На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Классическая немецкая философия

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 04.07.2012. Сдан: 2011. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 

 

      СОДЕРЖАНИЕ 

 

      
Введение
     Понятие «немецкая классическая философия», веденная Ф.Энгельсом и утвердившееся в марксистских работах, обозначает ту линию в развитии новоевропейской мысли второй половины 18 в. – первой половины 19 в., которая была представлена учениями Канта, Фихте, Шеллинга, Гегеля, Фейербаха. При всем различии эти учения тесно связаны между собой узами преемственности: после Канта каждый из мыслителей этого направления опирался на воззрения своего предшественника и вдохновлялся творческими импульсами его наследия. Следует отметить, что в учениях Канта, Фихте, Шеллинга, Гете, Фейербаха нашли выражения наиболее значительные идеи немецкой философской мысли рассматриваемого периода. К концу XYIII в. учения Канта, Фихте, Шеллинга, заняли ведущее место в западноевропейской философии, а потом в полном своем развитии, завершаемом учениями Гегеля и Фейербаха, немецкая классическая философия приобрела всемирно-историческое значение, состоящее прежде всего в том, что благодаря своим достижениям она явилась непосредственным теоретическим источником марксизма в области философии.
     К числу крупнейших достижений немецких мыслителей от Канта до Фейербаха  относится уяснение того отнюдь не очевидного фактора, что при всем многообразии проблем у философии  имеется основной вопрос, и он состоит в определении отношения между мышлением и бытием. Целью данной темы – проанализировать идеи классической немецкой философии и показать степень влияния идей в современной философии. Исходя из данной цели, необходимо будет решить ряд следующих задач:- показать особенности теории познания в философской системе Канта, Гегеля
     - раскрыть сущность идеалистических  традиций немецкой классической  философии Канта, Фихте, Шеллинга, Гегеля 
     - рассмотреть особенности идеализма  немецкой классической философии
     Развитие  немецкой классической философии было одним из важнейших выражений эпохального подъема духовной культуры, начавшегося в германских государствах с середины XYIII в. и предвосхищало перспективы прогрессивного развития Германии.
     Немецкая  классическая философия развивалась  в эпоху глубочайших изменений, которые происходили в экономической, социально-политической и духовно-идеалогической жизни всей Европы. Поиски адекватного понимания происходящих изменений наиболее подготовленным к этому немецкими философами увенчалась успешным продвижением по пути разработки диалектного способа мышления. Начиная с Канта, плеяда мыслителей первой величины придала небывалую интенсивность и глубину развития немецкой философской мысли. Немаловажно, что все мыслители сами считали себя радикальными новаторами в философии. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

      1. Познание, его возможности в свете  классической
      немецкой  философии 
     Проблемы  теории познания стоят в центре философской  системы Канта и его многочисленных последователей. В предисловии в  «Критике чистого разума» Кант пишет: «я должен был ограничить область знания, чтобы дать место вере»1 Исходя из этой главной для него задачи, философ разработал очень сложную гносеологическую конструкцию.
     Процесс познания включает в себя три этапа, три ступени. Первым идет этап чувственного познания. Все наше знание начинается с опыта, с работы органов чувств, на них воздействуют находящиеся вне человека предметы внешнего мира, или, как их называет Кант, вещи в себе. Философ не дает однозначного определения этого понятия. Во многих местах «Критики чистого разума» он недвусмысленно заявляет, что вещи в себе существуют объективно, т.е. независимо от человеческого сознания, хотя и остаются непознаваемыми. Такое понимание вещи в себе как основы всех явлений, как фактической причины человеческих ощущений, как объективной реальности, является у Кана доминирующим, что позволяет квалифицировать его как материалистическое. Но у него встречается и другие толкования несовместимые с первым. Так под вещью в себе он разумеет пограничное, предельное понятие, замыкающее круг возможных человеческих представлений и ограничивающее притязания людей на познание мира. Под вещью в себе Кант понимает также Бога, бессмертие души и свободу воли. Очевидно, что последние толкования вещи в себе противоречат первому и являются идеалистическими.
