На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Взаимосвязь показателей самоотношения и тревожности личности

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 04.07.2012. Сдан: 2011. Страниц: 19. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


ВЗАИМОСВЯЗЬ ПОКАЗАТЕЛЕЙ САМООТНОШЕНИЯ  И ТРЕВОЖНОСТИ  ЛИЧНОСТИ 
 
 

СОДЕРЖАНИЕ 
 

 

 

ВВЕДЕНИЕ

 
    Одним из важнейших отношений социального  бытия человека является его отношение к себе. Любое проявление человека как социального субъекта сопровождается включением в данный процесс его самоотношения.
    Самоотношение является для психологии традиционным объектом исследования и не исчезает из ее поля зрения со времен У. Джеймса (исключение составляют лишь 20-40-е годы ХХ века)1.
    За  это время накоплены богатейшие теоретические и экспериментальные данные изучения самоотношения как объекта психологического анализа, раскрыты механизмы его формирования, особенности функционирования и строения. Значительным вниманием среди психологов пользуется проблема влияния самоотношения на поведение человека, особенно на его асоциальные формы.
    В современной психологии отсутствует единый подход к определению такого феномена как отношение человека к себе, несмотря на то, что он активно изучается как отечественными, так и зарубежными исследователями. Анализ работ, посвященных изучению отношения человека к себе, позволяет говорить о большом разнообразии используемых для описания его содержания психологических категорий.
    Можно назвать такие понятия как обобщенная самооценка, самоуважение, самопринятие, эмоционально-ценностное отношение к себе, собственно самоотношение, самоуверенность, чувство собственного достоинства, самоудовлетворение, аутосимпатия, самоценность и др. Их содержание раскрывается с помощью таких психологических категорий как «установка» (Д.Н.Узнадзе), «личностный смысл» (А.Н. Леонтьев), «отношение» (В.Н.Мясищев), «аттитюд» (M.Rosenberg, R.Wylie, S.Coopersmit), «социальная установка» (И.С.Кон, Н.И.Сарджвеладзе), «чувство» (С.Л.Рубинштейн).
    Отсутствие  четкой терминологии привело к тому, что значения используемых терминов большинством авторов не разводятся, они чаще всего употребляются как синонимы. Вместе с тем, анализ той психологической реальности, которая «скрывается» за данными понятиями позволяет более досконально разобраться в феноменологии отношения человека к себе.
    К наиболее употребляемым категориям, раскрывающим сущность отношения человека к себе, можно отнести четыре: «общая» или «глобальная самооценка», «самоуважение», «самоотношение» и «эмоционально-ценностное отношение к себе». Первый термин являлся наиболее используемым в западной психологии с конца XIX до 60-х годов ХХ века, а затем был вытеснен термином «самоуважение».
    В отечественной психологии начало фундаментальных исследований феномена отношения человека к себе было положено благодаря трудам А.Н. Леонтьева, С.Л. Рубинштейна, А.Г. Спиркина, Е.В. Шороховой и теоретическим работам И.С. Кона и И.И. Чесноковой. Термин «самоотношение» был введен грузинским психологом Н.И.Сарджвеладзе2. В настоящее время в отечественной психологии доминирующим является категория «эмоционально-ценностное самоотношение».
    Самоотношение личности понимается как сложное  когнитивно-аффективное образование, зрелость которого определяется качеством  взаимосвязи и степенью согласованности его составляющих. Его структура рассматривается как состоящая из двух компонентов: рационального отношения к себе как субъекту социальной активности («образ - Я» или категориальное «Я») и эмоционально-ценностного отношения к себе – переживания и оценки собственной значимости как субъекта социальной активности, образующих рефлексивное «Я». В результате взаимодействия указанных компонентов с потребностно-мотивационной сферой личности отношение к себе включается в процесс деятельностной и личностной саморегуляции, стимулирует развитие познавательной и личностной субъектности человека.
    Проблема  тревожности является одной из наиболее актуальных проблем в современной  психологии. Среди негативных переживаний  человека тревожность занимает особое место, часто она приводит к снижению работоспособности, продуктивности деятельности, к трудностям в общении.
    Человек с повышенной тревожностью впоследствии может столкнуться с различными соматическими заболеваниями. Разобраться  в феномене тревоги, а также в  причинах ее возникновения достаточно сложно. В состоянии тревоги мы, как правило, переживаем не одну эмоцию, а некоторую комбинацию различных эмоций, каждая из которых оказывает влияние на наши социальные взаимоотношения, на наше соматическое состояние, на восприятие, мышление, поведение. При этом следует учитывать, что состояние тревоги у разных людей может вызываться разными эмоциями. Ключевой эмоцией в субъективном переживании тревоги является страх.
    Следует различать тревогу как состояние  и тревожность как свойство личности. Тревога – реакция на грозящую опасность, реальную или воображаемую, эмоциональное состояние диффузного безобъектного страха, характеризующееся неопределённым ощущением угрозы (в отличие от страха, который представляет собой реакцию на вполне определённую опасность). Тревожность – индивидуальная психологическая особенность, состоящая в повышенной склонности испытывать беспокойство в различных жизненных ситуациях, в том числе и тех, объективные характеристики которых к этому не предрасполагают.
    Тревожность как свойство личности во многом обуславливает поведение субъекта. Определенный уровень тревожности – естественная и обязательная особенность активной деятельной личности. У каждого человека существует свой оптимальный или желательный уровень тревожности – это так называемая полезная тревожность. Оценка человеком своего состояния в этом отношении является для него существенным компонентом самоконтроля и самовоспитания. Однако, повышенный уровень тревожности является субъективным проявление неблагополучия личности.
    Современный подросток развивается в мире неопределённости и противоречий. Переходное состояние нашего общества способствует отклоняющемуся эмоциональному развитию личности (Т.П. Гаврилова, Ф. Дольто, А.И. Захаров, Д.И. Фельдштейн). Наиболее общим показателем эмоционального неблагополучия является личностная тревожность.
    Актуальность проблемы самоотношения и тревожности в подростковом возрасте объясняется тем, что именно в этот период происходит, становление его самосознания (Д. И. Фельдштейн, Л. И. Божович, И. И. Чеснокова и др.) сопровождаемое рядом психосоциальных противоречий: с одной стороны подросток воспринимает себя как личность исключительную, ставит себя выше других людей, с другой стороны сомневается в себе, но старается не допускать в сознание эти сомнения (Т. В. Рябова).
    Кроме того, актуальность проблемы самоотношения объяснена еще и тем, что ранее выработанная подростком система оценочных суждений в свой адрес, и в адрес "других", сложившееся эмоционально-ценностное отношение к собственному "Я" (главным образом, через отношение к нему родителей), начинает подвергаться влиянию оценочных суждений сверстников, выступающих на данном возрастном этапе значимой референтной группой. Создающееся внутриличностное противоречие в оценке себя и "других", ценностях, интересах имеет свое проявление в поведении, отражающее наличие той или иной личностно значимой проблемы.
    Целью нашего исследования является изучение взаимосвязи самоотношения и личностной тревожности подростков с учетом возрастной динамики.
    Объект  исследования: развитие самоотношения и тревожности подростков.
    Предметом исследования является взаимосвязь личностной тревожности и самоотношения у детей подросткового возраста.
    В процессе проделанной работы и исходя из цели, объекта, предмета исследования нами были поставлены следующие задачи:
    1. изучить феноменологию самоотношения  личности;
    2. рассмотреть исследование проблем  тревожности в психологии;
    3. провести диагностику самоотношения личности в подростковом возрасте с помощью методики исследования самоотношения Пантелеева;
    4. провести эмпирическое исследование тревожности подростков по шкале самооценки тревожности Спилберга-Ханина;
    5. дать рекомендации при работе с тревожными детьми с помощью психокоррекционной работе.
    Цель, задачи, объект, предмет определили методы исследования:
    изучение, обработка и анализ научных источников по проблеме исследования;
    анализ научной литературы, учебников и пособий по психологии, педагогике.
    экспериментальное исследование самоотношения и тревожности у детей подросткового возраста.
    Контингент  испытуемых. В нашем исследовании принимали участие 50 детей подросткового возраста средней школы № 1161 г. Москвы в возрасте 14-16 лет. 
 
