На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


дипломная работа Современная система образования в Японии

Информация:

Тип работы: дипломная работа. Добавлен: 04.07.2012. Сдан: 2011. Страниц: 19. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


     Содержание
Введение …………………………………………………………………………………  4 
Глава I. Основные тенденции развития системы образования в Японии

Глава II. Современное положение системы образования в Японии
2.1. Управление системой образования в Японии
2.1.1. Официальные  органы управления
2.1.2. Общественная  научно-педагогическая мысль
2.1.3. Финансирование  системы образования
2.2. Программа, формы, методы воспитания. Формирование нравственных качеств личности
2.3. Проблемные вопросы и пути их устранения
Глава III. Структура системы образования Японии
3.1. Общая характеристика структуры образования в Японии
3.2. Дошкольное образование
3.3. Школьное образование
3.3.1. Начальные  школы
3.3.2. Неполные  средние школы
3.3.3. Полные средние  школы
3.4. Частные образовательные учреждения
3.5. Профессиональное образование
3.6. Высшее и педагогическое образование
Заключение
Список используемой литературы 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     Введение
     В настоящее время суверенная Беларусь уверенно стала на путь самостоятельного развития. Изменения в политике и  обществе, в экономике и социокультурной сфере в конце XX столетия в нашей республике поставили на повестку дня вопрос о реформировании народного образования и создании современной гибкой образовательной системы. 
В условиях реформирования Национальной системы образования и её интегрирования в международное образовательное пространство одной из важнейших и актуальных задач является объективная оценка зарубежного опыта и его практическое использование. Образование, как известно, является ключевой сферой жизни общества. Качеством образования определяется состояние экономики, уровень науки и культуры, духовности жизни, а они, в свою очередь обеспечивают мощь и роль государства в мировом сообществе. 
Поэтому не случайно для исследования в данной работе нами в качестве примера взята современная японская система образования. Нам есть чему поучиться в стране «восходящего солнца».

     В последние годы немало сказано слов об изумившем мир “японском чуде”  — прорыве страны в лидеры мирового развития. Этот рывок — результат  множества слагаемых, в том числе успехов в воспитании и образовании. Вместе с тем наши знания об этом зачастую мало реальны, так как сформированы во многом под влиянием расхожих стереотипов и мифов. Мне бы хотелось показать систему образования и воспитание в Японии ни в черном и ни в розовом цвете, а такими, какие они есть, в многообразии и многоцветье, с их успехами и проблемами.
     За  годы, прошедшие после окончания  второй мировой войны, в ходе которой  Япония понесла значительные человеческие жертвы, а ее промышленность оказалась практически разрушенной, страна добилась огромных успехов в развитии экономики и образования. В 80-х гг. темпы роста ВНП там в среднем составили 4,5% в год (в США —3%, в странах Западной Европы — 2,5%). Они были высокими и в 70-х гг. Это позволило Японии встать в один ряд с США и другими индустриальными государствами Запада, а по некоторым социально-экономическим показателям и превзойти их. К числу последних относятся данные, характеризующие современный уровень развития народного образования.

     Современная система образования в Японии - Страница 2

     Накануне  второй мировой войны в средней  школе Японии обучалось лишь 39,7% молодежи соответствующего возраста. Однако в послевоенные годы начался  быстрый рост ее контингентов, как  в младшем, так и в старшем  звене. В 1948 г. младшей средней школой (VII— IX классы) было охвачено 99% детей 12—15 лет, а в 60—70-х гг. основная масса их уже продолжала учебу на старшей ступени общеобразовательной школы, намереваясь затем поступить в университет или колледж. По данным японского министерства просвещения, в 80-х гг. старшую среднюю школу (X—XII классы) посещало 94% школьников, завершивших курс обучения в младшей средней школе. В начале 70-х гг. охват средним образованием (VII— XII классы) впервые превысил 90%. В последующее десятилетие данный показатель возрос и к 1988 г. составил 96,2%. Так, практически всего за четыре десятилетия среднее образование в Японии стало подлинно массовым. 
Успехи в организации школьного дела оказались настолько значительными, что позволили в короткие сроки создать прочную базу для интенсивного развития высшего образования. В 1935 г. в вузах Японии обучалось только 3% молодых людей, в 1955 г. — 8,8%, спустя 20 лет (к 1975 г.) — уже 30,3%, а в 1988 г.— 32,4%. Такой приток молодежи в высшую школу обусловил подготовку большого количества специалистов для быстро развивающейся экономики, обеспечил новейшие отрасли производства учеными и инженерами.[37; с.20]. 
Учитывая вышеотмеченные соображения, использование позитивного опыта Японии в создании современной системы образования не только актуально, но и имеет практическую значимость. Последнее тем более важно, что в современную эпоху все народы мира взаимосвязаны как единый глобальный организм, в котором происходят кардинальные изменения. В связи с этим главное, чем руководствовался автор данной дипломной работы, - объективно дать оценку японской системы образования, выявить негативные тенденции, а также дать характеристику и раскрыть причины быстрого развития японской системы образования и воспитания, раскрыть, что является полезным для нас. 
Следует отметить, что охватить все проблемы развития системы образования в Японии в одной работе практически невозможно, а поэтому дипломник сознательно ограничивается анализом только некоторых важнейших вопросов избранной темы. 
Итак, объектом нашего исследования является современная система образования в Японии. 
В настоящей дипломной работе поставлена общая цель: объективно проанализировать современное состояние и некоторые тенденции дальнейшего развития народного образования в Японии. 
Исходя из общей цели в данной дипломной работе решались следующие основные задачи, нашедшие отражение в вопросах плана: 
- изучение научно – методической литературы по исследуемой проблеме; 
- освещение основных тенденций развития системы образования в Японии; 
- рассмотрение современного положения системы японского народного образования; 
- раскрытие структуры системы образования в Японии. 
В процессе написания дипломной работы был использован довольно широкий круг литературных источников. Значительный интерес по исследуемой проблеме представляют монографические работы В. И. Андреева (1995), Ерош Н. Т. (1998), В. А. Капрановой (1995), З. А. Мальковой (1983) и др., список которых указан в библиографии. Однако в основном нами были использованы многочисленные статьи из журналов «Педагогика», «Народная асвета», «Адукацыя i выхаванне», из газет «Учительская газета», «Настаўнiцкая газета». 
В нашей республике вышла всё же довольно незначительная по своему объёму литература, посвящённая исследуемой нами теме. Это обстоятельство тормозило в некоторой степени подготовку дипломной работы.

     Глава I. Основные тенденции развития системы образования в Японии
     Традиционно с древнейших времен японское общество строилось на основе взаимосвязанных  и взаимообусловленных производственных отношений. Поэтому такие проблемы, как исполнение каждым долга перед товарищами, осознание своего места и роли в системе сложившихся общественных отношений и, соответственно, способы воспитания этих качеств привлекали к себе внимание философов раньше, нежели вопросы распространения грамотности. Всеобщая взаимообусловленность и гармония являлись основным принципом построения японского общества, а способность действовать в гармонии с другими людьми — главной задачей воспитания.[15; с.7-8]. 
Первые начальные школы в Японии появились в VI веке при буддийских храмовых монастырях, игравших роль социальных и культурных центров.[3; с.33]. 
Цели образования в средневековой Японии формулировались следующим образом: "Нет необходимости, став ученым, бегло читать и обладать энциклопедическими знаниями. Достаточно усвоить ряд принципов преданности, уважения и доверия, Нет необходимости в глубоких знаниях и литературных достижениях". Во многом традиция приоритетной роли воспитания продолжает сохраняться и сейчас.[15; с.8]. 
В начале VII века был принят законодательный акт об образовании, положивший начало созданию системы государственных школ в столице и провинции. В них юноши из высшего сословия изучали китайскую классику, философию, законы, историю, математику. Такие школы просуществовали до XIII века — начала феодальной раздробленности. Крупные феодалы того времени создавали при своих поместьях клановые школы, где юноши получали рыцарское воспитание и изучали военное дело, классическую литературу, этикет. Образование простого народа сводилось к формированию трудовых навыков, а воспитание осуществлялось при помощи синтоистских молитв. 
Развитие торговли и ремесел привело к созданию в середине XVII века храмовых школ (таракоя) для детей ремесленников, бедных самураев и богатых крестьян, в которых учили грамоте, счету и ручному труду. 
К середине XIX века ускоренное развитие капитализма потребовало повышения уровня образования населения. После незавершенной буржуазной революции Мэйдзи были приняты законы, определившие принципы создания единой централизованной системы школьного образования.[3; с.33-34].