Основная  черта философии Канта – это  примирение материализма с идеализмом, компромисс между тем и другим, сочетание в одной философской  системе противоположных мировоззренческих  направлений. Когда Кант допускает. Что нашим представлениям соответствует нечто, существующее вне нас, то он выступает как материалист, когда объявляет эту вещь непознаваемой, трансцедентной, потусторонней, он выступает как идеалист. Определяющее значение в философии Канта имеют все же не материалистические, а идеалистические элементы, в силу чего он является представителем философского идеализма и агностицизма.
     Ощущения, вызываемые действием вещей в  себе на чувственность, по мнению Канта  ни в чем не похожи на оригиналы. Они принадлежат только к субъективным свойствам чувственности, являются ее модификациями и не дают знания об объекте. Хотя ощущения и вызываются воздействием «вещей в себе» на человеческую чувственность, они ничего общего не имеют с этими вещами. Ощущения - не образы, а символы вещей.
     Наше  знание начинается с опыта, из этого вовсе не следует, что оно целиком происходит из опыта. Знание, по Канту, имеет сложный состав и складывается из двух частей. Первую часть философ называет « материей» знания. Это поток ощущений, или знание эмпирическое, даваемое а posteriori, т.е. путем опыта. Вторая часть – форма - дается до опыта, а posteriori и должна целиком готовой находиться в душе, в субъекте.
     Таким образом, наряду с агностицизмом  характерной чертой теории познания Канта является априоризм. Встает вопрос о том, откуда берутся априорные, т.е. доопытные формы чувственности и все новые априорные формы, о которых говорил Кант. Философ был вынужден признать, что ответить на этот вопрос он не в силах: “ этого вопроса разрешить нельзя, так как для его разрушения, как и для всякого мышления, мы уже нуждаемся в этих свойствах”2
     Здесь обнаруживается настоящий тупик  кантовской системы познания. Понятие  априоризма- важнейшее положение  теории Канта, на нем он основывал  возможности достижения необходимого и достоверного знания. По мнению Канта, опыт никогда не может придать суждениям истинной и строгой всеобщности, а лишь предполагаемую и сравнительную всеобщность. Вместе с тем он считал, что математическое знание носит безусловно необходимый характер. Выйти из этого затруднения он пытался при помощи априоризма: только априорные суждения носят всеобщий характер, достоверны и объективны. Для канта понятие «априорный», «необходимый», « всеобщий», «объективный» тесно переплетаются и употребляются как равнозначные. В это же время он отказывался признавать априорное знание врожденным.
       Если «материя» знания носит. По Канту, опытный, апостериорный характер, то форма чувственного познания вне опыта, априорна. До восприятия предметов опытного познания в нас должны существовать «чистые», т.е. свободные от всего эмпирического, наглядные представления, которые являются формой, условием всякого опыта. Такими « чистыми», т.е. априорными наглядными представлениями выступают пространство и время. По мнению философа, пространство и время – это формы именно чувственности, а не рассудка, это представления, а не понятия.
     Пространство  вовсе не представляет собой свойства каких-либо вещей в себе, время  также не принадлежит вещам в  себе ни как их свойство и ни как  их субстанция. Кант, таким образом, отнимает у пространства и времени всякое притязание на абсолютную реальность, он превращает их в особые свойства субъекта.
     Первая  ступень познания - область чувственности- характеризуется способностью человека упорядочивать хаос ощущений при помощи субъективных форм созерцания- пространства и времени. Таким путем, по мысли Канта, образуется предмет чувственности, или мир явлений. Следующая ступень- это область рассудка. Ни одну из этих способностей нельзя предпочесть другой. Без чувственности ни один предмет не был бы нам дан, а без рассудка ни один бы не был мысли. Мысли без содержания пусты, а наглядные представления без понятия слепы. Суждения восприятия, полученные на основе чувственности, имеют лишь субъективное значение- это простая связь восприятия. Суждение восприятия должно приобрести «объективное», по выражению Канта значение, т.е. получить характер всеобщности и необходимости и стать благодаря этому « опытным» суждением. Это происходит, по Канту, путем подведения суждения восприятия под априорную категорию рассудка.