 

 

1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ  САМООТНОШЕНИЯ И ТРЕВОЖНОСТИ ЛИЧНОСТИ.

    1.1. Самоотношение личности.

 
    Личность  – системообразование, не только имеющее  определенный статус в системе социальных отношений и установочное отношение  к социальному окружению, но и  особым образом относящееся к  самому себе и характеризующееся  особым образованием – подструктурой самоотношения.
    Некоторые авторы, характеризуя самоотношение  в плане анализа природы самосознания, рассуждают примерно следующим образом: наряду с тем, что человек осознает свои отдельные стороны, самосознание еще включает определенное отношение к себе, выражающееся в самооценке личности и эмоциональном отношении к себе. Самоотношение при такой формулировке представляется как психологическое образование, расположенное или взаимодействующее с самопознанием, саморегуляцией и самоконтролем3.
    Мы  думаем, что такая формулировка имеет  много слабых сторон: представляется, что способ отношения к себе не стоит в одном ряду с когнитивным, эмоциональным или регулятивным моментами самосознания; напротив, феномен самоотношения в качестве своих отдельных сторон включает самосознание, самопознание, самооценку, эмоциональное к себе отношение, самоконтроль, саморегуляцию, а понятие самоотношения является родовым относительно понятий самопознания, самооценки и других подобных понятий, имеющих приставку "само" и отражающих широкий спектр феноменов внутренней жизни личности.
    Личность не является субстанциональным образованием, и модус ее существования определяется включенностью в социальные отношения и способностью самому устанавливать отношения к внешнему миру и к себе.
    Несубстанциональность природы личности означает, что человеческое "Я", его "самость" не являются самодовлеющей онтологической реальностью  или абстрактной сущностью. Однако допустим условно субстанциональность  природы "Я".
    Такое допущение привело бы к признанию неисторичности природы личности и феномена "самости", их статичности и завершенности, к игнорированию момента развития и формируемости "Я". Подобное допущение равносильно постулированию того, что "Я" существует само по себе, а отношение к миру есть лишь внешнее проявление его имманентных сил и особенностей, внешнее проявление и не более того.
    К тому же пришлось бы постулировать  дериватность системы отношения  как таковой, ее онтологическую "эпифеноменальность", что можно было бы выразить следующим утверждением: существуют самостоятельные сущности – субъект и внешний мир (объект), которые между собой принципиально разъединены; между ними устанавливаются определенные отношения, которые выводимы либо из природы субъекта, либо из характеристик внешнего мира (объекта)4.
    Если  в этом утверждении термины "субъект" и "внешний мир" заменить терминами "личность" и "социум", то получим  аналогичное утверждение: личность, понимаемая в понятиях робинзонады, гетерогенна социуму и отделена от него, а связь между ними носит чисто механический характер и содержательно определяется либо природой личности, либо же социальными силами. В первом случае налицо имплицитная теория эманации: характер связи с социумом "истекает" из внутренней природы личности. Во втором случае абсолютизируется модель однонаправленной детерминации человеческой природы внешними социальными силами. Именно таковыми могут быть результаты указанного допущения. Поэтому следует четко определить, что сущность личности выводится из системы ее отношений, а не наоборот. Не особенности личности определяют характер связи субъекта с миром, а напротив – особенности такой связи обуславливают личностные характеристики.
    Следуя  логике такого рассуждения, можно заключить: "Я" существует постольку, поскольку оно является одновременно и субъектом и объектом отношения, самость – это способ отношения к себе; самоотношение конституирует самость. Однако такое утверждение сразу же требует оговорки, что самоотношение личности включено в качестве определенной подструктурной единицы в общую систему отношений человека, а с содержательной и функциональной точек зрения самоотношение теснейшим образом связано с особенностями отношения субъекта к внешне-предметному и социальному миру.
    Различие между самоотношением и отношением к внешнему миру ограничивается лишь различием в референтах: в одном случае референтом отношения является собственное тело или психосоциальные и личностные особенности, а в другом случае – объекты внешнего мира или другие люди. Что же касается способов отношения к себе и к внешнему миру, то в обоих случаях можно констатировать наличие двух типов отношения – субъект-объектного и субъект-субъектного.
    Этим  последним суждением мы хотим  подчеркнуть, что специфика самоотношения  не связана со способами отношения, которые указывают как относится субъект к себе и внешнему миру; его специфика связана лишь с референтом отношения, т. е. с тем, на что направлен субъект.