     В 1868 г. в Японии произошла революция  Мэйдзи, которая на словах восстановила в стране власть императора, узурпированную до того феодальным кланом Токугава, а  на деле открыла свободу предпринимательству и бурному развитию промышленности. В Японии наступила эпоха модернизации и европеизации. Вместе с промышленными технологиями начали распространяться и европейские знания. В короткий срок была построена европеизированная система народного образования, копировавшая в начале французский, затем германский образцы. Естественно в то время в японской школе не было никаких воспитательных предметов. Однако спустя два десятилетия, оправившись от первого шока промышленной революции, японцы начали предпринимать попытки вернуться к основам национальной культуры. В 1890 г. был провозглашен так называемый "Императорский рескрипт об образовании" (Кепку тёкуго), в соответствии с которым японское образование перестраивалось на национальный лад. Формирование преданности императору, привитие идеологии принадлежности к нации делались одними из основных задач школы. Начала разрабатываться программа "Руководства жизнью" (Сэйкацу сидо), в соответствии с которой обязанности учителей не ограничивались обучением детей школе: они несли ответственность за их деятельность вне школы, включая семью и любые общественные отношения. Вскоре воспитательная работа школы приобрела ярко выраженную националистическую направленность. В довоенной школе Японии существовал предмет под названием "Мораль" ("Сюсин"), который использовался в качестве основного канала шовинистической милитаристской пропаганды в среде детей и подростков. Школьные учителя фактически готовили послушных воинов для японской армии и благословляли своих воспитанников отдать жизнь за императора. После военного поражения Японии во второй мировой войне в процессе демократизации образования под пристальным оком оккупационного командования этот предмет был изъят из школьных программ. Однако после того как контроль союзников был ликвидирован, в начальных и младших средних школах вновь появился предмет, специально посвященный воспитанию. Либерально настроенная общественность протестовала, усматривая здесь возможность возрождения реакционного идеологического воздействия. Однако спустя некоторое время стало ясно, что содержание предмета не противоречит послевоенному Основному закону об образовании (1947 г.), соответствует демократическим принципам и способствует их пропаганде и утверждению. Поэтому с середины 50-х гг. этот предмет окончательно утвердился в учебном плане начальной и младшей средней школы.[15; с.6-7]. 
Целью молодой державы было догнать европейские страны и Америку по уровню развития промышленного производства, а также создать современные социальные институты. Развитие системы народного образования считалось одной из главных задач. В этих условиях самым правильным решением казалось механическое заимствование системы образования одной из ведущих стран. Так, до второй мировой войны система образования Японии базировалась на модели школы Франции, после войны была принята схема США. Когда оказалось, что механически заимствованные образцы действуют неэффективно, к зарубежному опыту начали относиться более разумно. Во всяком случае, его начали изучать. В результате был организован отдел сравнительной педагогики при Министерстве просвещения, затем создано Общество сравнительной педагогики.[52; с.72]. 
Результаты исследовательской работы общества всегда служили стимулирующим фактором для развития японской системы образования. Всегда кого-то в чем-то нужно было догонять, в том числе Россию (которую во многом догнать так и не удалось, пока она неожиданно сама не растеряла многие свои достижения). Таким образом, деятельность общества как бы прокладывала рельсы народному образованию Японии, идущему всегда “по лучу маяка”. И вдруг неожиданно луч погас. Сегодня во всем мире признают, что Япония опередила в сфере образования большинство развитых стран и те сами во многом готовы брать с нее пример.

     А если в чем-то кого-то японцы не догнали, то, значит, к этому и не стремились. В частности, это касается оснащения школ компьютерами. С этим в Японии не спешат, поскольку считают, что машина в деле воспитания человека не может заменить живого учителя, который, по японской традиции, является для учеников моделью высоконравственной личности. А именно воспитание как формирование качеств личности, а не обучение как передача информации, т.е. “зажигание факела”, а не “наполнение сосуда”, является, в конечном счете, целью работы японской школы.[49; с.8]. 
Необходимость модернизации народного образования в Японии ощущалась уже в 70-е гг. В 1971 г. Центральный совет по образованию подготовил для рассмотрения проект реформы японской общеобразовательной школы, который был вынесен на всенародное обсуждение. Однако в 70-е гг. концепция реформирования не была до конца разработана. С 1984 г. возобновлена фундаментальная подготовка к “всеобъемлющей реформе народного образования, направленной в XXI век”. Японцы классифицировали это начинание как III эпоху реформ в народном образовании, считая, что изменениям должны подвергнуться не отдельные стороны школьной действительности, а сами ее основы. [43; с.349]. 
Отсчет этапов реформирования ведется от того времени, когда в стране была впервые построена европеизированная система образования. I эпохой реформ в области образования считается ряд мер, которые были предприняты после революции Мэйдзи и завершились принятием Императорского рескрипта об образовании в 1890 г. II эпоха реформ — это построение современной системы народного образования после второй мировой войны. 
И в первом и во втором случае модернизация образования проходила на фоне ломки стереотипов и крупных экономических реформ, которые затем каждый раз сопровождались ощутимыми успехами в хозяйственном развитии. Преемственность наименования показывает, что от III эпохи реформ ожидали аналогичных результатов.[49; с.8]. 
Миссию руководства важными начинаниями принял на себя тогдашний премьер-министр Ясухиро Накасонэ. После большой подготовительной работы в августе 1984 г. был создан Временный комитет по реформе образования в качестве совещательного органа при кабинете премьер-министра. На первом заседании комитета Я. Накасонэ изложил позицию государства в вопросах, касающихся образования: “В последние годы были выявлены многие проблемы. Среди них — все возрастающее количество насилий в школе, преступность несовершеннолетних, непомерно завышенное значение образовательного статуса граждан в обществе, униформизм и негибкость государственной системы образования, необходимость интернационализации японских учебных заведений и многое, многое другое. Теперь, по прошествии 40 лет после окончания второй мировой войны, я полагаю, некоторые из существующих структур, а также содержание и методы обучения нуждаются в таких изменениях, чтобы отвечать требованиям меняющегося времени”.

     В июне 1985 г. комитет закончил анализ состояния японского образования  и подвел предварительные итоги  своей работы. Председатель комитета М. Окамото сформулировал их следующим  образом: “В соответствии с разработанной концепцией в качестве основного был выделен принцип уважения к индивидуальности ребенка; он должен получить отражение во всех аспектах планируемой реформы”.[24; c.75]. 
Следует отметить, что смещение акцентов в официальном документе от массовости и унифицирования образования к уважению индивидуальности можно назвать революционным для Японии, где формирование группового сознания всегда было главной целью деятельности школы. В результате дискуссии и предварительной работы комитет пришел к выводу, что для того, чтобы наиболее полно удовлетворить требования современности при создании новой системы народного образования, необходимо решить три задачи: 
1) построить систему непрерывного образования, действующую на протяжении всей активной жизни каждого человека; 
2) изменить содержание и методы обучения в общеобразовательной школе таким образом, чтобы максимально обеспечить возможность обучения с учетом индивидуальных особенностей детей и подростков; 
3) привести систему, содержание и методы обучения и воспитания в школах в соответствие с такими новыми явлениями, как компьютеризация, высокая степень информатизации, а также интернационализация современной жизни. 
Комитет работал с 1984 по 1987 г. В результате правительству и на суд общественности были представлены 4 объемных доклада, получившие во всем мире известность как “Доклады Накасонэ”. После завершения миссии Временного комитета руководство по воплощению реформы в жизнь было передано в Центральный совет по народному образованию (Тюкесин). 
В период с апреля 1992 г. по 1996 г. осуществляется поэтапное внедрение в школах новых учебных программ. Этот процесс в любом случае должен был начаться, поскольку обязательное обновление программ происходит в Японии каждое десятилетие по стандартной схеме. Однако нынешняя разработка программ осуществлялась в соответствии с перечисленными выше требованиями реформы. 
В старшей средней школе произошли еще большие изменения. Прежде единый курс обществоведения теперь разделен на два самостоятельных раздела: история/география и обществоведение. Увеличен набор учебных дисциплин, относящихся к математике и естествознанию. Сделаны первые шаги в деле реализации программы интернационализации: введено обязательное изучение предмета “Всемирная история”, который прежде входил в число необязательных в старшей средней школе.[17; с.5-6]. 
В начальной школе введен новый предмет “Жизненный опыт”, объединяющий для учащихся I и II классов природоведение и обществоведение. Набор учебных дисциплин для младшей средней школы не изменился, однако изменилось соотношение часов, отводимых на изучение обязательных предметов и предметов по выбору. Этот шаг способствовал возрастанию вариативности индивидуальных учебных планов, у учащихся появилась возможность в зависимости от наклонностей посвящать больше учебного времени гуманитарным или естественнонаучным дисциплинам, физвоспитанию или иностранному языку. Математика же остается обязательной в одинаковом объеме для всех. В русле идеи интернационализации усилено обучение английскому языку учащихся младшей средней школы. Если по старой программе на английский язык отводилось 105-140 ч в году, то теперь это время увеличено до 105-280 ч. С целью индивидуализации обучения расширена возможность составления учебных планов по интересам. По старым программам к предметам по выбору в младшей средней школе относились лишь иностранный язык, музыка, искусство, физвоспитание или домоводство. В изучении естествознания и обществоведения вариантов не допускалось. Теперь при постоянной нагрузке — 30 ч в неделю — учащиеся I класса будут уделять занятиям по выбору 10-13% учебного времени (3-4 урока), II класса — 10-20% (3-6 уроков). III класса — 13-27% (4-8 уроков). В связи с этим уже в младшей средней школе учащиеся получают возможность выбрать дальнейший профиль образования.[4; с.93].