     Причинность- это одна из категорий, которые являются априорными принципами мышления. Они  служат орудиями для обработки чувственного материала. В «Критерии чистого  разума» Кант строит особую таблицу  этих категорий. Их всего 12, что соответствует числу видов суждений по традиционной классификации суждений в формальной логике. Это категория единства, множества, всеобщности, реальности, отрицания, ограничения, принадлежности, причинности, общения, возможности, существования, необходимости. Кант не может обосновать, почему категорий ровно 12 и откуда они берутся: «Для этого обстоятельства нельзя указать никаких дальнейших оснований так же, как нельзя обосновать, почему мы имеем так-то, а не иные функции суждения, или почему время и пространство суть единственные формы возможного для нас наглядного представления»3.
     Превратив причинность в субъективную категорию  рассудка, Кант создал для себя многочисленные трудности. Прежде всего « вещь в  себе», поскольку она существует вне субъекта, не может считаться той причиной, которая, воздействуя на чувственность субъекта, порождает «материю» знания. Ставятся далее под сомнение все достижения Канта «до критического» периода, прежде всего его космогонические теории, поскольку они, как и все естествознание, основаны на признании объективного характера закономерностей природы, в том числе причинно- следственных связей.
     Кант  в «Критике чистого разума» утверждает, что основополажения «чистого рассудка», реализуя применение категорий к  опыту, делают возможной саму природу и науку о ней – «чистое» естествознание. Высшее законодательство природы он находил в человеческом рассудке». Хотя и странно, но тем не менее истинно, если я скажу : «рассудок не почерпает свои законы из природы, а предписывает их ей4».
     Последний и высший этап познания – сфера разума, который представляет собой « высшую инстанцию для обработки материала наглядных представлений и для подведения его под высшее единство мышления». Разъясняя эти положения, Кант указывает, что разум, в отличие от рассудка, порождает « трансцендентальные идеи», выходящие за пределы опыта. Таких идей три:
    психологическая ( учение о душе),
    космологическая ( учение о мире),
    теологическая ( учение о Боге). 
     Эти идеи выражают стремление разума к  постижению вещей в себе. Разум жадно стремится постичь эти вещи, пытается выйти за пределы опыта, но все тщетно: вещи «бегут от него» и остаются непознанными. В результате разум создает лишь «паралогизмы», «антиномии», «идеалы без действительности», запутывается в неразрешимых противоречиях. Большое внимание Кант уделяет антиномиям, т.е. Противоречащим, несовместимым друг с другом положениям, каждое из которых, по мнению Канта, может быть доказано логически безупречно. Таких антиномий у Канта четыре:
     тезис - «Мир имеет начало во времени и ограничен также в пространстве».
     антитезис – «Мир не имеет начала во времени и границ в пространстве. Он бесконечен как во времени, так и в пространстве».
     тезис - «Всякая сложная субстанция в мире состоит из простых частей и вообще существует только простое и то, что сложено из простого»
    антитезис – «Ни одна сложная вещь в мире не состоит из простых вещей, и вообще в мире нет ничего простого».
    тезис - «Причинность согласно законам природы не есть единственная причинность, из которой могут быть выведены все явления в мире. Для объяснения явлений необходимо еще допустить свободную причинность».
    антитезис – «Не существует никакой свободы, но все совершается в мире только согласно законам природы».
    тезис – «К миру принадлежит, или как часть его, или как его причина, безусловно необходимое существо».
    антитезис - «Нет никакого абсолютно необходимого существа ни в мире, ни вне мира, как его причины». Иными словами, Бога нет.
   В первой антиномии можно усмотреть  подход к раскрытию диалектического  противоречия конченного и бесконечного: мир одновременно конечен и бесконечен в том смысле, что бесконечная материя слагается из конченых величин.