    Следовательно, самоотношение никак не сводится к одному проявлений, будет то самосознание или самопознание, эмоциональное отношение к себе или действия относительно самого себя.
    Трехкомпонентное строении самоотношения включает в себя когнитивный, эмоциональный и конативный компоненты. Можно говорить о тенденции консистентности между этими компонентами, поскольку самоотношение является одним из видов аттитюдов, а аттитюды характеризуются этим генеральным свойством.
    Когнитивный компонент. При анализе когнитивного компонента самоотношения, в первую очередь, возникает вопрос о том, посредством каких психических функций, относящихся к разряду познавательных (ощущение, восприятие, представление, мышление, воображение) реализуется гностическое отношение субъекта к самому себе. Какие психические функции и как выступают в качестве источника и средства информации о самом себе? С самого начала следует отметить: подобно тому, как в процессы переработки информации о предметах и событиях внешнего мира включены все гностические функции человека, так и в плане самосознания невозможно назвать какую-либо одну из всех познавательных функций, которая "брала бы на себя" всю нагрузку самоотражения. В гностическом плане самоотношение "обслуживается" процессами ощущения и восприятия, представления и памяти, мышления и воображения.
    Представление о самом себе выступает необходимым звеном в саморегуляции и самоконтроле поведения на личностном уровне человеческой активности. Представляемое "Я" соотносится с задачей конкретной деятельности и соизмеряется с нею, на основе чего субъект вырабатывает определенную стратегию действия.
    Итак, когнитивный компонент самоотношения  по тому признаку, какие гностические функции включены в его функционирование, сложное гетерономное образование. При анализе этого компонента не следует упускать из виду одно важное обстоятельство: процессы самоотражения (самосознания и самопознания) сопровождаются самооценкой, вернее, когнитивный компонент самоотношения включает в себя самооценку, ибо задача "работы" самосознания и самопознания заключается не только в том, чтобы принимать себя в расчёт в процессе активности и знать что-то о себе, но и (наверное, в первую очередь) в том, чтобы оценить свои свойства и возможности по определенным критериям ("хороший-плохой", "годный-негодный" и т. д.). Путем процессов самопознания личность стремится понять не только то, кто она есть, но и какова она есть, не только то, что она сделала, но и что и как она может сделать5.
    Эмоциональный компонент. Самоотношение, понимаемое как установка относительно себя, включает в себя эмоциональный компонент. Человек не только знает что-то о себе, но может любить или презирать себя по поводу знаемого. Как уже отмечалось выше, эмоциональное отношение к себе некоторыми авторами неправомерно, по нашему мнению, приравнивалось к самоотношению в целом. Являясь феноменом установки, самоотношение характеризуется трехкомпонентностью строения, а эмоциональное отношение к себе лишь один из его компонентов. Эмоциональное отношение к себе не приравнивается к самоотношению и первое соотносится со вторым как часть с целым. Литература по проблеме самосознания полна данными об эмоциональных отношениях себялюбия, аутосимпатии, самоуважения, самовосхищения, неудовлетворенностью самим собой и т. д.
    В. В. Столин выделяет три эмоциональные оси самоотношения6: симпатия – антипатия; уважение – неуважение; близость – отдаленность.
    Интересно, что эти оси, как показал автор, определяют также строение эмоционально-ценностного  отношения человека к другому  человеку, а их представленность в  самоотношении объясняется указанным  Л. С. Выготским механизмом перехода интерпсихических отношений в интрапсихическую сферу7.
    Конативный  компонент. Этот компонент выступает  в качестве внутренних действий в  собственный адрес или как  готовность к таким действиям. Простое  перечисление таких, действий или готовностей  рисует нам довольно пеструю картину: имеются в виду манипуляторно-инструментальное и диалогическое отношения к себе, самоуверенность (отбрасывание сомнений) и самопоследовательность, самоприятие (одобрение самого себя, доверие к себе и самосогласие) и самообвинение, самоснисходительность и самобичевание, самоконтроль и самокоррекция, ожидаемое отношение от других (отбор информации о себе) и самопредставление другому и т. д.
    Действия  или эскизы действий относительно самого себя, по-разному осуществляются в  зависимости от того, как личность относится к себе – как к объекту воздействия или как к субъекту действия. Однако способы отношения к себе – "Я" как объект и "Я" как субъект – внутренне дифференцируют не только действия в адрес самого себя, т. е. конативный компонент самоотношения, но и познавательные и эмоциональные отношения к себе (когнитивный и эмоциональный компоненты самоотношения).
    Если  предположим теперь, что когнитивное  и эмоциональное отношения образуют оценочное отношение субъекта, то изображение сказанного будет иметь следующий вид (таблица 1):
    Таблица 1
    Самоотношение
    