     Глава II. Современное положение системы образования в Японии
     2.1. Управление системой образования в Японии.
     2.1.1. Официальные органы управления.
     Система образования Японии является крайне централизованной. Управление этой системой осуществляет Министерство образования, науки и культуры (монбушо), юрисдикция которого распространяется на сферы образования, науки, культуры и религии. Область управления образованием включает учреждения дошкольного образования, начальные и средние школы, высшие учебные заведения и учебные заведения, входящие в систему высшего образования, но по уровню подготовки не являющиеся высшими, учреждения неформального образования (клубы, библиотеки и др.). Сфера управления наукой распространяется на гуманитарные, общественные и естественные науки и прикладные исследования в этих областях. Многие научно-исследовательские институты находятся под юрисдикцией монбушо, которое выделяет им необходимые исследовательские гранты. К таким НИИ относятся, в частности, Институт космических исследований, который осуществляет запуск научно-исследовательских спутников, и Национальный институт полярных исследований, имеющий свои базы в районе Южного полюса. 
Сфера управления культурой включает защиту культурных памятников и культурного наследия, с одной стороны, и поощрение деятельности в области культуры и искусства — с другой. Кроме того, монбушо несет ответственность за чистоту национального языка, расширение его использования, защиту авторских прав и регистрацию религиозных организаций, подпадающих под юрисдикцию органов управления сферой культуры.[18; с.18]. 
Министерству подчинено агентство по делам культуры во главе с комиссаром, все государственные учебные и научные учреждения, включая 95 государственных университетов, 40 государственных младших колледжей и 54 государственных технических колледжа, государственные институты физики высоких энергий, полярных исследований, космических исследований, генетики и др., а также органы и организации, находящиеся под юрисдикцией монбушо (Государственный институт исследований проблем образования, Институт специального образования, молодежные центры и т.п.).[27; с.67]. 
Министр образования, науки и культуры имеет двух заместителей: постоянного заместителя и заместителя по связям с парламентом. Рабочим органом министра является секретариат, в состав которого входят: департамент материально-технического обеспечения развития образования, науки и культуры (плановый отдел, технический отдел и сеть региональных строительных управлений); отдел кадров; общий отдел; пресс-служба; финансовый отдел и бухгалтерия; отдел исследований, статистики и планирования, отдел социального обеспечения персонала. На министра или его заместителя “замыкаются” управления непрерывного образования, начальной и средней школы, высшего образования.

     Министр направляет деятельность и консультирует  префектурные органы управления высшим образованием (губернаторам префектур  подчинены префектурные университеты и колледжи, а префектурным советам  по образованию — префектурные школы  и другие образовательные учреждения) и муниципальные (мэрам городов подчинены муниципальные университеты и колледжи, а муниципальным советам по образованию — муниципальные школы и другие образовательные структуры Муниципального подчинения).[18; с.18-19]. 
В административном отношении Япония разделена на 47 префектур, которые подразделяются на 3262 муниципалитета. В каждой префектуре ив каждом муниципалитете имеется совет по образованию, состоящий из 3-5 членов, назначаемых губернаторами префектур или руководителями муниципалитетов с согласия их законодательных органов (ассамблей). Советы по образованию функционируют как независимые исполнительные органы, осуществляющие руководство в области образования, науки и культуры в своих регионах. Эта система управления была создана в 1948 г. В отличие от монбушо советы по вопросам образования префектур и муниципалитетов не имеют юрисдикции над университетами, частными учебными заведениями и религиозными организациями, которые находятся в ведении губернаторов префектур. Это означает, что на уровне префектур и муниципалитетов за управление образованием несут ответственность два органа: совет по вопросам образования и орган управления префектурой и муниципалитетом. 
В связи с этим, определенный интерес представляет распределение функций и ответственности в области образования между общегосударственными, префектурными и муниципальными органами власти. 
Муниципальные органы управления ответственны за создание дошкольных образовательных учреждений, начальных и неполных средних школ, обеспечивая, таким образом, получение обязательного девятилетнего образования. Власти крупных по численности населения и финансовым возможностям муниципалитетов, особенно города с населением более миллиона человек, могут создавать полные средние школы, а также высшие учебные заведения. [32; с.66]. 
Органы управления префектур несут ответственность за создание полных средних школ, префектурных высших учебных заведений, школ для слепых, глухонемых и инвалидов, музеев, крупных спортивных сооружений. Из бюджетов префектур выплачивается заработная плата учителям школ обязательного посещения (неполная средняя школа с девятилетним сроком обучения), создаваемых муниципальными советами по вопросам образования. Соответственно префектурный совет по вопросам образования наделен полномочиями назначать учителей, получающих зарплату из префектурного бюджета, и перемещать их независимо от того, в каком муниципалитете они работают. Губернатор префектуры несет ответственность за деятельность префектурных университетов и других вузов, за частные (кроме высших) учебные заведения. Он принимает решения об учреждении последних и оказании им финансовой помощи.[2; с.71]. 
Центральное правительство посредством законов и предписаний устанавливает общие административные требования для соответствующих местных органов управления и предоставляет необходимые ссуды и ресурсы. Например, монбушо распределяет финансовые средства на строительство неполных средних школ и выплату заработной платы учителям этих школ и таким путем пытается поддерживать единые стандарты по всей стране. 
Монбушо разрабатывает политику в области образования, предлагает законопроекты и инструктивные указания, готовит бюджет и несет ответственность за развитие образования, науки и культуры в стране. В области образования национальное правительство контролирует деятельность учебных заведений, входящих в систему высшего образования (университеты, младшие и технические колледжи), в то время как муниципальные органы отвечают за развитие обязательного образования.

     Префектурные  и муниципальные органы управления выполняют свои административные функции в соответствии с принципом местной автономии, провозглашенным конституцией страны. Поэтому японская система образования, в которой многие функции выполняются местными властями, выглядит с административной точки зрения в значительной степени децентрализованной, хотя на самом деле, как указывалось ранее, она жестко централизована. Во-первых, характер образования в школах устанавливается национальными законодательными актами и правилами. Содержание школьного образования определяется “учебными курсами”, предписанными монбушо в качестве стандартных. Стандарты распространяются также на продолжительность учебного года, учебные предметы, подлежащие изучению, и последовательность их прохождения, содержание учебников. Во-вторых, сводятся к минимуму различия, возникающие ввиду неодинакового финансирования регионов. Национальное правительство распределяет общие ссуды среди местных органов управления образованием в соответствии с их финансовыми возможностями. Кроме того, оно субсидирует отдельные проекты, наиболее важными из которых является субсидии для фонда заработной платы учителей неполных средних школ (эти субсидии составляют половину общего фонда заработной платы этих учителей).[18; с.19].
     2.1.2. Общественная научно-педагогическая мысль.
     Помимо  официальных органов, таких, как  Министерство просвещения (Момбушо), Центральный  совет по образованию (Тюкёсин), Временный  комитет по реформе образования (Ринкёсин), Государственный институт педагогических исследований (Кокурицу кёику кэнкюдзё) и др., большой вклад в развитие педагогической теории и совершенствование практики вносят общественные научно-педагогические общества Японии.[16; с.33]. 
Они объединяют, согласно научным интересам, в основном преподавателей педагогики различных вузов. Наиболее известны Общество истории педагогики. Общество управления и экономики образования; есть уникальное и, конечно же, не очень многочисленное Общество изучения русской и советской школы. В целом все их члены образуют коллектив Всеяпонского научно-педагогического общества. 
Общество сравнительной педагогики (Хикаку кёику гаккай), было основано в 1965 г. и в настоящий момент объединяет около 1 тыс. членов. Его деятельность всегда пользовалась большим уважением в стране. Роль этой организации будет более понята, если вспомнить, что Япония — молодая индустриальная держава и ей изначально была отведена роль «догоняющего». 
Один раз в год каждое общество проводит симпозиум по итогам работы. После пленарного заседания несколько дней проходят заседания по секциям, где каждый член имеет возможность выступить с докладом. Работу завершает публикация сборника научных трудов. Такие симпозиумы привлекают большое внимание заинтересованной общественности. На них приглашаются официальные представители министерства, региональных органов управления образованием, журналисты. Большой интерес также проявляют аспиранты, студенты педагогических факультетов и практикующие учителя. Одним словом, педагогические симпозиумы являются широкой трибуной обсуждения различных проблем, а также школой молодых ученых, ареной обмена мнениями и установления контактов.[17; с.15]. 

