика безъядерного мира. И одним из подводных камней на пути создания международного института ядерного разоружения является сложность достижения консенсуса, который необходим именно потому, что без него мы останемся там же, где находимся сегодня.
Во-вторых, формирование официального перечня  стран - членов нового ядерного клуба с амнистией вновь заявляемых ядерных держав, т.е. легализация всего существующего ЯО.
Этот  шаг позволит, с одной стороны, вывести из тени уже созданное  ЯО, с другой -в определенной степени удовлетворить амбиции его обладателей, дав им ядерный статус и поставив при этом в определенные юридические рамки и под жесткий контроль. Ведь ядерный статус налагает вполне конкретные требования к владельцу ЯО и его политике.
В-третьих, окончательное закрытие (по дате или  перечню - не важно!) списка ядерных  держав с определением новой эффективной  системы жестких санкций за его  нарушение.
Такой шаг потребует, скорее всего, определенной доработки ДНЯО или даже его замены новым, более адекватным сегодняшним  реалиям договором. Это требование даст возможность изжить рецидивы блокового  мышления, в значительной степени  присущие разоруженческим соглашениям 1960-х - 1970-х гг. Необходимость указанной меры подтверждается явным пробуксовыванием последних обзорных конференций ДНЯО.
В-четвертых, фиксация достигнутых уровней ядерных  вооружений на многосторонней основе и тем самым их легализация. Определение  мер транспарентности и способов верификации ядерных арсеналов. Согласование ядерных стратегий и программ.
Это обеспечит  возможность вовлечения в диалог всех ядерных стран и создаст  предпосылки, как минимум, для сохранения ядерной опасности на прежнем  уровне. Координация же стратегий  поведения позволит повысить предсказуемость  политики ядерных стран и позволит до минимума снизить риск спонтанного  ядерного конфликта.
В-пятых, создание новой международной системы  безопасности и переформатирование режима нераспространения.
Это потребует  формирования нового понимания не только современной, но и перспективной  системы кнутов и пряников, способной  эффективно действовать еще многие десятилетия. При этом необходимо учитывать, что аппетиты ядерных игроков  растут, а пряники стоят все  дороже.
В-шестых, формирование новой системы гарантий и условий развития мирных ядерных  программ в любых странах мира без их разделения на хороших и плохих, без осей зла и стран-изгоев.
Именно  в русле этого шага лежит российское предложение о создании международного хранилища ядерного топлива.
В-седьмых, разрешение легальным ядерным державам проведения периодических (раз в 10-15 лет) ядерных испытаний для проверки надежности ядерных арсеналов и  сохранения квалификации специалистов-ядерщиков. Эти испытания должны отвечать всем требованиям радиационной и экологической  безопасности и, может быть, проходить  под контролем МАГАТЭ или какой-либо другой международной организации.
    Учеными в сфере ЯО было подрасчитали, что на осуществление этих шагов потребуется не менее 15-29 лет.
От успешности этих шагов будет зависеть возможность  достижения достаточного условия ядерного разоружения - добровольного отказа всех государств от ядерного оружия и  от применения военной силы в международных  отношениях. Однако, судя по всему, как  справедливо писал великий русский  поэт Н.А. Некрасов, «жить в эту  пору прекрасную уж не придется ни мне, ни тебе».
Из  доклада института  национальной стратегии. Москва,2009 г.
«Как  известно, в начале 2009 г. новая администрация  США выступила с инициативой  резкого сокращения ядерных потенциалов  Америки и России, что было преподнесено всему миру как прецедент «нового  мышления», исходящего от лидера «глобальной  перестройки» Барака Обамы.
Анонсированные (хотя пока и не выдвинутые официально) высокопоставленными представителями  новой администрации США предложения  по сокращению стратегических ядерных  сил (СЯС) США и РФ до 1 тыс. боезарядов носят, безусловно, революционный характер. Никогда в прошлом не происходило  столь радикального сокращения СЯС  сторон. Реализация инициативы нового американского президента Барака Обамы, если она будет на самом деле выдвинута США и принята Россией, создаст совершенно новое соотношение сил на международной арене.
Поэтому Россия должна уже сегодня, до того, как новый виток ядерного разоружения  станет полноценной темой международной  повестки дня, выработать принципиальную позицию, эффективную как с точки  зрения оборонных приоритетов, так  и с точки зрения международной  репутации страны. Это требует  тщательного анализа сложившейся  ситуации по нескольким основным параметрам, в частности:
    соотношение ядерных и неядерных военных потенциалов США и РФ, их динамика;
    промежуточные итоги двустороннего разоруженческого процесса с точки зрения безопасности РФ;
    возможные последствия перехода на новый этап сокращения СЯС;
 
    сценарии  реагирования на инициативу США со стороны РФ в переговорно-дипломатической  плоскости;
    императивы нового военного строительства российских сил ядерного сдерживания.