    В представленной схеме первичное  дихотомическое деление выражает способы  отношения к себе – объектный ("Я" как объект) и субъектный ("Я" как субъект). Как объектное, так и субъектное отношение к себе реализуется когнитивной, активностью, эмоциональными реакциями и системами действий или готовностей к действиям в адрес самого себя.
    Что отражается в  самоотношении, какие стороны субъекта жизнедеятельности представлены в  нем?
    В. В. Столин считает, что в нем отражаются организмические, социально-индивидные и личностно-особенные состояния и признаки. Эту точку зрения автор убедительно обосновывает в рамках своих теоретических построений и экспериментальных разработок. Однако нам представляется, что в них пропущены, вернее недостаточно чётко отмечены, существенные содержательные слои системы самоотношения, например, отношения к своим интеллектуальным, эмоционально-волевым качествам8.
    Мы  исходим из положения Ш. Н. Чхартишвили  о трех структурных измерениях человеческого существа: биологическом, психологическом и социальном. Отсюда автор, как известно, выводил биогенные, психогенные и социогенные потребности индивида. В приложении к содержательным характеристикам самоотношения эта идея могла бы получить следующую формулировку: в самоотношении отражены характеристики индивида, берущие начало в биологических, психологических и социальных структурах его активности. Конкретное воплощение эта идея получила в нескольких наших работах, в которых были выделены структурные единицы самоотношения по их содержательным характеристикам. Приводим это деление:
    I. Биологическое измерение 
    Отношение к своей внешности и анатомическим особенностям.
    Отношение к своим биомеханическим и функционально-физиологическим возможностям.
    II. Психологическое  измерение 
    Отношение к своим сенсомоторным особенностям и инструментальным возможностям.
    Отношение к своим интеллектуальным способностям (Я: умен – глуп, логичен – интуитивен, созерцателен – практичен и т.п.).
    Отношение к своим эмоциональным особенностям (Я: эмоционален – суховат, чувствителен – нечувствителен, экспрессивен – эмоционально сдержан, влюбчив – невлюбчив и т. п.);
    Отношение к своим волевым качествам и результатам своей деятельности (Я: импульсивен – обладаю волей, претворяю слово в дело – не могу до конца довести задуманное, решителен – нерешителен, планирую свое поведение – пускаю дела на "самотек", через успех получаю новый импульс к дальнейшим, действиям – неудача парализует меня и т. д.);
    Отношение к себе как неповторимой личности, чувство самотождественности.
    III. Социальное измерение 
    Отношение к своему социальному статусу (к статусу в системе формальных отношений, к социо-экономическому или социометрическому статусу);
    Отношение к тому, как ко мне относятся другие, чего от меня ожидают, и т. п.
    Отношение к себе как носителю определенных социально-нравственных норм и ценностей.
    Следует отметить, что всех названных сферах самоотношения будет то отношение  к своей внешности и физическим возможностям или к собственным интеллектуальным, эмоционально-волевым и социально-статусным характеристикам, возможные варианты способов подхода к себе могут нести на себе печать субъект-объектного или субъект-субъектного самоотношения. У того или иного лица отношение к своей внешности, например, может быть субъект-объектным, а отношение к своим эмоционально-волевым характеристикам субъект-субъектным.
    Система самоотношений полифункциональна. Перечислим следующие функции:
    1. Функция "зеркала" (отображения себя). Человек со способом своей жизнедеятельности не только отражается в сознании окружающих, но и это "зеркало" переносится вовнутрь, отображая личность как во внешнем (физическое самоотображение), так и во внутреннем плане. Роль этой функции особо наглядна в онтогенетическом развитии человека. Ж. Лакан, например, в качестве отдельной выделяет "стадию зеркала" в психическом развитии ребенка. Более того, физическое зеркало во многих исследованиях применялось в качестве экспериментального средства изучения генеза самосознания. Во многих методах группового тренинга взрослых с целью самоотображения и самокоррекции своих поступков применяются различные видеотехнические средства.
    2. Функция самовыражения и самореализации. По-видимому, было бы лишним отдельно и детально указывать на ту роль, которую система самоотношения выполняет в активности личности, направленной на самовыражение и самореализацию.
    3. Функция сохранения внутренней стабильности и континуальности "Я". Эта функция самоотношения осуществляется по мере и в силу той тенденции к внутренней согласованности к конгруентности, которая свойственна когнитивным представлениям о себе, эмоциональным реакциям относительно своих проявлений и действий, адресованных себе.
    4. Функция саморегуляции и самоконтроля. Лишь имея сложившиеся представления о себе и определенным образом относясь к себе, личность способна регулировать и контролировать свою деятельность.
    5. Функция психологической защиты. При получении информации, представляющих угрозу сложившимся представлениям о собственном "Я", и при жизненной неудаче или различающихся по степени интенсивности психотравмах защитные механизмы личности могут быть направлены на рационализацию, создание образа "фальшивого я" и т. д.
    6. Функция интракоммуникации. Социальная природа личности заключается не только в том, что она включена в процесс постоянного взаимодействия с социальным миром, но и в том, что для себя самой личность выступает в роли социума, взаимодействуя с самой собой и "разыгрывая" коммуникационные процессы на "сцене" внутренней жизни. Базой для таких интракоммуникационных процессов является система самоотношений. Если принять во внимание идею Э. Берна о трех позициях общающихся сторон, то во внутриличностном общении возможными вариантами занимаемой позиции субъекта относительно самого себя могут быть позиции Родителя, Взрослого и Ребенка.
    Время – особое измерение личности. Одно дело, когда определенная система  функционирует во времени и включена в неё, что одинаково относится  ко всем явлениям мира, и другое дело направленность на время и интенциональное. К нему отношение, что свойственно лишь только человеку и его сознанию. Презентированность времени и направленность на время конституируется постоянным трансцендированием сознания и личности.
    Трансцендирование в связи с феноменом времени  выражается в том, что человек регулярно выходит за рамки настоящего, прорывая его пределы в направлении прошлого и будущего. Такого рода трансцендирование человеку свойственно не только в плане отношения к явлениям внешнего мира, структурированных во времени, но и в плане отношения к себе.
    Самоотношение личности структурировано во времени, что дает нам возможность выделить три вида "Я" по темпоральному  признаку: (1) актуальное "Я" ("я  здесь и теперь"), (2) ретроспективное "Я" ("Я в прошлом") и (3) проспективное "Я" ("я в будущем"). Это подтверждается экспериментальным исследованием О. Тзенга, который, изучая субъективные семантические значения относительно представлений "Я", показал, что прошлое, настоящее и будущее "Я" не лежат на одной оси, а составляют три независимых измерения: в самосознании настоящее не выводимо из прошлого, а будущее не является экстраполяцией настоящего.
    Однако  все же следует отметить, что временной  аспект структурированности "Я" далеко не изучен9.
    Традиционным  объектом исследования является актуальное "Я", тогда как об остальных двух указанных видах "Я" имеется относительно мало сведений. Это объясняется той простой причиной, что парадигма исследования самоотношения не всегда строится с учётом временного измерения.
    Актуальное "Я" не сводимо к реальному или идеальному "Я", ретроспективное "Я" не простая форма биографической памяти, столь интенсивно изучаемое в настоящее время, оно еще и установочное отношение к личному прошлому; проспективное "Я" не сводится к т. н. потенциальному или желаемому "Я", оно более сложное образование, включающее сложные акты самопроектирования.
    Конституирование  личностью временного измерения  самоотношения многопланово. Имеется  в виду то, что субъект не только строит образ того, какой он есть, каким он был и каким он будет, но и занимает определенную временную позицию, которая выступает своеобразной "точкой отсчета" и в перспективе которой субъектом моделируется "горизонт времени" этих образов. Если говорить проще, то, например, рассказывать о том, каким я был в прошлом, я могу и с позиции нужд настоящего и исходя из планов на будущее, и погрузившись или "переселившись" в отдаленное прошлое.
    Это позволяет нам выделить два момента  временной структурированности  самоотношения и образа "Я": (1) какой период собственной жизни имеется в виду, что является содержанием самоотношения – актуальное, ретроспективное или будущее "Я" и (2) исходя из какой временной позиции или в ракурсе какой перспективы настоящего, прошлого или будущего презентирован образ "Я". На основе соотношения этих двух моментов можно перечислить возможные способы временного конституирования самоотношения.
    Наглядное представление о них дает следующая  схема (табл.2).
    Таблица 2
    Временное содержание самоотношения
 