     2.1.3. Финансирование системы образования.
     Школа в Японии — приоритетный объект финансирования. На протяжении 60 — 80-х  гг. затраты на образование увеличились в 30 раз и составили в 1989 г. внушительную сумму — 240 млрд. долларов.[23; с.13-14]. В тоже время на финансирование народного образования в Японии ассигнуется из государственного бюджета втрое меньше средств, чем, к примеру, во Франции, Англии.[25; с.93]. Сложившаяся система образования Японии отвечает концепции непрерывного образования, которая положена в основу деятельности как государственных, так и частных учебных заведений. 
В соответствии с такой дифференциацией осуществляется финансирование японских образовательных заведений. Государством финансируются формальные учебные заведения (университеты, некоторые школы), выделяются финансовые средства для префектур муниципалитетов и частных школ, для оплаты половины денежного содержания учителей начальных и средних школ. 
Если сравнивать общие расходы на просвещение из бюджета Министерства образования, науки и культуры, то с учетом повышения стоимости жизни в стране за 1986-1990 годы они почти не увеличились. Заметно выросли затраты на оказание помощи студентам, нуждающимся в финансовой поддержке. Возросли бюджетные субсидии на текущие расходы частных и полных средних школ, значительно меньше их выделено на строительство государственных школ. Незначительно увеличились затраты Министерства на обязательное обучение и текущие расходы частных вузов. Данные говорят о тенденции к понижению бюджетных расходов на образование со стороны Министерства образования, науки и культуры. Вполне очевидна социальная направленность бюджетных вложений — на оказание помощи студентам, создание частных школ, что отвечает потребностям широких слоев населения страны. 
Местные бюджеты префектур выделяют средства на содержание префектурных учебных заведений (вузов, полных средних и специальных школ), на заработную плату учителей муниципальных начальных, неполных средних школ, отчасти полных средних школ. Муниципалитеты финансируют расходы муниципальных учебных заведений. Направленность местных бюджетов на поддержку репетиторских частных школ и на технические колледжи одновременно говорит об умелом маневрировании местными органами инвестициями в интересах нахождения компромисса и баланса между интересами государственных (технические колледжи) и негосударственных (частные репетиторские школы) учебных заведений, расположенных в данном регионе. В целом расходы местных бюджетов несут социальную направленность.[6; с.69].

     Динамика  общих расходов на образование в  Японии за десятилетие (с 1980 по 1990 годы) свидетельствует о сохранении тенденции  к их увеличению. В частном секторе  количество выделяемых финансовых средств увеличилось вдвое. Это касается начальных школ, полных средних школ, специальных школ и вузов. По всем позициям шло ежегодное увеличение расходов на содержание государственных учебных заведений, главным образом, на начальные и специальные школы, высшие учебные заведения. 
Согласно Закону об оплате труда учителя от 1973 года заработная плата педагогов поддерживается на уровне денежного довольствия других специалистов, приравниваемых к квалификации среднего рабочего по найму. Зарплата начинающего учителя в месяц составляет 190 400 йен (для выпускников университетов) и 164 700 йен для выпускников колледжей (1000 йен = 125 долларов). В дальнейшем она постоянно увеличивается в зависимости от стажа и повышения квалификации, возрастая более чем в два раза. 
Плата за обучение в государственных полных средних школах составляет от семидесяти пяти до девяноста тысяч йен, в частных учебных заведениях — в среднем 215 000 йен в год. Плата за обучение в государственных университетах превышает 220 000 йен в год, в частных же университетах — 600 000 йен. 
Таким образом, система непрерывного образования современной Японии представляет собой дифференцированную (государственную, местную, частную) структуру, включающую следующие компоненты: детский сад, шестилетнюю начальную школу, трехлетнюю неполную среднюю школу и полную среднюю школу, вуз. Базовым школьным образованием считается девятилетнее обучение в неполной средней школе. Система образования руководствуется принципами, закрепленными в Основном законе страны об образовании. Иерархия вузов весьма разнообразна: государственные, местные и частные колледжи, университеты, радиоуниверситеты, другие вузы. Высшую ступень занимают университеты. 
Специфическими японскими учебными заведениями являются профессиональные образовательные учреждения: технические колледжи, разные профессиональные школы и профессиональные центры, предназначенные для профессионального послешкольного обучения. Финансирование образования осуществляется как государством, местными властями, так и частными структурами. Сохраняя в целом тенденцию на увеличение, выделяемые в совокупности финансовые средства гарантируют функционирование непрерывного образования в Японии.[3; с.33-34]. 
Большую роль в превращении народного образования Японии в один из основных факторов экономического прогресса играет финансовая политика, проводимая все эти десятилетия правительством страны. Начиная с конца 60-х гг. расходы на образование неуклонно возрастали в 1965 г. они составили 5,3% ВНП, в 1975 г.— 6,5%, в 1985 г. 6,5% (в США эти показатели составили соответственно 6,2, 7,4, 6,7%). В результате образовательный ценз японцев претерпел реальные изменения. В 1950 г. 80 % жителей страны имели образование в объеме обязательной неполной средней школы, что и тогда было высоким показателем по сравнению с другими развитыми государствами мира. К 1980 г. их процент понизился до 42%, поскольку к этому времени резко возросло число лиц, имеющих полное среднее и высшее образование: соответственно 43 и 14,8%. К Японии вполне применим получивший ныне широкое распространение термин “обучающееся общество”. Образование занимает здесь одно из первых мест в системе ценностей населения. Достижения в сфере просвещения создали благоприятные условия для успешного ведения страной борьбы за экономическое лидерство в мире.[37; с.13]. 

     2.4. Программа, формы, методы воспитания. Формирование нравственных качеств личности.
     В ныне действующих документах Министерства образования, науки и культуры курс морального воспитания в неполной средней школе определяется как "воспитательная деятельность, направленная на формирование качеств, желательных государству". В них сформулированы четыре методических правила, которые должен соблюдать каждый японский учитель. [14; с.53]. 
Первое правило. Воспитание осуществляется не как одностороннее внушение норм, а как образ жизни. Задача учителя не "учить", а "жить с детьми". Учитель личным примером регулирует жизнедеятельность школьника. 
Второе правило. Воспитание должно быть направлено на формирование определенных личностных качеств, без которых невозможно вырастить "гражданина Японии". Эти качества подразумевают: навык строгого самоанализа своего поведения, своих мыслей и своих чувств; навык общения с другими людьми; способность к принятию самостоятельных решений и действий; готовность отвечать за их последствия. 
Третье правило. Учитель в процессе общения должен обеспечить осознание ребенком внутригрупповых интересов, их взаимозависимость и взаимообусловленность. 
Четвертое правило. Основная форма воспитания — организация групповой деятельности. При этом критерием эффективности считается не результат и качество работы отдельных учеников, а степень восприятия детьми проблем группы как своих личных. 
В японской школе нет специальных воспитателей. Все будущие учителя обязательно изучают теорию и методику воспитания, поэтому они являются профессиональными воспитателями. Воспитание как особая отрасль педагогических знаний тщательно разработано в методическом плане. У учителей имеются программы, инструкции, учебники, учебные пособия, вспомогательные учебные материалы. Программа воспитания включает двадцать восемь тем, которые можно условно разделить на три группы. 
К первой относятся такие темы, которые воспитывают социальную комфортность, чувство принадлежности к своей группе, своему классу, школе. Педагогическим средством служит выработка навыков бесконфликтного взаимодействия. Детей учат анализировать причины конфликтов, искать пути выхода из конфликтной ситуации. 
Вторая группа тем направлена на воспитание "активного человека". При этом у учеников формируют интерес к своей деятельности, готовность и умение преодолевать трудности и такое отношение к труду, когда он рассматривается как вклад любого "маленького дела" в "общее великое дело". 
Третья группа тем объединена общей задачей приучения детей к внутреннему восприятию общественных норм поведения. Для этого ребенка ставят в ситуацию выбора, дают время на самостоятельное осмысление, чтобы он на собственном опыте убедился в необходимости определенного поведения.[3; с.42-43].