1. Современное  состояние СНС США и СЯС  РФ  

1.1. США
Наземный  компонент СЯС США на сегодняшний  день составляет 450 межконтинентальных баллистических ракет (МБР) LGM-30G "Минитмен-3". Из них 350 несут по 3 боевые части (БЧ), 100 – по одной. При этом, однако, все  МБР данного типа могут нести  по 3 БЧ. В США имеется значительный резерв БЧ Мк21, снятых с МБР LGM-118 (МХ). Эти БЧ более современны, поэтому  именно они устанавливаются на "Минитмен-3" вместо старых Мк12. Таким образом, максимальное количество БЧ на развернутых МБР может достигать 1350, хотя сейчас оно составляет 1150.
Кроме того, в США на складах находятся  около 100 МБР "Минитмен-3" и до 50 МХ. Последние способны нести по 10 БЧ, в реальности, однако, их БЧ, как  уже было сказано, устанавливаются  на развернутые МБР "Минитмен-3". Складированные МБР используются для  учебно-боевых и испытательных пусков (поэтому их число постепенно уменьшается). Использование этих МБР в случае крупномасштабной ядерной войны  представляется не вполне реальным, т.к. приведение их в боевое состояние  и загрузка в шахты занимает очень  значительное время, которого в условиях ядерного удара просто не будет.
Морской компонент СЯС США насчитывает 14 ракетных подлодок (ПЛАРБ) типа "Огайо", каждая из которым несет по 24 баллистические ракеты (БРПЛ) UGM-133A "Трайдент-2" D-5 (по 8 БЧ на БРПЛ). Таким образом, всего на море у США имеется 2688 развернутых БЧ.
Авиационный компонент СЯС США включает 20 стратегических бомбардировщиков В-2 и 93 В-52Н. Кроме того, 87 бомбардировщиков В-1В предназначены для решения задач нестратегического характера, хотя изначально создавались как стратегические. Каждый самолет В-52Н способен нести по 20 крылатых ракет воздушного базирования (КРВБ), которые применительно к авиационному компоненту СЯС являются аналогом БЧ МБР и БРПЛ. В-2 и В-1В оснащаются лишь авиационными бомбами (в т.ч. ядерными и управляемыми). Они не несут КРВБ, поэтому в предыдущих соглашениях по сокращению и ограничению СЯС каждый такой самолет засчитывался за 1 БЧ.
Таким образом, если считать В-2 за 1 БЧ, а  В-1В исключить из подсчета по формальному  организационному признаку, общее число  БЧ в СЯС США составляет 5718. Это число вполне правомерно будет увеличить еще на 287 (т.е. до 6005) за счет добавления 200 БЧ для "Минитменов-3" (даже если сейчас они не установлены на развернутые МБР) и 87 самолетов В-1В (даже если считать каждый такой самолет за 1 БЧ).
Самолеты  В-52Н построены в 1960-62 гг., поэтому, несмотря на многочисленные модернизации, постепенно вырабатывают свой ресурс. В ближайшее время их число  планируется сократить до 76 (что, соответственно, приведет к уменьшению количества БЧ в СЯС США на 340 по сравнению с нынешним состоянием). Никаких других изменений в составе  СЯС США в обозримом будущем  не предполагается.
1.2. РФ
Наземный  компонент СЯС РФ на сегодняшний  день включает 97 МБР УР-100Н (РС-18Б) (по 6 БЧ на каждой), 75 МБР Р-36МУТТХ (РС-20Б) (по 10 БЧ), 189 мобильных комплексов МБР  РС-12М "Тополь" (по 1 БЧ), 15 мобильных  и 50 шахтных МБР РС-12М2 "Тополь-М" (по 1 БЧ), всего 426 МБР с 1586 БЧ. Имеется также несколько десятков МБР УР-100Н на складах.
В настоящее  время все российские МБР, кроме "Тополь-М", постепенно выводятся  из состава РВСН в связи с выработкой ресурса, а применительно к УР-100Н  и Р-36МУТТХ – еще и из-за отсутствия полноценного заводского обслуживания (эти ракеты изготавливались на Украине). МБР "Тополь-М" поступают на вооружение гораздо более низким темпом, чем  выводятся остальные МБР, что  ведет к быстрому сокращению числа  ракет и еще более быстрому – числа БЧ (поскольку часть  выводимых МБР являются многозарядными, а МБР "Тополь-М" – моноблочными). Чтобы проиллюстрировать темпы  сокращений, достаточно сказать, что  в начале 2000 г. РВСН включали 756 МБР  с 3540 БЧ. За 8 лет в войска поступило  всего 45 моноблочных МБР "Тополь-М", а списано было 375 МБР с 1999 БЧ. Тенденций  к перелому данной ситуации не наблюдается. Перспективы поступления на вооружение многозарядной (по 3 БЧ) МБР РС-24 в настоящее время не вполне ясны.