    В этом изображении дается 9 возможных вариантов: (1) актуальное "Я" с позиции настоящего, (2) актуальное "Я" с позиции прошлого, (3) актуальное "Я" с позиции будущего, (4) ретроспективное "Я" с позиции настоящего, (5) ретроспективное "Я" с позиции прошлого, (6) ретроспективное "Я" С позиции будущего, (7) проспективное "Я" с позиции настоящего, (8) проспективное "Я" с позиции прошлого, (9) проспективное "Я" с позиции будущего.
    Анализ  того, (1) к какому периоду своей  жизни приковано преимущественно  внимание субъекта, какие собственные  поступки и личностные черты не "переварены" им – те, которые совершаются ныне и присущи ему в настоящем или те, которые относятся к личному прошлому, и (2) с какой временной позиции осуществляется самооценка тех же поступков и личностных черт – в ракурсе ли сегодняшнего дня или отдаленного прошлого, в перспективе ли планов на будущее, – все это вместе взятое представляет необходимую и весьма ценную информацию для понимания внутреннего мира личности и коррекции ее неадекватных установок.

    1.2. Исследование проблем  тревожности в психологии.

 
    В психологической литературе, можно  встретить разные определения понятия  тревожности, хотя большинство исследователей сходятся в признании необходимости  рассматривать его дифференцированно  – как ситуативное явление  и как личностную характеристику с учетом переходного состояния и его динамики.
    Так, А.М. Прихожан указывает, что тревожность  – это “переживание эмоционального дискомфорта, связанное с ожиданием  неблагополучия, с предчувствием  грозящей опасности” (Макшанцева).
    Различают тревожность как эмоциональное состояние и как устойчивое свойство, черту личности или темперамента.
    По  определению Р.С. Немова: “Тревожность – постоянно или ситуативно проявляемое  свойство человека приходить в состоянии  повышенного беспокойства, испытывать страх и тревогу в специфических социальных ситуациях”.
    Л.А. Китаев-Смык, в свою очередь, отмечает, что “широкое распространение получило в последние годы использование  в психологических исследованиях  дифференцированного определения  двух видов тревожности: “тревожность характера” и ситуационная тревожность, предложенное Спилбергом”.
    По  определению А.В. Петровского: “Тревожность – склонность индивида к переживанию  тревоги, характеризующаяся низким порогом возникновения реакции  тревоги; один из основных параметров индивидуальных различий. Тревожность обычно повышена при нервно-психических и тяжелых соматических заболеваниях, а также у здоровых людей, переживающих последствия психотравмы, у многих групп лиц с отклоняющимся субъективным проявлением неблагополучия личности”.
    Современные исследования тревожности направлены на различие ситуативной тревожности, связанной с конкретной внешней  ситуацией, и личностной тревожности, являющейся стабильным свойством личности, а также на разработку методов  анализа тревожности, как результата взаимодействия личности и ее окружения (Петровский).
    Г.Г. Аракелов, Н.Е. Лысенко, Е.Е. Шотт, в свою очередь, отмечают, что тревожность  – это многозначный психологический  термин, который описывают как  определенное состояние индивидов  в ограниченный момент времени, так и устойчивое свойство любого человека. Анализ литературы последних лет позволяет рассматривать тревожность с разных точек зрения, допускающих утверждение о том, что повышенная тревожность возникает и реализуется в результате сложного взаимодействия когнитивных, аффективных и поведенческих реакций, провоцируемых при воздействии на человека различными стрессами. Тревожность –  как черта личности связана с генетически детерминированными свойствами функционирующего мозга человека, обуславливающими постоянно повышенным чувством эмоционального возбуждения, эмоций тревоги (Аракелов).
    Проблема  тревожности имеет и другой аспект – психо-физиологический.
    Второе  направление в исследовании беспокойства, тревоги идет по линии изучения тех  физиологических и психологических особенностей личности, которые обуславливают степень данного состояния.
    Большое число авторов считают, что тревога  является составной частью состояния  сильного психического напряжения –  “стресса”. Отечественные психологи, изучавшие состояние стресса, внесли в его определение различные толкования10.
    Так, В.В. Суворова изучала стресс, полученный в лабораторных условиях. Она определяет стресс как состояние, возникающее в экстремальных условиях, очень трудных и неприятных для человека. В.С. Мерлин определяет стресс, как психологическое, а не нервное напряжение, возникающее в “крайне трудной ситуации”.
    При всех различиях в толковании понимания  “стресса”, все авторы сходятся в  том, что стресс – это чрезмерное напряжение нервной системы, возникающее  в весьма трудных ситуациях. Ясно потому, что стресс никак нельзя отождествлять с тревожностью, хотя бы потому, что стресс всегда обусловлен реальными трудностями, в то время как тревожность может проявляться в их отсутствии. И по силе стресс и тревожность – состояния разные. Если стресс – это чрезмерное напряжение нервной системы, то для тревожности такая сила напряжения не характерна.