     Основные  направления японской политики в  области образования записаны в  Конституции страны. Национальные принципы образования подробно изложены в  Основном законе об образовании. К ним  относятся: равные возможности, обязательность образования, совместное обучение, светский характер образования, запрещение политической и целенаправленной религиозной пропаганды в государственных школах, а также запрещение чрезмерного контроля над образованием. Разрабатываемые правительством документы должны соответствовать духу и принципам Основного закона об образовании. В Конституции Японии подчеркивается право всех граждан получить равное образование в соответствии со способностями каждого. В ней утверждается, что все граждане страны обязаны предоставлять мальчикам и девочкам, находящимся на их попечении, обычное образование, как это установлено Законом. Такое обязательное образование является бесплатным. 
Цели образования излагаются в статье I Основного закона об образовании. Они направлены на формирование гармонично развитой личности: справедливой, ответственной, самостоятельной, уважающей труд и индивидуальность, т.е. обладающей качествами, необходимыми для строительства миролюбивого государства. 
В статье III говорится о разных возможностях получения образования в соответствии со способностями граждан. В сфере образования, обучаемые не должны подвергаться дискриминации: расовой, по вероисповеданию, полу, социальному и экономическому положению либо по происхождению.[3; с.44]. 
Помимо основных нормативных законодательных актов, которые, естественно, носят общий, универсальный характер, при организации воспитания японская школа руководствуется рядом документов, где конкретизируется программа воспитания учащихся. Так, в 1966 году Центральный совет по образованию издал “Описание идеального японца”, где были определены разбитые на четыре группы шестнадцать соответствующих качеств: 
1) Качества индивидуальные — быть свободным, развивать индивидуальность, быть по преимуществу самостоятельным в своих делах, владеть своими желаниями, обладать чувствами этикета. 
2) Качества члена семьи — смочь превратить свой дом в место любви, отдыха, воспитания, делать свой дом открытым. 
3) Качества члена общества — быть преданным своей работе, содействовать благосостоянию общества, быть творческим человеком, уважать социальные ценности. 
4) Качества гражданина нации — быть патриотом своей страны, уважать и почитать государственную символику, обладать наилучшими национальными качествами.

     Во  главу угла ставится формирование активной общественной личности. В инструкциях министерства образования указывается по этому поводу, что учитель-наставник должен следовать пяти заповедям: формировать не столько нормы поведения, сколько понимание образа жизни, обращать особое внимание на выработку навыков самоанализа поведения, мыслей, чувств, способностей к самостоятельным и ответственным поступкам, учить уважать интересы остальных людей, воспитывать в процессе групповой деятельности и приучать воспринимать как свои собственные интересы и проблемы группы.[20; с.6-7]. 
Скрупулезно расписана программа нравственного воспитания в ряде официальных документов, адресованных средней школе: в четырнадцати параграфах “Обучения основным правилам поведения”, восемнадцати параграфах “Соблюдения норм общественного поведения в повседневной жизни”, двадцати двух параграфах инструкции под названием “Осознавать необходимость вести жизнь, достойную человека”. 
Во всех этих и других документах предполагается, что учебно-воспитательный процесс, школьная жизнь должны содействовать росту духовно богатой личности. 
Для эффективного решения такой задачи школа Японии идет по пути реструктуризации и модернизации учебных программ. Обучение отдельным предметам должно включать в себя элементы нравственного воспитания. Акцент сделан на предметы гуманитарного цикла. С этой целью в содержание образования вводятся новые материалы, в частности, по экологии, сексологии. Источником уважения к духовным ценностям и противоядием от жестокости и насилия остаются занятия по литературе, учебным предметам, связанным с искусством. 
Кроме того, в школах проводятся специальные занятия по нравственному и гражданскому воспитанию. Так, практикуются особые “часы нравственности”. Во время уроков и иных мероприятий, отведенных на “часы нравственности”, применяются различные дидактические материалы и виды работы: рассказы, чтение поэтических произведений, написание сочинений, просмотр телепередач, видеоматериалов, прослушивание аудиозаписей и пр. Могут также устраиваться морализаторские беседы, детские спектакли.[22; с.251]. 
Воспитанию законопослушного и активного гражданина призваны служить занятия, именующиеся “особой деятельностью”. Имеется в виду посредством бесед, участия в детских клубах, поездок на природу и экскурсий формировать навыки цивилизованного поведения и общения.

     Большинство храмов в Японии обычно пустуют. Исключение составляют лишь те, что находятся в оживленных туристических, центрах. Это отнюдь не означает равнодушия к религии. Скажем, под Новый год храмы переполнены. Пришедшие бросают к подножию Будды монетки и мысленно молят о сокровенном. Традицией является совместная закладка всей общиной нового храма. Религиозная толерантность — стиль жизни. Предпочтение не отдается ни одной из конфессий — будь то буддизм, синтоизм, католицизм, православие, мусульманство и пр. Японец может посещать буддистский или синтоистский храм, а жениться по католическому обряду. Будучи вольным в своем вероисповедании, японцы строят школьное образование на принципах светскости, отделения школы от церкви. В двадцатой статье конституции декларируется “безусловное запрещение преподавания любой конфессии”. Однако это не значит, что программа нравственного воспитания отбрасывает общечеловеческие ценности, заложенные в религии. Основной закон (статья двадцать четвертая) призывает школу к идеалам “уважения религии и ее места в жизни общества”. Законом позволено включать элементы религии в программу частных учебных заведений. Такие школы вправе при этом приглашать специальных преподавателей. В Японии, однако, могут быть очень жесткими, если сталкиваются с религиозным фанатизмом. Когда в 1995 году в токийском метро сектанты из АУМ семиреке совершили потрясшую страну газовую атаку, которая унесла человеческие жизни, министерство образования, в чьем ведении находятся вопросы контроля за церковными учреждениями, незамедлительно распорядилось о запрете секты.[20; с.6-7]. 
В учебном плане государственных начальной и младшей средней школ существуют такие специфические предметы, как моральное воспитание ("дотоку кёику") и специальная школьная деятельность ("гакко токубэцу кацудо"). В начальной школе моральному воспитанию уделяется 1 ч в неделю на протяжении всех шести лет обучения; специальной школьной деятельности — по 1 ч в неделю в 1— III классах и по 2 ч—в IV—VI классах. В младшей средней школе (VII — IX классы) на каждый из этих предметов отводится 1 ч. в неделю, но урок специальной школьной деятельности для отдельных учащихся по их желанию может проводиться дополнительно, так как он входит в число так называемых "обязательных по выбору" предметов.[15; с.6]. 
Уроки морального воспитания традиционно представляют собой цикл бесед классного руководителя с учащимися, в ходе которых последних знакомят с системой морально-нравственных идеалов, этических ценностей. Под воздействием педагога осуществляется целенаправленное формирование социально значимых качеств личности. Специальная школьная деятельность — это организованная работа учащихся под руководством классного руководителя. Все занятия проводятся на основании программы.[22; с.252]. 
В вопросах воспитания в Японии главная роль традиционно отводится педагогическому воздействию. Считается, что человеку от рождения присуши различные свойства и задатки, как положительные, так и отрицательные. Позитивные или негативные качества каждого ребенка развиваются и формируются в процессе его физического и умственного взросления. Этот процесс зависит от объективных и субъективных факторов, поэтому на него можно воздействовать. В благоприятных условиях негативные свойства могут быть нивелированы, тогда как положительные, напротив, получат дальнейшее развитие и будут сформированы в виде социально значимых качеств личности. Японская традиция воспитания, таким образом, исходит из того, что сформировать положительную личность можно в каждом человеке. 
В соответствии с ныне действующими установками задачами морального воспитания являются: "воспитание в духе уважения человеческого достоинства — в семье, школе и обществе; развитие стремления к построению культуры, богатой индивидуальностями и создание демократического общества и государства: воспитание в гражданах способности внести вклад в развитие миролюбивого международного сообщества за счет привития им соответствующих моральных качеств как основы для этого". В частных школах моральное воспитание может быть заменено религиозным.[15; с.6-7].  