   Во  второй антиномии поставлен по существу тот же вопрос, что и в апориях  Зенона – единства конечного и  бесконечного, прерывности и непрерывности материи. Но отсюда элейцы сделали метафизический вывод: поскольку движение и многообразие мира противоречивы, а всякое противоречие разрушает мысль, то движение есть, то движение есть иллюзия, мир неподвижен и лишен многообразия. Нечто похожее делает и Кант. Он полагает, что одинаково безупречно с точки зрения логики доказывает как тезис, так и антитезис каждой антиномии. Например, в четвертой антиномии доказывается, что Бог существует и то, что Бог не существует. Как же быть? Надо отбросить и тезис и антитезис. Логика и разум здесь бессильны. Вера в Бога – это вопрос не науки, а нравственности, полагает Кант.
   Итак, антиномии есть противоречия, которые  свидетельствуют о бессилии разума, о его неспособности постичь  «вещи в себе», выйти за границы опыта». Есть нечто печальное и унизительное в том, что вообще существует антитетика чистого разума и что разум, составляющий высший трибунал для всех споров, принужден вступать в спор с самим собой» – констатирует Кант5. Были бы несправедливо не заметить положительных, прогрессивных сторон теории Канта. В «Критерии частого разума» подняты кардинальные проблемы теории познания и логики, сделана попытка диалектического их решения. Кант первым в философии нового времени показал сложность и противоречивость процесса познания. Эти его идеи нашли продолжение и более глубокую разработку в философии Гегеля. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    Идеалистическая традиция классической немецкой философии
   Первой  значительной философской публикацией  Гегеля, сделавшей его известным, была объемистая работа «Различие между системами философии Фихте, Шеллинга»
   В том же духе Гегель написал ряд  статей в 1802 г. для « Критического журнала философии», который он издавал  совместно с Шеллингом. Из-за этих публикаций многие, начиная с самого Шеллинга, считал Гегеля вплоть до завершения йенского периода (1801-1807) последовательным шеллингианцем. Гегель заявляет о себе как об оригинальном философе как раз в то время, когда шеллинговская мысль вслед за фихтиевской исчерпала потенциал прогрессивного развития и повернула в теософские тупики. 
   Философская система делится Гегелем на три  части:
    логика
    философия природы
    философия духа
   Логика, с его точки зрения, есть система  «чистого разума», совпадающего с божественным разумом. Однако откуда Гегель смог узнать мысли Бога, да еще до сотворения мира? Этот тезис философ просто постулирует, т.е. вводит без доказательств. Фактически же свою систему логики Гегель черпает не из священных книг, я из великой книги самой природы и общественного развития. Поэтому самая, казалось бы, мистическая часть его философии – логика – опирается на огромный естественнонаучный, исторический материал, который был в распоряжении энциклопедически образованного мыслителя.
   «Мыслями  Бога» оказываются наиболее общие  законы развития природы, общества и мышления. Диалектический идеализм Гегеля именно в логике ближе всего стоит к диалектическому материализму6. По сути дела это перевернутый и поставленный с ног на голову материализм. Дело разумеется нельзя сводить к простому «переворачиванию». Между диалектикой Гегеля и материалистической диалектикой имеются существенные различия.
   Исходным  пунктом философии Гегеля выступает  тождество мышления (сознания) и бытия. Вещи и мысли о них совпадают, поэтому мышление в своих имманентных определениях и истинная природа вещей – это одно и то же.
   Тождество бытия и мышления, с точки зрения Гегеля, представляют собой субстанциональное  единство мира. Но тождество не абстрактное, а конкретное, т.е. такое, которое  предполагает и различие. Тождество и различие – единство противоположностей. Абстрактное тождество, как у Шеллинга, исключает саму возможность развития. Мышление и бытие подчинены одним и тем же законам, в этом рациональный смысл гегелевского положения о конкретном тождестве.
   Объективное абсолютное мышление, полагает Гегель, есть не только начало, но и движущая сила развития всего сущего. Проявляясь во всем многообразии явлений, оно выступает как абсолютная идея.
Абсолютная  идея не стоит на месте. Она непрерывно развивается, переходя из одной ступени к другой, более конкретной и содержательной. Восхождение от абсолютного к конкретному – общий принцип развития.
   Высшая  ступень развития – «абсолютный дух». На этой ступени абсолютная идея проявляется в сфере человеческой истории и делает предметом мышления само себя. 