    Можно полагать, что наличие тревоги  в состоянии стресса связано  именно с ожиданием опасности  или неприятности, с предчувствием  его. Потому тревога может возникнуть не прямо в ситуации стресса, а  до наступления этих состояний, опережать их. Тревожность, как состояние, и есть ожидание неблагополучия. Однако тревога может быть различной в зависимости от того, от кого субъект ожидает неприятности: от себя (своей несостоятельности), от объективных обстоятельств или от других людей.
    Важным  является тот факт, что, во-первых, как  при стрессе, так и при фрустрации авторы отмечают у субъекта эмоциональное  неблагополучие, которое выражается в тревоге, беспокойстве, растерянности, страхе, неуверенности. Но эта тревога  всегда обоснованная, связанная с реальными трудностями. Таким образом, стресс и фрустрация при любом их понимании включают в себя тревогу.
    Подход  к объяснению склонности к тревоге  с точки зрения физиологических  особенностей свойств нервной системы  мы находим у отечественных психологов. Так, в лаборатории Павлова И.П., было обнаружено, что, скорее всего нервный срыв под действием внешних раздражителей происходит у слабого типа, затем у возбудимого типа и меньше всего подвержены срывам животные с сильным уравновешенным типом с хорошей подвижностью.
    Данные  Б.М. Теплова также указывают на связь состояния тревоги с  силой нервной системы. Высказанные  им предположения об обратной корреляции силы и чувствительности нервной  системы, нашло экспериментальное  подтверждение в исследованиях В.Д. Небылицина (Теплов).
    Он  делает предположение о более  высоком уровне тревожности со слабым типом нервной системы.
    Наконец, следует остановиться на работе В.С. Мерлина, изучавшего вопрос симптомокомплекса  тревожности. Испытание тревожности  В.В. Белоус проводил двумя путями – физиологическим и психологическим.
    Особый  интерес представляет исследование В.А. Бакеева, проведенное под руководством А.В. Петровского, где тревожность  рассматривалась в связи с  изучением психологических механизмов внушаемости (Бакеев). Уровень тревожности у испытуемых измерялся теми же методиками, которыми пользовался В.В. Белоус.
    Таким образом, можно сделать вывод  о том, что в основе отрицательных  форм поведения лежат: эмоциональное  переживание, неспокойствие, неуютность и неуверенность за свое благополучие, которое может рассматриваться как проявление тревожности.
    Личности, относимые к категории высокотревожных, склонны воспринимать угрозу своей  самооценке и жизнедеятельности  в обширном диапазоне ситуаций и  реагировать весьма напряженно, выраженным состоянием тревожности. Поведение повышенно тревожных людей в деятельности направленной на достижение успехов, имеет следующие особенности:
    Высокотревожные индивиды эмоционально острее, чем  низкотревожные, реагируют на сообщения о неудаче. Высокотревожные люди хуже, чем низкотревожные, работают в стрессовых ситуациях или в условиях дефицита времени, отведенного на решение задачи. Боязнь неудачи – характерная черта высокотревожных людей. Эта боязнь у них доминирует над стремлением к достижению успеха. Мотивация достижения успехов преобладает у низкотревожных людей. Обычно она перевешивает опасение возможной неудачи. Для высокотревожных людей большей стимулирующей силой обладает сообщение об успехе, чем о неудаче. Низкотревожных людей больше стимулирует сообщение о неудаче. Личностная тревожность предрасполагает индивида к восприятию и оценке многих, объективно безопасных ситуаций как таких, которые несут в себе угрозу.
    Деятельность  человека в конкретной ситуации зависит  не только от самой ситуации, от наличия или отсутствия у индивида личностной тревожности, но и от ситуационной тревожности, возникающей у данного человека в данной ситуации под влиянием складывающихся обстоятельств.
    Воздействие сложившейся ситуации, собственные  потребности, мысли и чувства человека, особенности его тревожности как личностной тревожности определяют когнитивную оценку им возникшей ситуации. Эта оценка, в свою очередь, вызывает определенные эмоции (активизация работы автономной нервной системы и усиление состояния ситуационной тревожности вместе с ожиданиями возможной неудачи). Информация обо всем этом через нервные механизмы обратной связи передается в кору головного мозга человека, воздействуя на его мысли, потребности и чувства11.
    Та  же когнитивная оценка ситуации одновременно и автоматически вызывает реакцию организма на угрожающие стимулы, что приводит к появлению контрмер и соответствующих ответных реакций, направленных на понижение возникшей ситуационной тревожности. Итог всего этого непосредственно сказывается на выполняемой деятельности. Эта деятельность находится в непосредственной зависимости от состояния тревожности, которое не удалось преодолеть с помощью предпринятых ответных реакций и контрмер, а также адекватной когнитивной оценки ситуации.
    Таким образом, деятельность человека в порождающей  тревожность ситуации непосредственно  зависит от силы ситуационной тревожности, действенности контрмер, предпринятых для ее снижения, точности когнитивной  оценки ситуации.  

 

2. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ  ОСНОВЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МЕТОДОВ ИЗУЧЕНИЯ ЛИЧНОСТИ В ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ

    2.1. Диагностика самоотношения в подростковом возрасте.