     2.3. Проблемные вопросы и пути их устранения.
     За  последние годы возросло количество публикаций о японской школе, дающих непривычно негативную картину о  школьном образовании, связанную с  ростом агрессивности учащихся по отношению  к учителям, а также с ростом преступности среди учащихся.[3; с.15]. Так, в Белой книге Министерства просвещения Японии в 1994 г. на обсуждение выносятся следующие вопросы: нарастание в юношеской среде протеста против непомерного давления школьной системы; невыносимое для большинства детей и их родителей постоянное напряжение конкурентной борьбы за дипломы. Эти две проблемы взаимосвязаны, но, тем не менее, каждая из них имеет свои индивидуальные проявления. Японцы давно уже называют свое общество “обществом дипломов” (гакурэки сякай). Вся жизнь их обладателей определяется не только уровнем выдавшего их учебного заведения (высшее, среднее и т.д.), но и престижностью последнего. Учитывая, что Япония очень плотнонаселенная страна и возможности расширения производства здесь весьма ограниченны, устроиться на работу молодым людям с каждым годом становится все сложнее — этот дамоклов меч висит над каждым и подчиняет себе все действия учителей, родителей, детей. 
Ситуация усугубляется тем, что конкуренция происходит не открыто, как, например, в американской школе, где каждый ученик оповещается о своем “айкью” (интеллектуальном уровне), а скрыто, при внешнем соблюдении и громком декларировании равенства в образовании. В соответствии с японской традицией, а также вследствие специфического понимания японцами равноправия учитель на уроках не выделяет ни хороших, ни плохих учеников, стремясь поддерживать на высоком уровне общую успеваемость класса. Тем не менее, регулярно проводятся тесты, и дети отлично знают и показатели успеваемости, и каждый свое место в иерархии, и имена тех учеников, которые доставляют учителю больше всего проблем. “Хорошие” ученики начинают издеваться над “слабыми”. Происходит это тайно, при внешнем соблюдении равенства и товарищеских взаимоотношений. Поэтому разглядеть издевательство — “идзимэ” очень трудно, и часто его замечают слишком поздно. 
Существует печальная статистика. В 1993 г. в результате этого явления покончили с собой 4 учащихся младшей средней школы, в 1994 г. произошло 9 самоубийств среди учащихся младшей средней и старшей средней школы, к июню 1995 г. их насчитывалось уже 11. В 1992 г. в школах выявлено 1293 случая издевательств. Ситуация принимает размеры бедствия, этой проблеме посвящаются специальные педагогические симпозиумы, серии телепередач. Дети, которые сталкиваются в школе с издевательствами, отказываются ходить в школу, сидят дома, не посвящая никого (таковы требования традиционной морали) в причины своего поведения. При этом следует отметить, что в Японии нельзя перевести ребенка в другую школу из той, к которой он территориально приписан. 
По поводу отказа детей посещать школу имеется внушительная статистика. Этой проблеме посвящаются доклады на заседаниях педагогических обществ. Возникли новые педагогические термины: “токо кехи” — отказ от посещения школы или “футоко” — ребенок, не посещающий школу. В 1993 г. в стране насчитывалось 2 тыс. таких “учащихся” в начальных и 49 тыс. — в младших средних школах.[17; с.14]. 
Отнюдь не все ладится в школьном воспитании в Японии. Многие выпускники настроены на минорный тон. Из 12 тыс. старшеклассников, которые были опрошены в конце 1990 — начале 1991 года, 39% увидели свое будущее в сером цвете, а 16% — в черном. Гуманизация воспитания, то есть поворот к личности, формирование высокой культуры, эвристического мышления, коммуникативности — веление времени. Осознавая это, японский педагог Ю. Эндо на вопрос, что более всего его тревожит, ответил: “Главное, что сейчас ученикам недостает индивидуальности”. Японию не миновали проблемы, с которыми столкнулись и мы: пристрастие подростков к табаку, наркотикам, алкоголю, азартным играм, детская преступность, драки, насилие. Обратимся в этой связи к статистике. Если в 1947 году было арестовано 120 тыс. подростков, в 1965 — 150 тыс., то в 1983 — уже 190 тыс., то есть почти 20 человек на 1000 сверстников.

     В число основных правонарушений, совершаемых  подростками, входят уголовные преступления (убийство, грабеж, поджог, изнасилование), преступления с применением силы (насилие, нанесение телесных повреждений, запугивание, шантаж), воровство, посягательство на общественную мораль (азартные игры, непристойная брань). Уровень преступности среди подростков устойчиво высок. Специалистов настораживает увеличивающийся процент преступлений, совершенных малолетними, в том числе девочками. Не менее тревожна статистика юных наркоманов. В 1987 году их насчитывалось около 40 тыс. 
Головная боль педагогов — драки школьников. Наивысший уровень физических расправ и драк пришелся на 1983 год. С тех пор они постоянная и актуальная проблема. Если в 1982 году драки были отмечены в 415 начальных школах, то в 1992— в 590. Соответственно в младших средних школах-—1348 и 1293. В обстановке насилия и физических расправ отмечены самоубийства среди школьников. Так, в 1987 году произошло около 500 самоубийств подростков. В предсмертном письме одного из них написано: “У меня нет сил заниматься в нашей школе. У меня есть друзья, но есть и одноклассники, которые жестоки со мной, поэтому я боюсь ходить в школу”. Проблема детских самоубийств — предмет обсуждения на самом высоком уровне. Так, весной 1995 года главный канал токийского телевидения провел встречу с участием министра образования, педагогов, психологов, социологов, где обсуждалась эта проблема.[20; с.17]. 
Случаи проявления жестокости со стороны преподавателей в японских школах отнюдь не редки. Детей избивают за малейшие провинности, оскорбляют, причем практически безнаказанно. Излюбленное "развлечение" преподавателей во многих школах — закрывать за несколько минут до начала занятий автоматические железные ворота, вызывая панику и давку среди опоздавших на уроки школьников. Уже было несколько случаев, когда те получали серьезные телесные повреждения, а одна девочка погибла, задавленная воротами. Не случайно в Японии прочно укоренилась тенденция среди детей под любым предлогом уклоняться от занятий. Школа занимает одно из первых мест в списке того, что больше, всего не любят маленькие японцы. Многих, по признанию родителей, по утрам приходится буквально насильно отводить на уроки. Это, конечно же, сказывается на знаниях школьников, вызывая, в свою очередь, раздражение у учителей. Однако не все из них, разумеется, прибегают к ”'убеждению кулаками". Многие избирают оригинальные, хотя и не бесспорные дидактические методы. К примеру, в одной из школ города Осака преподаватель английского, озабоченный плохой успеваемостью в классе, в преддверии контрольной работы заключил с учениками пари. Если класс напишет работу на положительную оценку (по японской стобалльной системе — не ниже 60 баллов), то смелый учитель обещал побриться наголо и стать объектом для любых насмешек. Если же средняя оценка будет ниже — лысыми в школу явятся двоечники. Увы, школьникам не пришлось повеселиться, но и учителю — тоже, поскольку вместе с остриженными наголо детьми в школу явились их возмущенные родители.[14; с.98].

     По  сообщению корреспондента ИТАР-ТАСС Вячеслава Бантина, после почти  девяти лет судебного разбирательства  суд японского города Нагоя приговорил к трем годам тюремного заключения директора и владельца местной  частной спортивной школы Хироси Тоцуку, обвинив его а применении жестоких телесных наказаний по отношению к ученикам. К лишению свободы от 10 месяцев до двух лет за применение насилия к детям приговорены и девять его бывших подчиненных. Судебный процесс был очень сложным, в основном, в силу того, что речь шла не об обычной школе, а о специализированном "яхт-клубе" закрытого типа, фактически частной колонии для малолетних, в которую родители отдают своих трудных детей на перевоспитание, решив, что они больше не в силах с ними "бороться". Считается, что такого рода "военно-спортивное" заведение может кардинальным образом исправить подростка, приучить его к мысли о необходимости слушаться родителей и учителей. И такие расчеты весьма часто оправдываются, но, как выяснилось в ходе судебного разбирательства, дорогой ценой — за счет психологического шока в результате систематического применения "учителями" жестоких телесных наказаний. Учеников в возрасте 13-15 лет подвергали избиениям веслами, палками, другими тяжёлыми предметами, зимой их со связанными руками и ногами опускали в холодное море с борта яхты. Прямым следствием такого "воспитания", как решил суд, и стало то, что двое школьников в 1980-1982 г.г. умерли, а двое пропали без вести, пытаясь вплавь убежать из страшного '"яхт-клуба". Несмотря на вопиющие факты применения насилия к детям, адвокаты Хироси Тоцуки и его бывших инструкторов настаивали, что их подопечные не могут считаться преступниками. "Школа Тоцуки", подчеркивали они, является специальным учебным заведением, где обязательно должны применяться суровые меры воздействия в отношении трудных подростков — именно этого ждут от школы родители, опасающиеся, что их дети могут оказаться в тюрьме, если срочно не заставить их уважать законы общества. Тем не менее, суд пришел к выводу, что меры воздействия на "курсантов" были чересчур строгими, и даже особое назначение "яхт-клуба" не может служить тому оправданием. Правда, приговор Тоцуке и инструкторам его заведения был вынесен все-таки условный, что позволяет им по японским законам избежать тюремной камеры, если в течение трех лет они вновь не совершат противоправных действий. Анализ подобных примеров позволяет выделить следующие первопричины такого положения: 
Во-первых, проблемы воспитания японской молодежи являются следствием развития рыночных отношений в обществе, когда победа возможна лишь через конкуренцию любой ценой. Во-вторых, конкурсный отбор, соперничество детей, начиная с детского сада, между собой, постоянный "нажим ожидания" со стороны родителей и разрушительный путь через "ад экзаменов". В-третьих, использование физических наказаний в школе. Все это вместе взятое в сочетании с давлением, оказываемым самой системой школьного образования, приводит обучаемого либо к агрессивности, направленной против самого себя (случаи самоубийства детей и подростков), либо к проявлениям жестокости в отношениях между учащимися, а также к росту их агрессивности против учителей и родителей. В послевоенный период на фоне роста преступности подростков положение усугубилось. По данным статистического справочника Министерства финансов Японии, первая волна преступности пришлась на период после Корейской войны: в 1947 году было арестовано 12000 подростков. Вторая волна пришлась на 1965 год — период восстановления и развития монополий, с одной стороны, и разорение крестьянства, с другой. В 1965 году было арестовано 150 000 подростков. Третья волна преступности связана со временем форсированного развития монополий. В 1983 году было арестовано почти 190 000, а в 1987 году— 187 192 подростка. Среди них: мальчиков — 80,4%, девочек— 19,6%, учащихся средней школы — 36,1%, учащихся средних специальных учебных заведений — 3,3%, работающей молодежи — 1 1,3%, неработающей — 12,8%. По видам уголовные преступления квалифицировались как: тяжкие—0,7%, особо тяжкие — 10,7 , кражи — 74,7%, прочие — 13%.[4; с.46-47].