Морской компонент СЯС РФ включает в себя по 6 ракетных подводных крейсеров  стратегического назначения (РПК  СН) пр. 667БДР и 667БДРМ, каждая из которых  несет по 16 БРПЛ. Для РПК СН пр. 667БДР это БРПЛ Р-29Р (РСМ-52) (по 3 БЧ), для пр. 667БДРМ – Р-29РМ (РСМ-54) (по 4 БЧ). При этом существует вариант  БРПЛ Р-29РМ с 10 БЧ. Реальное количество БРПЛ Р-29Р сегодня составляет 81, Р-29РМ – 92. Всего, таким образом, 173 БРПЛ несут 611 БЧ.
РПК СН пр. 667БДР были построены в 1976-82 гг., они, как и их БРПЛ Р-29Р, в основном выработали свой ресурс и в ближайшее  время будут, очевидно, выведены из состава ВМФ. В РФ ведется строительство 3 новых РПК СН пр. 955, однако испытания предназначенной для них БРПЛ Р-30 "Булава" пока проходят крайне неудачно (из 10 испытательных пусков полностью успешным был только 1). Соответственно, перспективы принятия ее на вооружения совершенно не ясны.
Авиационный компонент СЯС РФ насчитывает 15 стратегических бомбардировщиков Ту-160 и 64 Ту-95МС6 и  МС16. Каждый Ту-160 несет 12 КРВБ, Ту-95МС6 – 6 КРВБ, Ту-95МС16 – 16 КРВБ. Ту-95МС6 и МС16 могут быть конвертированы друг в друга путем монтажа/демонтажа подкрыльевых ПУ КРВБ. В настоящее время в ВВС формально числится по 32 самолета в вариантах МС6 и МС16, таким образом, общее число КРВБ на 79 бомбардировщиках составляет 884. В ближайшее время Ту-95МС будут постепенно выводиться из состава ВВС в связи с выработкой ресурса.
Таким образом, общее число БЧ в СЯС  РФ составляет 3081 (т.е. почти вдвое  меньше, чем у США) с тенденцией к дальнейшему быстрому уменьшению во всех компонентах. Впервые за многие годы США сегодня превосходят  Россию даже по числу МБР наземного  базирования.
2. Договоры  о сокращении СЯС США и РФ
В 1991 г. был заключен советско-американский Договор о 50%-ном сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1). 23 мая 1992 г. правопреемниками СССР по нему признали себя Россия, Украина, Казахстан и  Белоруссия. СНВ-1 вступил в силу 5 декабря 1994 г. и действует до 5 декабря 2009 г. Предусмотрено его продление  на 5 лет неограниченное число раз. Каждая из сторон имеет право выйти  из Договора, предупредив об этом другую сторону за 6 месяцев.
Договор СНВ-1 предоставляет России аналогичные  права, но она не имеет возможности  ими воспользоваться, поскольку  у США нет грунтовых мобильных  МБР.
Конгресс  США ратифицировал СНВ-2 в 1996 г., Госдума  РФ – в 2000 г. Однако после выхода США из Договора по ПРО Россия отказалась выполнять СНВ-2. Вместо него в мае 2002 г. был подписан Договор об ограничении стратегических наступательных потенциалов. В соответствии с этим договором, число БЧ на развернутых стратегических носителях США и РФ к 2012 г. не должно превышать 2200. При этом количество БЧ, находящихся на складах, не ограничено. Контроль за выполнением Договора осуществляется исключительно национальными средствами разведки, инспекции на местах не предусмотрены.
3. Стратегическое  превосходство США: возможность  обезоруживающего удара
3.1. Проблема  КРМБ
Существуют  дополнительные обстоятельства, которые  не позволяют ограничить рассмотрение проблемы сокращения СЯС только формальным сравнением потенциалов собственно самих СЯС. На соотношение сил  всё более заметно влияет состояние  обычных вооружений сторон, в первую очередь – ракет морского базирования  и систем ПРО.