 
 
    Представления о природе самоотношения нашли  свое развитие в отечественной психологии. Наиболее развернутая работа на эту  тему была осуществлена Столиным В. В. Обзор исследований самоотношения осуществлен Пантелеевым С.Р. (Пантелеев). Он выделяет следующие подходы к пониманию самооценки12:
    “Я” как конгломерат частных самооценок, связанных с различными аспектами Я-концепции.
    Самоотношение как интегральная самооценка частных аспектов, взвешенных по их субъективной значимости.
    Самоотношение как иерархическая структура, включающая частные самооценки, интегрирование по сферам личностных проявлений и в комплексе составляющие обобщенное Я, которое находится наверху иерархии.
    Глобальная  шкала самооценки, которая относительно автономна и одномерна, т.к. выявляет некоторое обобщенное самоотношение, одинаково приложимое к различным  сферам Я.
    Самоотношение как чувство в адрес Я, включающее переживания различного содержания.
    Сам автор трактует самоотношение, как  обобщенное одномерное образование, отражающее более или менее устойчивую степень  положительности или отрицательности  отношения индивида к себе самому.
    В совместной работе Столин В. В. и Пантелеев С. Р. предприняли попытку разработки опросника самоотношения.
    Работа  над опросником была продолжена С.Р. Пантелеевым самостоятельно, ее результатом стала Методика исследования самоотношения (Пантелеев).
    В нашем исследовании принимали участие  дети подросткового возраста средней школы № 1161  г. Москвы:  50 подростков в возрасте 14-16 лет. Исследование проходило в декабре 2006 года. Методика проводились в один день, что позволяло исключить влияние временных ситуационных факторов. Эти организационные мероприятия, на наш взгляд, позволили повысить достоверность полученных результатов.
    Программа исследования включала в себя ряд  методик, одной из которых является тест-опросник самоотношения В.В. Столина, С.Р. Пантилеева (Инструкцию, опросник и ключ см. в Приложении 1).
    В ходе эмпирической обработки материала  полученные результаты были сведены  в ряд пунктов, отражающих возрастную динамику эмоционально- ценностного  отношения в подростковом возрасте:
    в выборке 14-летних подростков отмечаются относительно высокие значения самооценки, в то время, как в 15-летнем возрасте значения данного показателя заметно снижаются при последующем незначительном повышении их к 16 годам;
    15-летние и 16-летние подростки отличаются большей самокритичностью чем 14-летние подростки;
    в то же время, согласно Фельдштейну, критическое отношение подростка к себе, переживание недовольства собой сопровождается потребностью в общем положительном отношении к себе как личности со стороны значимого для него окружения. Изложенные теоретические воззрения имеют фактическое подтверждение в нашей работе. В частности, было обнаружено, что при переходе от среднего к старшему подростковому возрасту отмечается тенденция к увеличению показателя "ожидание отношения других"; т. е. у 14-летних подростков обнаруживается меньшая потребность в поддержке и внимании со стороны окружающих, чем у 15- 16-летних подростков;
    при переходе от 14-летнего возраста к 16-летнему обнаруживается рост самоинтереса, т. е. интереса к собственным мыслям и чувствам уверенности в своей "интересности" для других
    Результаты  обследования подростков 14 лет по тест-опроснику самоотношения (см. табл. 3) показали, что в процентном отношении наиболее низким является показатель самопонимания (4,33).
    Низкие  показатели получены также по следующим  шкалам: глобальное самоотношение, т.е. внутренне недифференцированное чувство «за» или «против» самого себя (32,33), самоуважение, т.е. вера в свои силы, способности, энергию, самостоятельность (25,33), ауто-симпатия (9,00).
    Низкий  показатель самоуверенности (29,33) подтверждается частыми отрицательными ответами на утверждение: «У меня достаточно способностей и энергии воплотить в жизнь задуманное». Значительное число положительных ответов на утверждение «Если бы мое второе Я существовало, то для меня это был бы самый скучный партнер по общению» характеризует низкий уровень самоинтереса подростков (20,00). Вместе с тем они очень нуждаются и ожидают позитивного к себе отношения (III – 3,33; 2  – 7,33).
    Таблица 3 

    Данные  самоотношения подростков, возрастной ценз которых
    14 лет
    S     Интегральное  самоотношение
 
    32,33
Глобальные  шкалы     I     Самоуважение     25,33
    II     Аутосимпатия     9,00
    III     Ожидания     3,33
    IV     Самоинтерес     5,33
Конкретные  шкалы     1     Самоуверенность     29,33
    2     Ожидания     7,33
    3     Самоприятие     34,33
    4     Саморуководство     25,67
    5     Самообвинение     43,33
    6     Самоинтерес     20,00
    7     Самопонимание     4,33
    
    Что касается результатов обследования подростков 15-16 лет по тест-опроснику самоотношения, то они показали, что в процентном отношении наиболее низким является показатель самопоследовательности (саморуководства) (9,67). Высокие показатели получены также по следующим шкалам: самопонимание (94.00), глобальное самоотношение, т.е. внутренне недифференцированное чувство «за» или «против» самого себя (90,67), самопринятия (89,67)
    Высокий показатель самоуверенности подтверждается (81,33) частными положительными ответами респондентов. (Мои слова не так уж часто расходятся с делом. У меня достаточно способностей и энергии воплотить в жизнь задуманное. Можно сказать, что я ценю себя достаточно высоко.  Думаю, что другие в целом оценивают меня достаточно высоко). Что же касается аутосимпатии, в которой, отражается дружественность-враждебность к собственному «Я», то об этом можно сказать, что у подростков 15-16 лет этот показатель выше (86,00), чем у респондентов, чей возрастной ценз охватывает 14 лет.
    При этом, как показывает анализ результатов, низкий уровень самоуверенности является следствием заниженной самооценки. Установлено, что у подростков 14 лет чаще, чем у подростков 15-16 лет, наблюдалось позитивное отношение к себе, а также высокие показатели по шкалам "Самоуважение" и "Аутосимпатия". 