   Философской системе гегелевского объективного идеализма присущи некоторые  особенности. Во-первых, пантеизм. Божественная мысль витает не где-то в небесах, она пронизывает весь мир, составляя сущность каждой, даже самой малой вещи. Во-вторых, панлогизм. Объективное божественное мышление строго логично. И, в-третьих, диалектика. 
   Новаторство Гегеля в том, что его логика прорывает  узкий горизонт формальной логики. Признавая ее педагогическое значение, философ говорит о ней весьма пренебрежительно. Для этого у него были известные основания. Логические формы рассматривались обычно как застывшие, неизменные, оторванные от содержания. «Они представляют собой мертвые формы и в них не обитает дух, составляющий их живое конкретное единство»7
Логические  формы не только содержательны, но и  находятся во взаимной связи и  развитии. Гегель провозглашает  единство, тождество диалектики, логики и теории познания. Логика не канон, или совокупность застывших правил, а органон, или орудие достижения истины.
   Гегелю  присущ гносеологический оптимизм, убеждение  в познаваемости мира. Субъективный дух, человеческое сознание, постигая вещи, обнаруживает в них проявление абсолютного духа, божественного  мышления. Отсюда следует важный для  Гегеля вывод: все действительное разумно, все разумное действительно. Ожившие формы жизни непременно уступают место новому, таков истинный смысл формы Гегеля.
   Итак, логика представляет собой закономерное движение понятий (категорий), выражающих содержание абсолютной идеи, этапы ее саморазвития.
   С чего начинается развитие этой идеи? После  долгого обсуждения этой нелегкой проблемы Гегель приходит к выводу, что началом  служит категория чистого бытия. Бытие, по его мнению, не обладает извечным существованием и должно возникнуть. Но из чего? Очевидно, что из небытия, из ничто. «Есть пока что ничто и должно возникнуть нечто. Начало есть не чистое ничто, а такое ничто из которого должно произойти нечто; бытие стало быть, уже содержится так же и в начале. Начало, следовательно, содержит в себе и то и другое, бытие и ничто; оно есть единство бытия и ничто или, говоря иначе, оно есть небытие, которое есть вместе с тем небытие»
   Синтез  категорий чистое бытие и ничто дает категорию становления, а от нее возможен переход к наличному, т.е. какому-то определенному бытию. Становление можно считать единством небытия и бытия. «Становление есть неустойчивое беспокойство, которое оседает, переходит в некий спокойный результат». Такова схема, предлагаемая Гегелем.
   Если  диалектический процесс возникновения Гегеля стремится выразить при помощи категории становления, то процесс исчезновения, уничтожения выражается им при помощи категории снятие. В ней выражается стихийная диалектика и ее главная черта: тождество противоположностей. В мире ничто не погибает бесследно, а служит материалом, исходной ступенью для появления нового. Эта закономерность отражается категорией снятие, а так же категорией отрицание, которую Гегель широко применяет в своей философской системе. Новое отрицает старое, но отрицает диалектически: не просто отбрасывает его в сторону и уничтожает, а сохраняет в переработанном виде, используя жизнеспособные элементы старого для созидания нового. Такое отрицание Гегель называет конкретным.
   Отрицание для Гегеля не однократный, а по сути дела бесконечный процесс. И в этом процессе он всюду находит связку из трех элементов: тезис – антитезис – синтез. В результате отрицания какого либо положения, принимаемого за тезис, возникает противоположение (антитезис). Последний необходимостью подвергается отрицанию. Возникает двойное отрицание, или отрицание отрицания, что ведет к возникновению третьего звена, синтеза. Оно на более высоком уровне воспроизводит некоторые черты первого, исходного звена. Все эта конструкция называется триадой.