     О росте преступности, насилия в  японских школах свидетельствует опубликованный в конце 1992 года доклад Министерства образования, науки и культуры. Так  в течение года в неполных и  полных средних школах имело место 4 890 случаев насилия. Речь идет главным образом о попытках применения учащимися физической силы при решении межличностных конфликтов. В течение учебного года зафиксировано 3 415 таких случаев. Инциденты с насилием в отношении учителей наблюдались, по данным Министерства, 226 раз. В 69 школах Японии зафиксировано 118 случаев нанесения школьниками материального ущерба учебным заведениям. 16 школьников в 1992 году погибли от жестоких побоев. Издевательства группы учеников над отдельными школьниками по-прежнему остаются страшной болезнью японской школы. В сложившихся условиях педагоги Японии выделяют два различных подхода к процессу воспитания учащейся молодежи. Первый — когда учителя воспитывают учащихся соответственно требованиям официальных административных правил, разработанных Министерством образования Японии, с нередким использованием мер физического наказания. Второй — демократический путь, когда педагоги используют демократические методы группового воспитания.[21; с.113]. 
На решение всех вышеперечисленных проблем направлена нынешняя реформа образования в Японии, цель проведения которой — воспитание высокообразованных, гармонично развитых молодых людей, отвечающих за свои поступки перед обществом, заботящихся о своей культуре и национальном самосознании.[4; с.46-47]. 
Разумеется, приведенная статистика наводит на грустные размышления, однако ситуация отнюдь не такая мрачная, если сравнивать уровень детской преступности в Японии и России. Не надо никакой статистики, чтобы, например, утверждать, что в России нет ни одной школы, где бы ни было драк и хулиганства. А японцы бьют тревогу, сообщая, что в 1987 году в 10% младших средних школ отмечены случаи физических расправ в детской среде. 
Родители чрезвычайно редко прибегают к грубым наказаниям. Сказывается и прекрасная организация физического воспитания и детского спорта, что позволяет детям выплескивать энергию в цивилизованной форме. Не забудем также, что у подростков по примеру взрослых особо почитается успех в образовании. Так что лидерами среди школьников становятся не драчуны и забияки, а первые в ученье. Статистика также говорит, что педагогам удалось взять под контроль проблемы драк школьников и сбить их волну. Так, если в 1985 году драки были зафиксированы в 22 тыс. школ, то в 1987 году — уже лишь в 7,3 тыс.[20; с.17-18]. 

     Глава III. Структура системы образования Японии
     3.1. Общая характеристика структуры образования в Японии.
     Система образования в стране обеспечивается сложившейся структурой -6-3-4, предусматривающей  шесть лет обучения в начальной  школе, три года - в неполной средней, три года - в полной средней школе и четыре года - в высшем учебном заведении. Характерной особенностью японской системы образования (в отличие от нашей) является дифференциация учебных заведений по их представительству на государственные, местные и частные.[31; с.141]. 
Школьному обучению в Японии предшествует дошкольное образование, охватывающее детей в возрасте от трех до пяти лет. Большинство из них посещает детские дошкольные учреждения различных типов. В отличие от системы дошкольного воспитания и образования Республики Беларусь детские дошкольные учреждения Японии принадлежат в основном частным лицам, имеющим государственные лицензии. Основная образовательная задача детских садов (ётиен) сводится к оказанию помощи в развитии ребенка: развитие его индивидуальных способностей и подготовка к школе. Детские сады — платные. В них воспитывается 77,4% всех детей.[3; с.43]. 
Школьная система образования складывается из начальных, неполных, полных и специальных средних школ. В 24 798 начальных школах (сёгакко) в 1991 году обучалось 9 157 404 ученика. Соотношение мальчиков и девочек в школах данного типа примерно одинаковое, что благоприятствует смешанному обучению детей.[5; с.111]. 
В неполную среднюю школу (тютакко) учащиеся переходят без экзаменов в возрасте двенадцати лет. Обучение в течение первых девяти лет в государственных начальных и неполных средних школах — обязательное и бесплатное. Наполняемость классов в неполных средних школах также составляет более 20 человек. Однако число учителей-мужчин, по сравнению с начальной школой, заметно выше количества учительниц. 
В полную среднюю школу (кото гакко) принимаются подростки пятнадцати лет после сдачи вступительных экзаменов с последующим трехлетним сроком обучения. В 1991 году в 5 503 полных средних школах обучалось 5 456 352 ученика и трудилось 286 230 учителей (21% составляли преподаватели-женщины). Наполняемость классов составила в среднем двадцать три человека, а преподаватели-мужчины имели абсолютное численное превосходство над преподавателями-женщинами. 
Сегодня в Японии сложилась школьная система полного дня с двойной дифференциацией (общеобразовательное и допрофессиональное обучение), причем стремление к общеобразовательному профилю с последующим поступлением в вузы характерно для семидесяти процентов выпускников полной средней школы. В систему общего среднего образования также входят 960 специальных школ для детей с недостатками умственного и физического развития. В них обучаются 91 537 учащихся, в том числе 34 345 учениц. Всего в таких школах заняты 47 377 преподавателей. Это означает, что на двух учеников приходилось в среднем по одному учителю - дефектологу. Заочное школьное образование представлено восьмьюдесятью заочными полными школами со 165 618 учащимися и 1 907 педагогами, в том числе 494 женщинами. Вечерних средних школ в стране насчитывается всего триста. 
Общеобразовательная подготовка в японской школе сочетается с трудовым обучением. Последнее осуществляется профессиональными отделениями дневных полных средних школ с трехгодичным сроком обучения. Сюда следует отнести профессиональные отделения вечерних полных средних школ с четырехгодичным сроком обучения. Формально к системе школьного образования принадлежат специализированные колледжи и школы. Они предназначены как для завершения среднего общего образования, так и для получения профессии. 
К послесреднему обучению отнесены полные заочные средние школы, младшие колледжи, центры профессионального обучения, специальные профессиональные школы. Особое место среди них принадлежит центрам общего профессионального образования с шестимесячным сроком обучения для выпускников полных средних школ, а с обучением в течении года – для закончивших неполные средние школы. Для выпускников средних полных школ имеются также центры профессионального обучения широкого профиля сроком от одного до трех лет. Названные центры осуществляют подготовку главным образом специалистов для мелких и средних компаний.[3; с.43-44].

     В системе высшего образования  Японии верхнюю ступень в иерархии вузов по паву занимают университеты (дайгаку) с продолжительностью обучения четыре года. В других вузах с полным сроком обучения студенты также учатся на протяжении четырех лет (на медицинском, стоматологическом и ветеринарном факультетах – шесть лет). К вузам и дипломам ниже университетского в Японии относят младшие колледжи с двухгодичным обучением, а также технические колледжи с пятилетним сроком обучения. Из 1 169 вузов Японии 192 являются государственными, 879 – частными, 98 – местными, в них обучается 2 761 969 человек. Кроме формальных вузов возможности для получения высшего образования предоставляют радиоуниверситеты, заочные университеты. Полное обучение по программе университета можно пройти в 420 вузах, по контракту – в 9 и т.д.[12; с.91]. 
Эффективно функционирует система последипломного образования в виде различных курсов, центров, организуемых Министерством образования, науки и культуры, префектурами и муниципалитетами, частным сектором. На научно-практической основе проводятся обновления и пополнения знаний специалистов в государственных многочисленных профессиональных учебных центрах (около 300) при префектурах, профессиональных учебных колледжах, центрах повышения квалификации (60), национальном реабилитационном центре для лиц с физическими недостатками (2), профессиональных центрах при муниципалитетах, в институте профессионального обучения (с 1 200 обучающимися ежегодно).[3; с.44].