    Таблица 4 

    Результаты  исследования самоотношения подростков возрастной категории 15-16 лет  

    S     Интегральное  самоотношение
 
    90,67
Глобальные  шкалы     I     Самоуважение     80,00
    II     Аутосимпатия     86,00
    III     Ожидания     72,33
    IV     Самоинтерес     71,33
Конкретные  шкалы     1     Самоуверенность     81,33
    2     Ожидания     51,33
    3     Самоприятие     89,67
    4     Саморуководство     9,67
    5     Самообвинение     43,33
    6     Самоинтерес     80,00
    7     Самопонимание     94,00
   
    Так, из 50 детей подросткового возраста, прошедших данное тестирование, 35 человек (т.е. 70%) имеют высокий и очень высокий уровень ожидания положительного отношения от других (36 человек – 72% , 46 человека – 92%, 1 человек – 100%).
    С помощью "Опросника самоотношения" были получены следующие результаты: у 45% испытуемых отмечены высокие показатели по шкалам "Глобальное самоотношение" и "Самоинтерес". Относительно развитости аутосимпатии, самоуважения и самопринятия по соответствующим шкалам преобладают высокие показатели.
    На  основе этих данных построим диаграмму, которая отражает саммотношение у подростков 14 и 15-16 лет.
    Диаграмма 1 

Самоотношение у подростков возрастных категорий 14 и 15-16 лет
    
    Однако  по мере взросления, отмечается снижение значения понимания подростком себя, своего "Я" (самопонимания, как микроструктуры эмоционального аспекта самоотношения). Это, возможно, связано с тем, что закрепленные в ходе субъект-субъектных отношений сформированные ранее знания относительно "других" и себя, вступают в некоторое противоречие с вновь приобретаемыми знаниями в ходе жизненного опыта; происходит переосмысление себя уже на более глубинном уровне осуществляется более дифференциальный подход к себе и другим; начинает происходить переход от потребности в принадлежности к общности, в признании себя этой общностью к потребности в самореализации с помощью ориентации на собственные способности, возможности, мотивы.
    Таким образом, полученные данные исследования позволяют вскрыть динамику самоотношения  как вида человеческих отношений, в подростковом возрасте, отразить характер проблемных переживаний на данном возрастном этапе и проследить особенности проявления модальности самоотношения в переживании значимых проблем подростками, что, в свою очередь, может учитываться в деятельности практического психолога по оказанию помощи подросткам, испытывающим проблемную нагруженность в разных жизненных областях.

    2.2. Определение тревожности по шкале самооценки тревожности Спилберга-Ханина.

 
    С взрослением школьников картина меняется: уровень тревожности у девочек становится выше, чем у мальчиков. Тревожность как личностное образование может выполнять в поведении и развитии личности детей и подростков мотивирующую функцию, подменяя собой действия по другим мотивам и потребностям. Влияние тревожности на развитие личности, поведение и деятельность ребенка и подростка может носить как негативный, так и до некоторой степени позитивный характер, однако и в последнем случае оно имеет жесткие ограничения, обусловленные выраженной адаптивной природой этого образования (А. М. Прихожан).
    Высокий уровень тревожности характеризуется  низким уровнем самооценки, фрустрированностью ведущих потребностей, недовольством настоящей ситуации. При наличии внутренней конфликтности личность не может ощущать себя полноценной. Чем выше уровень тревожности, чем глубже внутренний конфликт личности и тем больше она склонна к самообвинению. Характерна невозможность принятия себя таким как есть, и, следовательно, невозможность адекватно оценить свои недостатки (в частности, тревожность) (Т. Ю.Артюхова).
    Измерение тревожности как свойства личности особенно важно, так как это свойство во многом обуславливает поведение  субъекта. Определенный уровень тревожности  – естественная и обязательная особенность  активной деятельной личности13.
    У каждого человека существует свой оптимальный, или желательный, уровень тревожности – это так называемая полезная тревожность. Под личностной тревожностью понимается устойчивая индивидуальная характеристика, отражающая предрасположенность субъекта к тревоге и предполагающая наличие у него тенденции воспринимать достаточно широкий «веер» ситуаций как угрожающие, отвечая на каждую из них определенной реакцией.
    Как предрасположенность, личная тревожность  активизируется при восприятии определенных стимулов, расцениваемых человеком как опасные для самооценки, самоуважения. Ситуативная или реактивная тревожность как состояние характеризуется субъективно переживаемыми эмоциями: напряжением, беспокойством, озабоченностью, нервозностью. Это состояние возникает как эмоциональная реакция на стрессовую ситуацию и может быть разным по интенсивности и динамичности во времени. Личности, относимые к категории высокотревожных, склонны воспринимать угрозу своей самооценке и жизнедеятельности в обширном диапазоне ситуаций и реагировать весьма выраженным состоянием тревожности. Если психологический тест выражает у испытуемого высокий показатель личностной тревожности, то это дает основание предполагать у него появление состояния тревожности в разнообразных ситуациях, особенно когда они касаются оценки его компетенции и престижа.
    Большинство из известных методов измерения  тревожности позволяет оценить  только или личностную, или состояние  тревожности, либо более специфические  реакции. Единственной методикой, позволяющей  дифференцировано измерять тревожность и как личностное свойство, и как состояние является методика, предложенная Ч. Д. Спилбергером14. Его шкала была адаптирована Ю. Л. Ханиным (см. Приложение 2).
    При интерпретации показателей можно  использовать следующие ориентировочные оценки тревожности: до 30 баллов – низкая, 31 – 44 балла - умеренная; 45 и более высокая.
    Результаты  исследования отражены в таблице  5 и диаграммах 2 и 3. Всего приняло участие 25 девочек и 25 мальчиков подростков.
    Таблица 1
    Уровни  ситуативной и личностной тревожности 

Ситуативная тревожность
Личностная  тревожность
низкая умеренная высокая низкая умеренная высокая
3 2 5 5 2 3
жен муж жен муж жен муж жен муж жен муж жен муж
14
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.