   В философии Гегеля триада выполняет не только методологическую функцию, но и функцию самосозидающую. Это не только содержательный принцип, или закон диалектики, но и способ построения схемы. Вся архитектоника, структура гегелевской философии подчинена тройственному ритму, состоится в соответствии с требованиями триады. В целом философия Гегеля делится на три части: логику, философию природы и философию духа. Это не рядоположенные части, которые можно поменять местами. Это триада, где каждая часть выражает закономерны этап диалектического развития. По крайней мере так считает сам Гегель. Логику он делит так же на три части: учение о бытии, например включает в себя: 1) определенность (качество), 2)величина (количество), 3)мера. Качество состоит из трех частей: 1) бытие, 2) наличное бытие, 3) для-себя-бытие. Бытие это триада: чистое бытие – ничто – становление. Здесь достигнут предел деления, или триада, состоящая из категорий, каждая из которых не может быть разложена на триады.
   Остановимся на некоторых наиболее важных моментах системы больших и малых триад. Результатом становления является наличное бытие. В отличие от чистого бытия это бытие определенное, наделенное качеством. Качество есть первая непосредственная определенность бытия. Любая вещ отличается от других благодаря присущему ей качеству. В силу качественной определенности вещи не только отличаются друг от друга, но соотносятся между собой.
   Категория качества предшествует в логике Гегеля категории количества. Такой порядок в объеме соответствует истории человеческого познания. Дикари (как и дети) различают вещи по их качественной определенности, хотя не умеют считать, т.е. не знают количественных соотношений.
   Синтезом  качественной и количественной определенности выступает мера. Каждая вещь, поскольку она качественно определена, есть мера. Нарушение меры меняет качество и превращает одну вещь в другую. Происходит перерыв постепенности, или качественный скачок.
   Гегель  решительно выступает против плоского эволюционизма, признающего лишь постепенный  переход от одного качественного состояния к другому. Гегель убедительно обосновывает то, что позднее получило название закона о переходе количественных изменений в качественные и наоборот путем скачков.
   Большим научным достижением следует  считать положение Гегеля об узловой линии отношения мер. Достигнув определенной стадии, количественные изменения вызывают скачкообразные и большей частью внезапные качественные изменения. Те пункты, в которых происходит качественный скачок, т.е. переход к новой мере, Гегель называет узлами. Все вещи взаимосвязаны узловыми линиями, или цепью перехода от одной меры к другой. Развитие науки и общественной практики подтвердило правильность открытого Гегелем диалектического закона.
   Диалектика  перехода количества в качество отвечает на вопрос о форме развития всех природных и духовных вещей. Но остается еще более важный вопрос о движущей силе, импульсе этого развития. И здесь Гегель ищет ответа не в потустороннем мире, а в самой действительности. Формулирует он этот ответ в учении о сущности. «Одним лишь блужданием из одного качества в другое и лишь одним переходом из качественного в количественное и наоборот дело еще не окончено, а имеется в вещах нечто пребывающее, это пребывающее есть прежде всего сущность».
   Качество, количество, мера- это категории бытия. Это формы, в которых мы воспринимаем действительность, и воспринимаем имперически, опытным путем. Но опытным путем невозможно постичь сущность вещей. Сущность есть внутренняя основа бытия, а бытие- внешняя форма сущности. Нет чистых сущностей, они выражаются, проявляются в формах бытия. Сущность есть тоже бытие, но наиболее высокой ступени. Сущность, как внутренняя причина бытия, не тождественна с последним, она отлична от него. Иными словами сущность познается из противоположности непосредственному бытию. Значит познание должно идти в глубь, вскрывать в явлениях их сущность.
   В чем же, по Гегелю, заключается эта  потаенная сущность бытия? В его  внутренней противоречивости. Все существующее содержит в себе противоречие, единство противоположных моментов.
   Тождество, единство противоположностей - ключевое понятие логики Гегеля. «Противоречие – вот что на самом деле движит миром, и смешно говорить, что противоречиво нельзя мыслить». «Противоречие есть корень всякого движения и жизненности, лишь поскольку оно имеет в самом себе противоречие, он движется, обладает импульсом и деятельностью»8
Противоречие  ведет вперед, оно является принципом  всякого самодвижения. Даже самый  простой вид движения- перемещение тела в пространстве- представляет собой постоянно возникающее и тут же разрешающееся противоречие. Что то движется не только потому, что оно теперь здесь, а в другой момент там, но и потому, что оно в один и тот же момент и здесь и не здесь, т.е. и находится и не находится в данной точке траектории.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.