     3.2. Дошкольное образование.
     Первые  учителя малыша в Японии — родители, прежде всего мать. Когда ребенок  поступает в школу, учитель не учит его началам чтения и письма — этому уже обучила дома мать. Она ежедневно обменивается записками с преподавателем, чтобы всегда знать, как идут дела. “Киеки-мама” — родительница, помешанная на образовании, — делает еще больше: если ребенок болен, она занимает его место за школьной партой, тщательно записывает учебные задания. Родители никогда, — во всяком случае, в присутствии ребенка — не оспорят учителя. Его мнения и суждения относительно того, что касается учебы, вне критики. Но уважение взаимное. Родитель, обыкновенно мать, знает, что всегда может рассчитывать на обстоятельную беседу с учителем после окончания учебных занятий.[23; с.7]. 
Надо признать, что Япония — одна из немногих стран, где нет серьезных проблем и конфликтов между семьей и школой, где их сотрудничество постоянно и интенсивно. В обществе господствует убеждение, что семья — наиважнейшая ячейка воспитания, а учитель, школа — главные ретрансляторы образования. Именно в семье формируется национальное самосознание японца. Говоря об этом, профессор Эндо из университета Уцуномия утверждает, что ребенок развивается одновременно под воздействием социальной среды и, делая собственный выбор, стремясь познать самого себя. Подобный процесс самопознания происходит в конкретной социокультурной обстановке семьи.[26; с.3]. 
Разумеется, во взаимоотношениях семьи и школы не все безоблачно. У обеих сторон друг к другу есть претензии. Педагоги винят родителей, особенно отцов, в снижении интереса к воспитанию собственных детей. Многие главы семейств после работы направляются не домой, а в компании сослуживцев выпить пива, согреться теплой рисовой водкой — саке. Посещения кабачков поощряются начальством, которое видит в этом сплочение коллектива. В свою очередь, родители недовольны, например, политикой закрытия мало комплектных школ, что отрывает детей от малой родины, а родителей — от непосредственных контактов с учителями. 
Эти и другие отрицательные явления в сфере взаимодействия школы и семьи тревожат японцев. Принимаются особые меры, чтобы выправить положение. Разработкой предложений о таких мерах занято, в частности, созданное в 1984 году общество “Родители как воспитатели своих детей”. Родители — полноправные и активные участники детской жизни. Утром и к вечеру на перекрестках, ведущих в школу, дежурят озабоченные мамаши с желтыми флажками в руках: они регулируют поток школьников, стайками перебегающих дорогу. По вечерам вновь встречаешь родителей, вместе с детьми они играют в следопытов: в кромешной мгле мерцают фонарики, на свет которых с восторженным и приглушенным писком бегут школьники. По выходным родителей видишь в школьном дворе на соревнованиях учащихся по бейсболу, футболу, в беге. Они и судьи, и болельщики, и члены команд. Секции дзюдо, карате создаются в виде семейных общин. Глава — родитель, члены — учащиеся от малолеток до студентов. Занятия всегда совместные.[23; с.7-8]. 
Исходным звеном системы образования Японии считается дошкольное образование. Детские дошкольные учреждения создаются целях обеспечения наиболее благоприятных условий для воспитания и развития детей дошкольного возраста, подготовки их к дальнейшему обучению в школе и оказания необходимой помощи семье. В 1991 году в Японии насчитывалось 15 040 детских дошкольных учреждений (в семь раз больше, чем в 1950 году). В них проходили подготовку 1 977 580 детей, в том числе 972 440 девочек под руководством 101 502 воспитателей, среди которых 95 223 — женщины.

     В отличие от наших дошкольных учреждений, находящихся на государственном  обеспечении, в Японии государственному сектору принадлежат всего около пятидесяти детских садов. Свыше шести тысяч дошкольных учреждений находятся в подчинении местных органов власти. Частный сектор курирует 8768 детских дошкольных учреждений с абсолютным большинством детей в них от трех до пяти лет (1 560 242 человека). Их наставниками являются 76 152 педагога, в TOM числе 70 597 женщин. Анализ динамики развития детских дошкольных учреждений за послевоенный период в Японии позволяет наблюдать пик роста количества этого типа заведений в 1985 году (15 220) и максимальное число детей — в 1981 году (2 292 810). На одно детское дошкольное заведение приходится немногим более 130 детей. [3; с.33]. 
Система японских детских дошкольных учреждений неоднородна. К настоящему времени более девяноста процентов всех школьников начальной школы посещали детские сады не менее одного года. Главными типами дошкольных учреждений считаются детские сады неполного дня (ёхиен) и детские сады полного дня (хоикуен), различающиеся степенью престижности. Сады неполного дня, как правило, пользуются высокой репутацией у населения и в большой степени напоминают наши государственные сады. Дети воспитываются в них с трех до пяти лет и находятся там шесть дней в неделю, но в отличие от наших детских садов, лишь по четыре часа в день — до обеда. Речь идет о типе детских учреждений для матерей из средних слоев, которые либо не имеют работы, либо в их семье есть бабушка. Детсады неполного дня этой категории находятся под контролем Министерства образования, науки и культуры, государственных школьных ведомств. [14; с.48]. 
В историческом плане их истоки восходят ко времени правления династии Мэйдзи. предпринимавшей немалые усилия к достижению соответствия образования дошкольников западным образцам. Первый государственный детсад был открыт в Токио в 1876 году под влиянием идей известного немецкого педагога Фребеля (Германия) Основательницей детсада была японка, уроженка Берлина, хорошо знавшая теорию и методику, предложенную Фребелем. [3; с.33]. 
Следующий тип детских дошкольных учреждений — детский сад полного дня (хоикиен или хоикушо) — принадлежит к благотворительным детским дошкольным заведениям, возникшим в начале столетия для поддержки женщин, занятых на работе. Сегодня сады этого вида подчиняются Министерству здравоохранения и социального обеспечения Японии (кейшо). Для того чтобы определить ребенка в такое детское учреждение, матери достаточно иметь обоснование такой необходимости. Имеющиеся места распределяются соответствующими коммунальными учреждениями в централизованном порядке и в соответствии с социально обоснованными критериями. 
В отличие от садов неполного дня, где ежемесячная плата за одного ребенка составляет около 900 долларов, оплата одного места пребывания в детском саду полного дня в месяц зависит исключительно от доходов родителей. Дошкольные учреждения данного типа работают, как минимум, восемь часов (по субботам — четыре-пять часов) ежедневно и принимают также детей ясельного возраста (в отдельных случаях, начиная с семи недель). Перенося эти условия на нашу действительность, можно утверждать, что в данном случае речь идет о дошкольном учреждении смешанного типа — ясли-детсад. В таких садах для детей до полных трех лет разрабатываются отдельные программы, которые направлены на создание условий, компенсирующих отсутствие матери или семьи на протяжении дня. По инструкции, разработанной министерством, одна воспитательница не может иметь в группе более четырех детей ясельного возраста или восьми детей в старшей группе ясельников. В группах от трех до шести лет должно быть не более 30 детей на одного воспитателя. 
Образование детей в возрасте трех-шести лет в обоих типах детских садов осуществляется по одной программе. Однако программа в садах полного дня шире, а игры с детьми проводятся дольше. Различия же между самими детскими садами незначительны. Оборудование садов полного дня бывает даже лучше и изысканнее, чем садов неполного дня. Это объясняется, по-видимому, тем, что большинство детсадов неполного дня принадлежит частному сектору, а детские сады полного дня находятся на государственном обеспечении. [47; с.135-136]. 
Креме двух основных типов детских дошкольных учреждений имеются другие, различающиеся по региональному признаку (городские и сельские) или по принадлежности к различным жилым районам одного города. Возможно создание неформальных престижных детских дошкольных учреждений. Детские сады могут различаться в зависимости от мировоззренческих или педагогических воззрений их руководителей (к примеру, детские сады буддистского или христианского направления, вальдорфские сады или детские сады по системе Монтессори); существуют профильные учреждения с усиленной музыкальной подготовкой или обучением иностранному языку. 
Наконец, имеются детские дошкольные учреждения явно репетиторского характера по подготовке детей к школе. Среди них популярностью пользуются детские сады-эскалаторы (есукарета), которые напрямую связаны с престижными университетами страны. Такие детсады имеют прямой выход на школы, непосредственно делегирующие своих выпускников в престижные вузы страны. Эти сады, начиная с самой нижней ступени "эскалатора", готовят своих питомцев к большой жизненной карьере. В дошкольных учреждениях такого типа постоянно проводятся приемные экзамены для трехлетних детей и их родителей (обычно в форме интервьюирования). На конкурсных экзаменах в привилегированные частные детские сады может быть до двадцати претендентов на одно место. Дети, принятые в такие сады, проходят математику, японский или английский язык. Так, в садах с математическим уклоном дети к пяти годам овладевают сложением и вычитанием дробей, умножением и делением целых чисел. [8; с.69].

     По  другую сторону от престижных детских  садов в городах Японии находятся  пользующиеся дурной славой Дома ребёнка. Они работают круглосуточно и  принимают детей на неограниченное время без предварительного уведомления со стороны родителей. Многие из этих, не имеющих государственных лицензий детских учреждений, созданных из коммерческих соображений, не отвечают минимальным государственным требованиям, предъявляемым к детским дошкольным учреждениям. Нередко содержатели таких домов просто пользуются безысходностью положения работающих матерей. Однако детские сады-эскалаторы и Дома ребенка нетипичны для средней японской семьи и скорее являются исключениями. Все типы детских д
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.