Изначально  в США было построено 18 ПЛАРБ типа "Огайо". Однако первые 4 из них  впоследствии были переоборудованы  в носители крылатых ракет морского базирования (КРМБ). Вместо 22 шахт БРПЛ на них были установлены ПУ по 7 КРМБ на каждой (еще 2 шахты используются как шлюзовые камеры для транспортных средств боевых пловцов), таким образом, каждая лодка несет 154 КРМБ.
Кроме того, в составе ВМС США имеется 52 многоцелевые ПЛА: 3 типа "Си Вулф", 4 типа "Вирджиния" (всего планируется построить до 30 таких ПЛА) и 45 типа "Лос-Анджелес" (постепенно выводятся из состава ВМС). Все "Вирджинии" и 31 "Лос-Анжделес" имеют по 12 специальных шахт для КРМБ, т.е. суммарно они несут 420 КР. Кроме того, все 52 ПЛА имеют возможность запускать КР и через обычные торпедные аппараты, т.е. количество КРМБ на них может быть еще выше. С учетом 4 вышеупомянутых ПЛА типа "Огайо", число КРМБ на ПЛА США составляет 1036 в специальных ПУ и неопределенное количество как часть штатного боезапаса ПЛА (торпед и ракет, запускаемых через торпедные аппараты).
Наконец, 22 крейсера типа "Тайкондерога" и 52 эсминца типа "Орли Берк" оснащены системой "Иджис" с установками вертикального пуска (УВП) Мк41. В каждой ячейке такой УВП может находиться либо КР "Томагавк", либо зенитная ракета (ЗУР) большой дальности "Стандарт", либо 4 ЗУР малой дальности "Си Спарроу", либо противолодочная ракета "Асрок". Сегодня 74 крейсера и эсминца с "Иджисом" суммарно имеют на борту 7478 ячеек УВП, предполагается построить еще 9 "Орли Берков", тогда это число возрастет до 8342.
В связи  с этим необходимо отметить, что, в  отличие КРВБ, КРМБ не идут в зачет  действующих договоров об ограничении  и сокращении СЯС. Такая ситуация представляется в высшей степени  странной потому, что эти ракеты почти одинаковы по своей конструкции (КРМБ лишь имеют дополнительный стартовый  ускоритель), при этом КРМБ гораздо  более многочисленны, чем КРВБ.
Американские  КР "Томагавк" являются весьма удобным  оружием, отличающимся относительной  дешевизной, обеспечивающим высокую  точность поражения целей на значительном удалении от места пуска (1200-2500 км и  более) и гибкость применения (за счет возможности достаточно быстрой  конвертации из ядерного варианта в обычный и обратно). В ходе боевых действий в Ираке, Афганистане и Югославии ВВС и ВМС США применяли КРВБ и КРМБ в массовом порядке с достаточно высокой эффективностью.
В условиях почти полной деградации системы  ПВО Россия сегодня чрезвычайно  уязвима для ударов КР. Это, в частности, относится и к СЯС, особенно к  стратегической авиации и МБР "Тополь".
Стратегические  бомбардировщики ВВС РФ дислоцируются  всего на двух аэродромах (в Саратовской  и Амурской областях), являются крупноразмерными целями, очень уязвимыми от ударов с воздуха. Несколько КР с обычными БЧ (осколочно-фугасными или кассетными) могут вывести из строя все эти самолеты.
Примерно  то же относится и к мобильным МБР "Тополь". Уместно в связи с этим процитировать доклад ИНС "Итоги с Владимиром Путиным: кризис и разложение Российской армии": "Сегодня, когда США обладают спутниками оптической, инфракрасной и радиолокационной разведки (КН-11, «Лакросс» и целым спектром КА дистанционного зондирования Земли с высоким пространственным разрешением), передающими информацию в реальном масштабе времени, устойчивость «Тополей» стала, по сути, нулевой. Изначальное место базирования «Тополей» известно США с точностью до сантиметра. Движение «Тополя» будет полностью контролироваться противником с момента выхода машины из ангара. Предполагать, что стотонная 22-метровая машина, коей является «Тополь», обладающая высокой заметностью в оптическом, радиолокационном и инфракрасном диапазонах, может «стремительно» раствориться в российских просторах, достаточно наивно".
Наличие в ВВС и ВМС США большого количества КР и другого высокоточного  оружия, наводимого на цели с помощью  ИСЗ в реальном масштабе времени, создает реальную угрозу нанесения  по СЯС РФ обезоруживающего удара, причем, скорее всего, неядерного (по экологическим  соображениям) либо микроядерного. Его успеху способствуют быстрое сокращение как собственно СЯС РФ, так и системы ПВО. По мере дальнейшей деградации наших СЯС и ПВО при одновременном увеличении количества высокоточного оружия в США вероятность нанесения такого удара будет нарастать.»
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.